Главная » 2021 » Апрель » 1
 
09:00

Как ЦРУ получило данные о советском зенитном ракетном комплексе СА-75М из Индонезии

Гонконгское сетевое издание "Asia Times" опубликовало занятный материал John McBeth "How a CIA operation in Indonesia turned the Vietnam War. New book reveals how Dutch informant obtained Soviet weapons manuals in Indonesia used by US to outfox communist defenses in Vietnam" (Джон Макбет "Как операция ЦРУ изменила ход Вьетнамской войны. Новая книга повествует о том, как голландский агент в Индонезии сумел получить в свои руки документацию к советскому вооружению, которая помогла США преодолеть систему ПВО Cеверного Вьетнама").

Транспортно-заряжающие машины ПР-11Б с зенитными управляемыми ракетами В-750 зенитного ракетного комплекса СА-75М "Двина" вооруженных сил Индонезии на военном параде, середина 1960-х годов (с) министерство обороны Индонезии
 
Бывший участник голландского Движения Сопротивления в период Второй Мировой войны сыграл ключевую роль в похищении ЦРУ секретной индонезийской документации к зенитному ракетному комплексу SA-2 [С-75 - по отечественным данным, в Индонезию были поставлены ЗРК СА-75М "Двина" - bmpd]. Захват документации позволил американцам разработать контрмеры для противодействия этому смертоносному оружию на начальном этапе Вьетнамской войны.

Подоплёка этого давно забытого эпизода была раскрыта в новой книге «В красную погоду» («In Red Weather»), написанной Дэниэлом Кэмероном, разведчиком-нелегалом, действовавшим в Сурабае в период, когда индонезийская армия готовилась к кровавой чистке против Коммунистической партии Индонезии (КПИ), унесшей в 1965-1966 годах более полумиллиона жизней.

Вим Вермёлен, муж голландской галеристки, в 1970 году получил благодарность от ЦРУ за агентурную работу, в ходе которой он передал ЦРУ четыре документа с руководством по эксплуатации, а также блок системы наведения советского С-75 [СА-75М], первого ЗРК, испытанного в боевых условиях и применяемого ВНА (Вьетнамская народная армия) против американской авиации.

Первым подтверждением эффективности С-75 стал инцидент 1959 года, когда над территорией КНР был сбит тайваньский бомбардировщик [на самом деле разведчик] Canberra, летевший на высоте 65 тысяч футов. Однако всемирную известность С-75 получил годом позже, когда над территорией СССР был сбит самолёт-разведчик U-2, пилотируемый Гэри Пауэрсом.

Принятый на вооружение ВНА С-75 стал эффективным средством поражения высотных бомбардировщиков, совершающих боевые вылеты на бомбардировку Ханоя и Хайфона и бывших вне досягаемости 23-мм и 37-мм зенитных орудий.

Другой ключевой фигурой в шпионской саге в Сурабае был агент ЦРУ Дэвид Барнетт, который находился в Сурабае с 1967 по 1970 годы. Через десятилетие он стал первым агентом за 33-летнию на тот момент историю ЦРУ, привлечённым [в США] к уголовной ответственности за шпионаж.

Он был приговорён к заключению на 18 лет за продажу информации о так называемой операции Habrink, одной из самых успешных операций, когда либо проводимых против СССР. Также он выдал КГБ Вермёлена и 29 других агентов ЦРУ в Сурабае в обмен на 92 тыс. долл., которые были необходимы ему для выплаты долга одному индонезийскому бизнесмену.

Данные, полученные в ходе операции Habrink не ограничивались только документацией к СA-75M, которая позволила глушить радиочастоты, обеспечивающие наведение ракеты на цель, и принимать другие контрмеры. Это позволило обеспечить подавление системы ПВО Ханоя, сочетающую ЗРК и зенитные орудия с радиолокационным управлением.

Со временем в распоряжении ЦРУ оказалась и информация о подводных лодках класса Whiskey [проекта 613], крейсерах типа «Свердлов» [проекта 68бис - Индонезии в 1962 году был передан крейсер "Орджоникидзе"], противокорабельных ракетах SS-N-2 [П-15] и бомбардировщиках Ту-16, то есть о различных типах советского вооружения, поставленного в Индонезию в рамках крупной сделки на 2,5 млрд. долл., заключённой в начале 1960-х годов.

Также, несмотря на то, что в СССР был обеспечен жёсткий контроль над этими типами вооружений, в развивающихся странах, импортирующих данные типы вооружений, строгость контроля была ниже, по словам Кэмерона.

Вслучае Индонезии офицеры индонезийских вооружённых сил, обеспокоенные укрепляющимся союзом президента Сукарно и КПИ и потенциальными последствиями этого союза для только что получившей независимость Индонезии, могли закрыть глаза на утечку столь важной технической информации.

Кэмерон утверждает, что раскрытая Барнеттом информация давала ответ на вопрос, мучивший советских военных на протяжении всей Вьетнамской войны: каким образом уязвимые бомбардировщики B-52 Стратегического авиационного командования США совершают боевые вылеты вглубь территории Северного Вьетнама и сбрасывают свой 30-тонный бомбовый груз, не понеся урона от ПВО? [вряд ли этот вопрос «мучил советских военных», поскольку В-52 не применялись над Северным Вьетнамом до 1972 года, а с началом применения над территорией ДРВ в конце 1972 года они немедленно стали нести потери от системы ПВО. – bmpd]

B-52 Stratofortress впервые совершили боевые вылеты над [Южным] Вьетнамом в 1966 году с базы Андерсон на Гуаме, а годом позже перебазировались на базу Утапао в Сиамском заливе [в Таиланде] с 4-километровой взлётно-посадочной полосой.

Боевые вылеты этих высотных бомбардировщиков не встречали отпора до 1972 года [то есть пока вылеты выполнялись над Южным Вьетнамом. - bmpd], когда 22 ноября B-52 впервые был сбит ЗРК ВНА недалеко от прибрежного города Винь.

Месяцем позже началась Linebacker II, последняя крупная воздушная кампания Вьетнамской войны. Силы ПВО ВНА были вынуждены запускать залпы ракет c радиовзрывателями, чтобы обеспечить защиту от волн бомбардировщиков B-52 и самолётов, оснащённых аппаратурой создания помех РЛС.

Снижение высоты полёта с целью уменьшения жертв среди гражданского населения обусловило потерю 15 самолётов [B-52], включая один, который врезался в ограждения взлётно-посадочной полосы на Утапао при попытке экстренной посадки с пятью повреждёнными наземным огнём двигателями.

С сожалением отметим, что второй пилот Роберт Химель, один из двух членов экипажа, которые смогли выбраться из пылающих обломков этого B-52, погиб спустя 29 лет во время террористической атаки на Пентагон 11 сентября 2001 года.

Баретт был раскрыт в 1979 году полковником Владимиром Пигузовым, офицером КГБ в Джакарте, который также был завербован ЦРУ во время ночных вечеринок в пабах города. Пигузов в свою очередь был раскрыт ренегатом ЦРУ Олдричем Эймсом в 1985 году и впоследствии казнён [по советским данным, Пигузов был завербован ЦРУ не в Джакарте, а позднее во время командировки в США; расстрелян в 1986 году. - bmpd].

Позже, возглавив операции ЦРУ в Восточной Азии, Кэмерон так опишет Барнетта: «Он всегда был сосредоточен на отвлечённых вещах, вне зависимости от того, что обсуждали его коллеги.  Он был как бы здесь, но мыслями витал в облаках».

«Дэвид никогда не выказывал интереса к успешному развитию операции Habrink, даже во время активной фазы операции. Это отчасти вступало в противоречие с его обычной льстивостью и заинтересованностью в деньгах».

Кэмерон прибыл в Сурабаю в конце 1960 года под дипломатическим прикрытием. Портовый город на Восточной Яве был медвежьим углом, и руководство едва ли ожидало выдающихся успехов от молодого офицера по работе с агентурными источниками в рамках его первой миссии в Юго-Восточной Азии.

Но в разгар холодной войны Индонезия становилась одной из «горячих точек», и, по словам одного из офицеров ЦРУ в Вашингтоне, «в девяти из десяти случаев лучшие источники информации появляются благодаря воле случая и интуиции». Именно таким источником стал Вермёлен.

Критически настроенный по отношению к Сукарно из-за его «заигрываний с СССР», эксцентричный голландец вращался в кругах высокопоставленных источников информации, включая загадочного информанта, связанного с министерством иностранных дел и военным командованием Индонезии, чья личность так и не была раскрыта.

«Самообладание Вима даже при самых трудных обстоятельствах убедило меня в том, что он станет великолепным ведущим агентом, располагающим необходимым доступом к информации в особенности в военной сфере» - пишет Кэмерон. Сейчас ему 89 лет, и он проживает в Нью-Йорке.

Вермёлен передал ЦРУ документацию по СA-75M в июне 1964 года. Фотографии данных документов были направлены в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли. За фотографиями последовал и блок системы наведения, но подробная информация об этом эпизоде подверглась редакции цензоров ЦРУ.

«Половина первоначальной версии книги была вычеркнута, когда она был отправлена на проверку четыре года назад» - утверждает историк Брюс Карпентер, живущий на Бали, близкий друг Кэмерона, убедивший его написать книгу. «Подчас требования были нелепыми. Ему даже не разрешали указать, что он был направлен в Индонезию».

Тем временем обстановка в Индонезии стала накаляться, что было обусловлено растущим уровнем насилия в условиях, когда лидеры КПИ стремились получить большее влияние на Сукарно.

Среди друзей Кэмерона был полковник Сутойо Сисвомихарджо, яванский аристократ, которому в середине 1965 года было присвоено звание генерал-адъютанта. Когда американец спросил его о всё более враждебной позиции КПИ, он ответил: «Мы ждём первого шага от них».

Несколькими месяцами позже он стал одним из шести генералов, которых убили [левые] и бросили в колодец 1 октября 1965 года. В этой попытке переворота обвинили КПИ. Как результат была создана организация «Единство действий против контрреволюционного движения» (известная как Gestapu), чьи действия стали прологом к 32-летнему правлению Сухарто, ставшего президентом в 1968 году.

«Это было частью всегда существовавшего противостояния в треугольнике КПИ-армия-Сукарно» - отметил сын Сисвомихарджо, генерал-лейтенант в отставке Агус Вижожо, руководитель индонезийского Института Национального Сопротивления и один из главных реформаторов индонезийской армии. «Это было напряжённое время» - добавил он.

Кэмерон покинул страну в июле 1965 года, но вернулся ненадолго в октябре. Вспоминая это, он говорит о чувстве неуверенности и даже опасности во время поездки по городу. «Всюду царила атмосфера подозрительности» - добавляет он.

Будучи сторонником специфической идеологии, которая совмещала идеи национализма, ислама и коммунизма, харизматичный Сукарно никогда не был убеждённым коммунистом. Но после создания Gestapu его судьба, как президента-основателя республики была предрешена.

Отбытие Вермёлена почти одновременное с отбытием Кэмерона, а также наступление на КПИ означали, что агентурная сеть, сформированная в процессе операции Habrink была расформирована к моменту прибытия Баретта в Сурабаю в 1967 году.

Первоначально Вермёлен отправился к себе на родину. Затем после смерти его жены Хильке, выйдя в отставку, он инкогнито отправился в Португалию, где и проживал до своей смерти в 1989 году, поддерживая связь с руководителем его группы в ЦРУ, который остался его другом на всю жизнь.

Оглядываясь назад, Кэмерон отмечает, что Сухарто осознавал, что США могут обеспечить поставки вооружений Индонезии, необходимые для укрепления режима Сухарто после падения Сукарно. Также приход к власти Сухарто способствовал прекращению конфронтации с Малайзией и улучшению отношений со странами-участницами Пятисторонних договорённостей по коллективной обороне [Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Малайзия, Сингапур – на самом деле эти соглашения были заключены только в 1971 году. – bmpd].

«Это также привело к тому, что США закрыли глаза на неописуемое кровопролитие, организованное военными» - рассказывает Кэмерон о массовых убийствах членов КПИ, которые индонезийские военные до сих пор пытаются замолчать. «Разгром коммунистического движения был в наших интересах в то время» - добавляет он.

Тем не менее, хотя США передали индонезийским военным информацию об известных коммунистах, Кэмерон отрицает тот факт, что ЦРУ и правительство США были непосредственно вовлечены в планирование и организацию варварских действий, осуществлённых индонезийскими военными в 1965 году и начале 1966 года.

«Рассматривая эти события с позиций 2020 года и располагая недавно открытой информацией, я иначе оцениваю эти убийства и сожалею, что США не нашли способа предупредить мир о готовящейся резне невиданных масштабов и не смогли предотвратить её тем или иным образом» - отмечает Кэмерон.



Комментарий bmpd. Хотя сведения о том, что США получили через Индонезию после смены в ней режима в результате событий осени 1965 года доступ к ряду современных на тот момент образцов советского вооружения [ЗРК СА-75М, противокорабельные ракеты П-15, истребители МиГ-21ф-13, ракетоносцы Ту-16КС) в принципе хорошо известны, однако в данном материале раскрывается, что индонезийские военные сливали американцам информацию о получаемом советском вооружении и до событий 1965 года - фактически, почти сразу после получения техники. Это наглядно демонстрирует авантюристичность и непродуманность с точки зрения советских интересов развернутой Н.С. Хрущевым широкой поддержки режима "прогрессивного" индонезийского президента Сукарно, включая беспрецедентные по своим масштабам поставки советского вооружения Индонезии. При этом преимущественно антикоммунистические настроения офицерского корпуса индонезийской армии отнюдь не были секретом для советской стороны.

Напомним, что, по отечественным данным, Индонезия успела получить в 1963-1965 годах семь дивизионов ЗРК СА-75М "Двина", четыре технических дивизиона и 132 зенитные ракеты В-750. В Индонезии эти комплексы состояли на вооружении специально сформированного в составе сил ПВО ВВС страны 100-го крыла ПВО (управление на авиабазе Халим Перданакусума в Джакарте), включавшего в итоге три зенитные ракетные эскадрильи (по два боевых и одному техническому дивизиону в каждой) и техническую эскадрилью, и обеспечивавшего ПВО столицы Индонезии. Окончательно СА-75М были прекращены эксплуатацией в Индонезии в 1980 году.

Утверждения автора статьи о том, что получение США из Индонезии информации о ЗРК СА-75М якобы "изменило ход Вьетнамской войны" является в общем нелепым, поскольку применение американцами воздушной мощи как раз не смогло изменить ход Вьетнамской войны в их пользу, а начатое применение ПВО ДРВ с 1965 года ЗРК СА-75М привело к значительному росту боевых потерь американской авиации и к серьезному усложению ее боевой деятельности. Меры по организации противодействия ЗРК СА-75М применялись американской стороной всю войну и в итоге смогли значительно снизить эффективность применения этих ЗРК, однако вклад именно данных об этом комплексе, полученных из Индонезии в 1964 году, в это трудно выделить из большого объема сведений, собранных американцами самыми различными путями, в том числе и методами радиотехнической разведки до и в ходе боевых действий. Достаточно сказать, что частоты боевой работы ЗРК серии С-75, похоже, были известны американцам еще до Вьетнамской войны, и уже в 1963 году в США был создан и оперативно прошел испытания компактный подвесной контейнер РЭБ QRC-160-1 для тактической авиации для постановки помех станциям наведения ракет СНР-75 (СНРА-75М) ЗРК семейства СА-75/С-75, работавшим в 10-м диапазоне (2,94-3,06 МГц). Уже в 1965 году американцы располагали приспособленными для засечки и подавления СНР-75 (СНРА-75М) самолетами радиотехнической разведки Douglas RB-66C (EB-66C) и самолетами-постановщиками помех EB-66B, Douglas EA-3B и Dougas EF-10B, хотя мощность их передатчиков помех зачастую была недостаточной (как и мощность передатчиков контейнера QRC-160-1), при этом аппаратура данных самолетов, видимо, была адаптирована для решения этих задач еще до получения информации из Индонезии.

Авиация ВМС США с 1965 года также использовала подвесные контейнеры AN/ALQ-51, ставящие имитационную импульсную помеху станциям наведения ракет СНР ЗРК СА-75М, а также приемникам управления ракет и их радиовзрывателям. Возможно, здесь индонезийская информация могла быть использована, однако показательно, что ВВС США, применявшие эти контейнеры с 1967 года, считали их малоэффективными.

Наконец, в 1967 году США получили комплектные комплексы С-75М и СА-75М, захваченные Израилем у арабских стран, а также, видимо, полный доступ к ЗРК СА-75М в самой Индонезии, так что, к моменту описываемого авторами задействования стратегических бомбардировщиков В-52 над территорией ДРВ в конце 1972 года индонезийские "трофеи" ЦРУ 1964 года уже явно утратили всякую актуальность. Оснащение бомбардировщиков В-52 новыми средствами РЭБ велось с 1967 года непрерывно, и к концу 1972 года эти самолеты фактически имели уже "третье поколение" бортовых средств обороны с начала войны.

Вероятно, только доступ к комплектным ЗРК серии С-75 позволил США создать к концу 1967 года высокоэффективные подвесные контейнеры активных помех QR-160-8 (AN/ALQ-87), представлявшие собой многорежимную станцию, позволявшую одновременно ставить как шумовые и имитационные помехи СНР ЗРК, так и помехи по каналу радиовизирования. Применение помех по каналу радиовизирования оказалось совершенно неожиданным для советских и вьетнамских расчетов ЗРК, привело к резкому падению эффективности действия комплексов СА-75М на рубеже 1967-1968 годов и вынудило советскую сторону провести срочную доработку всех ЗРК СА-75М во Вьетнаме с целью введения трех различных диапазонов частот (включая введение частот 1,5 и 3 МГц) в блоках СНР и ответчиков ракет и повышения мощности передатчиков ответного сигнала ракет.



Indonesia-CiA-Dan-Cameron

Резидент ЦРУ США в Сурабае (Индонезия) в 1960-е годы Дэвид Кэмерон (с) asiatimes.com



Cameron-scaled


Резидент ЦРУ США в Сурабае (Индонезия) в 1960-е годы Дэвид Кэмерон и его агент голландец Вим Вермёлен, добывший в Индонезии документацию на советский ЗРК СА-75М "Двина" (с) asiatimes.com



Источник

Просмотров: 165 | Добавил: kravcov_ivan | Теги: история, ПВО, Индонезия, США, ЗРК, СССР, Шпионы, Разведка, С-75, Вьетнам | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 3
avatar

0
1
Вот и мы сейчас продаём направо- налево наши новейшие комплексы С400 со всей документацией, и не думаем, что документы тоже могут украсть.
avatar

0
2
Думаю, наши не такие наивные, чтобы все секреты на сторону отдавать. Всё равно что-то скрыли.
avatar

0
3
Торгуя оружием, автоматически подразумеваешь, что оно может попасть в руки противника. Это нормально.
avatar
Другие материалы по теме:

Учётная карточка

Видеоподборка





Новости партнёров

Реклама




work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх