Главная » 2020 » Август » 31 »

«На стройке немцы пленные…» Судьба несостоявшихся завоевателей


15:15
«На стройке немцы пленные…» Судьба несостоявшихся завоевателей
Число военнопленных, оказавшихся на территории Советского Союза после победы СССР в Великой Отечественной войне, по сей день является предметом спора среди различных исследователей. Скорее всего, стоит исходить все-таки из официальных цифр, указанных в статистических данных Народного комиссариата внутренних дел, занимавшегося их размещением, «трудоустройством», охраной и соответственно учетом. Согласно таковым, в СССР побывало около 3 с половиной миллионов несостоявшихся завоевателей, примерно 2 с половиной миллиона из которых составляли собственно немцы.
 

Более миллиона непрошеных гостей пожаловало к нам из прочих стран Европы в составе как вермахта и СС, так и армий государств, союзных Третьему рейху. Всю эту ораву следовало где-то содержать, чем-то кормить, как-то одевать и обувать. А исходя из того, что орда оккупантов успела натворить на тех территориях нашей Родины, где ей удалось какое-то время похозяйничать, использование «арийцев» на работах по восстановлению всего того, что они успели разрушить и разорить (до трети всего потенциала народного хозяйства СССР), было более чем закономерным и правильным.

Собственно говоря, вопрос военнопленных как проблема государственного масштаба возник в Советском Союзе с 1942 года, до которого их не набиралось и десяти тысяч. Особую актуальность он приобрел после победоносного завершения Сталинградской битвы, в результате которой Красной армии сдались около 100 тысяч вражеских солдат, офицеров и генералов. Даже фельдмаршал, как вы помните, имелся. Сейчас некоторые историки (в том числе, как ни удивительно, и отечественные) позволяют себе сокрушаться о «трагических судьбах» этих первых массовых «волн» военнопленных, студеной зимой топавших в спешно создаваемые для них лагеря огромной толпой, помороженной и завшивленной…

Мол, и кормили скверно, и медицинское обслуживание было ни к черту, и мерзли они почем зря. Страдальцы, одним словом. Позволю себе напомнить, что в это самое время еще продолжалась блокада Ленинграда, где женщины, старики и дети умирали от голода и холода как раз по «милости» соратников этих самых «страдальцев» и бесноватого фюрера. Еды и теплых вещей не хватало ни для фронта, ни для тыла, не говоря уж о медикаментах и квалифицированных врачах. Чтобы сразу поставить точку на спекуляциях по поводу «мучений» немецких и прочих захватчиков в советском плену, приведу два числа. Смертность наших солдат, оказавшихся в лапах гитлеровцев, составляла как минимум 60% (во многих лагерях она была куда выше). С нашей земли домой не вернулось всего 15% плененных немцев и их союзников.

Еще одно сравнение: в далеко не шиковавшей после страшного военного лихолетья стране нормы питания в лагерях специально созданного Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ), впоследствии преобразованного в Главное управление, составляли не менее 2200 ккал в сутки, в то время как советские солдаты и офицеры в немецком плену обеспечивались питанием исходя из нормы в 900 ккал в сутки на самых тяжелых работах и 600 ккал – на «менее значительных». Почувствуйте, как говорится, разницу. Мало того, фрицы в наших лагерях получали еще и денежное довольствие – от 7 до 30 рублей в месяц, в зависимости от звания. За добросовестную работу они могли быть премированы дополнительно в размерах от 50 до 100 рублей, что и происходило сплошь и рядом.

Где использовался труд пленных? Да чуть ли не везде. Люди в остатках лишенной знаков различия формы вермахта вовсю вкалывали далеко не только на стройках. Лесоповал, добыча полезных ископаемых – от угля до урана и золота. В структуре ГУПВИ существовал специальный отдел, сотрудники которого разыскивали в огромной массе вчерашних вояк представителей действительно ценных и редких специальностей, использовать которых на рытье канав, разборе завалов или даже возведении стен было бы непростительным расточительством. Найдя, приставляли к делу соответственно профессиональным навыкам и способностям. Таких, естественно, и содержали в лучших условиях. Особо ценные кадры имели шанс оказаться в научных «шарашках», где жизнь была, по меркам пленных, просто райской.

Стоит подробнее остановиться на некоторых устоявшихся мифах относительно немецких пленных, по сей день имеющих достаточно широкое хождение. Кое-кто берется утверждать, что фрицы и их союзники отстроили чуть ли не половину разрушенного ими же СССР: мол, вклад их в восстановление страны был «огромен» и чуть ли не каждый третий-четвертый из стоявших в то время у станков или на строительных лесах был вчерашним оккупантом. Это, конечно же, не так. Да, по данным все того же НКВД за период с 1943 по конец 1949 года военнопленные за отработанные ими миллион с лишним человеко-дней принесли пользы народному хозяйству СССР примерно на 50 миллиардов рублей. Звучит внушительно, однако это если не учитывать всего колоссального масштаба великой стройки, кипевшей тогда на нашей земле. Да, трудились. Но уж точно не лучше, чем советские люди.

Еще одна побасенка: «злой Сталин» и его соратники не пускали немцев «нахт фатерлянд», вознамерившись сгноить их в Сибири всех до единого, а спас бедняг от неминуемой гибели «добрый Хрущев». Опять неправда! Во-первых, работали и, соответственно, содержались военнопленные далеко не только за Уралом и в местах крайнего Севера: большинство лагерей ГУПВИ, которых набиралось около трех сотен, расположено было как раз в европейской части СССР, там, где разрушений и работы было больше всего. Во-вторых, что значит не отпускали? В данном контексте частенько цитируют товарища Молотова, как-то заявившего, что ни один немец домой не поедет, пока Сталинград не будет отстроен как новенький. Мало ли кто что говорил…

На самом деле Совет Министров СССР еще летом 1946 года принял постановление об отправке на родину нетрудоспособных и больных военнопленных. После состоявшейся в следующем году в Москве встречи министров иностранных дел стран-победительниц решено было репатриировать всех пленных до 1948 года. Ну, не успели, процесс продлился на пару лет дольше. Так работы было много… После 1950 года в Советском Союзе остались лишь те из оккупантов, кто был осужден за конкретные воинские преступления. Вот их-то и отправил по домам «душка» Хрущев. В 1955 году, после визита в нашу страну канцлера ФРГ Конрада Адэнауэра, он проникся идеями немецко-советской дружбы настолько, что с его подачи Президиум Верховного Совета досрочно освободил и репатриировал почти 15 тысяч нацистских головорезов: карателей, убийц и насильников. Тех, кто, по большому счету, заслуживал даже не лагерного срока, а петли…

Судьба военнопленных из Германии и союзных ей государств была, по большому счету, более чем милосердной. Что бы они там ни построили и ни добыли, это все равно не компенсировало наших сожженных захватчиками городов и сел, а, главное, загубленных жизней советских людей. А что до лишений и страданий… Так мы их к себе не звали!

 

Источник

Просмотров: 164 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
 

Другие материалы по теме:

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама

Видеоподборка
00:20:58

00:03:39

00:37:01

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
Яндекс.Метрика
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх