Напомним, что до 1989 года День народного Войска польского отмечался 12 октября. Он был приурочен к битве под Ленино на территории Белоруссии в 1943 году, в которой против гитлеровских немецких войск ковали «братство по оружию» советские и польские солдаты, победно дошедшие до Берлина. Теперь ветераны Войска польского не в почете, в Польше культивируются другие герои – борцы с большевиками в 1920-м и прозападные террористы антикоммунистического подполья в первые годы после окончания Второй мировой войны. Поэтому и стала главным военным праздником так называемая Варшавская битва, в которой полякам удалось остановить наступление красноармейцев под командованием Михаила Тухачевского. Новая польская история называет это победное для поляков за три последних века сражение «Чудо на Висле».

Действительно, новой польской шляхте и половине населения, которая отправилась на заработки в страны ЕС, похвалиться нечем. Вот и выискиваются моменты новой истории, которые как-то можно увязать с известными полякам строчками Jeszcze Polska nie zgina («Еще Польша не погибла»).

Бойцы Первой конной не позволили превратить белорусов и украинцев в «православных поляков»

Хотя момент для польской истории выбран не совсем хвалебный. Можно ли хвастаться победой над страной, ведущей не первый год гражданскую войну? Страной, где разруха и голод еще свирепствовали? При этом что агрессором выступила именно пилсудская Польша, которая смяв слабые войска красных, в апреле 1920 года заняла Киев. Цель великополяков – воссоздание Речи Посполитой. А это и Литва, и Смоленск…

Но недолго музыка играла, 14 мая в Белоруссии началось контрнаступление значительно усиленного Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского. А 5 июня на Украине Первая конная армия прорвала фронт и вынудила поляков отступить. 12 июня в Киев вошли войска Красной армии.

И началось. Идея мировой революции была тогда в моде, и на революционном энтузиазме полуодетая армия имени «взятия Бастилии парижскими коммунарами» доходит до Варшавы. Вообще-то стыдиться надо таким фактом, а не гордиться через сто лет, что вы сумели на деньги и вооружение Антанты отбить натиск босоногой армии. Впрочем, задел и боевой опыт у большевиков уже были. Броневики, авиация, не говоря уже об артиллерии, Красная армия использовала. И проигрыш большевиками в советско-польской войне – совсем другая тема.

Но, дорогие паны, гордиться тем, что отбили полуголодную Красную армию от Варшавы – это мелко. Не случайно бывший советник Госдепартамента США в сфере контрразведки Ксавьер Мессинг заявил, что польская элита провела психологическую диверсию против своего народа, отмечая столетие Варшавской битвы, которая трактуется как сражение, остановившее дальнейшее продвижение коммунизма. Доктор психологических наук Мессинг подчеркнул: «Поляки годами праздновали только неудачи, тем самым подкожно закрепляя в коллективном подсознании масс неспособность добиться больших успехов и побед». Столетие «Чуда на Висле» могло стать идеальным моментом для активации коллективных психологических механизмов, которые можно использовать для управления и укрепления национальной гордости, идентичности и морального духа довольно простым способом. Однако новая польская элита измельчала настолько, что так и не построила обещанные ранее Музей Варшавской битвы и Триумфальную арку. Вместо этого польские власти в лице министра национальной обороны Мариуша Блащака представили всего лишь почтовую марку к столетию Варшавской битвы.

Пропаганда всегда шла впереди боевых действий. В этом у большевиков надо было поучиться. Знаковым был плакат советско-польской войны, где французский генерал обнимал свинью в конфедератке «ясновельможной Польши». При этом свинка держала свиток с датировкой 1772 года. Года, когда начинался раздел Польши.

Филателия – великая вещь. В первую очередь это касается истории. Причем такой, из-за которой провоцируются или начинаются войны. Чаще всего с соседями. Вот несколько примеров.

В 1900 году острый дипломатический конфликт из-за марок с географическими картами возник между Доминиканской Республикой и Республикой Гаити. Под угрозой со стороны Гаити начать военные действия доминиканская администрация изъяла весь тираж провокационной серии марок с неправильно указанными границами.

В конце 20-х годов начался конфликт между Парагваем и Боливией вокруг плато Гран-Чако, который получил отражение на марках каждой из стран. Начиная с 1927 года эти государства изображали Гран-Чако в качестве собственной территории. Обмен притязаниями на владение этим плато, в том числе с помощью марок, обернулся в итоге кровопролитной войной 1932–1935 годов.

Так что же делать властям РФ? Может быть, стоить напомнить нынешним руководителям Польши о 1772 годе, который вожделела свинка в форме польского жолнежа? А ведь это первый год начала раздела Польши между Российской империей, Австрией и Пруссией. А их было три. Представьте себе, сколько в этой связи можно издать коммеморативных почтовых марок. Про количество юбилеев в связи с этим новые польские историки могут только позавидовать.

И тем не менее итоги советско-польской войны надо знать. Это наша история. И их. Главное – были разбиты мечты тогдашних да и сегодняшних польских националистов. Границы России Смутного времени остались в мечтах у панства. И весьма справедливо отмечали историки, что эта война избавила обе стороны от пренебрежительных оценок вооруженных сил своих соперников. На смену прямому противостоянию с Москвой польские политики перешли на дипотношения с СССР, переключившись на подчинение и унижение прибалтийских республик.

Но главное, на что обратил внимание историк Дмитрий Суржик и что надо заучить, как «Отче наш», нынешним неонацистам на Украине и в Белоруссии, – именно бойцы Первой конной не позволили превратить белорусов и украинцев в «православных поляков», как того хотелось полонизаторам из Варшавы.

Так что даже простая почтовая марка может о многом рассказать.