Главная » 2013 » Сентябрь » 3
 
08:01

Финансовые инструменты построения светлого будущего

Доллары

Принципы функционирования современной кредитно-финансовой системы неоднократно подвергались критике за неадекватность требованиям производительных сил общества, провоцирование кризисов и концентрацию управления в руках паразитических элементов, допускающих необеспеченную эмиссию финансов в своих интересах.

Нестабильность курсов валют, игры со стоимостью и доступностью кредитов и обесценивание денег существенно осложняют планирование производственных процессов. Зависимость от эмитентов и держателей финансовых ресурсов, непрозрачность финансовых потоков, и, как следствие, запутанность и коррумпированность бюджетной, фискальной и таможенной сферы – все это не может не оказывать негативного влияния как на развитие сферы производства товаров и услуг, так и на стоимость продукции. Не говоря уже о том, что успешность производства товаров и услуг в условиях современного рынка оказывается никак не связанной с качеством, экологичностью и высокими потребительскими свойствами продукции, именно в силу зависимости предприятий от гонки за новыми кредитами и инвестициями любой ценой.

Последствия такой ситуации очевидны. Власть в мире поделена между элитарными группировками держателей финансового капитала с более чем сомнительным происхождением, и Modus Operandi, никак не связанным ни с общим благом, ни, как показывает динамика положения дел на Земле, даже с выживанием человечества как вида вообще.

В этой статье мы не будем рассматривать глобальные последствия деятельности мировых элит и способы их преодоления, об этом написано достаточно. Попробуем рассмотреть ситуацию, при которой эти недостатки системы могли бы быть устранены или хотя бы скомпенсированы другим подходом к принципам финансовых взаимоотношений в обществе.

Разумеется, без наличия политической воли для решения подобных задач, как минимум, на уровне государства, сдвинуть ситуацию с мертвой точки нереально. Во многом проблемы кредитно-финансовой сферы являются следствием деградации, а в ряде случаев – полного отсутствия субъектности государства в вопросах проведения независимой кредитно-финансовой политики, а также коррумпированности всех инстанций, имеющих отношение к контролю и распределению финансовых потоков. Прежде чем искоренять пороки системы фиатных денег, обеспечивающей нужды экономики в расчетном инструменте, необходимо убрать причины, вызвавшие эти пороки к жизни.

Сделать это иначе, чем через принудительное устранение от власти, от субъектности правящих элит, не представляется возможным, поскольку эти «проблемы» зачастую являются основой их доминирующего положения в обществе. Невозможность контролировать в режиме реального времени расходование бюджетных средств и доходы причастных к этому процессу субъектов создает благоприятную почву для коррупции. Проблематичность отслеживания реальных объемов продаж, происхождения и себестоимости товаров создает условия для ухода от налогообложения. Отсутствие возможности автоматической проверки происхождения капиталов позволяет криминалитету концентрировать в своих руках собственность в масштабах всей страны и определять как ее экономическую, так и политическую повестку дня. На сегодняшний день не существует сценария, при котором эта система добровольно будет ими разрушена.

Механизм подобного устранения выходит за рамки этой статьи, однако, попробуем допустить, что решение было найдено. К рычагам управления обществом пришли люди, обладающие политической волей для построения независимой и адекватной потребностям производительных сил общества кредитно-финансовой системы, помогающей создавать прозрачные и равноправные экономические взаимосвязи, стимулировать развитие легального сектора экономики и контролировать законность происхождения активов. Перед ними тут же встанет ряд задач, решить которые в рамках традиционных систем денежного обращения достаточно проблематично, а еще сложнее удержаться от злоупотреблений в процессе.

Попробуем формализовать эти задачи, а также требования к системе, которая могла бы стать достойным инструментом для решения подобных задач.

Очевидно, что в условиях тотального разворовывания и коррупции, составляющих суть взаимоотношений государства и индивидуума, роль прозрачности как государственных, так и индивидуальных финансовых потоков переоценить невозможно. Это прекрасно понимают и представители действующего режима, ряд инициатив Минсдоха направлен именно в этом направлении. В частности, внедрение инструментов удаленного мониторинга информации, проходящей через кассовые аппараты, попытки ввести всеобщее обязательное декларирование доходов, ограничение наличных расчетов, показательный разгром системы Webmoney как альтернативного платежного инструмента, свидетельствуют только об одном: мониторинг финансовых потоков признается одной из приоритетнейших задач в этой сфере.

Принимая во внимание принцип «зеркальной стены», по которому строятся взаимоотношения элит и общества в нашей стране, когда элиты видят все, а их не видит никто, можно уверенно предположить, что такие инициативы приведут лишь к созданию очередных инструментов шантажа и вымогательства со стороны государственных органов. Произойдет очередное отжимание остатков имеющихся у населения средств и увод их за «зеркальную стену», где они благополучно осядут в карманах бандформирования, слегка перепутавшего подворотню с аппаратом управления страной.

Но представим на минуту, что этой стены нет. Каждая транзакция в системе может быть идентифицирована, сопоставлена с конкретным человеком или организацией и технически не может быть скрыта он инструментов мониторинга, результаты которого также невозможно исказить или уничтожить. Представьте, например, информационный ресурс, показывающий актуальную информацию о подтвержденном объеме выполненных работ, скажем, Укравтодором, сумму фактически затраченных на это денег, а рядом – средневзвешенную стоимость этих работ по рыночным ценам и динамику изменения доходов топ-менеджмента этого самого автодора и членов их семей. А теперь добавьте к этому, что такой ресурс сможет создать любой желающий и разместить на своей домашней странице. В этом случае выявление и противодействие злоупотреблениям на всех уровнях будет лишь вопросом политической воли, причем не исключительно элит, но всего общества в целом, поскольку сами элитарии в первую очередь будут объектами такого мониторинга.

Да, придется привыкнуть к тому, что тайн в такой системе не будет. Это не понравится очень многим людям, но нужно понимать: альтернативы нет. Тайны «маленького украинца», касающиеся содержимого его кошелька, в любом случае будут доступны государственному рэкету в самое ближайшее время, а во многом они уже и не тайны. И выбор в этом вопросе сводится лишь к двум аспектам: или ваши кошельки полностью открыты перед бандитами, или мы все добровольно отказываемся от тайн, чтобы ясно увидеть, кто тут бандит и противодействовать ему всеми доступными средствами.

Исходя из этого, вытекает первая задача системы: обеспечивать идентификацию и мониторинг в режиме реального времени всех без исключения транзакций. Требованием к реализации в данном случае необходимо выставить: 1) техническую невозможность сокрытия данных от инструментов мониторинга либо искажения информации, и 2) обеспечение равного доступа к средствам такого мониторинга для всех участников системы.

Еще один важный аспект такой системы – принципы эмиссии ее учетных знаков. В настоящий момент эмиссия учетных знаков денежной системы (гривен, в нашем случае) осуществляется НБУ и должна осуществляться таким образом, чтобы обеспечивать потребности экономики в средствах платежа, то есть соответствовать объему товаров и услуг, производимых национальной экономикой, и при этом быть обеспеченной золотовалютными резервами, находящимися под его контролем. То есть золотом, валютой других стран и долговыми ценными бумагами, пригодность которых для этой цели определяется зарубежными рейтинговыми агентствами. Золота там, прямо скажем, немного, преимущественно это доллары США. Такое себе джентльменское соглашение. Хотите увеличить свою денежную массу – пожалуйста. Но при этом затяните себе в резерв очередную порцию долларов, чтобы их эмитент нарисовал себе еще и на них устроил очередную показательную войнушку за контроль над остатками минеральных ресурсов и подъем собственной экономики, которые затем благополучно спустит на поддержание собственной гегемонии. Чьи интересы при этом представляет НБУ – большой вопрос, особенно, если учитывать место хранения этих самых золотовалютных резервов. Впрочем, речь даже не об этом.

Объем теневого сектора нашей экономики, по разным оценкам, составляет от трети ВВП страны до размеров, сопоставимых с самим этим ВВП. Значительная часть платежей в этом секторе осуществляется в долларах США, это знает любой, кто когда-либо соприкасался с этим сектором. Что, в общем, совершенно неудивительно. Как может НБУ обеспечить денежной массой сектор, объем которого он даже не может более-менее точно оценить? Есть другой параметр, позволяющий кое-как сводить концы с концами, это спрос на гривну, который формируется с участием коммерческих банков. НБУ не имеет права кредитовать напрямую субъектов экономических взаимоотношений, эта роль возложена на коммерческие банки. Таким образом, сколько гривен нужно экономике, НБУ определяет по тому, насколько востребована гривна на валютной бирже и, исходя из наблюдающихся там тенденций, либо вбрасывает новую порцию гривен, либо наоборот, долларов. Все прекрасно работает с банками. Что может быть не так?

Дело в том, что кредитование реального сектора экономики вовсе не является основной статьей дохода коммерческих банков. Им куда интереснее финансовые спекуляции, обслуживание бюджетных расчетов и корпоративных клиентов и прочие операции, на которых можно быстро и безболезненно снять комиссию, не замораживая при этом собственные средства. Производительный сектор при этом оказывается в роли просящего, и его нужды корректируются в зависимости от доброй воли банкиров, конъюнктуры внешних рынков денег и золотых гор, которые он сможет наобещать инвестору либо кредитору, и за которые потом будет отдуваться потребитель его продукции. Обслуживает ли такая кредитно-финансовая модель реальный сектор экономики? Не думаю, скорее наоборот, и говорить о каком-либо стимулировании производственного сектора при таком подходе просто некорректно.

Здесь мы подходим ко второй задаче системы.

Во-первых, эмиссия учетных знаков должна в точности соответствовать объему производимых экономикой товаров и услуг с учетом их востребованности и потребности в расширении.

Во-вторых, кредитование субъектов экономики не должно зависеть от внешних факторов и доступ к нему должен быть максимально облегчен для добросовестных субъектов хозяйствования.

Все это звучит достаточно утопично, однако техническая возможность для такого решения существует. Опыт работы современных систем электронных денег даже в нашей стране демонстрирует нам практическую реальность построения разветвленной сети взаиморасчетов с возможностью мониторинга всех транзакций, даже без привлечения государства и сколь-нибудь существенных капиталовложений, на уже существующей инфраструктуре. Разумеется, их масштаб несоизмерим с масштабами национальной расчетной системы, но и ресурсы, которые можно использовать для ее развертывания, также не идут ни в какое сравнение с теми, которые использовались при создании частных систем ЭД. Не вдаваясь в технические подробности, попробуем обрисовать примерный алгоритм работы системы на паре примеров ее использования.

Процесс купли-продажи.

Производитель регистрирует в системе готовность продать товар или оказать услугу. Товар может оценивать как сам производитель, так и система, по средневзвешенной оценочной стоимости данного типа товара или услуги. В системе происходит эмиссия необеспеченных учетных единиц в размере заявленной стоимости в аккаунте продавца. Покупатель, желающий приобрести товар или услугу, и согласный с ее стоимостью, акцептует условия предложения, при этом с его аккаунта списывается эквивалент стоимости предложения, а учетные единицы на аккаунте продавца становятся обеспеченными, и он может их использовать для взаиморасчетов с другими участниками системы. Как видим, процесс практически идентичен обычному использованию электронных либо безналичных денег, с одним отличием: регистрируется как успешная сделка (обеспеченная эмиссия), так и неуспешная (необеспеченная эмиссия). Соотношение этих величин и объемов продаж позволяет вычислить рейтинг востребованности продавца. Создание новых денег как таковое на этом этапе не происходит, но обеспечивается решение нескольких задач: 1) Автоматический учет объемов производства товаров и услуг в экономике; 2) Автоматизация процесса налогообложения; 3) Автоматическое определение рейтинга продавца для возможного кредитования.

Кредитование.

В случае если производитель имеет высокий рейтинг востребованности, либо по другим причинам, другие участники могут задекларировать готовность купить его товар либо услугу в будущем. При этом фиксируются условия такой сделки без ее фактического совершения, то есть, как обязательство продавца оказать услугу либо продать товар в оговоренные сроки за оговоренную цену. Часть стоимости сделки замораживается на аккаунтах покупателей, и системой делается эмиссия учетных знаков в размере полной стоимости сделки, которые передаются производителю для инвестирования в свое производство. По мере выполнения принятых на себя обязательств, производитель удовлетворяет требования покупателей. Если он не смог это сделать, замороженные у покупателей средства идут на погашение эмиссии, оказавшейся необеспеченной, а производитель признается банкротом, и «сгоревшая» сумма – его долгом. Во избежание злоупотреблений со стороны продавцов соотношение объемов производства и обязательств по кредитам отражаются в рейтинге продавца. Таким образом, система противодействует злоупотреблениям и обеспечивает соответствие количества учетных знаков объему товаров и услуг, производимых экономикой.

Это, в общем, примерные алгоритмы, не претендующие на исчерпывающее описание процессов, но иллюстрирующие возможности систем такого рода по их построению. Если добавить сюда возможность контроля расходования средств, выделяемых на социальные программы, использование средств идентификации плательщиков для обустройства электронного государства, организация новых логистических цепочек и планирования на основании имеющейся информации о производственном и техническом потенциале, и тому подобные вещи, мы получим систему, куда более отвечающую потребностям информационной эпохи. Но, самое главное, это, безусловно, возможность радикально повысить эффективность использования производимых обществом ресурсов, эффективно противодействовать злоупотреблениям и распределять общественные блага более справедливо. Вопрос лишь в политической воле к преодолению сопротивления действующих элит, достигших своего положения именно благодаря паразитированию на несовершенстве существующей системы. Инструменты для построения светлого будущего у нас есть. Применить их по назначению некому.

Источник



Просмотров: 716 | Добавил: pristav_w | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Видеоподборка




00:08:20

Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх