Главная » 2021 » Август » 11
 
12:00

Голубая дивизия Франко – убийцы и мародеры

Испанские фалангисты горели желанием взять Москву, но были разгромлены под Ленинградом.

23 июня 1941 года каудильо Франко, узнав о нападении Германии на СССР, официально заявил: «Разрушение России есть дело Испании». И в тот же день было принято решение направить в СССР испанские части. На заседании Государственного совета министр иностранных дел Рамон Серрано Суньер подчеркнул, что воевать будет не нация, не государство Испания, а только испанцы – германофилы и добровольцы, и что это не должна быть дивизия испанской армии. Выдвинута идея о смешанном фалангистско-военном корпусе под командованием армейских офицеров.

24 июня Серрано Суньер произнес речь, в которой была фраза «Уничтожение России есть требование истории и будущее Европы».

Дивизионеры из фаланги

Тогда же Государственный совет решил, что добровольцы пойдут в фалангистских голубых рубашках и под знаменем Фаланги, хотя и в армейской форме. Офицеры и унтер-офицеры все будут из бывших участников Гражданской войны. В авиацию также наберут роту добровольцев. Серрано заверил, что уже через неделю будет возможно формирование частей и что их общая численность достигнет 50 тысяч человек. Командиром дивизии назначили генерал-капитана Агустина Муньоса Грандеса.

В воскресенье 13 июля в 15.45 первая партия дивизионеров выехала с Северного вокзала в Германию. Дивизия получила официальное название «Испанская дивизия добровольцев», неофициальное – «Голубая». Ей было поручено «сотрудничать с армией Германии в крестовом походе против коммунизма». В июле же дивизионеры прибыли в баварский лагерь Графенвер.

Примерно девять дней в поезде, 31 день пешего марша и 13 дней снова в поезде потребовалось дивизионерам, чтобы добраться до фронта. На этом пути умирали люди и лошади, не обошлось и без конфликтов с немцами. Из-за нехватки транспортных средств испанцы вынуждены были пройти пешком 900 километров от Сувалок до Смоленска, ежедневно одолевая по 30–40 километров.

1 сентября, во вторую годовщину нападения Германии на Польшу, Муньос Грандес встретился с Гитлером в Восточной Пруссии. Это была их первая встреча. Грандес заявил, что дивизия готова к боевым действиям и что ее люди стремятся способствовать ликвидации большевизма. Гитлер охарактеризовал ход войны в технических терминах, которые впечатлили переводчика, а о русской кампании он сказал, что ожидал долгого и тяжелого сопротивления. Хотя при недостатке способного командования, – отметил он, – Красная армия всего лишь выше среднего, особенно солдаты, и будет быстро разгромлена.

Генерал-капитан Грандес попросил фюрера отправить Голубую дивизию на московское направление. Голубая мечта испанцев – промаршировать по Красной площади. Увы, Гитлер отказал и отправил испанцев на Волхов.

Маршем Голубой дивизии стала песня:

«Россия – вопрос одного дня

Для нашей пехоты.

Возьмем ее за день,

Возьмем за два,

Вернемся и возьмем Гибралтар».

31 июля 1941 года испанцы приняли присягу в верности не Испании, не Франко и даже не Германии, но исключительно Адольфу Гитлеру. Формула присяги по-немецки и переведенная на испанский полковником Тронкосо звучала так: «Клянетесь ли вы перед Богом и вашей испанской честью в абсолютной верности Главе немецкой армии Адольфу Гитлеру в борьбе против коммунизма, и клянетесь ли вы сражаться как храбрые солдаты и отдать вашу жизнь в любое мгновение, чтобы выполнить эту клятву?».

После принятия присяги Голубая дивизия была включена в состав вермахта под наименованием 250-я пехотная дивизия. Для обеспечения соответствия штата испанского соединения немецкой системе снабжения войск она была вскоре переформирована на стандартную для вермахта трехполковую структуру. «Лишний» личный состав распределили по остальным полкам, получившим названия «мадридского», «валенсийского» и «севильского» (по месту жительства большей части добровольцев в этих воинских частях).

Мародеры с Пиренеев

26 сентября 1941 года дивизия получила неожиданный приказ двигаться к северу и с 11 октября на десять месяцев обосновалась в деревне Григорово близ Новгорода.

С августа 1941-го по август 1942 года Новгородский кремль и центр города контролировались подразделениями Голубой пехотной дивизии. В результате испано-германской оккупации в Великом Новгороде осталось 30 (!) жителей, а из 2400 домов уцелело 40.

Вот, к примеру, отчет немецкой комендатуры 14 марта 1942 года: «Огромный ущерб памятникам нанесен солдатами расположенной в Новгороде испанской дивизии... Большая часть из хорошо сохранившихся иконостасов была использована испанскими солдатами для отопления (церковь Федора Стратилата).

Другие церкви выгорели по неосторожности солдат (Знаменский собор), и их древнее убранство в настоящее время утрачено. Все церкви Новгорода стоят открытыми.

Особый случай – церковь Михаила Архангела на Прусской улице, единственная действующая в годы советской власти. Церковь хорошо сохранилась, и здесь были собраны произведения искусства из многих других храмов. Однако в конце января 1942 года (27–30 января) испанские солдаты взорвали дверь ручной гранатой и проникли внутрь. Украдены серебряная утварь и иконы.

Церковь Федора Стратилата в годы советской власти использовалась как музей. Иконостас употреблен на топливо испанскими солдатами. В Историческом музее и музее русского искусства (оба в Кремле) больше нет произведений искусства. Здания используются солдатами испанской дивизии как морг и магазин», – писала доктор исторических наук Юлия Кантор.

Вот показания Веры Александровны Жучковой, зафиксированные в документах Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников на Новгородчине во второй половине 40-х годов ХХ века: «В нашей деревне с августа 1941 года до января 1944 года стояли немцы и испанцы пехотной части. С первых дней стали отбирать теплую одежду, шубы, валенки, шапки, скот, птицу...

Избивали и арестовывали без причин мирное население. Так, в январе 1942 года испанец арестовал Изотова Григория Изотовича 1881 года рождения и на дороге из винтовки убил его за то, что он не отдал испанцу свою корову».

Испанский офицер начал вымогать деньги у назначенного немцами бургомистра Новгорода. Тот дал ему пинка. А испанец разрядил в бургомистра обойму. Немцы промолчали.

Ну а в августе 1942-го Голубую дивизию направили грабить окрестности Ленинграда. И вот сейчас в Испании опубликовано несколько десятков хвалебных статей, посвященных «героям Голубой дивизии». К сожалению, в наших СМИ подобные явления полностью игнорируются.

Как свидетельствует ведущий научный сотрудник института истории РАН доктор исторических наук Борис Ковалев, испанцы под Ленинградом отличались повальными грабежами и воровством в Пушкине и Павловске. «Они вывозили мебель. Они вывозили какие-то гобелены. Они могли вывозить какие-то понравившиеся им даже каменные безделушки». А вот строки корреспонденций первого советского журналиста, который описывает впечатление от освобожденных Пушкина, Павловска. «Немереное количество испанских надписей. То есть испанские граффити на каждом шагу. Многие местные жители вспоминали, что все, что можно было, испанцы вытаскивали. Привлекали их картины. Привлекали их иконы. Привлекала их любая мебель… Все, что было не приколочено, все, что было не привязано, все это бралось».

Испанские солдаты похитили и вывезли в Испанию как трофей крест главного купола собора Святой Софии – крупнейшего духовного центра Северной Руси на протяжении столетий. Новгородская София была построена в середине XI века. Это первый каменный храм Русского Севера, реликвия русского православия. Похищенный крест испанцы возвратили в Великий Новгород только в 2007 году. Остальные украденные в СССР трофеи они возвращать и не собираются.

Конец банды прохвостов и оборванцев

1943 год стал последним этапом существования Голубой дивизии. О сражении у Красного Бора 10 февраля 1943 года сказано так: «Если Посад был медленной агонией, то Красный Бор стал молниеносным истреблением (бой длился несколько часов)». В результате этой баталии дивизия потеряла 1125 человек убитыми, 1036 ранеными и 91 человека, пропавшего без вести.

Стоит заметить, что из общих потерь дивизии в 23 820 человек почти треть (9400 бойцов) выбыла из-за болезней и обморожения.

Адольф Гитлер в своей главной ставке «Волчье логово» публично назвал солдат Голубой дивизии бандой оборванцев. Как тут не вспомнить стих Маршака – «шайка жуликов и пьяниц».

В октябре 1943 года Голубую дивизию отвели от Ленинграда, и вместо нее остался Голубой легион (примерно 4 тысячи человек). «Репатриация Голубой дивизии осуществлялась батальонами, которые выезжали из мест своего расположения через каждые три или четыре дня. В Германии в лагере Хоф они меняли немецкую форму на испанскую и несколько дней отдыхали. Во дворе немецкой казармы происходило прощание и награждение раненых, их хорошо кормили перед отъездом. Затем отправляли с двухдневным запасом провизии на поездах с отоплением; каждый вагон сопровождался унтер-офицером. Ответственным за экспедицию был немецкий офицер, которому помогали два переводчика той же национальности; испанский комендант отвечал за дисциплину. В течение поездки было запрещено демонстрировать испанские флаги или подавать какие-нибудь другие знаки, по которым можно было бы догадаться о составе экспедиции», – сообщал Елпатьевский.

24 декабря 1943 года последний отряд дивизионеров прибыл на испанскую территорию.

Манкурты в голубом

Современные апологеты белогвардейщины утверждают, что участие белых эмигрантов в испанской войне было вызвано вмешательством в нее СССР.

Увы, 1 августа 1936 года харбинская газета «Наш путь» – центральный печатный орган «Российской фашистской партии» – опубликовала интервью испанского профессора Афенисио под заголовком «Испанское восстание подняли русские эмигранты, чины иностранного легиона в Марокко»: «Вы знаете, кто поднял восстание у нас, в испанском Марокко? – спросил профессор. – Это сделали, как я совершенно убежден, ваши русские эмигранты. Убеждение мое основывается на том факте, что, во-первых, я только 35 дней назад видел моих друзей, приехавших перед моим отъездом из Марокко, которые мне передавали о замыслах иностранного легиона, где русские составляют наибольший процент как солдат, так и офицеров, а с другой стороны, и теми настроениями, которые окружали русских в Испании. Первые события, какие я знаю из телеграмм, начались в Мелилье и Сеуте, гарнизонах испанского Марокко, где как раз стояли части, исключительно состоящие из русских эмигрантов».

Тут господин профессор малость преувеличил. Однако участие русских в первые дни мятежа сыграло важную роль в успехе генерала Франко.

С началом Великой Отечественной войны многие белогвардейцы, проживавшие в Испании, кинулись записываться в Голубую дивизию, направлявшуюся на Восточный фронт. В дивизию из Испании непрерывно шли пополнения. Всего через дивизию прошло около 60 тысяч человек. Однако на 29 октября 1941 года в составе дивизии было всего 29 белоэмигрантов.

Почему так мало? Не хотели воевать против своей родины? Еще как хотели! Просто в конце августа Генеральный штаб испанской армии отдал приказ, где говорилось: «Невозможно, чтобы все русские, хотя бы и имеющие испанское гражданство, были включены в Голубую дивизию».

Огорченные белогвардейцы отправились по иным конторам. Кто в Итальянский экспедиционный корпус в России (в их числе П. В. Белин, Н. И. Селиванов, Н. К. Сладков, А. П. Яремчук-второй), кто в части СС, кто во власовскую армию.

Кроме белогвардейцев, в Голубой дивизии воевали около 150 португальцев. Все они или имели испанские корни, или сражались в 1936–1938 годах на стороне Франко.

Справка из историко-статистического исследования «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование»: в плен взяты 452 испанца, 70 умерли в плену, 383 освобождены и репатриированы.

Вороны в российском небе

Кроме солдат Голубой дивизии, Франко направил в СССР и Голубую эскадрилью. Ее история началась 25 июля 1941 года, когда в Мадриде собралась группа добровольцев, желающих попасть на Восточный фронт. В нее вошли 129 человек, в том числе 17 летчиков и военный священник.

Пилоты обладали большим опытом – практически все участвовали в Гражданской войне, а общий счет воздушных побед достигал 79.

25 июля 1941 года эскадрилья убыла в Германию, где прошла переподготовку под руководством инструкторов люфтваффе, получила 12 истребителей Bf 109E-7 и на правах 15-й эскадрильи (эскадры JG 27 (15.(span.)/JG 27) прибыла 1 октября на фронтовой аэродром в районе Смоленска.

Последний раз испанские летчики участвовали в воздушном бою 10 января 1944 года. По официальным данным испанского Министерства обороны, 98 испанских пилотов истребителей в 1941–1944 годах совершили около 5500 самолето-вылетов, провели 606 воздушных боев и одержали 158 побед. 12 пилотов погибли, 6 получили ранения, 7 пропали без вести, 1 попал в плен, 1 перешел на сторону противника.

Понятно, что цифра «158» дутая. Хотя не стоит забывать, что в Голубой эскадрилье сражались летчики высокого класса с опытом боев 1936–1939 годов. Определенную роль сыграло и то, что в 1941–1943 годах эскадрилья пять раз проходила полную ротацию.

Мадрид – подельник Берлина

Участие Испании во Второй мировой войне не ограничилось посылкой в СССР Голубой дивизии. Испания стала дырой в блокаде Германии, организованной Англией и США. Так, например, с началом Второй мировой войны закупки нефти Испанией сильно возросли, и если за весь 1939 год в страну было ввезено 56 771 тонн нефти, то только с 1 января по 1 июля 1940 года – 70 954 тонны. Нефть продолжала идти транзитом через Испанию в Германию до второй половины 1944-го, пока англо-американские войска не захватили Южную Францию. Только за первые шесть месяцев этого года было реэкспортировано в Германию 48 тысяч тонн нефтепродуктов. Тогда же прекратились поставки в Германию вольфрама, железной руды и других нужных воюющей стране ценностей. В целом в 1942–1943 годах в стоимостном отношении торговля Испании с Англией и США была равна торговле с Третьим рейхом.

С согласия Франко в 1941-м немцы на испанской территории использовали РЛС и болометры – устройства, обнаруживающие инфракрасное излучение кораблей, что крайне важно в темное время. При проведении операции «Бодден» немцы разместили их в девяти местах на северном берегу Гибралтарского пролива и в пяти на его южном берегу. Для лучшей работы оборудования немцы установили поперек пролива три линии инфракрасных прожекторов.

Таким образом фашисты были осведомлены о движении всех судов на подходах к Гибралтару как в Атлантике, так и в Средиземном море. Возникает естественный вопрос, можно ли считать Испанию нейтральным государством в 1941–1944 годах?

Александр Широкорад

 

Источник



 
Просмотров: 108 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:20:30


00:23:46



Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх