Главная » 2021 » Апрель » 28
 
15:00

Философия войны

     В   среде   военных   историков   имя  Антона   Керсновского  хорошо известно благодаря  его  основному  труду -  четырехтомнику  «История Русской  Армии».  Судьба  его очень извилиста. Гимназистом  вступил  в Добровольческую армию, эмигрировал  с  остатками  армии   Врангеля,  закончил   Консульскую  академию  в Вене.  Учился  в  Дижонском  университете, прослушал  курс   в   военной   школе  Сен – Сир. Жил  в   Париже, уделяя   все   свободное    время   работе  в   архивах  для   подготовки  к    написанию  книг.  В   геополитике   придерживался традиций  Н.Я. Данилевского. Керсновский  предсказал  начало  второй   мировой  войны  задолго  до   её  начала. Его  труды  заслуживают   внимания    благодаря   неординарному   подходу  и   широкому  кругозору  автора. Одной  из  главных  работ А.А.Керсновского  является  «Философия  войны», написанная   в  1932-1939   годах.  Она   интересна  тем, что  затрагивает  очень серьезную  проблему  России.  Исторически  отдельными   попытками  создания   элементов  национальной   военной   доктрины   были   работы   Суворова  и  Румянцева.  Дискуссия  о  необходимости   её   создания   была   развернута  после  поражения  в   русско-японской   войне. Молодое  советское  государство  с   первых   дней    занималось   укреплением  армии, перед  второй  мировой   войной  часть   вопросов   была   проработана    М.В.Фрунзе,  но   во   многом   существовали   противоречия.  После  второй   мировой   войны   создание   оружия  массового  поражения  привело  к  более  системному  подходу. Только  с   началом  XXI века  наша  военная  доктрина   приобрела  цельный   характер  и   постоянно   совершенствуется  с  учетом  быстро  изменяющейся  международной   обстановки.

    В предисловии  Керсновский  отмечает, что  со  времен  Суворова  русская  военная   мысль   подавлена   чуждым  духу  православной  культуры   рационализмом  Клаузевица. Отсутствие  развития  национальной  военной  доктрины  автор считает главной  причиной  очень  трудных   побед  и   тяжелых  поражений   второй  половины XIX- начала  XX  века.

      Очень своеобразно  толкование  Керсновским  религиозного взгляда  на  войну.  «Взявшие  меч  от  меча  и  погибнут».  В   его  трактовке  это  обоснование призыва  к  оружию  и  справедливости  войны  для  отражения  нападения. В  качестве  примера  он приводит  благословление Сергием   Радонежским  Дмитрия Донского  на   войну  с  Мамаем.

          Автор  делит  войны  на  3  типа:

-  справедливая  война   в   защиту   угнетенных  единоверцев  и  соплеменников,

-  война  во  имя  интересов  государства  и  нации (наиболее  распространенные),

- война, не  отвечающая  интересам  государства  и  нации  и  не  отвечающая  требованиям  высшей   справедливости  (бессмысленная  авантюра).

Он  считает, что первый  раздел  Польши  был  дезаннексией  земель, захваченных  поляками   после  ослабления  Руси   монгольскими  набегами.

       Керсновский  полагал, что  в  определении  целей  войны  наиболее  ярким последователем  Клаузевица  был   Ленин  в  части  уничтожения  и  порабощения   противника. Он считает, что  такая  постановка  вопроса  является  человеконенавистнической  и  абсолютно   противоречит  христианской  морали.  Немедленной   целью   войны   является  победа,  а   конечной – установление   мира  как  естественного   состояния   человеческого   общества.   Диктуя  мир  побежденному  врагу, следует руководствоваться  умеренностью  и  не  доводить   его   излишними   требованиями  до  отчаяния  и   ненависти. Нужно  уважать  национальное  и   человеческое   достоинство  побежденного.

     Поскольку  мир  является  нормальным  и   естественным  состоянием человечества, способствующим  его  духовному   развитию   и   материальному  благосостоянию,  война – это   патология  и   бесспорное  зло. Парадоксально, но  если  война  является  бедствием, то   последствия  войны   иногда   благотворны.

      Следует  обратить внимание, что  Керсновский  почти  100  лет  назад  заявил  о  деградации  дипломатии. Он   разделял  дипломатию  на   кабинетную  (проводимую специально обученными  и   прошедшими  практическую  школу  компетентными людьми)  и   ярмарочную, ставшую  следствием демократических  реформ  и  проводимую  необразованными  «народными  избранниками»  из   митинговых  ораторов. Они    крайне  зависимы  от   внутриполитических   и   партийных  каверз   и  их   действия  рассчитаны   на   дух    митинга   и    интеллект  толпы.  Ярмарочная  дипломатия   не   способна   предотвратить  войну.   Она    видит   в   роспуске  армий  средство  избавления  от  войн.  Керсновский  назвал  это  убогим  демократически –пацифистским  мышлением,  которое  видит   причиной   войн  алчность «пушечных королей»   и    карьеризм  генералов.  Для   этого  пропагандируется  отказ  от   авиации  и   тяжелой   артиллерии   и   замена   постоянных  армий   народным   ополчением.  При этом  автор  подчеркивает  бессмысленность  этих действий, так   как   запрет  отравляющих   веществ  не   может  отменить   химию   как  науку, следовательно  отравляющие   вещества   могут  быть  быстро  синтезированы  на   базе  химической  или   фармацевтической   промышленности.

   Единственным  средством   предотвращения  войн, как  внешних, так  и  внутренних, является  укрепление   государства. На   сильных   никогда   не   нападают. «Надо  вовремя   показать   свою   силу,  чтобы   избежать   впоследствии   её  применения»  (что  недавно было   продемонстрировано   на  границе  с  Украиной).

       Автор  полагал, что  военное  дело состоит  из  военной  науки    и  военного  искусства, причем   военная  наука  должна   быть   подчинена  военному   искусству.  Военное  искусство   всегда   национально  и   отражает  духовную  сущность  народа. Оно всегда   прямо  связано   с   национальным  самосознанием. Армия всегда  отражает  особенности  нации.  В то же  время,  с  точки зрения  философии, военная  наука  по  содержанию  является  патологической  социологией,  поскольку  исследует   явления,  не    являющиеся   нормой   для   человеческого    общества.

      Если   политика   является  управлением  государством, то  стратегия  является  управлением  армией, то   есть   частью   политики. Задача   политики – создать  стратегии    наиболее  выгодные   условия   до   начала   войны.  Для  этого  политика  должна    быть   согласована   со  стратегией.  Ярким  примером   успешного   стратега, но   несостоятельного   политика,  был   Наполеон.

     Керсновский  четко   отделяет   мораль   государства  от   морали  частного  лица  как несоизмеримые   вещи. Далее  он   разделяет  три   уровня:  стратегия  (ведение войны  под   руководством   Верховного    главнокомандующего), оперативный (ведение сражения   под   руководством   командующего   армией)  и   тактика   (ведение  боя  под руководством   от   командира   корпуса  до  командира  отделения). Стратегия  определяется  геополитикой, оперативный уровень – географическими  условиями, тактический  -  местностью. Эти   уровни   должны   быть  взаимно   подчинены. Хорошая  стратегия  поправит  посредственную тактику, но  героизм  ротных  командиров не  исправит   промахов   главнокомандующего. «Лучше  стадо  ослов,  предводимое   львом,  чем   стая  львов,  предводимая  ослом».

     В   вопросах  взаимного  влияния   тактики  и  техники  Керсновский  пишет, что  война   создает  потребность  оружия.  Новое  оружие  создается  для   новой   тактики. Новое оружие  влечет  не  новую тактику, а  новые  тактические  навыки. Он  проводит  следующую линию: тактика  вытекает  из   военной  доктрины, которая   в   свою  очередь   вытекает   из  доктрины   национальной. Техника  служит  инструментом тактики,  заставляя  победителя  платить  за    преимущество  высокой   ценой  техники.

      Маневр  как  характерный  элемент  тактики  является  сочетанием  огня  и  удара. Это   великолепно   применял   Суворов, что  и  отражено  в  его  «Науке   побеждать». Если  расширить  простые суворовские термины, то  «глазомер» - это   оценка обстановки  и  принятие решения,  «быстрота  и  натиск» -  выполнение  замысла  с учетом  обстановки.  Традицией   русской  армии  является   акцент  на  стрелковую   подготовку   и  самоокапывание.   Противник  не   раз   удивлялся   способности    русской   пехоты   моментально  «врастать  в   землю».

      Заслуживает отдельного  внимания  позиция  Керсновского  по вопросам  коалиционных   войн. Он  считал, что  государство  должно вести войну  в составе коалиции, обладая  полной  свободой  действий  и  только  до  тех пор, пока  ему  это выгодно. Никогда  не  следует  связывать себе  руки  обязательствами  заключать  мир только  в   составе  коалиции  и   отказываться  от   сепаратного   мира, если  он   выгоден. Не  раз  в  истории  России   русская  армия  выступала  в   качестве  пушечного мяса   для   иностранной   выгоды.  В  то  же  время  свои  обязательства  следует  свято выполнять.  Полководец   должен  принимать  к   сведению  пожелания  союзников  и  сам  высказывать  свои  пожелания, но  не  должен давать  непрошенных  советов  и  терпеть   таковые. Следует  платить   за   услуги   союзников   и   выставлять   счет  за  каждую   оказанную   услугу. 

   Особое   внимание   уделено  качествам  военнослужащего. Автор  разделяет  их  на   основные  и   специальныеОсновными    являются   дисциплина, прямодушие (открытое  исповедание  веры, взглядов  и   убеждений)   и   призвание  (убежденность  в  востребованности  своей  деятельности). Дисциплина  подразделяется  на  внешнюю (субординацию) и   внутреннюю. Для   сохранения   качества   дисциплины  необходимы  совместные   учения   как  отработка  осмысленности   и  автоматизма  совместных действий.   Специальными   качествами   являются   инициатива,  честолюбие  и  неустрашимость. В то же  время  инициатива, необходимая  в  тактике, абсолютна неприемлема  в   стратегии. Следует проводить грань  между  инициативой  и  своеволием  и   нарушением   приказа.

       Керсновский  обращает  внимание  и  на  вопрос  военной  этики. Он  полагал,  ведение  войн  с  широким  использованием  мобилизованного  «ополчения»   уничтожило оттенок  гуманности, который  соблюдался  по  отношению  к  побежденным  после   боя. Каждый  начальник  обязан   не только  командовать, но  и уважать  воинское  достоинство  подчиненных  и   помнить  о  сохранении  чести  в  глазах    будущих   поколений.  Капитуляция  на  условиях  победителя  унизительна, допустима только сдача  в   плен  безо всяких условий  с  предварительным  уничтожением  оружия  и   боеприпасов.

        Далее  автор рассматривает  сочетание  факторов  ума  и  воли. Он   утверждает, что  ум  без   воли – ноль, а  воля   без  ума  - отрицательная  величина.   В  полководческом  деле  преобладание  воли  над   умом   дает  лучшие   результаты.  Энергично  проведенное  посредственное  решение   всегда   более  эффективно, чем   идеальный  замысел,  претворяемый  нерешительно.  Ум  развивается  обучением, а  воля-воспитанием, поэтому   развить   волю  труднее.  Волевое  начало  обусловлено в русском  народе  сохранением  государства  в  условиях, в  которых  другие  народы  не выжили   бы. При  этом  Керсновский   отмечает, что   длительный  период  после наполеоновских войн  уклад  русской армии не  способствовал образованию, то есть развитию  ума. Проблема  воли  прежде   всего  является   проблемой  воспитания  и организации   офицерского   корпуса.

              В   концепции   главнокомандующего  присутствуют  три  модели:

1. Декоративный (модель Толстого) – посторонний   зритель  драмы. Керсновский  при  упоминании о  «Войне  и  мире»  пишет,  что  крупный  художник  в  описании  военных   событий  остался  на  уровне  поручика  артиллерии  из  «Севастопольских   рассказов».

2. Главнокомандующий, руководящий  операциями  из  кабинета   за   сотни  верст. Это  ведет к  запозданию как  информации  о событиях, так и передачи управленческих  решений.

3. Главнокомандующий,   управляющий  операциями  личным  присутствием  на месте. Последнее  дает  возможность  владеть   положением,   проследить  за  точным исполнением  директив  и   почувствовать   «пульс операции». Технические   возможности  XX  века   позволяют  полностью раскрыть все  возможности  этой   модели.   В  то  же  время  миллионные   армии   XX  века  полагают   привлечение   главы  государства  в  качестве  Верховного главнокомандующего  только   кратковременно. Нельзя  одновременно  возглавлять   правящую   власть   и   руководить   армией.

     Генеральный   штаб   нельзя   считать  мозгом  армии. Для  любого  организма, в том   числе  для  армии,   естественно  наличие   одного   мозга, и   им   должен   быть  главнокомандующий. Штаб как   коллективный  орган – это  нервная система, передающая  решения   и   организующая  контроль   за   их   исполнением. Они   разгружают  главнокомандующего  от   излишних  функций. Назначение  штаба -  поставить  военачальника    в  лучшее   положение  для   принятия    решения.

    В   обосновании   развития   родов  вооруженных  сил  Керсновский  подчеркивает, что   поскольку  океан  занимает  три   четверти  планеты,  развитие флота    является  показателем   здоровья   государственного  организма, государственного   ума  правителей   и   мерилом    великодержавности.

   Авиация  и  флот  являются   близнецами. Различие   заключается  в том, что корабль  в   море  является   величиной  самостоятельной  на  долгое  время. Автономия   самолета  исчисляется  часами, он   зависит  от своей  сухопутной или морской   базы.  В   то  же  время  авиация  является  дубиной, которая   усиливает силу   как   сухопутной   армии, так   и   флота. В   развитии   этих   трех   родов   войск   нужна   гармония,  как взаимодополняющих   сил.

    Большое значение  он  придает офицерскому  корпусу. Автор полагал, что воинский  дух   и  этика   несовместимы   с   партийностью. Вредным  является  и создание  офицерства  как   замкнутой  касты. Несмотря на то, что сильными   сторонами   касты   являются  высоко  развитое  чувство этики и солидарности, она   отчуждена  от   народа. Для   России   наиболее   приемлемо   создание   «служилого   сословия», которое  будет  организовано  единой системой   однородной    подготовки   со   училищами  для  специальных  войск. Основой  должна    стать    сплоченная   полковая   семья.  Дух   армии   должен   коваться  в полках   и  на   кораблях. Организация  офицерского  корпуса  должна  быть  подобна  зданию  с   узким   входом   и   свободным   выходом. Доступ   открыт   для    всех   со   строгим  разбором, для  недостойных –свободный  выход  на  все четыре   стороны.  Допризывная  подготовка   (солдатская- в начальной  школе, унтер-офицерская – в   средней  и  офицерская – в высшей) должна  быть обязательной.

     Утверждение  «армия   вне  политики»  нелепо.  Армия – это  вооруженная  политика.  Армия  не   является  мечом, она - рука,  держащая  меч  и направляемая   волей   головы.

    Под  военным  потенциалом   следует  понимать  не  показатель суммы  всех боевых   средств   и   возможностей  государства, а  показатель полезного напряжения  сил  данной  страны. Если   под   А  понимать  количество   населения, ресурсы, географические   условия, а  под  B – развитие обрабатывающей промышленности, развитие   путей  сообщения   и  систему  комплектования армии, то   суммарный   боевой  коэффициент государства  определяется  произведением  А и В. Дополнительным  фактором  является  «моральный  коэффициент» М.

   В военное  время  страна  делится  на   фронт  и   тыл.  Правильная  организация  позволит   добиться  результата  с   наименьшими   затратами. Нужно учесть, что фронту дается  лучшее. Тыл   живет  с  гораздо  меньшими  средствами   и  с  гораздо   более   высоким   моральным   напряжением.  Тыл  и   является  государственным  организмом,   пораженным  болезнью  войны. Тыл  хуже переносит  войну.  Внимание   политика    должно   быть   всецело   обращено   на   устройство  тыла. 

     Первым    действием  при  переведении  страны   на   военное   положение должно   быть  закрытие   на   время   военных   действий   всех  общественных организаций   и   самоуправления.  При  ведении   войны  правительство  не должно   иметь   соперников  и   должно  контролировать  все   отрасли  жизни. Мобилизация  должна затрагивать как можно меньше рабочих рук  и квалифицированных    специалистов. При  этом  должна  быть проведена  мобилизация    промышленности  на   военные  нужды. Нужно   учитывать, что женский  труд  - это  суррогат  мужского  труда. Задача  женщины - создание   и   воспитание  семьи. Женщина -  столп   государства.  Её  дело  слишком   ответственно, чтобы  обременять  её   другими  функциями.

     Основное  занятие  для  подготовки  к  войне – заблаговременная   подготовка   кадров. Подходящие  люди  на  подходящих местах, особенно  во  всех  отраслях  государственной   работы.

     Общественное   мнение   служит   выразителем  и   показателем   духа  страны. Создание  духа   страны -  дело  церкви  и   школы. Создание  общественного мнения –  дело  печати.   Разложение  школы  поражает  дух  России. В   школьном   деле   воспитание   должно   первенствовать   над  обучением. Учителю   нужно  создать  в  стране  положение, которого  он  до  сих  пор  был   лишен. Особое   внимание   следует   обратить  на   преподавание   родной истории   и  словесности  как   способных  оказать  решающее  влияние на формацию  учеников.  Если   школа  на  высоте, то  организм  страны  здоров, нечего  бояться   отравы, да  и  отраве  неоткуда   взяться.  Когда   в   стране  нет  здорового   духа, отравленное  слово   бьет  наповал.  Культ  героев   должен   соблюдаться  свято. Для  широких масс чрезвычайно важен   кинематограф.  В   нем  следует   избегать  деланного  пафоса  и  драмы.

    В   конце   книги   Керсновский  подводит   итог:  военная  доктрина   представляет  мировоззрение  данной  нации   по  военному   вопросу  и  составляет  одну  из  частей  национальной  доктрины.  Она  является производной   исторических, бытовых  и  военных  традиций, её  географических особенностей  и психологии  её   составляющих  народов. Культивирование   чужих  доктрин  является  насилием  над  духом  нации.  В   русской   военной   доктрине   главным   является   превосходство  духа  над    материей, она  должна носить   отпечаток  высшей   гуманности. Мы   смотрим   на  войну  как  на  зло, как   на   моральную   болезнь   человечества, которую   мы   не  можем   предотвратить. В  основу  организации  наша   доктрина   кладет   принцип качества   и   принцип   отбора  «воюй  не  числом, а   умением». Русская  армия-это   армия   отборная.   «Русские  воины   имеют  привычку  бить  неприятеля, но  не   разорять его, ибо  россияне  не  умеют, победивши    неприятеля, не присоединять его  землю  к  своему   государству, и, следовательно, свою собственность  надо  сохранять». Духовное присоединение  иноземцев  к нашей  культуре  возможно  при   отсутствии  взаимного   оскорбления. Для   нас   главной  является  победа,  одержанная   малой   кровью.



Источник

Просмотров: 131 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Развитие военной доктрины в стране должно быть только системным. Военное дело – это сплав военной научной мысли и народного духа. В последнем сила нашего государства. Дух народа основан на традициях, заложенных Суворовым, продолжен плеядой блестящих военных полководцев и нуждается в постоянном внимании. Поэтому актуальным в последние дни становится военно-патриотическое воспитание молодежи. Силу уважают. Это лучший способ избежать войн!
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх