Главная » 2020 » Ноябрь » 3
12:31

Крики гальского петуха


На минувшей неделе президент Франции Эммануэль Макрон начал (и практически сразу же «слил») наступление на «исламские порядки». Это наступление, по большому счету, сколько бы его не сравнивали с «духом Пуатье» на самом деле имело утилитарный и локальный характер и вряд ли вообще тянуло на новый «крестовый поход» чего бы французской публике не мерещилось.

Провокационные карикатуры, опубликованные в скандальном журнале «Шарли-Эбдо» и реакция на них исламской улицы известны. Как, впрочем, известны и последствия политики французского государства, которое за фасадом мультикультуризма забыла о реальности человеческих отношений. Как водится, в таких случаях результат уступает свое место чистой политике. Что мы прекрасно и видим.

В этот раз по сути речь идет о том, что французское государство сталкивается с вызовами, против которых не желает бороться и использует методы, которые может быть и способствуют решению локальных задач, но, одновременно, приводят к проявлению главных проблем современной Франции – утраты строгих основ французской политической идентичности.

Идея, главенствовавшая с 50-х годов XX века, о том, что такой основой будет франкофония (распространение французского языка) не сработала. Мигранты вполне сносно говорят на французском, но при этом не видят себя частью французского политического общества и тем более не хотят быть частью сложившегося веками французского социального порядка. Для них Франция – это не Франция Вольтера и Дидро, Бомарше и Мольера не их Франция, да, вероятно, и не Франция вовсе, а какой-то исторический рудимент не имеющий текущей актуальности и значения.

Проблема французского общества, разделенного по линии местные/мигранты приобретает еще больший размах в контексте противостояния французская культура/традиция ислама в том, что оно не видит не только пути выхода из ситуации, но и потребности ее искать. Считать ли чужими всех понаехавших? А если они понаехали уже лет 70-80 назад? Что является четким противопоставлением исламской культуре? Христианская культура? Но большинство этнических французов уже отказались от христианства. Есть видение беды, но нет того, что ей можно противопоставить.


Как результат заявления Макрона, носившие во многом реактивный смысл, как реакция на преступление подростка-эмигранта против учителя истории и геополитический смысл направленный против турецкого президента Эрдогана оказался не просто поглощенным и невнятным, но и откровенно вредным для самой Франции, результат оказался разрушительным и будут влиять на ситуацию еще долгое время.

Париж и ислам

Собственно, удивляться тому, что во Франции имеется проблема, связанная с исламским экстремизмом, не приходится. Учитывая всю, длящуюся не одно десятилетие политику активной миграции населения из бывших колоний в метрополию. Этот процесс начался еще в период деколонизации Северной Африки и не закончился и по сей день.

Франция реагирует возмущенно. «Мечеть парижской Богоматери» не просто образ, а скорее эпитафия на французской традиционной культуре к которой сами то французы относятся больше как к предмету гордости, чем к аспекту принадлежности. Ровно так же можно относится, например, к военным свершениям Наполеона. В принципе что-то о них слышать и гордиться, но не рассматривать как часть собственной идентичности.

Ислам уже давно стал во Франции страхом и реальностью. С одной стороны, в стране увеличивается число мечетей, с другой проходят периодически акции протеста против исламофобии. С одной стороны, авторы наперебой пугают читателя исламским будущим Франции, а с другой превозносят мульти культуризм, потворствующий исламскому развитию. С одной стороны, практически все говорят об угрозе со стороны мигрантов, с другой, Франция широко раскрывает ворота перед все новыми толпами легальных и нелегальных мигрантов.

Готова ли Франция поставить заслон исламскому терроризму? Нападения в Дижоне, Авиньоне и Бордо на этой неделе показали, что нет. Правоохранительная система не может справиться с угрозами, которые несут террористы-одиночки, вооруженные ножами. Невозможно запретить продажу ножей! Невозможно проконтролировать каждого жителя. Такие нападения будут повторяться и впредь.

Готова ли Франция искоренить попытки высказаться против исламской традиции, не провоцировать на возможную агрессию? Нет не готова. Французская традиция позволяет смириться с преступным воздействием. В конце концов большинство французов во время Второй Мировой и немецкую оккупацию пережили без особого противодействия. Но французская традиция не позволяет замолчать. И в период этой самой войны многие говорили и писали весьма нелицеприятное о Германии. Потому что традиция. И сейчас будут продолжать говорить, писать, рисовать карикатуры. Потому что иначе не могут.


Как результат ислам укоренился во Франции и никуда из нее не денется, массовые высылки арабских беженцев не только не планируются, но и всячески порицаются. Как действия по «защите» ислама мусульманами с французским паспортом никуда не исчезнут. Резали и будут резать. Но и молчать Франция не будет, поскольку это противоречит сложившейся традиции, а это новый виток, новые жертвы. Гарантированно.

Что делать с политкорректностью и свободой слова?

Учитывая, что причиной многих негативных событий стали карикатуры в сатирическом журнале «Шарли Эбдо» и высказывание о них со стороны Эммануэля Макрона на повестку встает вопрос о пределах допустимости свободы слова.

На самом деле всем известно, что абсолютности свобод не бывает. Свобода передвижения нивелируется приговором суда о лишении свободы, право на личную неприкосновенность - досмотром полиции, любое иное право имеет свою границу, хотя бы там, где начинаются права других.

В настоящее время происходит кардинальное столкновение вопроса о политкорректности и свободы слова. Можно ли говорить об исламе в формате карикатур «Шарли Эбдо» (иначе чем издевательством я их не назову. Поскольку юмора в них ни на грош) нет, если мы во главу угла ставим политкорректность. Но если с исламской темой во Франции связаны периодические деяния с отрезанием голов и убийствами людей – является ли это тем явлением, на которое распространяется требование политкорректности? Очевидно, что нет! Но оно не помогает бороться с проявлениями исламского террора и даже провоцирует его в еще большем масштабе.

В таком случае есть лишь два выхода из ситуации. Либо стерилизация общества от персоналий, проявляющих агрессию по поводу религиозных вопросов, что практически невозможно из-за отсутствия наработанных технологий и масштабностью задач. В многих странах ранее предпринимались попытки исключения из социума целых социальных групп (делал это и СССР в отношение представителей некоторых народов, делали это и США во время Второй Мировой переместившие в лагеря значительную часть этнических японцев, проживающих в штатах, имеется ряд других примеров). Но число лиц, имеющих отношение к исламской традиции составляет миллионы. А сами такие действия по сепарации мягко говоря расходятся с современными преставлениями о демократии и свободе.

Либо введение правил политкорректности точно формализованных и исключающих возможность перехода через красные линии некорректности. В частности, введение норм запрещающих изображение божеств в сатирическо-юмористическом контексте. Поможет ли это? Возможно сократит число нападений.


Можно ли наедятся на какой-то иной вариант решения проблемы? Например, на то, что представителей исламской традиции можно перевоспитать в духе европейской традиции? Нет. Современная европейская культура не обладает таким воспитательным воздействием как ислам и никогда им обладать не будет. Это исключено. Что предпримет Франция для решения проблемы? Самоустранится от ее решения, разумеется. Более ничего.

Макрон против Эрдогана

С политической точки зрения интересен контекст проявленной трагедии в контексте наметившегося геополитического противостояния Франции и Турции. Это противостояние стало, вероятно, самым большим вызовом интересам Франции за последнее десятилетие.

Но если предыдущее проигранное Францией противостояние было в контексте «арабской весны» и связывалось с большой политической активностью США, старавшегося не допустить укрепления позиций Европы в Северной Африке и на Ближнем Востоке, то нынешнее не идет с этим ни в какое сравнение. Против интересов Франции в собственной фантазии являющейся сверхдержавой, с собственным космодромом, каким-никаким ядерным оружием, авианосцем «Шарл де Голь» и международным телевещанием, на этот раз выступает какая-то Турция. По меркам 90-х годов захудалая полуевропейская страна со слабой экономикой и несамостоятельной политикой.

В текущем моменте Франция получает от Турции один удар за другим. Проваленная Парижем ливийская компания, когда какой-то мир в Ливии установился, но не по лекалам Парижа. Потерянный контроль за Мали, атомным «Клондайком» Франции и это после многих лет контроля в рамках «антитеррористической операции». Неудачные попытки выдавить Турцию из зоны шельфа Кипра в ходе геолого-разведочных работ. Одним словом, череда сплошных провалов. Жесткая конкуренция в некогда французском Ливане, вплоть до организации Турцией там проплаченных митингов. И не сказать, что у Франции не было и нет сил для того, чтобы решать ситуации в свою пользу. Скорее не хватает политического таланта и выдержки, чтобы не наломать дров.

Заявления Макрона, обращённые против по сути Эрдогана и его политики фактически отозвались о французском исламском сообществе, как выступления против ислама. Как результат – серия громких бытовых терактов, которые при этом потрясают своей жестокостью и цинизмом.

Может ли Макрон надеяться на то, что ему удастся переиграть Эрдогана в этой политической игре? Нет, если только Эрдоган сам не наломает дров и не столкнется с чьим-то более системным действием. Сам Макрон «торжественно» заходит на очередные президентские выборы, которые для него уж точно не будут легкой прогулкой.


Хотя выборы будут только в апреле 2022 года, разгонная прямая перед ними начнется уже весной следующего года, а подготовка началась уже сейчас. И хотя нашему читателю вряд ли что то скажут уже заявившихся публично участников гонки - Ф. Асселино, Ж. Лассаль, Ж.Ф. Пуасон, Ж. Сон-Форже и лишь только Мари Ле Пен со своим «Национальным Фронтом» известна широкой публике простой прогулкой выборы для Макрона не будут.

Макроно-политика и ее последствия

На самом деле выборы для Макрона могут стать политической катастрофой. Будучи кандидатом фактически «созданным», технологическим он практически не проявил себя никак в большинстве проблем за которые брался, или которые предлагал.

Французская экономика ослаблена короновирусными последствиями. Французская армия терпит сокращения и урезания. Французские международные отношения в кризисном виде, так как рабочие отношения если с кем-то и существуют, то, пожалуй, только с Германией. Да и то условно и может не помочь, учитывая, что выборы в Бундестаг Германии, определяющие в том числе и выборы Канцлера уже в следующем 2021 году, и следующее правительство Германии будет по определению слабым, даже если его удастся создать ХДС/ХСС.

В таком случае, Макрон станет предметом яростной критики. И ему позарез нужны победы. По большому счету французское общество очень падко до славы. Ему требуется показать этому обществу влияние Франции, доминирование Франции, уважение к Франции со стороны других. Для этого Макрон. Очевидно, попытается провести пере выборами очередной Парижский саммит по климату, дабы показать, что он может стать законодателем мод во внешней политике. Правда появись там Трамп и все инициативы Макрона накроются «медным тазом».

При этом прямо сейчас пасуя перед исламской угрозой во Франции, оправдываясь за свои слова, относительно карикатур журнала сатирических пасквилей, не предпринимая сколь-нибудь эффективных мер против угрозы терроризма (не говоря уже об исламской угрозе) Макрон фактически убивает свой электоральный потенциал, который опять же попробуют надуть методами политической рекламы и прессингом оппонентов (возбуждая уголовные дела против всех кандидатов, которые хоть сколько то готовы составить конкуренцию Макрону).

Начало, и, затем, срочное сворачивание вектора на противодействие исламизации Франции фактически показывает отсутствие сил, средств и главное, воли предпринимать какие-то усилия по данному направлению. Для Макрона, видимо испуганного террористической активностью и понимающего, что террористическая активность в период выборов сведет все его шансы переизбраться к нулю. И без того все более напоминающий позднего Оланда политик, бывший на выборах полит технологической куклой вполне может загнанным в угол. И тогда война с исламизмом затронет все сектора.


А это значит, что нас ждут новые крики гальского петуха, которым, впрочем, вряд ли уже кто-то серьезно поверит. Лимит доверия к французскому руководству как минимум подорван, а как максимум полностью слит.



Источник

Просмотров: 1671 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:
 


Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама





Видеоподборка
00:07:30

00:05:19

00:38:51

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх