Маршал Язов – солдат и государственный человек - 7 Ноября 2019 - world pristav - военный информатор


Военные события и политические новости

Главная » 2019 » Ноябрь » 7 » Маршал Язов – солдат и государственный человек
21:15
Маршал Язов – солдат и государственный человек

Жизненный и воинский путь Дмитрия Тимофеевича Язова, последнего министра обороны СССР, хорошо известен и изучен. Да и сам он подробно написал о себе и службе в воспоминаниях солдата и маршала. Многое в его судьбе заслуживает глубочайшего уважения, является примером для подражания.

Поколение фронтовиков, к которому относится и Дмитрий Тимофеевич, давно стало символом истинного патриотизма. Свидетельство тому более 16 сформированных дивизий народного ополчения в Москве, 10 в Ленинграде, миллионы добровольцев, штурмовавших военкоматы во всех городах страны с первого дня войны. В настоящее время эти факты приобретают особую значимость.

Маршал Язов, без всяких преувеличений, относится к добровольцам, поколению активных участников войны и ее победителям. С самого начала войны он решил идти на фронт, но ему было всего 17 лет и по закону он не подлежал призыву. И Язов прибавил себе год, как впоследствии говорил: «В деревне тогда паспортов не было, проверять не стали». Он и среднюю школу не успел окончить, не получил аттестат зрелости о среднем образовании. Получается, сам себя зачислил в призыв 1923 года, трагически известного тем, что выжили всего три процента.

Дмитрия Тимофеевича зачислили в военное пехотное училище, которое по плану эвакуации перевели в Новосибирск. Речь идет о Московском краснознаменном училище имени Верховного Совета РСФСР. По окончании в августе 1942 года попал на фронт и воевал в должностях командира взвода и роты. В Сухопутных войсках это самый «расходный офицерский материал». Как писал в своих мемуарах генерал армии Иван Моисеевич Третьяк, «согласно статистике средний век командира стрелковой роты в действующей на фронте армии не превышал и двух месяцев. Взводные выбывали из строя и того чаще». Язову, можно сказать, повезло. После двух ранений в ногу и голову и лечения в госпиталях он, уже умудренный боевым опытом, готовил офицеров на фронтовых курсах. За военные подвиги был награжден орденом Красной Звезды, который считает самым дорогим, невзирая на наличие других, более высоких по статусу, заслуженных в мирное время.

После Великой Отечественной исправно служил, получил звание майора на должности заместителя командира батальона и решил поступать в Академию им. М. В. Фрунзе (ВАФ). Без среднего образования попасть в нее было невозможно, и он, в немалом звании, фронтовик, не постеснялся пойти в вечернюю школу. Окончив, получил желанный аттестат и поступил в ВАФ в 1953 году, завершил обучение с золотой медалью. Это говорит о характере, воле и желании совершенствоваться в военном деле.

В 1967-м окончил ВАГШ и прошел все, что положено военачальнику: дивизия, корпус, армия, Центральная группа войск, Среднеазиатский военный округ, где он стал генералом армии в 1984 году и был назначен командующим войсками Дальневосточного военного округа, одного из самых крупных и сложных. При непростых отношениях с КНР ДВО уступал только ЗГВ.

Под руководством Дмитрия Тимофеевича мне довелось командовать двумя дивизиями. Комдив в войсках – фигура очень значимая. Каждого командующий хорошо знает лично, всесторонне оценивает его и определяет дальнейшую воинскую судьбу. Так что с Язовым приходилось общаться довольно часто.

Как у любого человека, у командующего своя особая черта руководства подчиненными. Практическая сторона – определяющая в службе. Военачальник такого уровня проходит долгий путь командования частями, соединениями и объединениями, которыми в настоящее время руководят молодые, не имеющие достаточного опыта офицеры и генералы. И задача командующего – передать им свои знания, практические наработки. То есть он фактически становится военным учителем.

Дмитрий Тимофеевич, несомненно, этими качествами обладал. Особенно строго спрашивал за состояние воинской дисциплины. Очень трудно и сложно было докладывать, если происходило какое-то ЧП, ДТП или другое происшествие, связанное с увечьем или гибелью.

Вопрос командующий ставил прямо и просто: «Тебе мать доверила единственного сына, а ты его погубил, ей теперь на старости лет некому помочь и даже подать стакан воды. На должности надо не красоваться, а работать». Сидишь после доклада и долго приходишь в себя. Десятки раз потом продумываешь каждое распоряжение и вопросы всестороннего обеспечения любого мероприятия, особенно связанного с риском для здоровья и жизни подчиненных. Ведь это не война, на нее не спишешь, сам становишься более ответственным и требовательным. За всю свою долгую службу не могу припомнить военачальника, который так же сурово спрашивал за состояние воинской дисциплины, как Язов.

Человек сам необыкновенно трудолюбивый – с пяти часов утра ежедневно на службе, он любил трудяг, ценил их, никогда не спекулировал на присвоении воинских званий, наградах, должностях. В академии направлял только тех, кто заслуживал. Главный критерий оценки – достигнутый результат, все остальное менее значимо.

В подтверждение приведу свой пример.

В Академию Генерального штаба я должен был поступать в 1987 году с должности командира 199-й мсд 15-й армии ДВО. Дивизия была на хорошем счету, результаты показывала высокие. Успешно прошел медкомиссию, съездил в отпуск и вернулся в Спасск-Дальний заранее, чтобы немного акклиматизироваться, все-таки семь часов разница во времени. Кто знает, не даст соврать, это немало.

После прилета из отпуска находился дома. Вдруг неожиданный звонок. Телефонистка с УС «Лидер» передает, чтобы я вышел на командующего войсками ДВО. Немного подумав, решил вначале выйти на командующего 5-й армией генерал-лейтенанта Виктора Копылова. Все-таки я находился в отпуске, а за это время всякое могло случиться, и мне было неясно, зачем так срочно понадобился командующему войсками округа.

Выхожу на командарма, докладываю: так и так, прибыл из отпуска, завтра выхожу на службу и про звонок, дескать, только что получил команду выйти на командующего войсками округа. Не знаю, по какому вопросу, поэтому готов получить дополнительную информацию и, если необходимо, инструктаж. И у нас с командармом состоялся такой разговор. Почти дословно запомнил. Собственно, Виктор Андреевич Копылов редко что от меня скрывал. Относился с уважением. Даже называл по имени, а это многого стоит. «Леонтий, ты хозяйство Винокурова знаешь?». Я отвечаю: «Знаю. Это 40 мсд 5А». А командарм мне, как обухом по голове: «Командующий предложит тебе эту дивизию». Я от неожиданности замолчал. Виктор Андреевич с усмешкой говорит: «Что-то не слышу восторга». Да, думаю, какой там восторг, дивизия занимает последнее место в ДВО среди почти трех десятков соединений, имеет более 150 происшествий и преступлений. Это по советским меркам более чем много. Антирекорд, так сказать. Выходит, что командир этой дивизии после Академии Генерального штаба, прокомандовав 3,5 года, был снят с должности, так и не получив генерала. Вот и понадобился срочно новый комдив.

Я говорю: «Товарищ командующий, так я вроде кандидат в этом году на поступление в ВАГШ». Отвечает: «Знаю. Но ты знаешь, что Дмитрий Тимофеевич мне ответил, когда мы с Михаилом Алексеевичем обозначили этот вопрос в том же контексте: «Товарищ Копылов, вы мыслите не как государственный человек. Если он вытянет эту дивизию, я ему лично присвою генерала и через год отправлю в Москву, а если не справится, то нечего ему делать в академии». Правда, было сказано в более сильных выражениях, чисто в язовском духе. Ты понял, Леонтий. Так что собирайся с мыслями и звони», – закончил разговор Виктор Андреевич. Я искренне поблагодарил командарма за доходчивый инструктаж, так как понимал, что и Виктор Андреевич Копылов, и Михаил Алексеевич Моисеев сделали все, что могли, в отношении меня, но и они не всесильны перед железной логикой и аргументами Язова.

Чуть выдохнул, пришел в себя. Выхожу на Дмитрия Тимофеевича, докладываю о прибытии и что выхожу на него по его приказанию. Выслушав мой дежурный доклад, он сразу без обиняков сказал, что у военного совета есть мнение назначить меня командиром 40-й мсд. (Сразу подумал, будто бы у военного совета и командующего округом могут быть разные мнения. Но командующий подает логично и даже красиво.)

Я отвечаю: «Когда мне нужно убыть для приема дивизии?». Он ответил, что следует оставаться в 199-й мсд и продолжать готовить ее к мобилизационному развертыванию, команда поступит позже. Я понял, что он удовлетворен моим ответом и тем, что я не стал задавать ненужных вопросов. Конечно, надо учитывать, что я был подготовлен к разговору. А так, кто его знает. Может быть, и не сдержался бы, ляпнул чего-нибудь. Но что Бог ни делает, все к лучшему.

Дело не во мне, а в том, что командарму генерал-лейтенанту было указано: он мыслит не исходя из государственных интересов, то есть нельзя ставить личные симпатии, интересы выше общественных, точнее – государственных. В этом весь Язов.

Особую гордость Дмитрия Тимофеевича составляет участие в Карибском кризисе. Как командир лучшего полка он совершил тяжелейший морской переход на Кубу для предотвращения возможной ядерной войны между США и Советским Союзом и защиты Острова свободы от американской агрессии.

После выполнения задачи перед возвращением на Родину полковник Язов был отмечен Почетной грамотой Генерального штаба и всех Революционных сил Кубы. Ее вручал министр обороны Рауль Кастро, это было 13 сентября 1963 года. А по возвращении на Родину Язов получил от Хрущева орден Красного Знамени.

На всю жизнь Дмитрий Тимофеевич сохранил любовь к Кубе. Подружившись с Фиделем и Раулем Кастро, он позднее по их приглашению неоднократно летал туда. Кстати, когда в 1989-м в честь 30-летия Кубинской революции Фидель Кастро телеграммой запросил в Кремле согласие на награждение участников высадки в 1962 году, Горбачев отказал. Причина очевидна: малодушие и боязнь огорчить своих американских вдохновителей.

Не миновала Язова и афганская эпопея. Не при нем началась эта война, но при нем была закончена. Он вылетал в ранге министра обороны в Афганистан, встречался с президентом Наджибулой и совместно с генералом армии Валентином Варенниковым и командующим 40-й армией Борисом Громовым определял замысел операции по выводу войск, начатому 15 января и законченному 15 февраля 1989 года. Кстати, советником Наджибулы был назначен генерал армии Гареев. Махмут Ахметович любит шутить по этому поводу: «Вывели 100-тысячную армию, взамен оставили одного татарина».

Дмитрий Тимофеевич вошел в состав Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в целях сохранения Советского Союза, но попытка оказалась неудачной. Язов дал приказ о вводе военной техники в Москву. Он не был первым лицом ГКЧП, не от него зависело принятие решений, но видя, что попытка проваливается, во избежание многочисленных жертв маршал дал команду на вывод войск. Был арестован и почти полтора года пробыл под следствием в Матросской Тишине по обвинению в государственной измене.

Абсурдность обвинения очевидна даже для человека, далекого от юриспруденции. Судили за то, что человек делал все возможное для сохранения государства. Причем судили те, кто его разрушал, реально предал, изменил ему, начиная с первого лица – гаранта Конституции. Как сказал на суде Валентин Варенников: «Запад восторгается нашим самоедством».

Судить надо в первую очередь Горбачева и его подельников. Давность преступления, старость и даже смерть в данном случае не могут быть оправданием. Они не снимают ответственности за содеянное. Иначе зло, вредительство, преступление и будут неискоренимы.

Ввиду явного издевательства над правосудием власть вынуждена была амнистировать руководство ГКЧП, а генерала армии Варенникова оправдать. Состоялось редчайшее в судебной практике событие – государственный обвинитель потребовал оправдательного приговора. Вместе с другими был амнистирован и маршал Язов.

Несомненно, на протяжении всей жизни он, достойнейший сын своей страны, участвовал в ее защите как солдат и маршал. Активный участник всех главных исторических и военных событий XX века продолжает активную деятельность в системе патриотического воспитания во имя новой России.

Приближается 75-летие Великой Отечественной войны. Очень мало осталось активных ее участников. Время неумолимо. Свою тяжкую ношу поколение Язова пронесло достойно. К сожалению, уже не осталось в живых ни одного командира полка того времени. Совсем мало тех, кто прошел войну от начала до ее окончания.

Дмитрий Тимофеевич с 1942 года на фронте, 77 лет назад он в 18 лет стал командиром стрелковой роты. По пальцам можно пересчитать командиров рот 1942-го, прошедших войну. Они, образно говоря, штучные люди и особая гордость страны.

Пожелаем Маршалу Советского Союза здоровья. Поднимем заздравную чарку за тех, кто командовал ротами и отстоял Отечество, и, конечно, за последнего Маршала Советского Союза в день его 95-летия! Он заслужил глубокое уважение своим подвигом и всей жизнью. Дмитрий Тимофеевич – живая легенда, образец воина, пример для всех истинных патриотов и защитников Отечества.

 

Источник

Система Orphus Просмотров: 39 | Добавил: АндрейК | Теги: Язов | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Loading...

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Видеоподборка
00:38:41

00:05:17

00:38:49


00:51:29

Новости партнёров



Новости партнёров
Loading...


Мини-чат
Загрузка…
Яндекс.Метрика
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz

▲ Вверх