Главная » 2022 » Январь » 5

Сайт wpristav.ru предлагает сотрудничество!

Предлагаем  размещать ссылки на новости своего интернет-проекта у нас (сайт военной тематики, с тематическим трафиком и кругом постоянных посетителей), что привлечёт новых посетителей на Ваш сайт.  Как добавлять        

Пример получаемого результата - 1, 2, 3, 4, 5

Для совсем ленивых добавляем блок агрегатор  (новости размещённые там не попадают в ленту групп соцсетей)

Лучше публиковать новости на главной - расходится в соцсети + открытие сайта по ссылке. В статьи есть смысл публиковать аналитику, обзоры техники, книги - т.е. не новости, а то, что будет актуально долго.

 
15:02

Крупнейшие успехи России за последние 100 лет

Крупнейшие успехи России за последние 100 лет

На просторах этого издания я довольно последовательно (как мне кажется) отстаиваю определенную линию, связывающую политику, экономику, военное строительство и социалку. Пожалуй, настало время попробовать себя как автора – и прежде всего, я решил подойти аналитически к нашим успехам в Новейшей истории. Аналитика, дотошно разбирающая успех или неудачу на составные части, это один из главных, на мой взгляд, инструментов совершенствания, в улучшении имеющегося или строительстве нового. Сегментированный успех дает нам модель, опробованную в наших условиях и с опорой на наши ресурсы, а также представление о возможностях, путях, следствиях и инструментариях подобных успешных действий как составной части большего комплекса. Анализ успеха и анализ неудач как два скелета – показывают общую диспропорцию изменений во времени между здоровыми, конструктивными силами государства и нездоровыми, деструктивными, децентрализующими. Ряд успехов – это тупиковая ветвь, но она все равно будет упомянута как модель действий. Под успехом автор подразумевает целенаправленные действия, приводящие к эффективному и приблизительно соответствующему задуманному изменению положения дел в качественно лучшую сторону (для инспирирующего такие изменения).

ГОЭЛРО, индустриализация

Трудно оценить это объективно, т. к. эти перестройки совпали с научно-промышленными открытиями и были во всем мире стимулированы ходом и итогами Первой мировой. Однако задача по восстановлению и созданию мощной индустриальной базы для огромного государства в сложнейший исторический период была решена в кратчайшие сроки (фактически за 20 лет). Соотношение было/стало за эти 20 лет именно что впечатляет – потому что это развитие и рост как он есть. – любая масштабная форсированная модернизация имеет свою цену, в данном случае ценой было невероятное подавление села и в целом уровня жизни простого человека. Эти процессы частично компенсировались плодами самой индустриализации, однако даже с этой компенсацией сопутствующий ущерб был значительным.

– индустриализация стала подпоркой под современное и образованное общество, под развитие науки и современного сельского хозяйства, обеспечила государство возможностью производить и разрабатывать собственное оружие и технику, впоследствии зарабатывать на этом. Общества, не осознавшие приоритетности индустриализации в тот исторический период (Польша, Китай, некоторые государства из состава стран «оси») несли многолетний ущерб впоследствии от подобной политики – как экономический, так и человеческими жизнями. – индустриализация способствовала углублению диспропорции в расселении людей по стране, потере части культурного кода и деградации «малого села». Нельзя однозначно сказать что «малое село» было обречено и так, с учетом научно-промышленного прогресса (те же израильские кибуцы или фермерские хозяйства запада как раз демонстрируют, что эта линия вполне жизнеспособна). Форсированная индустриализация в условиях примитивной экономики порождала необходимость вовлечения в строительство куда больших масс, нежели имелось желающих. Отсюда такое явление, как широкое привлечение подневольной силы (разных видов), и влияние этого фактора на внутреннюю политику государства, в худшую сторону.

– абсолютно необходимая вещь, вероятно, в пропорционально необходимом объеме, но с совершенно негодными средствами вовлечения.Коммунисты довольно рано уловили будущий тренд на развал колониализма и использовали внутри «лоскутного государства» то, что мы сейчас называем словом «глобализм». По сути то, за что мы ругаем современных глобалистов – культурное и религиозное обезличивание, в тот исторический период работало на пользу стране, гася национальные конфликты, вовлекая разные нации в единое строительство. Несмотря на мои многочисленные претензии к крайне непоследовательной временами линии и тому, что в итоге эта политика пришла к упадку (пришла, привели – не суть важно, общий финал – это распад) – сам процесс строительства и осознание его необходимости, промежуточные итоги и возрастание прочности наднациональной структуры (в строительстве, в войне) говорят нам, что это был успех.

Создание советской нации

– ущерб культуре отдельно взятых народов и развитию их самосознания (попытки СССР компенсировать это на малых народах и в части республик привели к обратному эффекту, способствовавшему впоследствии возникновению и усилению регионального национализма), разрушение культурных и религиозных объектов, активное переписывание истории и ее превращение из аналитической науки в инструмент пропаганды. – пережили развал колониальной системы, снизился накал межнациональных и межрелигиозных страстей (на значительный период), сформировалась достаточно работоспособная модель конструктивного взаимодействия культурно и этнически разных людей внутри более-менее равной среды. – бездарная культурно-национальная политика, которая по какой-то непонятной мне причине шла об руку с этой, по сути, противоположной ей линией. СССР заигрывал с элитами нацменьшинств, подавляя элиты основных наций. Это способствовало упадку здорового национального сознания в эпоху распада общего государства (который подразумевался как вполне возможный, учитывая союзную конструкцию СССР) для одних наций и расцвету нездорового и беспочвенного национализма для других. – нынешние наднациональные терзания в Европе и США показывают, что в этом направлении СССР «чувствовал верно» и выбирал достаточно здоровую линию (относительно того, как это местами может корёжить в США). Необходимость общей нации внутри огромного и протяженного государства несомненна, т. к. альтернатива ей – поляризация, сепаратизм и дезинтеграция. Хоть это и внешнее направление усилий, а сама подобная линия усугубляла наши проблемы безопасности – все же стоит признать, что это было довольно успешное направление. Мы способствовали развалу колониальных империй и образованию массы суверенных государств – фактически выбив из-под конкурентов их стабильные рынки и сырьевые придатки и получив возможность поучаствовать в битве за рынки этих государств и влияние на них. Потенциально это был мощный ход, который мы делали, используя широчайшую палитру инструментов, по сути, предвещая «оранжевые революции» будущего – поддерживая идеологические растрясания дряблых телес колониальных империй через вовлечение большей частью аполитичного протеста в стройные рамки протестной философии (социализм-коммунизм) и некую «модель успеха» нашей франшизы.

Способствование развалу колониальной системы

– само собой, дряблые империи прекрасно видели нашу мохнатую лапу, и это не добавляло им доверия или симпатии к нам. Потом они взяли на вооружение наши собственные взгляды, доработали их и теперь осуждают нас за то, за что мы в свое время осуждали их, и инспирируют протест по той же схеме, по которой работали мы. Ящик Пандоры, одним словом. – СССР в мире колониальных государств был менее конкурентоспособным и более изолированным, чем в мире разваливающегося колониализма. Возрос наш доступ к рынкам и мировому присутствию. Уменьшилась индивидуальная способность представлять для нас угрозу наших соседей и в особенности государств Европы. Потенциально мы могли выстроить параллельную западной мировую рыночную архитектуру (в некотором смысле предвосхитив то, что пытается сейчас реализовать КНР), опираясь на это наследие. – сразу вовлеклись в защиту сирых и убогих, в раздачу милостыни на паперти. Широта возможностей, открывшаяся перед нами, снесла нам башню, как колхознику, оказавшемуся в «Ашане», и мы предпочли политику – экономике. В этом нас вчистую переиграли США, более удачно совместив эти вещи. – наши усилия по расшатыванию капиталистов увенчались фантастическим успехом, большую часть которого мы не использовали или использовали неправильно. В послевоенное время СССР некоторое время крайне эффективно пожинал плоды пиратства и трофей-хантинга. Система, сочетавшая в себе гибкость исполнения, хороший идеологический инструментарий вовлечения и достаточно грамотно выстраиваемое взаимодействие между разведкой и работающими у нас «по теме» НИИ, давала свои результаты – по ядерной программе, электронике, материаловедению, химической промышленности, ракетным и машиностроительным технологиям. В некотором смысле мы были тут новаторами, т. к. совместили военный масштаб разведки, банальный промшпионаж и идеологию в одном флаконе.

Связка промышленного шпионажа и госинститутов

– первоначальные успехи здорово вскружили нам голову, и мы пропустили момент, когда нам следовало больше ресурсов выделять на поддержку своих исследований или перенимание структуры деятельности, вместо этого мы наращивали и развивали это направление и дальше, дойдя в итоге до момента, когда объем воровства технологий все равно не компенсировал технологического отставания у нас, и технологического бума на западе. – трудно оценить, какие бешеные деньги были сэкономлены на послевоенном пиратстве и нелицензионном копировании, и то, какую пищу для развития своих технологий нам дал анализ чужих успехов и открытий. – пиратство, увы, развращает и расхолаживает. Со временем мы стали смотреть на Запад как на «кузницу идей на все случаи жизни», и в связи с этим развитие своих идей стало казаться нам все менее привлекательным. – в целях послевоенного восстановления – абсолютно оправданная мера, с которой несколько перегнули палку, пролетев удачный поворот. Несмотря на огромные запасы угля, нефти, газа и гидроэнергии, СССР понимал зависимость этих направлений от поставок сырья, ущерб экологии и всевозрастающую потребность в электроэнергии, которую нужно стараться диверсифицировать. Таким образом, мирный атом удачно был совмещен с интересами военных, и одно направление не мешало другому. Несмотря на ущерб нашему имиджу, нанесенный Чернобылем, и на печально известный «Маяк», атомные технологии оказались на острие науки с середины и до конца XX века – космоса, автономных аппаратов, материаловедения, фундаментальной физики и т. д. Экономический потенциал от нашего первенства по мирному атому в Европе также был значительным – увы, его не развернули в коммерческое русло.

Развитие атомной энергетики

– экология.– диверсификация генерации, мощная промышленная подпорка под науку и оборонку, рычаги влияния на страны, в которых стоят наши реакторы. – в очередной раз мы практически не воспользовались собственным первенством, не извлекли из него выгодных дивидендов, ни в экономике, ни в политике (соразмерных объему интереса к этой теме в Европе и Азии).– атомное направление и в XXI веке остается у нас одним из самых крепких, что подтверждает удачность этого выбора, несмотря на экологические сложности. Я сейчас даже не столько о космических приоритетах, сколько о том, что довольно длительное время наши космические технологии и разработки сосуществовали вполне себе конкурентно с американскими, стимулируя, в свою очередь, развитие собственных связанных наукоемких областей и способствуя международному престижу. Увы и ах, мы и тут очень скромно пожинали плоды – не захотев монетизировать в должной мере наш приоритет и технологии и использовать их для финансирования и закрепления нашего доминирования, которое в куда большей мере способствовало бы укреплению наших позиций в мире, чем 100 500 танков. Каждый раз, когда автор видит в статье красивое фото Марса или планет Солнечной системы, он с печалью вздыхает над тем, что свыше 90 % этого сделано американцами, что как нельзя лучше популяризует их науку и качество на бытовом уровне.

Космонавтика

– учитывая параллельное развитие нашей гражданской и военной программы, фактически цена проявляет себя тем больше, чем дальше расходятся военные и мирные программы и чем меньший интерес мы выказываем к монетизации наших успехов. – еще одна подпорка под науку, промышленность и образование. Имиджевые плюсы – гордость и вовлечение талантливых людей в науку, популяризация наших успехов за рубежом. Потенциально это была огромная коммерческая валютно-политическая ниша.

– куда более плотная спайка с военными, чем стоило бы. Излишняя зависимость от «ручного управления» и персоналий. Возрастающая неумная политизация и гонка за сомнительными рекордами (прежде всего, это я про «Интеркосмос» и запуски к круглым датам). – мощнейший инструмент влияния на умы и изменения отношения капстран к нам, громадный источник средств, сильнейшее средство популяризации «на бытовом уровне» – и снова мы лишь слизали пенку сверху, вместо того, чтобы выпить всю кружку. Прежде всего, я о масштабной реконструкции и достройке Транссиба и о БАМе. В несколько меньшей степени это касается Байконура, крупнейших ГЭС и водохранилищ. Последние можно условно приплюсовать в раздел «успех индустриализации», а Байконур – это часть космического успеха. Именно развитие транспортных проектов потенциально могло принести нам огромные доходы и способствовать как развитию страны вглубь, так и внешней торгово-логистической деятельности. Учитывая масштаб проблемы, альтернатива этому в бездействии или полумерах вполне себе могла существовать. Выбрав эту линию, государство выбрало линию вкладывания во внутреннее развитие, и это был успех.

Масштабные инфраструктурные проекты внутри страны

– циклопические проекты как по строительству, так и по эксплуатации, безусловно, отвлекали значительную часть народно-хозяйственных и строительных ресурсов от гражданского сектора, но это компенсировало возрастание вовлеченности Дальнего Востока в жизнь страны, а также расширило доступ к ресурсам. – Логистика, снабжение, связывание европейской и азиатской части государства. Огромный коммерческий потенциал.– не вижу таковых, за исключением значительных сложностей с дальнейшей модернизацией и существенных эксплуатационных затрат, связанных с климатом и протяженностью.– большая страна – это грандиозные проекты и гигантские выгоды от их реализации. В XX веке у нас были все возможности стать эффективным транспортным хабом между Европой и Азией и извлекать из этого гигантские доходы. Мы не в полной мере воспользовались ею – но, возможно, по совокупности факторов у нас не было другого выбора.

Бесплатная медицина, лучшее в мире образование...

...Не попадут в список успехов, так что патриотическая часть комьюнити, вероятно, будет опечалена. Достижения социализма в этих областях являлись альтернативной ветвью того, как эти направления развивались в мире. У нас это поддерживало и обеспечивало государство, за этими реалиями стояли интересы государства и взгляды государства. Таким образом, государство готовило себе специалистов под нужды и, в зависимости от этих нужд и взглядов, соответствующе вкладывалось в специалиста. На начальных этапах развития это была однозначно позитивная практика, способствующая стандартизации и выпуску приемлемых специалистов под жесткие интересующие рамки развития. После Первой мировой войны, Гражданской войны и экономических ломок альтернатив этому не было. В дальнейшем государство все менее эффективно на организационном уровне понимает всевозрастающую сложность задач и кооперации специалистов в современном обществе, все слабее становится работа прогностической части планирования – поэтому спектр высококлассных работников внутри общего потока нужных кадров – неуклонно сужается. Условные художники, экономисты, специалисты на стыке областей, представители новых направлений в науках, работники масскульта и журналистики, дипломаты, вся вертикаль бюрократии и т. д. – «поехали» качеством, несмотря на большое (зачастую) количество знаний, которые попадали в головы этим людям. За границами точных наук образование приобретало все более формалистические черты – и именно по этой причине я не могу назвать это успехом, ведь проблема была заложена в самой конструкции бесплатного образования. Кто платит (в данном случае – государство), тот и заказывает музыку, и даже если он плохо понимает, какая именно музыка ему нужна, то выходит все равно так, как он это понимает. Проблемой бесплатной медицины являлось также селективное финансирование. С одной стороны, достойна уважения советская фармпромышленность, работа над вакцинами, радиопрепаративные методы, кардиохирургия и т. д. С другой стороны, все хайтек-достижения со временем показали тенденцию к рассасыванию по каким-то отраслевым и распределительным направлениям, линия выделения финансов и оценки необходимого лечения (и развития науки под таковое) среднестатистического человека становилась для государственного планирования такой же мутной, как линия с выбором качества образования для специалиста. Средства распределялись все менее эффективно, в результате в значительной части бесплатной медицины возникал прогнозируемый застой, с кучей доживших до развала СССР анахронизмов. Это не значит, что я считаю медицину СССР неэффективной: просто – не шедевр. Не успех. Начали бодро, подняли выживаемость рожениц, снизили статистику ЗВПП, победили многие эпидемии – все так же, как в развитых странах мира, плюс-минус. При том, что косметическая медицина была практически в загоне, как и ряд других отраслей.

Договоры по ПРО, РСМД

Также не считаю это каким-то успехом. Эти договоры основательно опоздали – к их появлению уже много лет наблюдалась ужасающая диспропорция наших СЯС и СЯС НАТО. То есть наши средства были

вложены в это в кратно большей степени, чем у потенциальных противников. У нас было преимущество, мы его фактически обесценили. К тому времени политика уже достаточно устоялась, пройдя через ряд кризисов, и в целом было понятно, что никто не хочет ядерной войны, что нет безумцев, готовых ее развязать. Фактически эти договоры были околобесполезны, т. к. к тому времени антивоенное движение в Европе достигало своего пика, и на том уровне технологий невозможно было бы выстроить ПРО, соизмеримую по эффективности со средствами ее преодоления (при равной цене), при том что ШПУ уже были в достаточной мере защищены и гарантировали, по крайней мере, частичный ОВУ. Это не защитило нашу страну, это никак не повлияло на ее безопасность. Возможно, какие-то средства из-за этого были сэкономлены в дальнейшем, но эти средства меркнут на фоне потраченных на достижение нивелированного договорами разрыва.

По успехам позднего СССР и России

Я очень долго думал, что можно было бы добавить в «успех» из современной России, соизмеримый с теми успехами. Совершенно не являясь адептом секты «свидетели СССР» с воспеванием ее кисельных берегов и молочных рек, все же объективно стоит признать б

льшую способность СССР к созиданию и решению вопросов, нежели современной РФ (если основательно не вдаваться в детали, конечно). Однако один успех я тем не менее сумел отыскать – это отказ от государственной идеологии. В современном мире государство не может быть великим гуру, имеющим большую пухлую книгу с ответами на все вопросы. Государство может садиться в лужу и пускать там пузыри, может не выполнять декларируемые обещания и тратить деньги налогоплательщиков впустую. Как показывает нам история. Все это как бы намекает на то, что некой монополии на непогрешимость и высшие способности, относительно простого, приземленного человека, государство лишилось. В связи с этим навязывание некой масштабной модели видения и перехват прав для насаждения этой модели – не является ни эффективным, ни оправданным средством для современного общества. В такой модели все держится на прочности государства и абсолютно все рушится, если государство не обладает декларируемыми качествами. Возможность современного человека быть более

ответственным за свою судьбу , чем раньше, это, на мой взгляд, является успехом, хотя это и куда более энергозатратная стратегия. В то же самое время государство не тратит колоссальные средства на внедрение и обоснование своих идей везде, где только можно, не испытывает на себе всевозрастающее давление полного спектра несогласных с этими идеями. Человек – существенне свободен, государство – более гибко: на мой взгляд это успех, повторюсь.

Общий итог

Строительство чего-либо – это всегда необходимость в ресурсах, качество плана, методичность осуществления и способные специалисты. СССР мало внимания уделял привлечению ресурсов в свои проекты, как и ресурсной отдаче от них. Качественные планы могли составляться, но их сопровождение через разные по обстоятельствам эпохи было далеко неравнозначным, а если быть точным – не гибким, а впоследствии – перестало быть еще и профессиональным. Методичность также страдала, ввиду значительной персональной роли в механизмах принятия решений. Способные специалисты подготавливались, но, как и в целом система, со временем перестали по совокупности профессий соответствовать времени. Чему современную Россию может научить история наших успехов? Тому, что есть

, и приложенные на их направлении могут становиться . В должной мере развитые

же являются скелетом государства, базисом его процветания, богатства и стабильности. В дальнейших статьях я постараюсь развить эту мысль.



Источник

 
Просмотров: 156 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Об уникальном характере России как Империи

Император Николай I однажды на придворном балу спросил маркиза Астольфа де Кюстина, спасавшегося в России от французской революции:

— Маркиз, как вы думаете, много ли русских в этом зале?

— Все, кроме меня и иностранных послов, ваше величество!

— Вы ошибаетесь. Вот этот мой приближённый — поляк, вот немец. Вон стоят два генерала — они грузины. Этот придворный — татарин, вот финн, а там крещёный еврей.

— Тогда где же русские? — спросил Кюстин.

— А вот все вместе они и есть русские.

Как вы считаете, был ли русским Александр Сергеевич Пушкин? А Огюст Монферран? А Барклай де Толли? А Растрелли? А Багратион? Был ли русским Сталин? Был ли русским Пётр I? Екатерина II? Был ли русским Владимир Иванович Даль?
Все они гораздо более русские, чем Горбачёв или Илларионов или Касьянов. Или сонм русских по крови из либеральной оппозиции, которые в своих сладких снах видят распад и уничтожение нашей страны.

Понимаете, в этом суть России: люди других национальностей в России принимают образ мыслей русского народа, и готовы отдать жизнь за Россию. Они думают и говорят по-русски. И они - этнически могут быть кем угодно, но они - русские. Россия - это империя другого рода. Она не заставляет других ассимилироваться. И в этом ценность. Люди могут быть разного вероисповедания, разных национальностей, разных культур. Но они объединены Россией, и становятся русскими. Не по генетике, но по духу.
avatar


Учётная карточка

Общение
Загрузка…
Развернуть чат АНТИМАЙДАН

Видеоподборка
00:58:52


00:38:24


00:11:34

Новости партнёров

Популярное


work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх