Главная » 2021 » Ноябрь » 14

Сайт wpristav.ru предлагает сотрудничество!

Предлагаем  размещать ссылки на новости своего интернет-проекта у нас (сайт военной тематики, с тематическим трафиком и кругом постоянных посетителей), что привлечёт новых посетителей на Ваш сайт.  Как добавлять        

Пример получаемого результата - 1, 2, 3, 4, 5

Для совсем ленивых добавляем блок агрегатор  (новости размещённые там не попадают в ленту групп соцсетей)

Лучше публиковать новости на главной - расходится в соцсети + открытие сайта по ссылке. В статьи есть смысл публиковать аналитику, обзоры техники, книги - т.е. не новости, а то, что будет актуально долго.

 
17:18

На косовском перекрестке

На косовском перекрестке

Двадцать лет обратно в Косово  пересеклись дорожки русских миротворцев в составе KFOR  в Косово и албанских бандитов, превращенных "нашими западными партнерами" в белых и пушистых борцов за свободу и независимость.

Рамуш Харадинай - нынешний премьер-министр  непризнанной республики Косово в 2000 году получил ранения во время столкновения с российскими силами КФОР. Прибывшая на место стрельбы полиция УНМИК (Миссия ООН по делам временной администрации в Косово) очень трепетно отнеслась к раненому бандиту: итальянский военный вертолет перевез его на одну из американских военных баз, откуда он был эвакуирован в немецкий город Рамштайн. В рапорте Объединенного разведывательного центра от 7 июля имеется следующая запись: «Двое граждан США, позднее идентифицированные как Джеймс Байбер и Джильям Пенсел, случайно оказавшиеся на месте преступления, провели процедуру "медицинской эвакуации" (в терминологии НАТО — medevac). Позже было установлено, что оба гражданина США являются агентами ЦРУ, причем они представили различные версии своего появления на месте преступления.

Харадиная, прибывшего на базу в Рамштайн, встречал почетный караул в белых касках и перчатках.

Генерал Клаус Райнхардт, который с октября 1999 г. до весны 2000 г. командовал миротворческими силами НАТО, заявлял, что Харадинай — это «человек, которому я безоговорочно доверял и советам которого активно следовал», что это «выдающийся политик, сыгравший важнейшую роль в примирении различных этнических групп в Косово». Прощаясь с улетавшим Хардинаем, глава Миссии ООН в Косово публично обратился к нему со словами: «Мой друг! Я желаю тебе скорейшего возвращения!».

В своей книге Curriculum vitae я попробовал реконструировать события 20-летней давности:

Караван медленно втягивался в небольшое пологое ущелье вдоль высохшего русла реки. Один за другим тентованные армейские «пинцгауэры», перевозящие живой товар, объезжая валуны, переваливаясь с бока на бок, как беременные тараканы, медленно, но неуклонно пересекали невидимую точку невозврата, даже не догадываясь, что она уже безжалостно разделила всех пассажиров на живых и мёртвых.

До албанской границы по этой природой построенной дороге, упирающейся в сопредельную территорию, оставалось не более пяти километров, и конвой каравана – в каждой машине двое вооруженных до зубов албанских боевика плюс охранение на джипах в хвосте и голове колонны - предвкушал скорый отдых. Ничего неожиданного случиться не могло. Посты косоваров, стоящие на всех значимых дорогах и тропах вдоль столбового маршрута транспортировки наркотиков и рабов, регулярно отчитывались об отсутствии какой-либо подозрительной активности в окрестностях. Да и кто мог покуситься на собственность Больших Людей после вывода сербской полиции и армии с территории Косово?

В преддверии рассвета эскорт, измученный ночным маршем, придавило вялое и благодушное настроение. Стражники погрузились в полудрёму, перестав покрикивать на обколотых успокоительным коктейлем, но всё равно возившихся пленников, и не сразу сообразили, почему ночь так внезапно превратилась в день, настолько ослепительный, что глаза, казалось, вытекли из глазниц, а барабанные перепонки, привыкшие к монотонному завыванию двигателя, разорвались, раня мозг, вызывая двигательный и мыслительный паралич.

По всей длине каравана одновременно подорвались светошумовые закладки «Пламя». К оглохшему, ослепшему, дезориентированному эскорту, не давая ни секунды опомниться, с двух сторон скользнули серые тени, переводя на ходу оружие в боевое положение. “Несерьезные” выстрелы из малошумных «валов» и «винторезов», похожие на щелчки гальки по доске, продолжались не более двух минут. Ежову посыпались доклады:

-Третий на связи, у меня чисто, требуется медпомощь четырем пассажирам.

- Второй на линии, у меня чисто, медпомощь не требуется.

- Девятый, у меня два двухсотых среди «мирняка»…

-Для всех, кому требуется помощь - освободить головной грузовик. Для тех, кому уже ничем не поможешь – освободить замыкающий. Разворачивайте караван! – отдал последнее распоряжение Ежов и улыбнулся одними губами. - Ну вот и всё! Хорошо, что до рассвета успели, - кивнул он на стремительно светлеющее небо, - а то без света-шума их выковыривать до Нового года...

-Первый, на линии четвертый. В головной машине птицу подстрелили, но не до конца, она клюётся, бьёт крыльями и кудахчет так, что с минуты на минуты яйцо снесёт…

-Сейчас подойду - пообщаемся, - щелкнул тангентой Ежов и белозубо ощерился, - кто ж это у нас такой беспокойный, а, Айболит?

***

Хозяин жизни и окрестных косовских земель, владелец разгромленной колонны и еще десятков таких же караванов, двигающихся одновременно по разным маршрутам на Запад с грузом наркотиков, рабов и “консервами” для черных трансплантологов, а обратно - с рекрутами и деньгами, нервно сжимал в руках окровавленную салфетку, прижимая повязку к простреленному плечу и отчаянно пытался растворить страх во фляжке с французским коньяком, любезно оставленным в качестве противошокового средства “русским варваром”. В том, что это русские, пленник не сомневался - услышал несколько узнаваемо-сочных выражений нападавших. Предстоящая встреча заставляла нервничать. Раненый боялся человека, которого ждал. Про “бешеного русского полковника” ходили самые неприятные слухи. Только слухи, потому что живых свидетелей работы “ночных дьяволов” видеть не пришлось. После налетов этих невидимок пленных не оставалось или они пребывали в неадекватном состоянии. Дернула же его нелёгкая прошвырнуться вместе с караваном до Тираны! Мог ведь спокойно, на следующий день с официальным эскортом из немецкого контингента… Подвели жадность и опасение, что “партнеры” на той стороне кинут с оплатой, сославшись на временные трудности. Решил, что так будет быстрее и надежнее. Вот теперь приходится сидеть ослепленному и оглушенному у колеса собственного джипа рядом с трупами охранников, не успевших сделать ни единого выстрела, но зато зачетно обгадившихся, как и он сам, при подрыве светошумовых закладок. Вся надежда на амулет со встроенным спутниковым маячком. Он успел его активировать до того, как повязали, и молился, чтобы “крыша” из немецкого и американского контингента не оставила его в беде, во всяком случае в руках русских. Иначе эти “варвары” узнают столько интересного о взаимодействии миссии ООН и генералитета KFOR с серпентарием албанских единомышленников в деле транзита наркотиков, рабов, оружия и прочих совместных “мелких шалостях” на территории Косово.

-Боже мой, кого я вижу, - холодный, как февральский ветер, голос с хорошим английским вывел пленника из состояния камлания на абстрактные надежды, вернул в суровую реальность, - сам Рамуш Харадинай собственной персоной!

-Требую к себе уважительного отношения, - сглотнув предательский колючий комок, застрявший в горле, как можно тверже произнес косовар. - Я - начальник штаба Армии освобождения Косово… То есть корпуса защиты края.

-Защитника края не вижу, - усмехнулся тот же голос, - зато вижу обосравшегося торговца рабами и наркотиками, который в любую минуту может скончаться от передоза. Впрочем, как решит командир.

Рамуш почувствовал тоску, разливающуюся по телу, словно кипящее масло, проникающую в каждую клеточку, взрывающую мозг от безнадёги и предсмертного ужаса. “Ну вот и всё!” - азбукой Морзе застучала кровь в висках.

-Командир, на связи штаб KFOR, командующий немецким сектором спрашивает, что творится в зоне их ответственности и что тут делает русская экспедиция?

Ежов метнул злые молнии в сторону обмякшей тушки Харадиная:

-Сволочь успел сообщить своим подельникам? Или они так эфир пасут? Передавай: преследовали караван с заложниками, вынужденно сохраняли радиомолчание ввиду опасности обнаружения, увлеклись погоней, караван перехвачен, разворачиваем его в обратную сторону для передачи ответственным лицам из миссий ОБСЕ и ООН…

Ежов сделал несколько шагов взад-вперед, с сожалением посмотрел на албанского мафиози. Погладил пальцами кобуру. Отдернул руку. Выругался…

-Нет, нельзя, слишком явно… Ладно, красавчик, поживи ещё. Сажайте его обратно в джип во главе колонны - будет работать нашим пропуском и главным переходящим призом. Сто метров дистанции. Поехали!

Рокот вертолётных двигателей разорвал утреннюю тишину, наполнив ущелье непривычными для дикой природы звуками. Устаревшие, но работоспособные, как пчёлы, “Ирокезы” UH-1D с опознавательными знаками бундесвера прошли над колонной с хвоста в голову, неторопливо развернулись от всплывающего утреннего солнца, и ущелье потонуло в разрывах неуправляемых ракетных снарядов.

-Все из машин! Рассредоточиться! - орал в радиостанцию Ежов, вытаскивая из кабины оглушенного радиста. - Айболит! Быстро передавай этим идиотам, что они бьют по русской разведке!

Прокричав в рацию свой позывной и координаты сначала по-немецки, потом по-английски, Распутин проводил глазами уходящий в сторону Албании вертолёт.

-Почему один? Ёж! Почему он один? Где второй?

Как ответ, откуда-то спереди часто-часто, задыхаясь от злости, затарахтел крупнокалиберный М2 - бортовое оружие “Ирокеза”.

-Второй, доложить обстановку! Что творится в голове?

-Первый, у нас потери! Колонну отсекли от головного джипа! Вертушка села рядом с машиной, забирает пленного!..

-Второй, не высовывайтесь, сейчас разберемся! Айболит, что у нас со связью?

Последнего вопроса Распутин не слышал. Гигантскими прыжками он бежал в голову каравана, где второй шла машина с ранеными и медиками… С его Душенкой… Вид разгромленной колонны был отвратительно неопрятен, словно по руслу высохшей реки проехал мусоровоз с открытым кузовом, щедро посыпая дорогу отходами человеческой деятельности. Идущие вслед за головным джипом машины фактически перестали существовать. На том месте, где их застигла воздушная атака, дыбились дымящиеся остовы и холмились обгоревшие тряпки - останки ещё недавно живых людей. Крупнокалиберные пули взрыхлили землю в пяти шагах, и тело само, на рефлексах, отреагировало на опасность. Григорий бросился на траву и перекатился за разбросанные по земле ящики в оливковой раскраске. Еще одна очередь свистнула где-то над головой. Бортовой стрелок лупил в белый свет, как в копеечку, вёл беспокоящий огонь, старательно обмахивая свинцовым веером склоны и дно ущелья, чтобы у прижатых к земле, уцелевших разведчиков не было возможности вести прицельный ответный огонь. Григорий беспомощно оглянулся на ящики. Косовары - хозяйственные контрабандисты, использовали каждый метр автомобильного пространства. Вместо сидений в кузове заводские упаковки с оружием - наследство югославской армии. Автоматы… Цинки… РПГ-7! Если подобраться поближе, можно попробовать долбануть по плюющемуся огнем “индейцу”.

Зарядив гранатомет и сделав шаг из своего укрытия, легионер услышал, как взвыл вертолетный двигатель, поднимая над землей "Ирокез" и вынося его из опасного пространства. В это же время с другого конца колонны послышался стрёкот его собрата, по-деловому, неторопливо заходящего на бреющем в атаку, прикрывая взлёт своего напарника. Расстреляв НУРСы, пилот вертолета прикрытия старался создать идеальные условия бортовым стрелкам, ведя машину на предельно малой высоте и скорости, аккуратно вписываясь в изгибы русла, чтобы не задеть винтами края ущелья. Он заметил, как на земле вдруг появилось белое облако, отчетливо различимое на фоне темной почвы. Увидел и удивился, как вообще вдруг может появиться облако из ниоткуда. А ещё через мгновение лобовое стекло вертолета проломила пятикилограммовая фугасная термобарическая граната ТБГ-7В, эффективно воздействующая на противника в окопах и бункерах, не оставляющая шансов всему живому в помещениях объемом до трехсот кубометров...

***

Поднявшись на ноги, Григорий стряхнул с себя куски земли и какой-то мусор, присел у ямы с водой, зачерпнул ее окровавленной ладонью. Попытался смыть кровь с висящей на груди разгрузки. Получалось плохо. Темнея, она лишь сильнее пропитывала защитную ткань. Удивился, что абсолютно не чувствует боли. Вообще ничего не чувствует! Куда-то ушел только что раздражавший носоглотку запах сгоревшей взрывчатки, разлитого бензина и сладкий привкус крови. В ушах - ни малейшего намёка хоть на какие-то звуки. Только мозг противно толкался, напоминая о каком-то незаконченном деле. Куда же он шёл? Что хотел? Душенка!...

Распутин развернул непослушное тело в сторону того места, где совсем недавно была машина с ранеными и врачами, медленно, спотыкаясь, побрёл, не слыша крика Ежова и не видя рванувшихся к нему разведчиков:

- Гриша, не ходи туда! Стой! Стой, я тебе приказываю! Не пускайте его туда! Держите! Стоять, капитан!...



Источник

 
Просмотров: 138 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Общение
Загрузка…
Развернуть чат АНТИМАЙДАН

Видеоподборка
00:58:52


00:38:29


00:11:34

Новости партнёров

Популярное


work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх