Иран не устоит: элита Исламской республики уязвима куда сильнее, чем кажется (перевод Foreign Policy) - 27 Января 2018 - world pristav - военный информатор


Военные события и политические новости

Главная » 2018 » Январь » 27 » Иран не устоит: элита Исламской республики уязвима куда сильнее, чем кажется (перевод Foreign Policy)
21:45
Иран не устоит: элита Исламской республики уязвима куда сильнее, чем кажется (перевод Foreign Policy)

Текст: Санам Вакил, приглашенный профессор в Университете Джонса Хопкинса (итальянский филиал), факультет ближневосточных исследований, для Foreign Policy. Перевод: Александр Заворотний, «Спутник и Погром»

Волна недавних протестов, прокатившаяся по Ирану, — очередной признак кризиса власти в стране. В этом кризисе пребывают все эшелоны власти и все фракции, соперничающие за влияние.

Всего за неделю с небольшим иранские протестующие, скандирующие лозунги, направленные против Высшего руководителя Али Хаменеи, президента Хасана Рухани и главы судебной системы Садика Лариджани, сумели обнажить противоречия между элитами Исламской республики — реформаторами, прагматиками и жёсткими консерваторами, которым с 1979 года удавалось как-то договариваться между собой. Кроме того, протесты показали, что все эти группировки находятся по одну сторону всё более глубокой пропасти между иранским государством и обществом.

Этот кризис нельзя назвать сугубо иранским. Арабская весна, избрание Дональда Трампа президентом США и референдум о выходе Великобритании из ЕС в 2016 году — вот лишь несколько примеров современной тенденции общественных протестов против политики статус-кво и всё более отчуждённых политических элит. В последние два десятилетия иранцы тоже выражали своё недовольство статусом-кво на избирательных участках и демонстрациях. В это же время углубились противоречия и усилилось соперничество между правящими иранскими фракциями; это стало характерной чертой политики страны. Таким образом, под огонь общественного недовольства в разные периоды попали все фракции — этой участи не избежали ни центристы и реформаторы, которые контролируют выборное правительство, ни жёсткие консерваторы, широко представленные в невыборных властных структурах.

Протесты в Иране, январь 2018 года

Выборы 1997 года, в результате которых новый президент Мохаммад Хатами ввёл реформаторов в правительство, стало провозвестником дальнейшего дробления элит Исламской республики. Реформаторы, поддерживающие политическую, культурную и экономическую либерализацию, выдвинули тезис перемен «сверху» за счёт консервативных элит. Их усилия, несмотря на широкую поддержку избирателей, в основном провалились из-за скоординированного противодействия консерваторов.

После избрания президентом Махмуда Ахмадинежада в 2005 году над страной подул ветер популистских перемен. Революционер нового поколения Ахмадинежад пытался восстановить равновесие в расшатывающейся революционной системе. Его распределительная и агрессивная политика лишь ещё больше нарушила внутреннее равновесие, что проявилось в протестах, развернувшихся после выборов 2009 года, и последовавшей жёсткой реакции правительства, которая спровоцировала резкую критику со стороны Али Хаменеи.

На выборах 2013 года к власти пришёл центрист Хасан Рухани, выступавший за прагматичные экономические и социальные реформы; он был призван утихомирить противоречия. Политическая элита надеялась, что Рухани — плоть от её плоти — сумеет наладить диалог между левыми и правыми и восстановить былую популярность Исламской республики. Пока шли переговоры о ядерной программе между Ираном, США и другими мировыми державами, фракционная борьба утихла из-за требований Хаменеи выступить объединённым фронтом.

Ахмадинежад и Рухани

Но после подписания соглашения в июле 2015 года противоречия вспыхнули с удвоенной силой, поскольку консерваторы решили дискредитировать Рухани и предлагаемые им реформы. Как и все предшественники, Рухани пришёл к власти на волне обещаний перемен, а теперь оказался перед лицом краха из-за того, что не сумел усмирить именно те противоречия, которые катапультировали его в президентское кресло. Он стал жертвой всё того же порочного круга электоральных изменений, невыполненных обещаний, разочарования и общественного недовольства, в котором существовала иранская элита все последние двадцать лет.

Консерваторы и реформаторы соперничают друг с другом не только за своё место в политической системе, но и за её будущее. Теоретически, все фракции едины в стремлении защитить и сохранить Исламскую республику — даже если при этом у них есть разногласия по поводу того, как это сделать. Но курс прагматиков и реформаторов на экономическую либерализацию может создать частный сектор, который, по мнению консерваторов, в конечном итоге может привести к разрушению ценностей Исламской революции и их места в ней. Попытки Рухани бороться с коррупцией и бросить вызов Корпусу стражей исламской революции (КСИР) и их коммерческим интересам тоже угрожают контролю консерваторов над финансовыми потоками.

Именно на этом фоне и развернулись последние протесты, которые начались в религиозном городе Мешхеде, а впоследствии распространились на более чем 70 городов и деревень по всей стране. По некоторым сведениям, консервативные политики в Мешхеде, связанные с Ибрагимом Раиси, который потерпел поражение на президентских выборах 2017 года, организовали первые акции в знак протеста против экономической политики Рухани. Но ситуация быстро вышла из-под контроля.

Недавно обнародованный Рухани бюджет привлёк к себе серьёзное внимание из-за урезания расходов и критики укоренившейся коррупции. Для привлечения иностранных инвестиций Рухани предложил снизить субсидии и повысить цены на топливо — что не могло не привести к новой вспышке недовольства. Кроме того, Рухани публично указал на значительное число правительственных фондов, расходуемых на религиозные и культурные организации без малейшего контроля; он открыто назвал эти организации и сообщил, что КСИР выделяется 8 миллиардов долларов. Нельзя забывать и роль Ахмадинежада в раздувании пламени народного недовольства.

Был ли он замешан в беспорядках лично — неизвестно, хотя представители КСИР об этом и заявляли. Мохаммад Али Джафари, глава КСИР, намекнул, что «эти протесты… связаны с лицом, которое высказывалось против ценностей и принципов нашей системы… В настоящее время сотрудники спецслужб расследуют этот вопрос и, если будет обнаружено вмешательство данного человека, то у правоохранительных органов, безусловно, будут к нему претензии». С момента своего ухода с поста президента Ахмадинежад продолжает оставаться занозой в боку правящего режима, который сделал всё возможное для маргинализации отставного политика.

Оригинал материала на сайте Foreign Policy

Система Orphus Просмотров: 343 | Добавил: Джонни | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Loading...

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Видеоподборка
00:06:25

00:05:17

00:04:01

00:39:01

00:44:09

Новости партнёров



Новости партнёров
Loading...


Мини-чат
Загрузка…
Яндекс.Метрика
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz

▲ Вверх