Главная » 2021 » Октябрь » 13
 
05:24

Гибель китайской империи Сун

Как это часто бывает перед гибелью многих стран, их раздирали различные противоречия. В 1265 г. скончался император Ли-Цзун, он не оставил наследника, все дети от наложниц умерли в младенчестве, а у жён детей не было. Под давлением высших чиновников он усыновил своего племянника Чжао Ци (1240–1274 гг.), но тот имел сомнительное происхождение, мать его была наложницей. Вокруг него началась борьба группировок – одни поддержали мальчика, другие требовали его низложения. Цзайсян (канцлер), о котором мы писали в предыдущей статье, Цзя Сыдао пользовался при нём полным доверием и обладал диктаторскими полномочиями. Несмотря на противодействия, Чжао Ци был коронован в 1264 г. и получил имя Ду Цзуна.

Сун перед самым завоеванием

Гибель китайской империи СунПарчовый халат «пао». Эпоха Сун. Китай

Он был неплохим правителем, но многочисленные природные бедствия, обрушившиеся на страну, которые углублялись коррупцией, непомерными налогами и нестабильностью, вызванной угрозой с севера, не позволяли считать его легитимным правителем. Так как в обществе этого периода легитимность жёстко увязывалась с божественной благодатью, которую обязан был иметь правитель и передавать её стране и народу. А его неудачи были особенно очевидными на фоне созданной на севере новой империи Юань и его богоизбранного правителя. Ду Цзун ещё и умер внезапно в самый разгар кризиса и войны в 1274 г., а бремя власти легло на Цзя Сыдао и императрицу Се Даоцин, ставших регентами при его малолетнем сыне.Многие историки считают, что правительство Сун не воспользовалось длительным периодом, когда государству никто не угрожал. На самом деле это не совсем так. Постоянно возводились укрепления, усиливалась оборона городов, местные власти готовили запасы продовольствия. Была перестроена и укреплена крепостная стена столицы. В местах возможных десантов, по побережью рек, высаживались деревья. Была повышена плата военным, их привлекали льготами. В пограничье местные командиры пытались вернуть захваченные укрепления с целью обеспечить более выгодные позиции в случае вторжения. А Хубилай, занятый борьбой за власть, смотрел на это сквозь пальцы.Времена «официального пацифизма» XI в. сыграли свою отрицательную роль в истории империи, а отсутствие в течение долгого времени мощных противников не способствовало подготовке войск.

Спокойствие и созерцание царило в работах китайских художников в канун грозных потрясений. Художник Ма Линь. Конец XII – начало XIII вв. «В умиротворении слушаю, как поют сосны»

Преобладание в военных теоретических трактатах акцента на оборонительной тактике также не способствовало победе, а для проведения активных действий у Сун не хватало коней. И не только их.Исходя из сегодняшнего понимания, можно говорить, что огромные финансы на оборону, которые, конечно, корректировались коррупцией, использовались неправильно. Но в тот период создание мощных укреплений рассматривалось как самый адекватный способ обороны. Тем более что был опыт ближайшей борьбы с империей Цзинь. Повторимся, империя обладала огромным потенциалом, но всё это ей не помогло. Важнейшей причиной был разлад в империи, связанный с ощущением всеобщей «несправедливости». В конце концов, и высокие выплаты воинам никак не помогли. Почему? Об этом ниже.

Стены города Пинъяо (XIV в.) провинции Шаньси дают представление об укреплениях сунского периода

Вернувшись в Орду, 5 мая 1260 г. Хубилай в Кайпине провозгласил себя Великим ханом, и началась четырехлетняя борьба за власть. Монгольская кочевая империя распалась, и Хубилаю досталась Монголия и северный Китай. В 1271 г. Хубилай называет своё государство, взяв фразу из «Книги Перемен» – Да Юань – Великая Юань. Вначале, в 1260 г., он перенёс столицу в Кайпин (Шанду), а в 1264 – в Яньцзин (Пекин). Город был назван Ханбалык или Дай-ду.Основной внешнеполитической целью Хубилая, ставшего императором Юань Шицзу, был захват Сун. В то же время создание «универсальной» империи привлекало на службу Хубилая всё больше китайцев, киданей, чжурчжэней и др. Они видели в нём символ императорской легитимной власти, черпающий её в истории Китая. Его победы, на фоне бедствий, связанных с правлением сунских императоров, лишь подчёркивали его богоизбранность в глазах населения всех земель Китая.Недаром то, о чём мы уже писали не раз, армии, которые завоевывали с 30-х годов Золотую, а затем Южную Сун, в подавляющем большинстве состояли не из монголов.Итак, Хубилай предъявил счёт империи по Договору, подписанному в 1259 г., но о нём никто ничего не знал, соответственно, его и не собирались выполнять. Помпезный чиновник, изображавший из себя выдающегося полководца, Цзя Сыдао старался, чтобы эти сведения не доходили до императора, а сам он ничего не делал, сидел в своём роскошном загородном дворце со своими наложницами и устраивал «битвы» между сверчками. О чём знала вся столица. Во время смертельной угрозы канцлером государства оказался человек, который хотел править, интригами и силой уничтожавший оппонентов, но совершенно не способный принимать решения и отвечать за них: править не значит уметь управлять. Хубилай старался не проявлять насилия против подданных Сун, за некоторым исключением, вызванным логикой войны. И эта политика сыграла свою роль. Недовольные политикой узурпатора Цзя Сыдао, да и просто недовольные массами переходили на сторону монголов, среди них было немало воинов. Китайцы, как специалисты, особенно ценились монголами, поэтому для перебежчиков создавались благоприятные условия, а монголы специально совершали рейды для захвата в плен воинов, чтобы их использовать на войне против своих. В конце концов, завоевание Сун стало войной одних китайцев и других народов Китая, под руководством монголов, против других китайцев. Это было особенно важно в специфических климатических условиях Китая, тяжело переносимых монголами.

А что в Монголии?

Поход на юг

В 1267 г. начался поход многонациональной армии монголов, как пишут источники – их было 30 туменов. Войско даже выделила Золотая орда, которая была уже самостоятельной и в общемонгольских курултаях её ханы не участвовали. Среди воинства были большие подразделения кипчаков, северокавказских асов и даже русских.Внук Субэдэя, Аджу совершил набег на провинцию Хубэй и увёл 50 тыс. пленных и 5 тыс. голов скота. Китайская армия, преследовавшая Аджу, не отбила полон. В то время как Лю Чжэн, «генерал»-перебежчик из Сун, предложил Хубилаю чёткий план завоевания империи Сун, который был принят. Первой целью, как и в предыдущий раз, были города Си-ань-фу (Сянъян) и Фан-чэн (Фаньчэн) в провинции Хубэй. Их осаждали Аджу и Лю Чжэн. А эти мощные города не раз встречали вторжения с севера. Отлично подготовленные к осаде, имеющие массу осадных машин, получавшие снабжение по воде, они стали настоящей мощной преградой на пути монгольского воинства. Тем более что они прикрывали проходы к бассейну Янцзы. Монголы полностью заблокировали города, но продовольствия в них было достаточно, вдобавок ко всему периодически по реке прорывались конвои с припасами. Осаждающим постоянно требовались подкрепления. Хубилай даже, по информации Рашид-ад-Дина, срочно освободил 20 тысяч пленных воинов Золотой империи, назначил из них командиров и отправил на фронт. Дошло до того, что Хубилаю пришлось попросить хана Хулагу прислать своих профессионалов осад. Это были мусульмане Исмаил и Ала-ад-Дин, которые оценили ситуацию и установили камнеметы, которые и сыграли важную роль в падении Фаньчэна в 1273 г. Командующий обороной Фань Тянь-шунь повесился, а его помощник Ню Фу сражался до последнего и бросился в огонь. А Сянъян, который был в осаде почти пять лет, после демонстрации со стороны Исмаила и Ала-ад-Дина, сдался на милость победителей. Первая часть плана стоила огромных усилий монголам, но была осуществлена, а в Сун не было понимания нависшей смертельной угрозы.Дорога в бассейн Янцзы была свободна, но с конца 1274 г. по начало 1275 г. шли ожесточённые бои на границе. Войска под командованием Баяна, сына Кокчу, двинулись из Эчжоу (север провинции Аньхуэй) к столице империи, Линьаню (провинция Чжэцзян). Наступление шло вдоль реки Янцзы, и по ней шла флотилия, моряками на которой были китайцы. А полководец Болохуан должен был наступать в восточном Китае против Янчжоу.

Боевой корабль. Империя Сун. Энциклопедия «У цзин цзунъяо». Позднее изображение

Всё, что мог противопоставить этому Цзя Сыдао, это отправить к Баяню послов, но тот отклонил переговоры. Земли, по которым шли войска, переходили в подданство Юань. На территории современной провинции Аньхуэй, у г. Уху произошло сражение при Динцзячжоу 17 марта 1275 г. Империя вывела флот, состоявший из 2500 боевых кораблей военноначальника Ся Гуя. Полевая армия состояла из 130 тыс. воинов, среди которых были лучшие, отборные части.Авангардом из 70 тыс. воинов командовал Цзя Сыдао, а всеми остальными частями – Сунь Хучэн. В этом сражении массово применялись камнеметы, но катапульты Баяна оказались более эффективными. Первым дрогнули и побежали воины Ся Гуя, увлекая в бегство всю армию, которую монголы преследовали и избивали на протяжении 75 км. «Канцлер» Цзя Сыдао и Сунь Хучэн бежали в первых рядах, уплыв с поля боя на лодке. Враг захватил весь флот, множество вооружений, карты, печати государства Сун.В столице настойчиво звучали требования о казне Цзя Сыдао, но его отправили в ссылку, конфисковав имения и богатства. По дороге в ссылку канцлера убили, размозжив голову. Но вдруг случилось новое чудо – жара изматывала северных воинов и их основные части. Монголы, оставив множество завоёванных городов, ушли на север. Это были города Янчжоу, Чанчжоу, совр. Сучжоу, южный Жаочжоу. Баянь уехал в Пекин за новыми инструкциями. Но правительство Сун толком не воспользовалось ситуацией. Оно издавало противоречивые указы, с одной стороны, объявляя всеобщую амнистию для перебежчиков и дезертиров, с другой стороны, указы по наказанию дезертиров. А войска и города переходили к монголам, теперь уже в армию призывали 15-летних и стариков.

И снова о монголах: как же они смогли?

Я хотел бы остановиться на одном важном моменте. Многие читатели настойчиво вопрошают о том, как небольшое население объединенной Монголии могло завоевать многомиллионные страны. Без учёта важнейших факторов развития социума ответ на этот вопрос всегда будет открыт, а вопрошающие останутся пребывать в неведении. Первый фактор – это разные структуры общества по отношению к армии и войне. Монголы этого времени – это войско-народ, находящийся на стадии перехода, очень условно, от родовой организации к территориальной общине. Такому обществу свойственна экспансия, тем более имеющему органическую военную организацию.В то же время все их противники, земледельческие или тем более полуземледельческие, «кочевые» империи были на разных стадиях, опять очень условно, территориально-соседской общины. И какая там была структура управления, раннее или развитое вождество, «мир-система», особо не играло значения. Как и не имел значения тот факт, что за плечами многих из них уже была многовековая история. Наличие славной истории не отменяет военного поражения в современности. Военное ремесло не передаётся «генетически», а зависит от состояния общества в текущем моменте.Таким образом, в кочевом обществе воюют все, а в земледельческом, на указанной стадии развития, особенно если разделение труда идёт вперёд, – только определённая часть. Аппарат управления в Сун был больше, чем всё монгольское войско, около 400 тыс. человек.Монголы к началу завоеваний имели 150-200 тысяч воинов. Цзинь имела войско, значительно превышающее эти силы, но как я писал – войска эти были рассредоточены, и монголы во время войны только с Цзинь увеличили свои силы на ≈ 60 тыс. воинов за счёт этносов, врагов чжурчжэней. В то же время их союзниками стали племена уйгуров (≈ 20 тыс.). Войско, набранное в Цзинь, участвовало в походе на запад. Именно нежелание императора Си Ся выполнять своё обещание – быть правым крылом в походах монголов на запад, вывело из себя Чингис-хана, чьи силы ему были так необходимы. Таким же образом монголы поступали и на западе. До завоевания Средней Азии они привлекли на свою сторону ≈ 30-40 тыс. воинов. Одновременно они продолжали завоёвывать Цзинь силами 13 тыс. монголов и 60 тыс. местного контингента. При завоевании Сун на монгольскую сторону перешли как контингенты соседних этносов, мани выставили 10 тыс., так и собственно китайцы.Если при начале завоеваний у Чингис-хана было 150-200 тыс., то в конце века ≈ 300-350 тыс. воинов. И это всё без учёта хашара, расходных сил, собранных с пленных и использовавшихся как расходный материал в первых рядах атаки как в поле, так и при осаде крепостей. [Крадин Н.Н., Скрынникова Т. Д., Храпачевский Р.П.]При умении монголов концентрировать силы, их войско пробивало любые преграды.В то время как земледельческие оседлые страны, обладая часто большими ресурсами, в том числе человеческими, не могли сконцентрировать силы и мобилизовать ресурсы. Обладая более сложной системой управления обществом, они не имели такой управленческой воли и жажды победы.Не надо забывать, что монголы всегда и любым способом добивались численного преимущества перед противником, о чём я не раз писал в предыдущих статьях на ВО.

За Янцзы

А монгольские войска выходили к оперативному рубежу, к реке Янцзы, переход через которую открывал дорогу в богатейшие районы и к столице.Новым полководцем, который должен был противодействовать монголам, назначили Чжан Шицзе, который успешно воевал с кочевниками. Перед ним стояла задача удержать город Янчжоу, прикрывавший доступ к р. Янцзы. В 1275 г. он организовал заслон для прохода войск противника у Цзаошаня, в тылу у Янчжоу. Он состоял из сухопутных войск и морского флота на реке Янцзы, корабли которого были связаны цепями. Китайско-монгольские силы ударили по Чжан Шицзена, на реке в бой вступили небольшие маневренные корабли, а конница атаковала пехоту китайцев. В результате Сун потеряла 60 тыс. убитыми и столько же пленёнными, как трофеи были взяты 700 кораблей, на которых можно было двигаться не только по рекам, но и по морю. Путь на Нанкин был свободен, а оставшийся в тылу Янчжоу не представлял существенной угрозы. В это время Вэнь Тяньсан, поэт, учёный и полководец, уговаривал императрицу Се Даоцин с маленьким императором бежать на острова, чтобы иметь больше маневра, так как в это время всё сводилось исключительно к обороне направлений к столице, где находился император.Следующий рубеж обороны сунские войска решили организовать в Пинцзянфу и в районе озера Тайфу. Командующим был назначен знаменитый Вэнь Тяньсана, который нанял на свои деньги 10 тыс. воинов.Хубилай, совещаясь с Баянь, решили идти по прямой к столице Сунь, мимо Великого китайского канала. Этот канал, соединивший Хуанхэ и Янцзы, существует и сегодня, а его строительство велось много веков и было закончено в XIII в.

Великий китайский канал. Современный вид

Баянь в это время взял, после долгой осады, Чанчжоу. Для того чтобы преподать урок всей Сун, жители города были вырезаны поголовно. С другой стороны, участвующий при штурме г. Таньчжоу командир Хасан остановил кровопролития, сказав, что все пленные будут подданными хана, за что получил поощрение от Хубилая. В то же время Вэнь Тяньсан был отозван в Линьян. А его войско, оставшись без командующего, сдало все земли южнее Чанчжоу, вокруг озера Тайфу.В столице началась паника и бегство, бежали видные чиновники, а министры Ван Юэ и Чэнь Ичжуна решили вести переговоры с монголами, чтобы выторговать для династии приемлемые условия капитуляции. Переговоры поручили Вэнь Тяньсану, который вёл себя с монголами крайне надменно. Дело было в конце 1275 г. Они велись очень долго, это надоело Баяну, который в начале 1276 г. окружил Линьян. Наконец, на капитуляцию согласился Чэнь Ичжун. Вэнь Тяньсан остался заложником у кочевников. Пока Баянь согласовывал процесс капитуляции с Хубилаем, из столицы бежала императрица с маленькими принцами, братьями императора Сун. В марте 1276 г. Баянь торжественно въехал в Линьян. 30-тысячный гарнизон сдался. Маленький император Чжао Сянь, низложенный до Инго-гуна, был отправлен в Пекин. С ним был его родной дед Чжао Юйжую, которого Хубилай назначил министром земледелия Юань и наградил пышным китайским титулом, который использовался в новой империи. А когда Чжао Сяню исполнилось 12 лет, Хубилай выдал ему огромную сумму денег и отправил в монастырь в Тибет, где тот стал настоятелем монастыря.Монголы вывезли и родственников императорского дома, а также гарем, многие обитательницы которого покончили самоубийством по дороге и в Пекине, и дворцовых евнухов.А в это время в Фучжоу, на берегу Тайваньского пролива, был избран новый император, 8-летний Чжао Ши. Сюда прибыл и Вэнь Тяньсан, официально не вошедший в правительство. Министр нового правительства и полководец-ветеран Ли Тинчжи, собрав 40-тысячное войско, даже пытался отбить маленького императора Чжао Сяня по дороге в Пекин. Везде организовывались отряды самообороны, а многие города выходили из-под контроля монголов.

Монгольский и ханьский воин XIII в. Современная реконструкция. Изд. «Оспрей»

Новое правительство взывало к патриотическим чувствам населения. Летом 1276 г. Вэнь Тяньсан освободил земли восточнее и севернее Фучжоу. Был освобождён Гуанчжоу, захваченный ещё в 50-е годы. Но в это время, после года сопротивления, пал Янчжоу, оставшийся в тылу монголов, а идущий на помощь городу Ли Тинчжи был разбит. При попытке самоубийства он попал в плен и был казнён. Китайский народ чтит его память как героя.А монголы в конце 1276 г. атаковали Фучжоу, маленький император со свитой вышел на кораблях в море. За город Гуанчжоу шла кровопролитная борьба, город пять раз переходил из рук в руки, но силы защитников были подорваны болезнями, и он пал. Полевая армия тоже была уничтожена монголами. А император попал в кораблекрушение, простудился и умер. Императором стал его младший брат.Вэнь Тяньсан продолжал борьбу, но был разбит у г. Хайфэн, попал в плен и был отвезён в Пекин. Его связанного везли на корабле и показывали непокорным, принуждая их сдаваться. А весной 1279 г. монгольский флот подошёл к острову Яйшань, здесь он разгромил флотилию Сун, последний семилетний император ханьской империи Сун утонул в море. Так, под копытами кочевой конницы, пала ханьская империя Сун, сопротивлявшаяся завоеванию 40 лет, на её месте монголы создали свою империю Юань, но о ней в следующей статье.А пленённый полководец и поэт Вэнь Тяньсан написал:

Пляж расскажет о страхе,

Залив – о несчастье,

В этом мире все умирают,

Оставляя лишь пылающие сердца светиться.



Источник

 
Просмотров: 90 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:213:06


00:37:24



Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх