Главная » 2020 » Октябрь » 6 »

Должны ли русские умирать за Карабах?


21:00
Должны ли русские умирать за Карабах?

Феномен русского добровольчества: историческая ретроспектива и современность

Возникшая вокруг высказывания по Карабаху Семёна Пегова дискуссия напомнила ситуацию, которая сложилась в среде русской белой эмиграции с началом гражданской войны в Испании в 1936 году.

Война за Армению до последнего русского солдата. Пока что в «Телеграме»

Находящийся на передовых позициях армянских военных в Нагорном Карабахе российский военкор Семён Пегов оставил в своём телеграм-канале «WarGonzo» запись, содержание которой вызвало некоторое удивление у отечественной аудитории.

Обращаясь к телеграм-каналу «Баграмян 26», близкому к официальным властям Армении, Пегов заявил о том, что тысячи русских добровольцев готовы прийти на помощь армянам. Более того, не просто поддержать, но даже «умереть за Карабах».

«Если бы вы знали, @bagramyan26, сколько сейчас русских парней готовы умереть за Карабах – вы, наверное, бы не стали писать «желаемое за действительное». Русские добровольцы, не взирая на «нейтралитет РФ» готовы прямо сейчас идти в ваши окопы и стоять плечом к плечу. Им по фигу на чиновников и бюрократов. Они за вас. И их тысячи», — написал Пегов.

Слова автора «WarGonzo» встретили непонимание среди многих людей, считающих себя русскими патриотами. Так, известный ополченец и волонтёр Новороссии Александр Жучковский весьма экспрессивно прокомментировал заявление Пегова:

«Отказываюсь в это верить. Какие русские парни? Какие тысячи? КАКОЙ! НА ХРЕН! КАРАБАХ!», — написал он в своём телеграм-канале.

«Семён Пегов: Будем воевать за независимость Армении до последнего русского солдата!», — едко заметил автор телеграм-канала «историк-алкоголик».

А телеграм-канал «Охранитель» провёл анонимный опрос, адресованный русским парням: готовы ли они умереть за Карабах? Из 10 тысяч проголосовавших 94% ответили отрицательно.

Сам Пегов отреагировал на критику в свой адрес, назвав оппонентов «диванными» и заявив, что ему позвонили несколько очень известных полевых командиров, в своё время воевавших на Донбассе, за каждым из которых минимум по батальону. И, мол, они «не участвуют в телеграмных голосовалках и разборках в соцсетях», а «сидят на чемоданах».

«Так что вы можете сколько угодно юродствовать. Мы знаем, как есть. И главное, знаем тех, кто знает, как есть. Этого достаточно», — подчеркнул военкор.

«За общее дело против большевизма» или «Никаких испанцев!»: за кого воевали русские, когда «Телеграма» ещё не было

Возникшая вокруг высказывания Пегова дискуссия мне напомнила ситуацию, которая сложилась в среде русской белой эмиграции с началом гражданской войны в Испании в 1936 году. Подчеркнём, что речь идёт о той части белой эмиграции, которая находилась на радикально непримиримых позициях по отношению к Советскому Союзу и мировому социалистическому и коммунистическому движению и сочувственно относилась к мятежу генерала Франсиско Франко.

Связанные с «Русским общевоинским союзом» (РОВС) бывшие белогвардейцы сравнивали Франко с покойным российским генералом, основоположником Белого движения Лавром Корниловым и с воодушевлением вступали в ряды испанских фалангистов, чтобы бить большевиков там, где «высунется красная морда» (как говорилось в листовке под названием «Что такое большевизм?», выпущенной генералом Михаилом Скородумовым, впоследствии тесно сотрудничавшим с нацистами).

Офицеры-корниловцы из состава Русского отряда армии Франко. Слева направо: Вячеслав Гурко, Владимир Боярунас, Михаил Сальников, Антон Яремчук 2-й. Источник фото: Окороков А.В. Русские добровольцы. М., 2007)

Им оппонировали более умеренные соотечественники, считавшие, что не стоит проливать русскую кровь за чужие интересы и критиковавшие тех, кто отправился воевать за Франко. Так, военный историк, автор фундаментального труда «История русской армии» Антон Керсновский написал в октябре 1936 года статью «Никаких испанцев!», помещённую на страницах выходившего в Белграде «Царского вестника». В ней говорилось следующее:

«Когда, наконец, мы поумнеем и перестанем распинаться за чужих? С какой стати и почему проливаем потоки слёз и чернил во имя какой-то совершенно ненужной, чуждой и безразличной нам Испании? И если бы только слёзы и чернила! Нашлись русские люди, русские офицеры, пошедшие поливать свою кровь на поля Ламанчи, выручая потомков Дон Кихота – ту русскую кровь, проливать которую за чужие интересы они не имеют права, ибо скоро она может понадобиться Матери-России».

Керсновский с негодованием отвергает утверждения, что якобы борьба против «мирового зла» — большевизма является «общим делом». Историк недоумевает, почему это стало общим делом только «сейчас, в 1936 году», а не было им раньше, когда шла гражданская война в России. Он возмущается тем, что испанских офицеров, которые сейчас посылают русским эмигрантам свой привет, не было в рядах белогвардейцев, что никто на Западе не жалел замученных красными русских священнослужителей и разрушенные православные святыни, и задаётся резонным вопросом: почему же русские должны теперь проливать свою кровь за чуждых им испанских, немецких или французских националистов и монархистов?

Дальше следует вполне логичное заключение, что сколько им не помогай, сколько не проливай кровь за чужие интересы, всё равно русские останутся у них виноватыми и никакой благодарности не последует:

«Победят белые испанцы – полпредство по-прежнему останется в Мадриде (либо удалится оттуда на самое непродолжительное время). А русских офицеров, имевших наивность (и более чем наивность) сражаться в их рядах «за общее дело», немедленно же выставят вон из Испании как «нежелательных иностранцев». Да ещё, чего доброго, предъявят им обвинение в советской пропаганде – как то всегда было в обычае у испанцев в отношении белых русских эмигрантов».

Керсновскому оппонировал упомянутый выше генерал Скородумов, отстаивавший идею «Интернационального белого фронта» как способа противостояния распространению социалистических и коммунистических идей.

«Если же стать на вашу точку зрения и смотреть, что испанцы, немцы, японцы, французы всё равно нас за это никогда не отблагодарят, то русский офицер с этим считаться не может, — парировал Скородумов. – Русский офицер должен быть рыцарем всегда и всюду и будучи убеждённым антибольшевиком, должен уничтожать большевиков на любой испанской, французской, немецкой и других территориях ибо, если французы испанцы, японцы и т.д. поступают отрицательно, то это далеко не значит, что и русские офицеры должны поступать также».

По мнению Скородумова, лишь после победы над большевиками нужно будет «всё припомнить иностранцам», но до тех пор это преждевременно и необходимо помогать им вести «интернациональную борьбу с мировым злом», под которым белоэмигрант понимал большевизм.

По оценкам историка Константина Семёнова, в Гражданской войне в Испании на стороне генерала Франко принимали участие примерно 150-170 русских белоэмигрантов. 19, по другим данным, 34 человека были убиты. В то же время на стороне республиканского правительства Испании в рядах интербригад сражались не менее 340 добровольцев из числа белоэмигрантов и около 4000 военных специалистов и добровольцев из Советского Союза, присланных в Испанию «по партийной линии». И те, и другие оставили в этом, несомненно, чужом для русского народа и исторической России противостоянии значительный след.

В целом же, вряд ли можно говорить о каком-либо крупном иностранном военном конфликте XX – начала XXI века, в котором бы не принимали участие наши соотечественники. Мало кто знает, но в происходившей в 1932-1935 гг. войне между Боливией и Парагваем за нефтяной район Гран-Чако значительную роль сыграли несколько десятков обосновавшихся в Парагвае русских белоэмигрантов, среди которых был генерал, бывший инспектор артиллерии Добровольческой армии Иван Беляев, в 1933 году ставший аж начальником Генерального штаба парагвайской армии (!) А одно из ключевых сражений Чакской войны за форт Бокерон было выиграно, благодаря мужеству донского казака Василия Орефьева-Серебрякова, который вступил в парагвайскую армию и командовал батальоном. В момент решающего наступления на Бокерон 28 сентября 1932 года русский офицер с криком «Вперёд! Да здравствует Парагвай!» решительно повёл свой батальон в атаку на позиции боливийцев. Гарнизон форта капитулировал. Однако отважный русский доброволец погиб в этом бою.

Начальник Генерального штаба парагвайской армии, герой Чакской войны, русский белоэмигрант Иван Беляев

Война от безысходности: русские против русских в Нагорном Карабахе

Сражались русские добровольцы и в Нагорном Карабахе на этапе противостояния между азербайджанскими и армянскими вооружёнными формированиями, который последовал после окончательного распада Советского Союза и образования в регионе трёх независимых государств – Азербайджана, Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской республики. При том среди русских добровольцев были и те, кто воевал за армян, и те, кто принял сторону азербайджанцев. Среди последних был, например, нынешний депутат Госдумы и бывший командующий ВДВ России генерал-полковник Владимир Шаманов, который на момент распада СССР командовал 328-м гвардейским парашютно-десантным полком, дислоцированным на территории Азербайджана в Гяндже (бывшем Кировабаде). Несколько погибших в войне за Карабах русских добровольцев были посмертно удостоены звания «Национальный герой Азербайджана».

А вот как мотивировал своё намерение отправиться в Нагорный Карабах в 1992 году бывший советский офицер Александр Курепин, ставший командиром противотанкового подразделения армии НКР:

«Почему я поехал воевать в Карабах? От безысходности. Союз распался, армия разваливалась, семьи не было, перспектив — тоже. Почему на сторону армян, хотя они в отличии от азербайджанцев добровольцам не платили? Я был убежден в их нравственной правоте. А без этого в бой идти нельзя»

Решив ехать, я обратился в посольство (тогда полпредство) Армении в Москве. 18 июля 1992 г. уже спускался по трапу самолета в аэропорту «Звартноц». И в тот же день после беседы в министерстве обороны Армении из аэропорта «Эребуни» на вертолете вылетел в Нагорный Карабах».

По воспоминаниям Курепина под его началом в истребительно-противотанковой группе, подчинявшейся непосредственно командующему армией обороны Арцаха Сержу Саргсяну (впоследствии президенту и премьер-министру Армении, свергнутому в 2018 году в результате организованной Николом Пашиняном «бархатной революции») воевали восемь русских добровольцев. Семеро из них погибли.

Бойцы Армии обороны Нагорного Карабаха в Лачинском коридоре, 1992 г.

Советы потенциальным добровольцам на чужой войне

Возвращаясь к сегодняшнему обострению Карабахского конфликта и возможному участию в нём русских добровольцев, о котором написал Пегов, хочется отметить следующее.

Сразу подчеркнём, что мы имеем ввиду именно русских добровольцев, а не граждан России, принадлежащих к армянской или азербайджанской диаспоре, и воспылавших желанием отправиться на историческую родину для того, чтобы оказать помощь своим соотечественникам. Во всяком случае, рвение на передовую таких людей (которое мы почти не наблюдаем) выглядит вполне понятно и объяснимо. И это, безусловно, гораздо честнее и мужественнее с их стороны, нежели устраивать междусобойчики, махать кулаками и обмениваться взаимными оскорблениями на улицах российских городов.

Несомненно, каждый потенциальный доброволец вправе лично принимать решение относительно своего участия в этом конфликте. У каждого человека здесь могут быть свои объяснения и мотивы, которые далеко не всегда могут совпадать с официальной позицией Российской Федерации.

В то же время, следует помнить, что:

Во-первых, вряд ли подобный жест будет по достоинству оценен теми, кто сегодня запрещает в своей стране русский язык и российские телеканалы, ставит памятники местным националистам-русофобам, сотрудничавшим с нацистской Германией, организует агрессивные толпы, требующие убрать российскую военную базу из Гюмри, и в целом склонен к пресловутой политике «многовекторности». По крайней мере, до тех пор, пока хорошо не припечёт, и на горизонте не замаячит ситуация, когда Россия оказывается единственной силой, способной оказать помощь незадачливому «партнёру».

Во-вторых, стоит ли, участвуя в чужой войне, лить тем самым воду на мельницу антироссийской пропаганды и способствовать дальнейшей интернационализации конфликта, который наша страна всеми силами пытается урегулировать дипломатическим путём. Ведь любое прибытие русских добровольцев на карабахский фронт, да ещё и в масштабах, указанных Пеговым (несколько батальонов, возглавляемых ветеранами русской ирреденты в Донбассе), немедленно будет взято в оборот противоположной стороной и представлено в худших традициях геббельсовского агитпропа как российское военное вмешательство в конфликт на стороне Армении и НКР. А любые аргументы и доводы, что это частная инициатива отдельных лиц, внезапно заразившихся армянским патриотизмом, будут демонстративно отвергаться теми, кто уже уличён в переброске своих наёмников в зону конфликта.

В-третьих, война в Карабахе носит преимущественно позиционный характер. Подавляющее большинство потерь стороны несут от воздействия артиллерийского огня и беспилотников противника. Любителям повоевать на чужих войнах (так называемым «диким гусям») следует иметь ввиду, что они имеют все шансы стать «грузом 200» или остаться инвалидами, даже не рассмотрев издалека в прицел тех, кого они считают своим противником, и не отстреляв по ним не одного магазина из своего автомата. Резонный вопрос: стоит ли этот конфликт того, чтобы принести горе и создать кучу проблем своим родным и близким, вернувшись домой в цинке или хуже того — совершенно искалеченным и вынужденным всю оставшуюся жизнь пользоваться калоприёмниками?

РСЗО «Град» Армии обороны НКР ведёт огонь по азербайджанским позициям, начало октября 2020 г. Скриншот из видео телеграм-канала «WarGonzo»

Ну и, наконец, давайте не забывать о том, что война в Донбассе, где сражаются и погибают наши с вами соотечественники, воюющие за своё историческое право на воссоединение с большой Родиной – Россией, продолжается. И для русских возвращение в лоно нашей страны Донбасса и всей исторической Новороссии, несомненно, является важным и священным делом. Растрачивать же понапрасну силы и ресурсы в заведомо проигрышном для России многолетнем армяно-азербайджанском противостоянии за Нагорный Карабах, на наш взгляд, не самый лучший вариант.

Впрочем, ещё раз подчеркнём, что каждый волен сам принимать решение, взвесив все «за» и «против». Мы же со своей стороны можем пожелать только благоразумия и скорейшего завершения войны, которая абсолютно не в интересах ни армян, ни азербайджанцев, ни тем более русских.+

Дмитрий Павленко



Просмотров: 136 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:
 


Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх