Причины необъяснимых темпов такой законотворческой активности (без учета общественного и научно-экспертного мнения) видятся не столько правовые, сколько политические. Это:

  • борьба за молодежь в нашей стране разных политических сил;
  • расширение протестной повестки дня в условиях подготовки к новому электоральному циклу;
  • выталкивание в антивластную плоскость активной части молодежи, организаторов и исследователей молодежной политики, негативно воспринимающих законопроект, в котором отсутствуют даже такие базовые понятия, как «государство» и «государственная молодежная политика».

Признаем, что потребности в новом федеральном законе острейшие, поскольку накопилась масса проблем, включая политизацию и радикализацию полярных групп молодежи. С одной стороны, вузовских и школьных отличников, с другой – двоечников. Представителей высоко обеспеченных групп населения и выходцев из малообеспеченных семей.

Закон о молодежной политике в России не должен готовиться и приниматься без общественного и экспертного обсуждения

На фоне разделения молодежной среды накопилась масса проблем, включая возрастание правового нигилизма молодых людей и их дезориентации из-за хаотизации общественной жизни, пропаганды цифровой Конституции, которая подается главнее основного документа страны, поддержанного российскими гражданами. Все это актуализирует вызревшую за многие годы общественно-политическую потребность в законодательном обеспечении государственной молодежной политики, использованную либералами для реализации своих целей. Что попросту устраняет Российское государство как ключевой субъект молодежной сферы, расчищает пространство для влияния на подрастающее поколение шоу-бизнеса, IT-бизнеса, медиабизнеса.

Отличительная особенность внешнеполитического фона принятия федерального закона о молодежной политике – не только антироссийские санкции, но и активизация борьбы за российскую молодежь зарубежных спецслужб и глобальных бизнес-структур. Ощущаются не просто зомбирование и психологическая обработка юного сознания с помощью мощнейших рекламно-маркетинговых кампаний, но и подталкивание к определенному типу поведения, конкретных поступкам. Например, к вступлению в ряды так называемых расследователей и в соответствующие интернет-сообщества.

Речь идет не просто о призывах, но и о распространении инструктивно-методических материалов как на антивластных сайтах, так и в брошюрах-комиксах, где предлагается набирать различные факты и направлять их конкретным заказчикам. Если несколько лет назад данные методические пособия предлагали вести расследования с помощью социологического наблюдения и фотографирования разных эпизодов в сфере обслуживания, торговли, общественного транспорта, то в последнее время просматривается нацеливание на сбор фактов в сфере образования, деятельности правоохранительных органов, российских спецслужб.

Примечательно, что один из руководителей крупной федеральной структуры пошел по пути формирования подобной расследовательской сети. То ли по намекам из вашингтонского обкома, то ли из неуемного желания укрепить имидж принципиального критика власти и борца за свободомыслие и свобододействие. Как пример можно сослаться на объявленный рекрутинг социологов, психологов, журналистов, политологов через страницу «ВКонтакте» к антикоррупционной деятельности по линии госзакупок.

Игры либералов
 

Тем самым реально формируются протестная повестка дня и поводы для антивластных оценок и уличных шествий. Хотя понятно, что формирование широкого молодежного движения по борьбе с коррупцией не может быть стихийным, оно поддерживается и провоцируется зарубежными фондами и спецслужбами. Для формирования позитивной мотивации российской молодежи к борьбе с коррупцией используются положительные киногерои наших фильмов, в том числе образ сотрудника угрозыска Глеба Жеглова с его принципом «Вор должен сидеть!».

За разрозненными действиями зарубежных спецслужб в отношении российской молодежи просматривается стратегическая платформа. Администрацией США в последние годы целенаправленно ставятся и решаются задачи вовлечения молодежи разных стран, включая Россию, в орбиту американской политики и международных структур, подконтрольных Америке.

В стратегии национальной безопасности США прямо сказано: «Штаты берут на себя инициативу в налаживании отношений с молодежью всего мира, выявляя будущих лидеров в структурах власти, бизнесе и гражданском обществе». Помимо того, подчеркивается роль молодежи и предпринимателей как движущей силы перемен в новом столетии.

Таким образом, просматривается глобальный характер молодежной политики Белого дома, синхронный с законодательной активностью российских либералов на молодежном фланге. И недавние протестные акции в Москве и по всей России в защиту Алексея Навального лишь подтверждают это.

Имитация укрепления нормативно-правового фундамента работы с молодежью в нашей стране, отсутствие на протяжении долгого времени четких планов и целей государственной молодежной политики, дополняемые попытками либералов создать массовое антикоррупционное движение с помощью Интернета, – все это заслуживает отражения в списке новейших угроз национальной безопасности Российской Федерации и определения мер по их нейтрализации. Работает на это и отсутствие социальных лифтов для юношей и девушек в РФ. Хотя саму борьбу с коррупцией, другими негативными явлениями, безусловно, можно только приветствовать. Соответствующий доклад с прогнозом и оценками ситуации готовится силовыми структурами России по поручению Совета безопасности РФ к апрелю 2021 года.

Противодействуя попыткам вмешательства во внутренние дела нашей страны, мы, понятное дело, никак не обойдемся без государственной молодежной политики и укрепления ее нормативно-правового фундамента. Однако соответствующий федеральный закон должен не готовиться бюрократически-кулуарно, а учитывать политические катаклизмы современного мира, непрекращающиеся информационные атаки на Российскую Федерацию, задачи укрепления преемственности поколений и формирования национального самосознания разных групп молодежи. Это большая работа невозможна без опоры на научный фундамент и общественное мнение.

 

Сергей Першуткин,
член АВН РФ, доктор социологических наук