Главная » 2020 » Декабрь » 26
 
13:00

Наши «Войны Пентагона»-2. Хаос опытно-конструкторских работ

Выражение лица С.К. Шойгу, когда он произносит буквы «ОКР».

Выяснив то, чем сопровождаются работы по созданию научно-технического задела в ОПК нашей страны, продолжаем исследования этих организационных джунглей.

На этот раз – в части опытно конструкторских работ (ОКР). Наши «Войны Пентагона» дают фору американским, и очень большую. Посмотрим на это вблизи.
 

И даже не мечтайте, не будет никаких ОКРов

 

«И даже не мечтайте, не будет никаких ОКРов!»


Эта фраза в резкой и эмоциональной форме была сказана Министром Обороны РФ С.Г. Шойгу при посещении Амурского судостроительного завода в разговоре с Президентом ОСК по заказу новых корветов для Тихоокеанского флота.
 

 


Министра можно понять. Срывы ОКР в Минобороны приняли просто лавинообразный характер. Только вот причина этого не столько в самих ОКР (опытно-конструкторских работах) как этапе создания вооружения и военной техники (ВВТ), сколько в маразме сложившейся системы НИОКР (что частично было рассмотрено в прошлой статье).

Следует отметить, что у нас есть успешные ОКР, выполненные в заданные сроки финансирования, успешно прошедшие испытания. Причем далеко не всегда это было «что-то простое».

Например, когда в ходе одного из таких успешных ОКР («Маевка») разработчики получили «нокдаун» от того, что коаксиальный кабель (изначально заданный в проекте) не обеспечивает передачу всего объема информации на необходимую дистанцию, в кратчайшие сроки (и впервые в стране) был разработан специальный морской оптоволоконный силовой кабель с требуемыми характеристиками.

Значит, ОКР можно проводить вовремя и успешно.

Однако такие примеры крайне редки и, по сути, являются настолько ярким «исключением», что их порой пытались уничтожить (конкретно, например, «Маевку»). Именно по причине их успешности. Слишком сильно они «кололи глаз» тем, кто привык работать не на результат, а на «процесс» (прикрывая это «тысячей причин»).

По сути, ОКР это
 

«перевод научно-технического задела в эффективные серийные образцы ВВТ».


Или еще одно неофициальное, но по-своему мудрое, «определение» от старого опытного военпреда:
 

«ОКР – это проверка РКД (рабочей конструкторской документации) в ходе испытаний».


Иными словами, цель и смысл ОКР – это разработка образца (изделия, комплекса) для его серийного выпуска (который невозможен без качественной РКД).

Что нужно для «правильного» и успешного ОКР?

Первое. Необходимый научно-технический задел.

Второе. Адекватное и выполнимое ТТЗ (тактико-техническое задание) и заданные сроки ОКР.

Третье. Адекватное финансирование. И главное в нем не столько размер, сколько организация должного финансирования этапов. (Антипример. Для множества наших ОКР 2000-х годов большую часть финансирования сдвинули на последние этапы (первые из них выполняя просто в «нищете»). А потом «внезапно удивлялись», почему эти ОКР «всей кучей», «дружно» ушли в срывы и огромный перерасход средств).

Четвертое. Со стороны разработчика – крепкий коллектив и дееспособный. Главный конструктор (крепкий коллектив и организация порой в состоянии «вытащить» тему даже со «слабым» ГК (один из таких примеров, из дословной оценки специалистов:
 

«торпеда боится воды», потому что «воды (т.е. испытаний) боится ее ГК».


Пятое. Очень важный фактор – дееспособная военная приемка, ибо от ее эффективной работы сегодня зависит очень многое (причем самый худший вариант для «фабрики», когда
 

«воепред подписывает все»).


Шестое. Эффективная система испытаний. И должное отношение к ним организаций Минобороны.

Седьмое. Возможности промышленности (и «других организаций») по серийному выпуску и поставке комплектующих.

По НТЗ говорилось в прошлой статье. Поэтому перейдем к вопросу ТТЗ.
 

О тактико-технических заданиях

 

Наши «Войны Пентагона»-2. Хаос опытно-конструкторских работ


Очень актуальная картинка, в том числе для военных ОКР.

Хорошие и актуальные воспоминания и размышления об этом (как это было во времена СССР) написал бывший начальник отдела эксплуатации торпед НИИ оружия ВМФ Л.Б. Бозин:
 

В числе обязанностей торпедного управления института были:

– Подготовка и согласование с исполнителями работ технических заданий на разработку торпед и торпедно-ракетного вооружения кораблей.

– Наблюдение за ходом разработки, участие в различных, в т. ч. государственных, испытаниях, образцов оружия и вооружения кораблей.

– Наблюдение за эксплуатацией оружия и вооружения на флоте.

– Научная работа.

Наблюдение за ходом разработки заключается в активном участии в испытаниях, оценке их результатов, подготовки заключений по ним для принятия управленческих решений.

Первый – важнейший – этап: разработка и согласование с исполнителем работ «Технического задания» (ТТЗ). Это не несколько строчек типа: «сделайте так, чтобы было хорошо». Это подробнейший документ о том, каким требованиям должен отвечать комплекс вооружения, боевая часть комплекса – торпеда, ракета или отдельная составная часть торпеды, ракеты. За каждую строчку этого документа идет не то, что спор, а прямо-таки бой с представителями исполнителя работ, за каждую цифру, за каждое слово, ибо каждое слово в ТЗ имеет юридическую силу. Споры нередко принимают такой вид:

– Мы хотим, чтобы…

– Хотеть не вредно, а где доказано, что такое возможно на практике, а не в теории?

Рабочий документ перед печатанием начисто совершенно не похож на исходный, называемый «рыбой». Он весь состоит из исправлений, вставок, вычеркиваний не только отдельных слов, но и целых предложений и даже целых абзацев.

Иногда головной исполнитель работ выдает частное техническое задание на какую-либо составную часть сторонним организациям. В этом случае Институт согласовывает это частное ТЗ. Подпись на таком документе тоже дорогого стоит. Малейшая неточность или пропуск в задании какой-либо детали в конце работы обходится дорого или, как говорят, «выходит боком»…

При разработке торпеды СЭТ-72 «Гидроприбором» было выдано частное ТЗ заводу имени Петровского на разработку УБПУ (унифицированного блока приборов управления): что-то вроде автопилота. Институтом оно было согласовано. И пропущена малюсенькая деталь: не поставлено требование центра масс УБПУ относительно оси торпеды. Это миллиметры!

Киевляне разместили самые тяжелые узлы так, как им было удобно крепить их на раме: в верхней части блока. В результате:

– центр масс торпеды пополз вверх.
– метацентрическая высота оказалась недостаточной.
– торпеда стала плохо ходить по крену.

Обращение к разработчикам УБПУ:

– Прикомпонуйте так, чтобы…

– А где вы раньше были? Работа выполнена в соответствии с ТЗ. Поезд ушел. А если уж очень хотите, открывайте новую тему, новый договор, новые сроки выполнения, новое финансирование. Будьте здоровы, категорически желаем успеха.

И главному конструктору торпеды Ибрагиму Эффендиеву для снижения центра масс пришлось разместить в торпеде вывесочный груз: болванку массой более 20 кг, вместо того, чтобы использовать вес и объем груза на что-нибудь более полезное…
Вот во что иногда обходятся забытые миллиметры.


Особенно стоит отметить:
 

Промышленники те еще зубры и не раз ставили военных – и даже крупных начальников и адмиралов – деликатно скажем, в аховое положение. Опыт приобретается долгой и ответственной работой с промышленностью. Офицеры с флота, в особенности адмиралы, познавшие на практике всякого рода недостатки в торпедах, часто приходят в институт или в управление с горячим желанием «навести порядок». Получив от промышленности пару оплеух, умеряют пыл…


Так было. Охарактеризовать «как стало» в двух словах можно, сказав, что
 

сегодня ТТЗ порой пишутся «за выходные», и это еще и «срыв назначенных руководством сроков», ведь было «целых три дня, - вечер, ночь и утро».


Наглядно показать «качество» (в кавычках) сегодняшних ТТЗ можно на примере ОКР АНПА-ПА, которым Минпромторг (а точнее одна организация с площади) «мечтает одарить» Минобороны:
 

Тактико-технические требования к изделию. Требования назначения. Должны обеспечиваться следующие технические характеристики по назначению:
автономность работы АНПА-ПА не менее 24 часов на скорости экономичного хода.


Так какой «экономической скорости»? Ибо это непосредственно влияет на облик (включая требования к средствам поиска и связи) и стоимость АНПА?
 

Контроль выполнения миссии и состояния АНПА-ПА, а также передача команд телеуправления на борт АНПА-ПА в подводном положении по гидроакустическому каналу связи и в надводном положении по каналу радиосвязи.


Слово «миссия» тут просто режет глаз. Бессмысленно-рабский перевод английского слова mission (задание) проник в отечественные нормативные документы. Но это мелочь. А вот вопрос, на какую дальность и при каких условиях (уровне помех и аномалии распространения) должны, согласно ТТЗ, работать эти виды связи, не раскрыт. И как выбирать или проектировать оборудование для этой связи?
 

Съемка поверхности дна и объектов на акваториях с плотностью воды 1000–1054 кг/м3.
Измерение параметров среды (температура, скорость звука, давление) во всем диапазоне рабочих глубин погружения АНПА-ПА.


С какими характеристиками и требованиями?! – Ничего этого нет!

С требованиями по ВВФ (воздействию внешних факторов) данного ОКР, становится очевидным, что МО РФ с таким «подарком» может сделать только одно – «повесить на стену» (причем желательно очень аккуратно) и не трогать.

Вопросы, на что все-таки «группа заинтересованных лиц» желает потратить 600 млн бюджетных рублей, также «лучше не задавать».

А вообще, по нынешним временам, это еще неплохое ТТЗ (сарказм). В нем хоть что-то есть…

Бывает много хуже. Например, когда для подводного аппарата задаются требования к его составной части, технически реализуемые только в массо-габаритах этой составной части на порядок больше, чем максимальная, для всего аппарата.

Или другой пример, когда к системе управления боевого комплекса (с «издевательски компактным названием») в требованиях назначения, вообще, нет решаемых задач (их там нужно придумать на этапе эскизного проекта). Однако предъявляются требования «обеспечения отправления естественных надобностей личного состава». Еще раз – это в требованиях назначения «перспективного противоминного комплекса ВМФ»!

И это была не «какая-то рыба». Там уже подписи стояли!

Отдельный вопрос – о невыполнимости ряда «пожеланий» (требований) в ТТЗ.
Дословная фраза разработчика ТТЗ ОКР «Ломонос» (якобы «суперторпеды XXI века, а по факту афёры по освоению госденег на бесконечной «липовой» ОКР, которая и не могла быть завершена):
 

Что значит «оно невыполнимо», если я им его разработал?!


После этого уже не вызывает удивления, что организацию, начальник отдела в которой заявляет такие фразы, в профессиональных кругах стали называть
 

«ЦНИИ кораблекрушения».

 


Здесь хотя бы кратко необходимо остановиться на проблеме «внешних воздействующих факторов» (от климатики и ударов, до ЭМИ ядерного взрыва и требований по ионизирующим излучениям).

Безусловно, это необходимые для ВВТ требования, однако с их конкретизацией есть очень серьезные проблемы (в т.ч. просто по их адекватности). Еще хуже с методологией данного вопроса.

Все это усугубляется «ценником» этой тематики, например, стоимость испытаний комплекса ИСПУМ на воздействие ЭМИ составила (по данным сайта госзакупок) почти 300 млн рублей.

И, раз уж зашла речь об испытаниях, стоит и эту тему «поднять».
 

Испытательный тупик


Существуют сертификации таких испытаний (для организаций их проводящих). Увы, ситуация нередка: если «прямо сейчас» – «заоблачный ценник». Или в другом месте, но через 4 месяца… В результате ОКР «стоит и ждет».

Причем «наземка» (жаргонное название тематики ВВФ) требует их повторения при сколько-нибудь серьезных доработках (и тем более модернизации) ВВТ.

Как все это будет выглядеть для «перспективных боевых роев БЛА» – вопрос очень и очень «хороший» (точнее, нехороший).

По проблеме испытаний только один пример по ОКР «Кант» (и таких примеров по ВМФ масса):
 

«предлагается» флоту, не выполнив ни одного выстрела с боевой батареей (!), эта боевая батарея никогда не проходила испытаний на требования ВМФ (!!!). И от проведения таких испытаний «Гидроприбор» шарахался, как «черт от ладана».

Еще пример, несколько лет назад автора статьи спросили мнение о «победных реляциях» «Гидроприбора» об «испытаниях» аппаратуры, модернизированной УСЭТ-80 по «стоповой цели», – торпедолову малого водоизмещения, с «большой» дистанцией обнаружения. Однако внимательный анализ «реляций» показал, что «испытания» выполнялись в озерных условиях очень малого волнения, в условиях «холодного» приповерхностного слоя (с формированием акустического «канала» с значительной положительной аномалией распространения звука).

С учетом таких «аквариумных» условий испытаний (не имеющих отношения к морю) возникает уже вопрос – почему результат оказался таким малым? В общем-то, на таких «скользких» приемах давно, еще с 70-х годов прошлого века, сложилась и построена система «испытаний» «Гидроприбора».

…разработчик программ и методик таких «продвинутых» испытаний – начальник торпедного отдела ЦНИИ ВК ВМФ. Этот же человек – разработчик ТТЗ на ОКР «Ломонос», закрытый из-за заведомо невыполнимых сроков и требований, и отсутствия научно-технического задела для их выполнения.

 


И ещё (ссылка):
 

Сегодня у нас нет полноценного научно-технического задела даже для того, чтобы написать обоснованное ТТЗ ОКР. Пример: ОКР «Ломонос», который должен был стать базовым в принятой «Концепции развития морского подводного оружия».

На форуме «Армия-2015» прозвучало, что ОКР «Ломонос» закрыт. Причины были ясны, и их назвали – нереальные сроки, нереальные требования, отсутствие нормального научно-технического задела…

Еще пример – у нас не было ни одного объективного испытания современных ССН торпед против современных средств противодействия.

И здесь мы подходим к следующей проблеме – необъективная система проведения испытаний: по ряду ОКР фактически нужно пересматривать полученные результаты. …В НИО ВМФ, где разрабатывали ТТЗ ОКР «Ломонос», прекрасно знали всю нереальность этого. Тем не менее, это делалось.

Характерна дискуссия, развернувшаяся на конференции по МПО форума «Армия-2015» по одной из «инновационных систем обнаружения», которую НИО ВМФ «прописывало» практически во все текущие ОКР. Руководитель организации-разработчика признал, что из реального задела имеются только «результаты математического моделирования», причем дальность действия весьма мала. При этом ее внедрение «обосновывали» прекращением перспективных НИР по тематике акустических ССН! Как говорится – «ошибка хуже преступления»! Может быть, дело в том, что у начальника торпедного отдела НИО ВМФ диссертация была как раз по этой «инновационной теме»?

При этом одновременно происходило:

- открытие ОКР «Ломонос» по «суперторпедам XXI века» без какого-либо научно-технического задела, с фантастическим ТТХ и за нереально малые сроки (прекращен в 2015 г.);
- продолжение ОКР по заведомо «антикварному» изделию с крайне низкими ТТХ (много хуже, чем у американской торпеды Mk48 mod1 от 1971 г.), и попытками навязать эту торпеду флоту без проведения необходимых испытаний;
- длительное время отсутствие (фактически – преднамеренный саботаж) каких-либо серьезных модернизационных работ по наиболее перспективному отечественному образцу – торпеде «Физик-1».


Следует понимать, что это относится к системе ВМФ (где многое реально катастрофично), в других видах ВС РФ «несколько получше» (но система-то одна, как и корни проблем).
Что-то получилось… Но что? Ответ получить невозможно, потому что это «что-то» невозможно испытать «как положено».
 


Что-то получилось! Но что? А... без разницы что!


Наряду с рядом новых и действительно эффективных образцов ВВТ, у нас есть абсолютно позорные примеры «приемки» Минобороны «объектов», не подтвердивших требования Госконтракта, и с массой серьезных конструктивных недостатков, например 885, 955А проекты. Сейчас то же предстоит и с головной лодкой проекта 885М, которая опять сдается без антиторпед «Ласта».

Другим видам ВС РФ повезло. Была Сирия, где военные и представители ОПК «неприятно удивились» и многое пришлось в «пожарном порядке» дорабатывать. Тем не менее, фактор «сирийского полигона» имел крайне положительные последствия для наших ВВСТ.

Это все наши проблемы с НИОКР?

Ни в коем случае. Всё вышеперечисленное – не хаос, а прелюдия к нему. И не более. Сам хаос будет дальше.
 

Хаос


То, что написано выше, это только «вершина айсберга» проблем военных НИОКР.

Есть «чудесные требования» по составу и организации разработки военной техники (и БЛА), с которыми объективно возникает вопрос: «Как, вообще, разработчики умудряются что-то все-таки доводить до серии?

То, что будет приведено ниже, было написано указанными в начале прошлой статьи известными отечественными специалистами, в серьезных технических журналах. Но и читается, как жесткий «смех сквозь слезы» (правильнее было бы привести другое, слегка нецензурное слово).
 

Система заказа ЭКП ПВН (элементно-компонентной базы продукции военного назначения) – прогресса нет. Есть топтание, причём на том месте, где топтание (если жить по правилам) недопустимо. В первую очередь это касается вопроса, кто же является заказчиком ЭКБ для комплектования ВВТ.

Вот цитата 7-летней давности из решения …. Прошло 7 лет. Завершили? Нет. … значит, что МПТ (Минпромторг) семь последних лет фактически действовал и продолжает действовать в качестве заказчика ЭКБ для военной техники, не имея на то никакой правовой основы… Но параллельно с ситуацией, когда МПТ как заказчик ЭКБ функционирует «мимо закона», продолжает действовать ряд нормативных правовых актов и государственных военных стандартов, которые всё же как бы заставляют военных лезть в «начинку», предусматривая военно-научное сопровождение со стороны МО работ по созданию и применению ЭКБ.

В этой связи, выполняя соответствующее поручение министра обороны, начальник Управления военных представительств МО РФ (УВП МО РФ) «напомнил» своим подчинённым ВП указанием № 251/5/8662 от 09.11.2016 перечень документов (ТЗ, ТТ, ТУ, каталожные описания, различного рода решения и пр.), требующих согласования с ними. Таким образом, двоевластие в области ЭКБ продолжается. Продолжается оно и применительно к перечню ЭКБ, разрешённой для применения в ВВТ. Напомним, что весной 2015 года к изданию было подготовлено два перечня: минобороновский (ЭРИ) и минпромторговский (ЭКБ)… Ведомства сражались каждое за свой перечень. Победил МПТ: в марте 2015 года он сам утвердил Положение о перечне ЭКБ. А через три месяца военно-промышленная комиссия - ВПК ввела его в действие.

«Упустили перечень», — сокрушались в Департаменте вооружения.

Начальник УВП МО РФ указанием № 251/5/5307 от 21.07.2015 уточнил: Положение-то о перечне утверждено, но самого перечня пока нет, и потребовал …. (прочувствуйте ситуацию: ВПК своим решением установило обязательность перечня ЭКБ в 2015 году, а руководитель одного из подразделений МО позволил себе её отодвинуть на год).

Тем временем, по имеющейся информации, МО в этой части продолжает и сегодня дублировать функции МПТ: ГУВ ВС РФ продолжает вести свой перечень, затаскивая его на предприятия ОПК с чёрного хода, попросту – рассылая его по неофициальным каналам.
В результате у потребителей происходит раздвоение личности.
Перечень по своему статусу является разрешительным документом, по сути – это пропуск ЭКБ на оборонный рынок.

В этой связи представляется, что борьба двух ведомств за перечень может быть связана с их стремлением закрепить разрешительные права за собой… Иностранную коммерческую ЭКБ в ВВСТ применять можно, а коммерческую отечественную нет?


Комплектующие, говорите? Ещё и иностранные?
Из статьи «Электронные компоненты иностранного производства. Ограничение экспорта в Россию» В.Кочемасов, Е.Строганова (ссылка
 

Импортные компоненты составляют до 70 % от всей электронной компонентной базы, используемой в производстве российского вооружения и оборудования для космоса.


Снова читаем уважаемых авторов в «Средствах и технологиях автоматизации»:
 

Применение ВВТ ЭКБ ИП (иностранных поставщиков)… Первое, что бросается в глаза, – на одну и ту же тему уже почти два года существует два разных документа. Как такое может быть? Оказывается, может. И связано это с тем, что «перетягивание каната» между МО и МПТ идёт не только по линии перечня ЭКБ, но и по данному вопросу.

Летом 2015 года МПТ сделал рывок и как бы обеспечил себе перевес: 2 июня сам утвердил положение РЭК 05.002-2015, а потом сделал то, что не удавалось пока никому, – решением коллегии ВПК от 7 августа «ввёл в действие» неизданный документ «авансом». При этом, являясь явно межведомственным, в Минюсте на регистрации, похоже, он не побывал. МО вяло отреагировало на данное событие: начальник УВП МО РФ своим указанием № 251/5/6866 от 18.09.2015 лишь оповестил о нём свои ВП. Но «введённый в действие» РЭК 05.0022015 реально действовать ну никак не мог в связи с отсутствием конкретики… Промышленность и ВП пришли в замешательство: по какой Библии жить? Куда бежать: в МО (филиал 46 ЦНИИ МО), как предписывает инструкция, введённая приказом № 1555, или в МПТ (МНИИРИП), как установлено в РЭК 05.002-2015?

Посыпались запросы в разные инстанции. Ответы сводились буквально к признанию: «Мы не знаем». ДОГОЗ, в частности, отвечал: «Решение будет принято в возможно короткие сроки». Управление ВП МО РФ в своих ответах было более конкретно, ссылаясь на п. 4.2 того же августовского 2015 года протокола ВПК, которым было одобрено РЭК 05.002-2015: «В МО создана рабочая группа по внесению изменений в приказ МО РФ № 1555 от 20.06.2012». Прошло почти два года. Похоже, рабочей группе забыли поставить задачу…

В итоге имеем ситуацию, при которой предприятия ОПК обалдели и мечутся между МНИИРИП и филиалом 46 ЦНИИ МО, благо, что они рядом. Им одновременно нужно соблюдать «ПДД», придуманные и МО, и МПТ… А пока в радиоэлектронике (да, видимо, и в других отраслях) импортозамещение реализуется по-разному: переклейкой этикеток, сборкой из иностранных платформ, сборкой из иностранных компонентов, ну, и сборкой полностью из отечественных компонентов…


Относительно порядка применения в ВВСТ «не ЭКБ», то вакуум в этом вопросе в августе 2016 года «как бы» закрыли рекомендации Главного управления вооружения ВС РФ (у которого Минпромторг «украл» ЭКБ), обещанные перерасти вскоре в нормативный документ. Их суть – возврат к приказу № 41 МО с оформлением решений на применение «шестерёнок и гвоздей» с получением нескольких десятков согласующих подписей. Так что жить нам предстоит веселей.

 


Задумаешься тут...


Просто использовать гражданские изделия в Минобороны? Например, как контр-адмирал Дудко (самый успешный командир нашей подлодки времен Холодной войны, - «На острие подводного противостояния. «Холодная война» подплава») импортный спектроанализатор:
 

Мы получили уникальные инструменты, методы и методику слежения за подводными лодками в естественной среде. Уникальный опыт слежения, совершенно новые способы проверки отсутствия слежения за нашими ракетоносцами, который, к сожалению, никого не заинтересовал (либо в силу занятости, либо не верили, либо не хотели признавать низкую скрытность РПК СН в «защищённых» районах). …На флотилии было всего два прибора спектрального анализа. Один был всегда в штабе, а второй забирал я…


Теперь так нельзя. И тут «на страже» и прокуратура, и «минобороновские снеговики», и «самые компетентные органы».

Автору известен пример, когда жесткий диск «нештатной приставки» к гидроакустическому комплексу с ценнейшими разведданными после одной из боевых служб был просто уничтожен (разбит кувалдой) во избежание «самых серьезных последствий» для офицеров, «осмелившихся» подключить что-то «нештатное и несогласованное» к совсекретному гидроакустическому комплексу. Подчеркну, несмотря на то, что это событие было почти два десятка лет назад, полученные и уничтоженные данные были (и до сих пор являются) исключительно ценными и могли самым существенным образом повлиять не только на текущую, но и планируемую сегодня ГПВ.
Если ли решения здесь? Разумеется. И они были (во времена СССР):
 

…Был разработан проект военного стандарта (по аналогии с ранее действовавшим, но, вероятно, по недоразумению отменённым ещё в 2007 году без замены — ГОСТ*15.214-90 «СРПП. Народнохозяйственная продукция, поставляемая организациям Министерства обороны СССР») с целью регламентации данного аспекта, но уже несколько лет довести его до утверждения не удаётся: слишком велико сопротивление тех, кто боится расширения конкурентной среды.


И это тоже еще «далеко не все»!

Как вам, например, требование установки во все отечественные робототехнические комплексы (которые при этом стали толковаться максимально широко, с целью максимального охвата «новой заботой» всей возможной тематики) крайне дорогостоящей «конфеты» (в разговоре обычно «это» называют «кирпичом», хоть внешне к нему «это» отношения и не имеет, здесь скорее смысл «камня на шее» разработчиков и их изделий)?

«Кондитерская фабрика», пролоббировавшая «это», обеспечила себе весьма безбедное существование на очень долгие годы. Проблема даже не столько в том, что с «конфетой» резко «взлетает» стоимость изделий и комплексов, проблема в том, что резко усложняются разработки, значительно увеличивается их стоимость и крайне затрудняется формирование так называемых «сетецентрических боевых систем».

Безусловно, все это «ради Родины»: «враг коварен», «окружают»… Соответственно, те кто пытались остановить этот распил и подрыв боеспособности ВС РФ, это «безусловно, враги Родины» (и по ним нужно «очень внимательно рассмотреть вопрос»).

То, что в той же Сирии все наше оружие успешно отвоевало (в т.ч. в условиях серьезного противодействия) без этой «конфеты», просто не принимается. А о том, что широкое использование таких «конфет» может повлечь крайне тяжелые последствия для обороноспособности страны, вообще, стараются громко не говорить…

Можно ли как-то обойти эти неработающие схемы и правила?

Можно, но...
 

«Сделать проще» или обходные манёвры


«Бывает». И это будет самым точным словом.

В бытность первым замминистра Борисова Ю.И., он часто брал на себя личную ответственность (подпись) в «сложных ситуациях» (за что имел огромное уважение и от промышленности, и от подчиненных), и она была «индульгенцией» для ДОГОЗ и УВП (подчиненных ему) обеспечивать и принимать работы (а промышленности – работать). Подчеркну, Юрий Иванович делал это не только без «личной выгоды» (здесь наоборот, как раз на этом он мог получить серьезные личные проблемы), а для Дела.
 


«Без комментариев». Фото примерно 2015 г.


Однако с тех «благословенных времен» очень многое изменилось, и слишком часто не в лучшую сторону…

Здесь необходимо отметить тенденцию проведения «де-факто ОКР» через «де-юре» «доработку» ВВТ (в рамках уже не ГОСТ РВ 203 (ОКРовского), а «серийного» 307 ГОСТ). Самый яркий пример этого, создание нового МРК проекта 22800 «Каракурт» в виде «серийного» госконтракта (т.е. без ОКР, но с фактически выполнением ОКРовских работ). При этом промышленность в виде ЦМКБ «Алмаз» и ЛССЗ «Пелла» не только не подвела, а сделала просто подвиг: сроки создания головного 22800 (со всеми проблемами) оказались меньше, чем головного МРК проекта 1234 во времена СССР.

Так что «сделать проще» можно, только вот «правила игры» практически перестают существовать. А даже благими, но «понятиями» дорога «вымощена» известно куда… И (при всей успешности проекта 22800) сам факт его успешной реализации подчеркивает всю ущербность сложившейся системы и организации разработки (т.е. ОКР) Минобороны.

Но бывает «еще проще»: образно говоря, есть «военная полоса выживания», где кто-то выкладывается в «полной боевой выкладке». Например, со всеми «российскими требованиями» к ЭКБ и ВВФ, при том, что рядом конкуренты могут «бежать в трусах и спортивных тапках» (например, с изделиями с «экспортной ЭКБ»)…

И это действительно два абсолютно разных «спорта»… Но они хотя бы бегут (и делают). Ибо бывает еще «веселее», когда на то, как на этой «полосе» «выкладываются» другие конкуренты, некоторые комфортно наблюдают «со стороны».

Причем те, кто формально должен «в хвост и гриву» гонять на этой «полосе» нерадивых, бывают вынуждены еще и ублажать таких «исполнителей». Просто это «очень авторитетные люди» (а порой и просто «авторитетные бизнесмены», причем с 90-х годов).
Есть и те, кто во всей этой «мутной воде» научился умело «ловить свою рыбку».
 


Причем здесь абсолютно необязателен «финансовый интерес». Есть пример очень ловкого военного чиновника (настолько ловкого, что ему удавалось успешно «отменять» решения Верховного, разумеется, все это – «в точном соответствии с действующим законодательством» и решениями (визами) вышестоящих начальников), для которого мотивация была именно в «дергании за ниточки» и в том, как его боялись и были вынуждены «ходить на поклон». Человек не стеснялся нагибать всю страну и играть с безопасностью государства просто ради того, чтобы потешить своё эго.

Цены на продукцию военного назначения у нас неоправданно велики?

А что делать, если промышленность просто заставляют так делать? Просто потому, что «не накручивая» себестоимость, – не выжить… «Просто цитаты»:
 

Ну а теперь о деньгах. Научились ли мы их считать в сфере ГОЗ? Нет, не научились. С такой констатацией согласен и наш Президент: «Хорошо, если бы у нас был единый документ по ценообразованию. Не знаю, как вас отблагодарить, если бы вы проект хотя бы такого документа представили, потому что Министерство экономического развития пока не в состоянии нам представить этот проект», – неожиданно сказал В. Путин, обращаясь к участникам форума Общероссийского народного фронта 18 ноября 2014 года.

Под «пока» Президент, очевидно, имел в виду 10-летний период с момента (2005 г.) постановки им такой задачи перед упомянутым профильным министерством.

В 2012 году такую же задачу он поставил перед Д. Рогозиным: «Доведите до конца вместе с экономическим блоком; это нужно завершить». Эту же задачу со сроком исполнения в 2012 году В. Путин обозначил в своём Указе [14]. Во исполнение этого Указа Правительство РФ постановлением № 1216 от 23.11.2012 внесло в Положение о ВПК функцию определения порядка ценообразования на оборонную продукцию. Через год в качестве отчёта о решении (точнее, о нерешении) этой задачи, выступая в Государственной Думе РФ, Д. Рогозин констатировал: «Первая проблема, с которой мы столкнулись, – отсутствие должной правовой базы, которая регулировала бы вопросы, связанные с ценообразованием»…

О том, что затратный механизм ценообразования не стимулирует производителей снижать себестоимость, говорилось много… В наших предыдущих статьях отмечалось противоречие между 179-й инструкцией Минэкономразвития и законом 94-ФЗ: в соответствии с этим законом цена контракта должна быть равной цене победы в конкурсе, а по 179-й инструкции цену нужно согласовывать с ВП, госзаказчиком и потребителем.

Получался абсурд: в конкурсе победил, а потом о цене договаривайся. В своё время на запрос начальника вооружения ВС РФ по этому поводу Минэкономразвития ответило: да, 179-я инструкция неправильная. Но не отменило её. Теперь такое же противоречие «вылезло» между 44-ФЗ и свежей версией 275-ФЗ, по которому (ст. 8.3, п. «в») в договоре фиксируется прибыль, которая, в свою очередь, нормирована понятной осведомлённому читателю и повсеместно критикуемой формулой «20+1». Критикуемой за невозможность предприятиям формировать опережающий научный задел по НИР и ОКР, нормально готовить кадры, осуществлять перевооружение. Выгодней у себя «болты точить». Ну, а норма прибыли размером 1 % для чистых посредников может, вообще, их вымыть, как класс….

…исполнителей тупо загоняют в рамки затратного механизма. Кто загоняет? Военпреды! Ведь именно им постановлением Правительства РФ № 612 предписано осуществлять контроль цен на основе представляемых предприятиями расчётно-калькуляционных материалов (РКМ), которые и есть суть затратного механизма. Чем больше толщина стопки этих РКМ, тем «обоснованнее» цена. И не важно, что на свободном рынке данная «железка» в N раз дешевле или в М раз дороже – туда военпред не смотрит, лишь бы РКМ были в порядке. В результате либо идёт абсолютно «легитимная» переплата бюджетных денег, либо выворачивают руки поставщику, вынуждая его продавать изделия по цене ниже рыночной.

… умозрительный метод, продемонстрированный С. Шойгу на 19-м испытательном полигоне ВМФ под Санкт-Петербургом в июле 2013 года. Там ему показали гусеничную платформу, размером с коробку для обуви с видеокамерой. Она предлагалась по цене 30 млн рублей. С. Шойгу не стал проверять калькуляцию, которая, не исключено, и вправду подтверждает понесённые затраты. «Я такую в «Детском мире» лучше поеду дешевле куплю», – прокомментировал он, показав тем самым яркий пример пусть умозрительного, но правильного и грамотного рыночного ценообразования.

Бывший заместитель начальника Управления вооружения ВС РФ А. Рахманов категоричен в своей оценке неприемлемости затратного метода: «Надо переходить на совершенно другую нормативную базу ценообразования, оставлять промышленности деньги для расширения и перевооружения производства. Стоимость работ, число людей, зарплата плюс небольшая надбавка на прибыль – вот и вся цена. Это совершенно негодный метод, который себя изжил». От себя добавим: изжил там, где есть конкурентный рынок… В случае же с единственным поставщиком от ценообразования по затратному механизму посредством калькулирования всё же не уйти.

 

Выводы


Систему нужно менять, и как можно быстрее.

И первое здесь – осознание всей тяжести проблем НИОКР (кстати, вполне решаемых). Но ни в коем случае не ломать систему (массово отменяя старые ГОСТы).

Правильно было бы разрешение «санкционированных» заказчиком отступлений от нормативных документов и ведением их реестра, по результатам чего через 5–6 лет появятся надежные основания для должного и обоснованного введения уже отработанных новых нормативных документов, обеспечивающих нормальную эффективную работу.

Эта работа не может быть выполнена «только Минобороны». Это сложная и кропотливая межведомственная работа, которая может быть возглавлена только ВПК (Военно-промышленной комиссией).

Замечу, что реальная причина проблем (со ставшей уже скандальной антиторпедой «Ласта») – именно в нормативной базе. И «Ласта» здесь не просто «проблема» и «частный случай», а «ключ» для решения ряда крайне острых и опасных «глубинных проблем» наших ВВСТ.

Но для этого нужно хотя бы начать проводить необходимые испытания, спрашивать с должностных лиц сознательно саботировавших и саботирующих работу.

Однозначно, необходимо наведение порядка с соответствующими структурами Минобороны, с предоставлением необходимых ресурсов для решения задач тем, кто их реально решает и несет ответственность за Дело. И первое что здесь необходимо – введение двойного подчинения ДОГОЗ и УВП – в т.ч. к заместителям главкомов видов Вооруженных сил по вооружению.

И еще один очень существенный момент.

Несмотря на все эти сложности, у нас есть реальные успехи и достижения при создании образцов ВВТ. И их нужно ценить и уважать.

Это не просто работа за компьютером или у станка до конца рабочего дня (а там «море на замок»). Это постоянные нервы, «ломание стенок», «бег с препятствиями» – сделать невозможное, причем «еще вчера». Потому что «документ на контроле», а прислали его только что, и т.д.

И те, кто делает (и участвует в этой работе в т.ч. со стороны заказчика) действительно достойное отечественное оружие (а не «золотые ружья на стену») достойны всяческого уважения общества.
 

P. S.


Из уже приводившейся выше статьи:
 

Оборонный бюджет России в сегодняшнем непростом её положении решено не сокращать, с тем чтобы ГПВ 2011–2020 была, безусловно, выполнена. Но деньги решают не всё.

Важны ещё грамотные, чёткие, полные, однозначные, оптимальные правила игры всех участников ГОЗ. Сегодня эти правила наряду с сомнительным статусом имеют просто безобразное качество и элементы противоречивости.

Наше уже 10-летнее наблюдение «снизу» за динамикой нормативной базы в этой области, включая военную электронику (с робкими попытками внести в это дело некоторую положительную лепту), позволяют констатировать: процесс (точнее – возня) идёт, но медленно, непоследовательно и неуклюже.

Нужен результат. Его нет, и при сохранении тенденции в скором будущем не предвидится. А ведь речь идёт об обороне страны, а не о любви, где процесс зачастую важнее результата, и чем хаотичнее, тем приятнее.

Огромные средства из госбюджета тонут в бюрократической трясине, не превращаясь в штуки так нужного сегодня России умного вооружения и военной техники.


Источник

Просмотров: 62 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка
00:03:47

00:10:26

00:37:46

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх