Таинственный запуск китайского многоразового аппарата как приговор нашему космосу

4 сентября с космодрома Цзюцюань ракетой-носителем «Чанчжэн-2F» Китай вывел на орбиту экспериментальный многоразовый космический аппарат, предназначенный, как говорит агентство Синьхуа, для дальнейших исследований в рамках мирного освоения космоса. Что этот запуск означает для РФ? Ничего особенного – кроме констатации того факта, что мы теперь в космической гонке превращаемся в наблюдателей. А могли бы быть и первыми…

Китайцы тщательно тут все засекретили – ни фотографий, ни подробностей. Скорее всего они реализовали идею аппарата, возвращающегося на землю в планирующем полете. Как «Буран», как «Спейс Шаттл» и как челнок «БОР» проекта «Спираль», начатого Глебом Лозино-Лозинским еще в 1966 году. Предусматривалось, что аппарат сможет выводиться на орбиту при помощи сверхзвукового самолета-разгонщика. «БОР» планировалось оснастить своим баком для горючего и окислителя, и это было единственное одноразовое звено во всей системе. Понятно, что если бы все последующие годы система развивалась, то сейчас сбылась бы мечта первого командира отряда космонавтов, героя спасения челюскинцев Николая Каманина – полет в околоземье был бы не сложнее и не дороже перелета через Атлантику.

Однако мы отлично знаем, что налоговая и банковская системы РФ несовместимы с жизнью и производством. И если в рамках интеграции распространить их на Белую Русь, то в ней не останется ничего, кроме добычи калийного сырья и переработки нефти

Подразумевалось, что такие космические аппараты-самолеты обретут универсальное назначение как мирное – вывод на орбиту и возвращение на Землю спутников, инспекция орбитальных спутниковых группировок, дистанционное зондирование Земли, обслуживание обитаемых космических станций, туризм, а также военное – разведка, противодействие космическим аппаратам противника, нанесение ударов из космоса в любую точку планеты. Следом за «БОРом» (беспилотный орбитальный ракетоплан) шел проект «ЭПОС» (экспериментальный пилотируемый орбитальный самолет), причем на таком уровне проработки, что под него был набран специальный отряд космонавтов во главе с Германом Титовым.

Аппараты «БОР» после ряда аварий и последовавших усовершенствований совершили несколько удачных беспилотных полетов, но и эта программа, и «ЭПОС» были свернуты с началом работ по проекту «Энергия» – «Буран» в 1976-м. На все средств не хватало, а многие из тех, от кого зависело принятие подобных решений, «ЭПОС» сочли фантастикой.

Но «БОР» вернулся в виде боинговского проекта Х-37. Тот же беспилотный «лапоть», но он летает уже с 2010 года. Проект в высшей степени секретен, и о его важности говорит хотя бы то, что один из двух имеющихся в распоряжении НАСА кораблей постоянно находится на орбите, сменяясь примерно через два года. Очередная ротация, насколько известно, намечена на ближайшую весну. Эксперты считают, что при создании своего прототипа многоразового космического аппарата китайцы в свойственной им манере пошли по этому же, американскому пути.

Как тебе такое, Дмитрий Олегович?

После Х-37 и китайского «космодрона» возникает вопрос: а где мы и почему не возглавляем эту гонку, имея в прошлом такие грандиозные заделы? Дело в том, что в 1997–1998 годах в Кремле крепко зевнули – Лозино-Лозинский, тогда уже переведенный в почетные руководители НПО «Молния», не жалел сил в продвижении проекта МАКС – многоразовой авиационно-космической системы. Тогда у нас был и самолет-носитель – та самая «Мрия» Ан-224, до сих пор имеющая на центроплане крепления для космического челнока с разгонной ступенью. Был свеж опыт создания «Бурана». Собственно, требовалось сделать разгонный блок и легкий челнок «Молния». Он был гораздо выгоднее тяжелого челнока. Хотя бы потому, что система позволяла отвязаться от космодромов с их безумно дорогой инфраструктурой и по сути изначально заданными параметрами орбит, на которые выводятся космические аппараты. Любой соответствующим образом дооснащенный аэродром первого класса годился для старта и просто любой – для посадки в случае каких-то нештатных ситуаций. И никаких «окон запуска», ограничений по наклонению орбиты, проблем с выходом в самые экономичные экваториальные зоны старта. Разгонный блок к тому времени разработали, двигатель имелся, был создан массогабаритный макет «Молнии» с детальной проработкой всего конструктива – нужна была лишь отмашка сверху, которой не последовало. Цена вопроса – около четырех миллиардов долларов, что в рамках космической деятельности вовсе не умопомрачительная сумма. С учетом того, что реализация проекта открывала потрясающие перспективы.

Крах узколобых
Фото: kremlin.ru

Его развитие потребовало бы создания гиперзвуковой авиации, и если не к нынешнему времени, то в ближайшем будущем она перестала бы быть фантастикой. Это был бы шаг к реальным двухсредным космическим аппаратам (скрамджетам), имеющим универсальные двигатели, способные работать как прямоточные реактивные в атмосфере и как ракетные за ее пределами. Следующий шаг – многоразовый одноступенчатый аппарат, способный без всяких дополнительных блоков или систем стать средством сообщения Земли с космосом.

Но и на этапе реализации МАКСа мы уже получали пятикратное снижение стоимости выведения полезной нагрузки в космос. Как следствие РФ могла создавать и продавать весьма конкурентоспособные спутниковые системы, не говоря уже про перспективы дела для военных нужд.

До конца жизни (а умер он в 2001 году) Глеб Лозино-Лозинский пытался добиться реализации этого проекта. Но тогдашнее руководство Роскосмоса – Коптев, Перминов и другие в силу разных причин никак МАКС не поддерживали. И это притом что за свои нефть и газ с начала нулевых и до 2014 года мы получили ориентировочно свыше трех триллионов долларов сверхплановых доходов в бюджет. И вполне могли сейчас в создании многоразовых околоземных систем опережать весь мир.

Нынешняя космическая гонка для нас выглядит унизительно – США и Китай соревнуются, а мы, вытирая сопли, смотрим на них из кустов. На наших глазах все величайшие достижения советской космонавтики, которые могли бы стать потрясающей стартовой ступенью для новых, уже наших достижений, неуклонно переходят в мемориальную фазу. И мы, выходит, вечно обречены восхищаться полетом Гагарина, смотреть на скафандр Леонова, но ничем своим Музей космонавтики пополнить уже не в состоянии.

Да, чтобы сегодня создать МАКС, придется реорганизовать не только российскую промышленность, но и всю экономику. Или остаться при прежнем раскладе и пытаться между строк агентства Синьхуа угадать, чего такого сумели придумать и сделать китайцы, чего мы не в состоянии.

Чтобы был понятен масштаб китайского достижения, стоит отметить – масса секретного корабля может достигать 8,5 тонны, что на тысячу с лишним кило больше массы наших «Союзов-МС». И уже к 2030 году Китай намерен иметь полноценные многоразовые космические системы, теперь не как экспериментальные, а как штатное транспортное средство. Причем не сказать, что весь китайский космос работает лишь на эту цель. Параллельно успешно реализуется еще ряд весьма амбициозных задач – отправка лунохода на обратную сторону Луны, работы над собственной орбитальной космической станцией. А 23 июля тяжелой ракетой-носителем «Чанчжэн-5» к Марсу отправлен исследовательский зонд.

Как тебе такое, Дмитрий Олегович?

Мертвящая «вертикаль» и нехватка воображения

В этом случае – вся нынешняя «вертикаль власти». Мертвящая, норовящая проспать все шансы и все превратить в застойные монополии-госкорпорации. Нет, в будущей Великой России никакой ГК «Роскосмос» не будет: задачи должно ставить государственное космическое агентство или даже аналог Минобщемаша СССР. Над коим стоит межведомственный Совет по космонавтике. А конкурировать за достижение целей должны большие и малые предприятия, частные и государственные. Никакого больше монстра, варящегося в собственном соку, самому себе задачи ставящего и вгоняющего дело в застой!

Крах узколобых
Старт загадочного китайского аппарата
Американские легкие челноки

Теперешняя «вертикаль власти» – плод сперва горбачевской катастройки, а затем и криминальной революции Ельцина 1991–1993 годов. Это царство не буржуа, а победившего чиновника, бюрократа. Ценой распада великой страны, ее деиндустриализации, потери 13 миллионов душ только в одной РФ сбылась мечта советского чинуши: обладать полной властью и ни за что не отвечать. Иметь возможность хапать и воровать из казны, свободно распоряжаясь награбленным. Шутка ли! Мэры даже депрессивных городов раскатывают на «майбахах» и покупают недвижимость в Америке. Нет никаких судов (есть лишь их имитация) и способность творить полный произвол.

Вот и систему они создают соответствующую. Под свой дебилизм в духе обывательского «счастья» (бездонного свиного корыта). Итак, все упростить до абсурда – слить в монопольные корпорации. Причем под управлением махровых бюрократов или «манагеров широкого профиля» с бухгалтерским уклоном. Чтобы не утруждать себя думанием и работой, лишь контролируя потоки денег. Все заатмосферное – в Роскосмос. Все кораблестроение – в одну ОСК. Все истребители – в монопольную компанию, все тяжелые самолеты – в другую. Анатолий Сердюков – характерный пример кадровой политики «вертикали». Он уже прославился тем, что слепил вертолетостроительные фирмы Миля и Камова в одну структуру. Готовится соединение КБ Сухого и «МиГ». И уже ходят слухи о том, что в одну фирму сгонят «Ильюшина» и «Туполева». Что там получится? «Камиль»? «Тушин»? «Мигой»? Что способен наворотить Сердюков, мы знаем. И Кремль его ставит вершить судьбами русского авиастроения? Понятен его главный принцип: лишь бы человечек был по-собачьи предан и не забывал лизать сами знаете что, а мы его хоть атомом поставим рулить, хоть астрофизикой. И дадим полную свободу рук.

В результате убивается всякая здоровая состязательность, уничтожаются конкурирующие конструкторские школы, возникает вонючая застойная трясина. Как пресловутые госкорпорации проигрывают всему миру в космосе и авиации, уже всем очевидно. Сталин поступал с точностью до наоборот: не жалел средств на конкурирующие КБ, в итоге отбирая лучшие образцы и в них вкладывая ресурсы государства. Но монополии в РФ, ведомые узколобыми обывателями, тупы. Им не хватает воображения. Поэтому (смотрите случай с МАКС НПО «Молния») они, даже обладая несметными деньгами и уже созданными научно-техническими заделами, умудряются все профукать и потерять. Можно смело утверждать, что не только космическую отрасль, но и авиастроение они успешно утопят в трясине. Да только ли их?

Белорусский провал

В момент, когда сдается этот номер, Владимир Путин ведет переговоры с «подраненной уткой», президентом Белой Руси Александром Лукашенко. Минску обещан кредит в 1,5 миллиардов долларов. Понятно, что речь пойдет о его экономической поддержке в обмен на углубление интеграции. Об объединении РФ и РБ сейчас, как в конце 2019-го, речи не идет. Ибо сие способно подогреть протесты в Белоруссии, чего Москве сейчас не надо. Понятно, что по итогам олигархическо-чиновные кланы РФ должны получить доступ к самым лакомым для них предприятиям соседней республики.

Мы отлично знаем, что налоговая и банковская системы РФ несовместимы с жизнью и производством. И если в рамках интеграции распространить их на Белую Русь, то в ней не останется ничего, кроме добычи калийного сырья и переработки нефти. Да и та сильно пострадает из-за акцизов и налога на добычу полезных ископаемых.

Но именно Беларусь и попытка создания Союзного государства с ней, вроде бы предпринятая с 1999 года, особенно ярко рисуют все ничтожество нынешней «вертикали». Не надо сваливать все на Батьку с его художествами. В том, что республика взорвалась, он повинен на 50 процентов. Остальная вина ложится на нынешний Кремль. Ведь именно он (а РФ больше по населению, нежели РБ, в 14 раз) не начал в стране новую индустриализацию, каковая невозможна без протекционизма. Лишь она позволяла создать кооперационные промышленные цепочки с заводами и фабриками Белой Руси. В самых разных отраслях, вплоть до микроэлектроники. Но делали-то иное: в Белоруссию шло сырье, а оттуда готовые товары. В результате возникли сперва торговые войны, а потом и политический кризис. Ибо Минск требовалось постоянно субсидировать, а в Кремле решили, что хватит и пора бы немного приватизировать соседку. В то же время «лукашенкономика» зашла в тупик, замордовала граждан РБ девальвациями и довела дело до массового взрыва недовольства.

Не дай бог, если закордонные операторы раздуют уличные протесты в Минске, а потом (как в Москве в октябре 1993-го) появятся таинственные снайперы. Когда массы протестующих подойдут к резиденции Батьки, оцепленной войсками, по солдатам откроют огонь «невидимки». В ответ оцепление начнет стрелять в толпу. В итоге Лукашенко становится деспотом-палачом. А Путин, коли введет полицейский резерв в РБ, тоже окажется замазанным в крови и превратится в объект ненависти протестующих. Что Западу и надо. В сочетании с «провалом Навального» и пресечением достройки «Нордстрима-2» получится чувствительный удар.

Снова обрюзгшей и спесивой «вертикали» не хватило воображения и смелости действия, чтобы с 1999-го использовать уникальнейший исторический шанс на подъем РФ из праха деиндустриализации и на начало воссоединения всех трех ветвей Русского народа. Как видите, в основе хоть кризиса в РБ, хоть позора с отставанием в космонавтике лежит одна и та же причина – пресловутая система господства самого карикатурного чиновничества, что задушило буквально все в стране. Заменяя реальное развитие бесконечным потоком пропагандистских миражей. Немудрено, что у нее нет никакой внятной стратегии и она не определяет ход исторических событий, а лишь плетется за ними вслед. Тупые бюрократы и обыватели игру на опережение вести не могут по природе своей.

Даже если США взорвутся гражданской войной, а мир скрючится от всеобъемлющего кризиса, все равно бюрократическая «вертикаль» проиграет КНР, что смогла стать мировой научно-промышленной силой. А Кремль все жмется к сырьевой трубе.

У нас нет сомнений в том, что РФ в грядущей «буре столетия» рискует разделить судьбу и разваливающегося Евросоюза, и Соединенных Штатов, могущих расколоться из-за внутренних противоречий. Крайне важно такого не допустить, друзья, всеми возможными способами.