Главная » 2015 » Октябрь » 18 »

Каспийская флотилия все меняет? (перевод из Defense News)


10:48
Каспийская флотилия все меняет? (перевод из Defense News)

Мало кто из морских стратегов причислил бы Каспийскую флотилию России к важным оперативным объединениям. В этом замкнутом море присутствуют военно-морские силы четырех выходящих к нему стран — помимо России это Азербайджан, Иран и Туркменистан; однако большинство судов — небольшие ракетные и патрульные корабли, почти все водоизмещением до 1 000 тонн. Эти силы прежде рассматривались исключительно как локальные.

Всё изменилось 7 октября, когда четыре русских боевых корабля выпустили из Каспийского моря, как сообщается, 26 крылатых ракет SS-N-30A «Калибр» — по целям в Сирии, удаленным почти на тысячу морских миль. И хотя аналитики сочли боевой эффект от ракетных ударов несущественным, важен сам факт: оказалось, что малые, недорогие суда относительно простой конструкции могут с огромного расстояния повлиять на наземные операции.

«От нашего внимания не ушло, что запуск ракет из Каспийского моря был не просто ударом по целям в Сирии, — сказал представитель США. — Задачу могли выполнить и силы, размещенные в самой Сирии. Суть была в том, чтобы послать сигнал миру и нам о том, что у них есть такой потенциал, и они могут им воспользоваться».

Ракеты «Калибр», использованные при ударе, — улучшенный вариант дозвуковых противоназемных крылатых ракет «Гранат», аналогичных «Томагавкам» ВМС США. «Калибры» дальнего радиуса (в России используется обозначение 3М-14Т, по кодификации НАТО — SS-N-30A) лишь недавно были приведены в оперативное состояние. В эксплуатации находятся также варианты для запуска с подводных лодок и больших кораблей; последним оснащен, среди прочих, легкий фрегат «Дагестан» проекта 11661К, класса «Гепард», который участвовал в операции. Однако до сих пор не было точно известно, что снаряды могут запускаться с малых кораблей — таких, как «Буян-М» проекта 21631, также участвовавший в ракетном ударе 7 октября.

С01

«Эта ракета прежде не рассматривалась как вооружение корветов, которые оснащались ракетами Klub, [меньшей дальнобойности] по сравнению с противоназемным вариантом», — говорит Брайан Кларк, военно-морской аналитик вашингтонского Центра стратегических и бюджетных оценок. По его словам, «Калибр» «превращает корабль контроля морского пространства в корабль распределенной убойной силы. К тому же самому стремились и США, но русские показали, что у них уже есть такие возможности».

Милан Вего, видный специалист по малым боевым кораблям, преподающий совместные боевые операции в Военно-морском колледже США, отмечает, что многие эксперты по флоту не уделяют должного внимания возможностям малых кораблей.

«Мы отчего-то пренебрежительно относимся ко все более растущей силе малых боевых единиц, — говорит он. — ВМФ США и другим океанским флотам пора стать гораздо внимательнее к происходящему. Речь идет о малых судах до 1 000 тонн. Пренебрегать ими очень опасно, особенно в узких проливах, где они могут нанести значительный урон».

Согласно справочнику IHS Jane’s, «Дагестан» — один из двух состоящих на службе ВМФ России фрегатов класса «Гепард» с полным водоизмещением в 1 961 тонну; его долгая постройка на Зеленодольском заводе в Казани завершилась в 2012 году. Два экспортных варианта той же модели были поставлены в 2011 году Вьетнаму; строятся еще два. Вьетнамские варианты, по всей видимости, ракетами «Калибр» пока что не оснащались.

Другие три корабля, участвовавшие в ракетных ударах 7 октября — 949-тонные корветы, также построенные на Зеленодольском заводе для службы в Каспийском море. Ранее было известно, что шесть корветов «Буян-М» укомплектованы восьмизарядными вертикальными пусковыми установками, расположенными в средней части судна и позволяющими запускать ракеты SS-N-27 Klub, однако здесь они впервые продемонстрировали способность использовать более дальнобойные «Калибры».

Неясно, насколько эффективными оказались ракетные удары. Министерство обороны России утверждает, что все 26 ракет поразили 11 различных целей в Сирии — большинство из которых, согласно источникам в Пентагоне, располагались близ Алеппо, где ИГИЛ не присутствует.

Министерство обороны России сообщило, что траектория полета из Каспийского моря в Сирию пролегала через воздушное пространство Ирана и Ирака, добавив, что обе страны дали предварительное согласие на удар. 8 октября появились сообщения о том, что четыре из 26 ракет преждевременно упали в Иране. Официальные русские источники сочли эти сообщения неубедительными, тогда как источники в Пентагоне уверены в их правдивости.

 

С03

 

Однако вряд ли эти удары с моря предпринимались ради боевой эффективности.

«Всё это психология, — говорит Вего. — Не думаю, что в военном плане польза велика. Это демонстрация силы».

Кларк обращает внимание на сложные вычисления, которых требовал русский удар: зону удара и так уже загромождали ракетные и воздушные атаки, которые Россия вела одновременно с ним.

«Удары по большей части свидетельствуют о том, что управление и координация у русских радикально улучшились, — говорит Кларк. — Требовалось развести несколько самолетов и ракет в одном воздушном пространстве. Дело нелегкое, с такими вещами у стран вроде России обычно возникают сложности. Русским в этот раз все удалось — это дает понять, что они стали лучше справляться».

Он также отмечает, что неподвижность наземных целей упростила операцию, так как кораблям для ударов не понадобились сложные датчики и системы управления пуском.

«Если цель у вас неподвижна, кто-нибудь может вычислить ее расположение за вас и передать данные кораблю, — говорит Кларк. — Все, что нужно — автономный пульт управления, с которого эти данные можно ввести в ракету. Если же цель движется, с ракетой нужно будет поддерживать линию передачи данных. Все значительно усложняется».

По словам Кларка, операция хорошо продемонстрировала концепцию «распределенной убойной силы» (distributed lethality): оружие и датчики не располагаются на небольшом числе крупных платформ, а могут рассеиваться по многим боевым единицам.

С02

«Русские осваивают распределенную убойную силу быстрее, чем США, — отмечает он. — Аргумент в ее пользу таков: если разделить огневую мощь между несколькими малыми кораблями и рассеять их, усложняя противнику наведение, можно достичь той же огневой мощи, что и при сосредоточении платформ. Эти 900-тонные русские корветы сложнее обнаружить, чем [4 000-тонные американские] корабли береговой обороны LCS. Их можно закупать в большем объеме и, в отличие от LCS, оснащать еще и противоназемными системами. Это даст вам гораздо более эффективную поражающую силу для работы по наземным целям, чем та, к которой сейчас стремится ВМФ США».

Американский флот разрабатывает более тяжеловооруженный вариант LCS (Littoral Combat Ship), названный LCS-фрегатом, однако такие суда вряд ли будут вооружаться чем-либо наподобие «Калибров».

«Наш новый класс судов не оснащен ничем похожим на эти русские ракеты, — сетует Кларк. — Флоту должно быть стыдно за то, что там такое допустили».

 

Оригинал материала на сайте Defense News



Просмотров: 731 | Добавил: Джонни | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:
 


Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх