Главная » 2013 » Март » 3
 
14:03

Геополитический перекресток

В последние годы внимание международного сообщества приковано к Каспийскому и Черноморскому регионам из-за их чрезвычайной важности в энергетическом обеспечении Европы.

Имеются ввиду значительные запасы нефти и газа в Каспийском регионе, а также Черное море и причерноморские страны как соединительные звенья транзита каспийских энергоносителей на европейский и мировые рынки в обход российской территории.

С одной стороны это содействует экономическому развитию упомянутых регионов: они начинают получать иностранные инвестиции для реализации энергетических и энерготранспортных проектов. Это — с одной стороны, а с другой — дестабилизируется обстановка в районах Каспийского и Черного морей, а также провоцируется возникновение источников напряженности и зон конфликтов, где сталкиваются геополитические интересы разных стран, экономическая конкуренция между которыми усиливается.

В геополитическом плане, к примеру, нестабильность в Каспийском и Черноморском регионах наблюдается из-за обострения противостояния между Россией, считающей эти зоны сферой своего исключительного влияния, и США, НАТО и ЕС, продвигающих собственные интересы на постсоветском пространстве.

Среди основных факторов противоречий сторон в экономической отрасли — конкурирующие проекты транспортировки каспийских энергоносителей в Европу. Так, ЕС, при поддержке США, пытается создать так называемый «Южный энерготранспортный коридор» и обеспечить доставку туркменского и азербайджанского газа Европе в обход Российской Федерации через Каспийское море, Азербайджан и Турцию. В противовес этому Россия активно продвигает собственный проект транспортировки российского газа в страны ЕС — «Южный поток» — по дну Черного моря в Болгарию, в обход украинской территории.

В рамках реализации этих планов как Россия, так и США, НАТО и ЕС пытаются влиять на страны Каспийского и Черноморского регионов, притягивая их каждый на свою сторону. Россия противодействует усилению региональных позиций США, НАТО и ЕС, планам евроинтеграции Украины и Молдовы, а также европейской и евроатлантической интеграции Грузии; стремится расширить свое присутствие в энергетических секторах Азербайджана и Туркменистана, одновременно убеждая эти страны в нецелесообразности прокладывания «Транскаспийского» газопровода (по дну Каспийского моря).

 Российская Федерация также очень внимательна к вопросу всесторонней поддержки сепаратистских режимов в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе, используя их как инструмент влияния на политику Молдовы, Грузии, Азербайджана и Армении. Это фактически не может не тормозить урегулирование приднестровского, грузино-абхазского и нагорно-карабахского конфликтов, и в «замороженном» состоянии сохраняет перспективу открытого вооруженного противостояния. Наглядно подтверждается это и августовским российско-грузинским вооруженным конфликтом 2008 года, а также перманентными вооруженными столкновениями конфликтующих сторон в Нагорном Карабахе.

Еще один проблемный аспект — неэффективность российской политики на Северном Кавказе, где устраиваются террористические диверсии исламскими экстремистами. Расширение масштабов силового давления Российской Федерации на исламистов не приносит желаемых результатов. При этом попытки российской стороны наладить процесс экономического возрождения Южного федерального округа РФ, как основы для решения местных проблем, также безрезультатны.

У США и Европейского Союза наблюдается стремление активно сотрудничать со странами Каспийского и Черноморского регионов в экономической и инвестиционной отраслях.

Американские и европейские компании реализуют общие проекты по добыче нефти и газа в Азербайджане и Туркменистане, поддерживают усилия Азербайджана и Туркменистана по установлению альтернативных путей выхода на внешние энергетические рынки.Например, США и ЕС лоббируют проект «Транскаспийского» газопровода и участвуют в проекте «Nabucco», разработке шельфовых залежей нефти и газа на черноморском побережье Украины и Румынии, а также в разведке и проработке месторождений сланцевого газа на украинской и румынской территориях, инвестируют энергетические проекты в Грузии и Молдове.

Однако события вокруг Каспийского региона усложняются из-за отношений между США и их союзниками с одной стороны и Ираном — с другой, когда иранская сторона пытается реализовать свою ядерную программу, дающую возможность заполучить ядерное оружие. Не исключено, что США и Израиль организуют военную операцию против Ирана с крайне негативными последствиями для всего региона из-за возможного распространения конфликта на другие страны, что, в свою очередь, остановит добычу и транспортировку каспийских энергоносителей, спровоцирует появление потоков беженцев, активизирует контрабанду оружия и тому подобное.

Обстановка в Каспийском регионе может ухудшиться также из-за планов США и НАТО вывести Международные силы ISAF из Афганистана. Тогда исламский экстремизм накроет и прикаспийские страны.

Для Черноморского региона составляет угрозу и вооруженный конфликт в Сирии. Если под давлением оппозиции, активно поддерживаемой западными странами и их ближневосточными союзниками, распадется сирийский режим Б. Асада, то это может активизировать курдских экстремистов в Сирии, Ираке, Иране и Турции, мечтающих о создании независимого курдского государства. В таком случае обстановка в этих странах дестабилизируется, в частности, в местности, где проходит нефтегазопровод с Каспийского региона в Европу по турецкой территории (в первую очередь, вблизи турецко-азербайджанской границы).

Следует отметить, что при определенных условиях, как следствие обострения отношений, может возникнуть прямое военное противостояние между Россией и США и НАТО в Черноморском регионе. Об этом, кстати, сейчас свидетельствует отработка сторонами соответствующих планов в ходе военных учений, а также демонстрация мощности вооруженных сил.

Так, летом минувшего года российская сторона провела масштабные учения «Кавказ-2012» с участием войск (сил) Южного военного округа, Черноморского флота и Каспийской флотилии ВС России, а также межфлотские учения ВМФ РФ в Черном и Средиземном морях в январе 2013 года (на фоне обострения ситуации вокруг Сирии) с участием кораблей Черноморского, Балтийского и Северного флотов РФ. Кроме того, как заявил президент Российской Федерации В.Путин, Россия намеревается возобновить патрулирование стратегической авиации ВВС РФ, в т. ч. над Черным морем.

США и НАТО также активизировали совместные военные учения со странами Каспийского и Черноморского регионов. После российско-грузинского конфликта в августе 2008 года боевые корабли США и НАТО (в т. ч. крейсеры с управляемым ракетным оружием) систематически заходят в акваторию Черного моря с визитами в порты Турции, Румынии, Болгарии, Грузии и Украины.

Не менее важны сугубо региональные проблемы, которые могут перерасти в новые конфликты, в т. ч. вооруженного характера, а именно:

  • в Каспийском регионе — окончательно не решен вопрос распределения Каспийского моря, из-за чего Азербайджан, Туркменистан и Иран спорят за шельфовые месторождения нефти и газа; усиливается напряженность между Ираном и Азербайджаном в связи с активизацией азербайджано-американских и азербайджано-израильских отношений, что Тегеран воспринимает как угрозу собственной безопасности;
  • в Черноморском регионе — Россия и Турция пытаются удержать свое региональное лидерство и влияние на Кавказе; сохраняются потенциальные территориальные претензии России к Украине (Крым) и Румынии к Украине (Бессарабия и Буковина) и Болгарии (смежные шельфовые зоны); Бухарест активизирует мероприятия по усилению своих региональных позиций, не считаясь с интересами соседей.

В таких условиях большинство каспийских и черноморских стран активно наращивают свои военные потенциалы.

Наиболее активная в этом вопросе Россия, придающая особенное значение усилению боевого потенциала Южного военного округа (ЮжВО) ВС РФ, — одному из наиболее мощных военных округов вооруженных сил Российской Федерации. В его состав входят две общевойсковые армии, одна сориентирована на юго-западное направление — Черноморский регион, а другая — в юго-восточном направлении, — на Каспийский регион. Всего в составе ЮжВО около 30 мотострелковых, артиллерийских, ракетных и других бригад, а также четыре базы армейской и тактической авиации общей численностью личного состава до 100 тыс. военнослужащих. При этом войска ЮжВО приоритетно обеспечиваются современными системами вооружения и военной техникой, в т. ч. оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер».

В ЮжВО развивается инфраструктура и усиливаются российские военные базы в Абхазии, Южной Осетии и Армении, что важно для России в плане укрепления ее позиций на Южном Кавказе и, в целом, — в Черноморском регионе.

В оперативном подчинении Южного военного округа ВС РФ — Черноморский флот и Каспийская флотилия ВМФ России, которым также отводится особое место в реализации геополитических планов Российской Федерации. Так, согласно этих планов, в течение ближайших лет предусматривается существенное усиление Черноморского флота за счет включения в его состав 12 новых и модернизированный боевых кораблей и 6 подводных лодок. При этом ЧФ РФ используется Россией как для противодействия США и НАТО в Черноморском и Средиземноморском регионах, так и для давления на Украину и Грузию.

Укрепляется также и Каспийская флотилия. До 2020 года предусматривается полное обновление ее корабельного состава за счет принятия на вооружение 16 новых боевых кораблей и судов обеспечения. В частности, в 2010–2012 годах в состав Каспийской флотилии вошли два корвета типа "Дагестан" (в целом планируется принять на вооружение пять таких кораблей, оснащенных универсальными корабельными ракетными комплексами «Калибр-НК», способными поражать надводные и наземные цели на дальности до 300 км), а также артиллерийский корабль и два сторожевых корабля.

В главную задачу Каспийской флотилии включена защита каспийского побережья России и обеспечение безопасности ее нефтегазовых промыслов в северной части Каспийского моря, а также демонстрация силы Азербайджану и Туркменистану с целью удерживать последних от реализации энергетических проектов, которые не совпадают с российскими интересами. Так, исходя из заявлений представителей государственного руководства РФ, не исключается возможность применения Россией военной силы с целью не допустить реализации проекта построения «Транскаспийского» газопровода.

Второй по военному потенциалу страной Черноморского региона считается Турция, имеющая на данном направлении до трех полевых армий, два авиационных командования, а также оперативную группу ВМС «Север» (около 40 боевых кораблей разных классов).

С учетом наблюдаемых тенденций в развитии обстановки в регионе, турецкая сторона активизирует мероприятия по модернизации и наращиванию боевого потенциала национальных вооруженных сил, включающих разработку и принятие на вооружение: нового ракетного комплекса с баллистической ракетой дальностью пуска до 2 тыс. км и межконтинентальной баллистической ракеты с дальностью до 10 тыс. км, а также новых танков, боевых самолетов, ударных и транспортных вертолетов и основных классов боевых кораблей.

Кроме того, в связи с обострением ситуации в Сирии, в январе – феврале 2012 года на турецкой территории размещены 6 зенитных ракетных батарей «Patriot» из состава вооруженных сил США, ФРГ и Нидерландов. В то же время, в ответ на развертывание российских военных баз в Абхазии и Южной Осетии, планируется создание новой базы турецких ВМС на черноморском побережье Турции.

Большое внимание своему военному потенциалу уделяет Грузия, которая постоянно возобновляет и модернизирует вооруженные силы, понесшие потери в ходе российско-грузинского конфликта в августе 2008 года.

При этом, учитывая ограниченность возможностей национальных оборонных предприятий, оснащение ВС страны вооружением и военной техникой осуществляется, в основном, с помощью иностранных партнеров.

Главными среди таких партнеров являются США, которые не обращают внимания на давление со стороны России. Так, в 2012 году США оказали помощь Грузии на сумму около 66 млн. долл. США. В частности, грузинской стороне были переданы боевые бронированные машины с усиленной противоминной защитой типа «Cougar A2», военное оборудование. Кроме того, США помогают отстраивать грузинскую систему ПВО.

 Грузия стремится возобновить военно-техническое сотрудничество также и с Израилем (прекратилось из-за российско-грузинского конфликта) планируя получить беспилотные летательные аппараты и стрелковое оружие израильского производства, а также расширяет круг военно-технических партнеров, в который входит, в частности, Польша.

Важный вопрос для Грузии — мероприятия по развитию производственного потенциала собственного оборонно-промышленного комплекса и налаживания производства отдельных образцов современных вооружений. Так, в течение последних лет на предприятиях грузинского ОПК начали собирать боевые машины пехоты «Lazika», реактивные системы залпового огня калибра 122 мм, разведывательные БПЛА тактического уровня, а также широкой номенклатуры образцы легкого стрелкового вооружения.

В государственном бюджете Грузии 2013 года оборонные расходы определены на уровне 415 млн. долл. США, что составляет 2,4 % ВВП страны (9,4 % расходной части) и на 2,2 % превышает прошлогодний аналогичный показатель. При этом с 2014 года предусматривается ежегодное увеличение бюджетных ассигнований министерству обороны на 5–6 %.

Помимо сложной экономической ситуации в стране, продолжается модернизация и наращивание боевого потенциала ВС Румынии. Так, планируется приобретение многоцелевых истребителей F-16 американского производства, а также военно-транспортных самолетов, БПЛА, средств ПВО и легкой бронированной техники западных образцов. Кроме того Румыния, совместно с американской компанией Lockheed Martin, реализует программу производства многоцелевых мобильных РЛС кругового обзора AN/TPS-79, предназначенных для обеспечения румынского сегмента системы ПВО НАТО.

 Мероприятия по усилению своего военного присутствия в Черноморском регионе последовательно осуществляют также США и НАТО. Согласно достигнутых соглашений между Соединенными Штатами Америки и Болгарией, а также Румынией, на территориях этих стран развернута «Оперативная тактическая группа Восток» ВС США в составе двух бригадных групп, численностью до 3,5 тыс. человек каждая. На период ротации данная группировка может увеличиваться до четырех бригадных групп общей численностью до 15 тыс. военнослужащих.

К тому же в рамках развертывания системы ПРО США/НАТО в Европе, на территории Турции уже размещаются РЛС предупреждения о ракетном нападении AN/TPY-2, а до 2015 года на территории Румынии планируется разместить 24 антиракеты SM-3 Block 1B.

Из каспийских стран наиболее активные и масштабные действия (после России) по развитию национальных вооруженных сил предпринимает Азербайджан.

Он ежегодно увеличивает объемы военных расходов. В частности, в государственном бюджете Азербайджана 2013 года на военные потребности страны выделяется около 1,94 млрд. долл. США (13 % от общих бюджетных расходов), что на 8,5 % больше, чем в 2012 году.

В рамках программ перевооружения ВС страны в течение последних четырех лет Азербайджаном были приобретены:

  • в Украине — 12 самолетов МиГ-29, 19 танков Т-72, 3 тактические ракетные комплексы «ТОЧКА-У», ракеты к ПЗРК «Скиф»;
  • в России — 4 вертолета Ка-32 поисково-спасательного назначения, 6 вертолетов Ми-8МТ и Ми-17, 203‑мм пушки 2С7 «Пион»;
  • в Израиле — БПЛА «Hermes-450», «Heron» и «Searcher», переносные системы разминирования POMINS-2, ракетные системы «Barak», противокорабельные ракетные установки «Gabriel-5»;
  • в Турции — 60 БТР «COBRA».

Кроме того, в 2010 году Азербайджан и Россия договорились о поставке азербайджанской стороне двух дивизионов зенитных ракетных комплексов С-300ПМУ-2. В 2011 году Азербайджан заказал в России 24 вертолета Ми- 35. Также на предприятиях Беларуси модернизируются азербайджанские ЗРК С-125.

За счет модернизации собственного ОПК Азербайджана и его кооперации с иностранными партнерами (в первую очередь Турцией и Израилем), получена возможность для производства значительной номенклатуры вооружения и военной техники, в т. ч.: стрелкового оружия, авиационных бомб, мин, запасных частей для танков, минометов, ракет для реактивных систем залпового огня и тому подобное. По лицензии южноафриканской компании «Paramount Group» выпускаются боевые бронированные машины «Matador» и «Marder».

После своей реконструкции судоремонтный завод в г. Баку отремонтировал и модернизировал несколько боевых кораблей и катеров ВМС Азербайджана, в т. ч. флагман азербайджанского флота — фрегат «Qusar».

Достаточно мощный военный потенциал в Каспийском регионе имеет Казахстан, который переоснащает национальные ВМС новыми образцами военно-морской техники.

При содействии России на казахстанском судостроительном предприятии «Уральский завод «Зенит» налажено производство ракетных катеров типа «Казахстан», вооруженных противокорабельными ракетными комплексами российского производства «Уран-Е» (дальность пуска ракеты — 130 км). До 2015 года в состав ВМС страны предполагается ввести не менее десяти таких катеров. В перспективе планируется вооружить ВМС Казахстана также и кораблями класса «корвет».

Кроме того, между Казахстаном и европейской компанией MBDA заключен протокол о намерениях относительно поставки казахской стороне мобильных береговых ракетных комплексов с ракетами «Exocet» (дальность пуска — до 180 км).

Несмотря на провозглашенный нейтральный курс, собственный военный потенциал в Каспийском регионе усиливает также Туркменистан, пытающийся создать безопасные условия для реализации своих энергетических проектов. В частности, за последние два года Туркменистан приобрел у Турции два патрульных катера проекта YTKB-400, оснащенных реактивными бомбометальними установками, а у России — два ракетно-артиллерийских катера с противокорабельными ракетами «Уран-Е».

Меры безопасности по защите своих интересов в Каспийском регионе предпринимает Иран, стремящийся быть всесторонне готовым к отражению вероятных ударов США и их союзников (в частности, через территорию и воздушное пространство Азербайджана), а также к действиям по сдерживанию Азербайджана и Туркменистана, которые планируют разрабатывать шельфовые залежи нефти и газа до завершения процесса распределения Каспийского моря.

С этой целью руководство Ирана усиливает свои ВМС новыми боевыми кораблями (в т. ч. корветами и ракетными катерами) собственного производства. В планах также разработка и принятие на вооружение сверхмалых подводных лодок.

В последние годы, в рамках демонстрации силы, Иран провел несколько военно-морских учений в районах нефтегазовых промыслов Азербайджана и Туркменистана, что создавало опасные прецеденты возникновения конфликтных ситуаций.

В целом все эти процессы интенсивно милитаризируют Каспийский и Черноморский регионы, что обостряет существующие и провоцирует новые проблемы в сфере безопасности. Все это не может не затрагивать национальных интересов Украины, угрожая ее безопасности в политической, экономической, военной, экологической и других сферах. И, следовательно, требует глубокого осмысления для дальнейшей реализации региональной стратегии обороны нашего государства.


Материал предоставлен "ФЛОТ2017"
Независимым аналитическим центром геополитических исследований «Борисфен Интел»



Просмотров: 708 | Добавил: pristav_w | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх