Главная » 2016 » Сентябрь » 1
 
11:46

Как «Дженерал Моторс» отвезла нацистов на войну

Американский предприниматель Джеймс Д. Муни вскинул руку в римском салюте и посмотрел на себя в зеркало. Не совсем то. Он попробовал еще раз. Все равно не то. В чем дело? Слишком натянуто? Слишком косо? Ладонь надо держать вертикально или полагается согнуть руку под жестким углом? Или наоборот — прямая линия от плеча и до кончиков пальцев? Что должен выражать его «зиг хайль» — энтузиазм или повиновение? Неважно, уже середина дня. Пора к Гитлеру.

За день до того, 1 мая 1934 года, Муни — президент корпорации General Motors Overseas — сел в свой автомобиль и под безоблачным небом поехал в сторону аэропорта Темпельхоф на окраине Берлина. Его ждало очередное нацистское действо. В этот раз отмечался традиционный майский праздник.

Темпельхоф — обширный аэродром прямоугольной формы. Однако к празднику его превратили в огромный плац. Охрана была не просто суровой, а параноидальной. Все въезжающие автомобили тщательно досматривали на предмет антигитлеровских брошюр и прочей контрабанды. Все, но не автомобиль Муни. Канцелярия фюрера прислала ему особую метку на лобовое стекло, дававшую главе «Дженерал Моторс» полную свободу передвижения по всему Темпельхофу. Муни был почетным гостем Гитлера.

Муни прибыл на аэродром где-то в полчетвертого дня, и зрелище его поразило. Громадные знамена со свастикой — десять метров в ширину — реяли на пятидесятиметровой высоте, на стальных башнях весом в 43 тонны. Башни стояли на четырёхметровых бетонных фундаментах — предполагалось, что так же непоколебимо, как Третий рейх выстоял перед всеми попытками обуздать его программу перевооружения и притеснений.

Тысячи нацистских флагов колыхались по всему плацу, через который плечом к плечу шли плотные колонны. В каждой из 13 парадных колонн было от 30 000 до 90 000 штурмовиков, солдат, гражданских дружинников и белокурых гитлерюгендцев. Четыре часа спустя два миллиона зрителей и участников марша заполонили всю округу.

Гитлер прибыл в открытом автомобиле и ездил туда-сюда по полю, окруженный морем преданных сторонников. Затем в сопровождении охранников из СС он поднялся на сцену, по пути остановившись, чтобы погладить по голове улыбающегося мальчика. Предстояло еще одно грандиозное действо во славу фюрера, типичное для нацистского режима.

gmn1

Гитлер выступает перед сторонниками на аэродроме Темпельхоф, 1 мая 1934 г.

Подготовившись, Гитлер начал очередную завораживающую речь — 142 расставленных по плацу динамика добавляли ей гипнотической убедительности. Фюрер требовал упорного труда и дисциплины, излагал свое видение исторической судьбы национал-социализма, и его бодрый голос разносился над такой массой людей, что до стоявших по краям слова долетали не сразу, а через мгновение или два. Громовые аплодисменты в ответ на реплики Гитлера доносились постепенно, создавая акустический эффект непрерывных, перекрывающих друг друга волн слепого обожания.

Любуясь фюрером

General Motors World, печатный орган компании, посвятил первомайскому торжеству многостраничную передовицу, где делался упор на безграничную любовь Гитлера к детям. «К девяти часам вечера улицы заполнились людьми, вышедшими посмотреть, как герр Гитлер будет общаться с детьми», — писало издание.

На следующий день, 2 мая 1934 года, порепетировав перед зеркалом свой «зиг хайль», Муни вместе с еще двоими представителями «Дженерал Моторс» и ее германского подразделения Adam Opel AG отправился на встречу с Гитлером в его канцелярию. Кроме фюрера их ждал там непоколебимый нацистский партийный деятель Иоахим фон Риббентроп, впоследствии ставший министром иностранных дел, а также экономический советник рейха Вильгельм Кепплер.

На дальних подступах к рабочему столу Гитлера Муни начал вытягивать руку в нацистском приветствии, придавая лицу суровый вид. Фюрер, однако, застал американца врасплох: встал из-за стола, встретил Муни на полпути и приветствовал его не по-нацистски, а деловым рукопожатием.

В конце концов, встреча была деловой: один из многих контактов между нацистами и представителями GM, задокументированных на тысячах страниц малоизвестных и труднодоступных документов эпохи нацизма и американского «Нового курса».

Эти документы и другие свидетельства проливают свет на то, как GM и «Опель» стали добровольными, усердными и незаменимыми шестеренками в махине нацистского перевооружения — которое, как многие и опасались в 1930-е годы, в конце концов позволило Гитлеру захватить Европу и погубить миллионы людей.

Гитлеру было известно, что самый крупный производитель легковых и грузовых автомобилей в Третьем рейхе — не «Даймлер» и не какой-либо другой немецкий автозавод. Самым крупным производителем в Германии, да и во всей Европе была «Дженерал Моторс», с 1929 года владевшая и управлявшая немецкой компанией «Опель». На «Опель», получивший от GM миллионные вливания и ноу-хау конвейерного производства, приходилось около 40% выпускаемых в Германии автомобилей и где-то 65% немецкого автоэкспорта. В немецкой автоиндустрии «Опель» был однозначным лидером.

gmn2

Производственная линия Opel Blitz на заводе Опель Бранденбург, 1936 г.

В ходе встречи 2 мая 1934 года Гитлер поблагодарил Муни и GM за создание множества рабочих мест — около 17 000; успех нацистов в Германии зиждился на преодолении безработицы. Кроме того, «Опель» с его 65-процентной долей в автоэкспорте приносил в страну иностранную валюту, которая нацистам была отчаянно нужна для закупок сырья (создание рабочих мест иначе становилось невозможным) и для начатой режимом программы срочного перевооружения. Теперь, когда Гитлер взялся за эту обширную, угрожающую программу, именно GM оказалась способна превратить германскую армию в чудо современной моторизованной мощи.

Спустя несколько недель после долгой беседы в ведомстве канцлера издание General Motors World восторженно отчиталось о встрече, провозглашая: «Гитлер — сильный человек, обладающий нужными качествами для того, чтобы вывести народ Германии из его былой экономической пропасти… За ним идут не из страха, но благодаря его продуманному планированию и осуществлению глубоко разумных принципов управления государством».

Для Муни и для всего германского подразделения GM во взаимоотношениях с Третьим рейхом важны были деньги — нацистское стремление перевооружиться приносило компании миллиардные прибыли в пересчете на доллары XXI века — пусть мир и предчувствовал, что Германия втянет Европу и Америку в разрушительную войну.

В наши дни «Дженерал Моторс» неохотно вспоминает о своих связях с нацистами, однако пресс-секретарь компании высказался так: «„Дженерал Моторс“ считает отвратительными зверства, совершённые нацистским режимом; то были одни из самых темных дней в нашей общей истории. „Дженерал Моторс“ глубоко сожалеет о роли, которую компания или ее автомобили могли сыграть в эпоху нацизма».

Вопреки угрозе

К весне 1933 года мир стал узнавать о беззакониях и варварстве нацистского режима, а также о твердом намерении рейха покончить с еврейской общиной в стране и начать угрожать своим соседям.

Поздней весной 1933 года Дахау и концентрационные лагеря стали попадать в заголовки из-за творившихся там зверств.

К июню 1933 года евреи по всей Германии были отстранены от профессиональной, экономической и культурной жизни страны. Став по воле властей неприкасаемыми, они в том числе не могли больше состоять в Германской автомобильной ассоциации, объединявшей простых немецких автомобилистов. Об антисемитской демагогии Гитлера и обыденности полугосударственного насилия над евреями почти ежедневно писала американская пресса.

Президент GM Альфред П. Слоун о творящемся в Германии знал. Знал он с самого начала, вместе с другими функционерами GM, и о том, что Гитлер собирается развязать войну. Заголовки, радиопередачи и кинохроника не оставляли в этом сомнений. И Америке, как многие опасались, предстояло снова ввязаться в эту бойню.

gmn3

Слева: президент GM Альфред Слоун. Справа: американский предприниматель Джеймс Д. Муни

Тем не менее между GM и Германией установилось стратегическое партнёрство. «Опель» стал существенной составляющей перевооружения и модернизации — без него Гитлер не мог бы завоевать Европу. Чтобы его добиться, Германии следовало подняться выше уровня Первой мировой с ее дивизиями на гужевом ходу. Нужны были моторы, нужен был «блиц» — молниеносность атаки. Впоследствии Германия применяла тактику блицкрига, «молниеносной волны». «Опель» создал для немецкой армии трехтонный грузовик «Блиц». Этот грузовик и его многочисленные специализированные модели стали главной опорой блицкрига.

В 1935 году GM согласилась разместить новый завод в Бранденбурге — туда было труднее долететь бомбардировщикам. В 1937 году «Опель» поставлял почти 17% своих «Блицев» напрямую нацистской армии.

В 1938 году эта доля выросла до 29% — в общей сложности около 6000 грузовиков за один только этот год. Среди заказчиков «Опеля» вермахт вскоре вышел на первое место с большим отрывом. Среди других важных клиентов были крупные промышленники, завязанные на гитлеровскую машину войны.

Расширение штата в Германии с 17 000 в 1934 году до 27 000 в 1938-м вывело GM на одно из ведущих мест среди немецких работодателей. Невозможно отрицать, что принадлежащий GM «Опель» стал неотъемлемой частью гитлеровского рейха.

И «Опель» был не просто эффективным производителем: он открыто перенял причудливое мировоззрение нацистского военно-промышленного комплекса. Поклонение фюреру стало частью повседневной корпоративной этики. В конце концов, «Опель» уже имел прочную репутацию солидного немецкого производителя, когда GM в 1929 году приобрела его за 33,3 миллиона долларов — треть своей чистой прибыли за тот год. Несколько членов семьи Опель были видными фигурами в партии нацистов. Такой образ привлекал рядовых нацистов, отвергавших все иностранное.

И Слоун, и Муни в гитлеровские годы старались оттенить тот факт, что «Опель» принадлежит американцам и контролируется ими. Разумеется, эта дочерняя компания GM энергично присоединилась к антиеврейскому движению, участие в котором требовалось от всех крупных предприятий, обслуживавших рейх. Еврейские сотрудники и поставщики стали verboten.

Иллюзия в обмен на прибыль

Чтобы скрыть американскую принадлежность «Опеля» и подкрепить образ чисто арийского предприятия, Слоун и Муни в 1934 году собрали совет директоров, куда входили видные немецкие деятели, включая нескольких членов НСДАП. Так возникло то, что функционеры GM называли «камуфляжем» или «ложным фасадом» местного управления. Решения принимались в Америке. GM как единственный акционер контролировала совет директоров «Опеля» и корпоративные голосования.

Среди принятых в Америке решений было и такое: в 1935 году Германии была передана технология производства тетраэтилсвинца — «освинцованного бензина». Топливная добавка дала рейху более высокие октановые числа, улучшение производительности двигателей за счет избавления от стука и тряски. Более эффективные моторы означали более быстрые и подвижные боевые соединения — именно то, что требовалось рейху для быстрого блицкрига.

gmn4

Механики дивизии СС «Викинг» меняют колесо «Блица»

Спустя годы после войны Альберт Шпеер, рейхсминистр вооружений, сообщил в ходе расследования Конгресса, что Германия не решилась бы на польский блицкриг в сентябре 1939 года без этой высокоэффективной добавки.

Через несколько лет партнерства с гитлеровским режимом «Опель» по сравнению с конкурентами сделался гигантом. К 1937 году он втрое превосходил размерами «Даймлер-Бенц».

В 1938 году, всего через несколько месяцев после того, как нацисты аннексировали Австрию, Муни, директор GM по международным операциям, получил Орден Заслуг германского орла — самую высокую награду, которую Гитлер присуждал иностранцам за коммерческое сотрудничество и поддержку.

9–10 ноября 1938 года, вскоре после награждения Муни, по всей стране прокатились еврейские погромы Хрустальной ночи. Официально санкционированные поджоги, мародерство и массовые расправы над евреями наконец всколыхнули американскую общественность.

Летом 1940 года высокопоставленный функционер GM в циркуляре строго для внутреннего пользования отметил, что «хотя управление Adam Opel A.G. находится в руках граждан Германии», GM все еще «активно представлена двумя американскими администраторами в совете директоров».

За годы правления Гитлера баланс между немцами и американцами внутри сложно устроенной управленческой декорации постоянно менялся, но GM контролировала все голоса и обладала правом вето на любые операции.

Добровольный партнер нацистов

Впрочем, после начала войны всю специфику военного производства «Опелю» фактически диктовали требования и заказы вермахта. Подобно любой воюющей стране, включая США, рейх сам определял, какое оружие будут производить заводы, переделанные под военные нужды. GM, однако, не протестовала — не прекратила деятельность в Америке, исполняла все военные распоряжения и послушно удовлетворяла потребность Гитлера во всё более смертоносном оружии.

Как и ожидалось, завод «Опеля» в Бранденбурге были мобилизован и превращен в авиамоторный. Там производились моторы для бомбардировщиков люфтваффе «Юнкерс Ju 88». Впоследствии на заводах «Опеля» также производились мины и детонаторы для торпед. В сущности, заводы и инфраструктура, которые GM строила все 1930-е, наконец стали использоваться по назначению — в военных целях. На земле Европе внушали ужас опелевские грузовики, в небе — бомбардировщики на опелевских моторах, на море — торпеды с опелевскими взрывателями.

gmn5

Бомбардировщик «Юнкерс Ju 88» на аэродроме с экипажем. Двигатели для этих самолетов производились на заводе Opel, построенном GM в 1930-х гг.

Спустя несколько недель, в мае 1941-го — через полтора года после начала Второй мировой войны под непрестанный аккомпанемент ужасающих сообщений в газетах и кинохронике о миллионах изгнанных, убитых и порабощенных нацистами, о разорении Лондона бомбёжками — Слоун, которому уже было глубоко за шестьдесят, сказал своим самым приближенным управленцам на брифинге в Детройте: «Уверен, мы все понимаем, что эта идущая по всему миру борьба — по сути, ни больше ни меньше, чем конфликт между двумя враждующими технократиями, проявляющийся в капитализации экономических ресурсов, изделий и тому подобных вещей».

К тому времени помощник госсекретаря Адольф Берле, занимавшийся среди прочего выявлением нацистских посредников и симпатизантов в Латинской Америке, не мог больше терпеть Слоуна и его администраторов. В служебной записке он заявлял, «что отдельные функционеры „Дженерал Моторс“ сочувствуют некоторым группам, поддерживающим Ось, либо поддерживают их… что это „подлинная пятая колонна“, гораздо более угрожающая, чем многое из происходящего прямо сейчас». Берле призывал ФБР провести расследование.

Бизнес или измена?

В ходе проверки высшего руководства GM ФБР установила факт сговора с Германией, но не нашла никаких признаков нелояльности к Америке. Краткий отчет о расследовании, опубликованный 2 августа 1941 года, недвусмысленно упоминал Слоуна в своем заглавии, однако в итогах расследования называлась лишь фамилия Муни. В отдельном отчете директору ФБР Дж. Эдгару Гуверу агент констатировал: «Касательно Альфреда Притчарда Слоуна-мл. никакой порочащей информации не найдено».

7 декабря 1941 года подвергся бомбардировке Перл-Харбор. США объявили войну Японии. 11 декабря немецкие дипломаты в Вашингтоне посетили государственный департамент, чтобы вручить ноту об объявлении Германией войны Америке. Всякое прямое сообщение между GM и дочерним «Опелем» в Германии было в силу неизбежности прекращено, хотя историков всегда занимали непрямые связи через Данию, где подразделение GM существовало давно. Высокопоставленные фигуры из датской GM также занимали высокие посты в немецком «Опеле» и собственно американской GM.

После того как Германия объявила войну США, все американские интересы в Германии и зоне под ее контролем были переданы под надзор назначенного рейхом управляющего вражеским имуществом. На практике этот управляющий был чем-то вроде пристава, назначенного судом. Как правило, в его обязанности не входило не входило расчленение фирмы или её нацификация: предприятие должно было продолжать работу с максимальной возможной эффективностью и доходностью, а все имущество и прибыль депонировались до послевоенного урегулирования.

gmn6

Бомбардировка Перл-Харбора

Управляющим «Опеля» рейх назначил Карла Люэра, давнего члена наблюдательного совета компании, ее президента и верного партийца, однако случилось это лишь через 11 месяцев после вступления Америки в войну. Предвидя конфликт, GM назначила Люэра президентом «Опеля» в конце 1941 года, перед самым началом войны.

Таким образом, пока Америка воевала, «Опель» продолжал возглавлять назначенец GM. Компания оставалась крупным немецким военным спекулянтом, и GM знала о том, что ее дочерняя фирма находится в авангарде нацистской военной машины.

А кому мать родна

С 1941-го по 1945-й общая стоимость оборонных производственных мощностей, построенных и управляемых GM на стороне союзников, составила 900 миллионов тогдашних долларов (примерно 12 миллиардов(1) сегодняшних). Впоследствии военный министр Генри Стимсон объяснял, что когда капиталистическая страна вступает в войну, «бизнесу нужно позволить делать деньги на этом, иначе бизнес работать не будет».

GM получала финансовые выгоды и от своих отношений с Третьим рейхом. В предвоенные гитлеровские годы GM декларировала доходы от «Опеля» как «фонды», а не как обычную прибыль. Затем, после вступления Америки в войну, GM заявила, что отказалась от своего нацистского филиала, за что полностью списала налоги по закону, принятому Рузвельтом в октябре 1942 года. Согласно внутреннему документу «Опеля», списание 35 миллионов долларов привело к снижению налогов «примерно на 22,7 миллиона», то есть 285 миллионов(2) долларов XXI века.

Однако при Люэре, дружественном нацистском управляющем, компания всю войну оставалась прибыльной. «Опель» выпускал грузовики, двигатели для бомбардировщиков, мины, детонаторы для торпед и прочую военную технику; значительную часть всего этого в поте лица создавали военнопленные и другие принужденные к труду, причем некоторые подвергались пыткам, когда не укладывались в нормы. Рейховский управляющий сберег для GM и прибыль, и стопроцентный пакет акций, хотя GM и «Опель» якобы разорвали все отношения после начала войны.

В гитлеровские годы немалая часть этой сверхприбыли шла на приобретение других фирм и объектов, отчего имущество «Опеля» в Германии разрасталось. С 1948 года GM стала возвращать себе контроль над работой «Опеля», а затем и над его колоссальным имуществом и заблокированными дивидендами. GM также получила где-то 33 миллиона долларов «репараций» — за то, что союзники бомбили ее заводы в Германии.

В 1953 году, когда президента GM Чарли Уилсона выдвинули на пост министра обороны, на слушаниях об утверждении ему задали вопрос, примет он решение в интересах страны, если оно будет противоречить интересам GM. Уилсон в ответ произнес ставшую знаменитой реплику: «Не могу себе такого представить, ибо мне много лет казалось: что хорошо для нашей страны, хорошо и для „Дженерал Моторс“, и наоборот. Разницы не существует. Наша компания для этого слишком велика».

GM действительно достигла многого — и в Америке, и в нацистской Германии.

 

 

Оригинал материала на сайте Sfgate.com



Просмотров: 1248 | Добавил: Джонни | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка
01:00:26

00:10:26

00:04:20

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх