Главная » 2021 » Июль » 20
 
12:30

Диверсантами не рождаются — часть II

Партизан-разведчиков во время битвы за Москву готовили в специальной школе при УНКВД Москвы и Московской области.

В битве за Москву огромную роль сыграли выпускники разведшколы НКВД: подготовленные по ускоренной программе, они выполняли рискованные задания во вражеском тылу.

Окончание. Начало читайте в предыдущей статье.

Кроме того, выпускники школы участвовали в разминировании полей, служили в частях зафронтовой разведки. Преподаватели и сотрудники этой воинской части создавали новые мины и даже автомат системы ПДШ («Партизанско-диверсионная школа»).

Автоматы марки ПДШ

18 декабря 1941 года по инициативе начальника школы Зуева коллектив оружейной мастерской (начальник – бывший замначальника цеха Серпуховского напилочного завода воентехник 2-го ранга Николай Савельев) начал работать над изготовлением первого образца пистолета-пулемета типа ППШ. Практически без серьезного оборудования и инструмента мастерская выпустила два экземпляра ППШ, при этом в конструкцию внесены некоторые изменения и упрощения. Благодаря энергичным действиям руководства школы и ОМТО мастерская получила минимально необходимое оборудование, и в конце января 1942 года начался выпуск пистолетов-пулеметов ПДШ.

И снова мины

Разгром немцев под Москвой, освобождение от фашистских оккупантов Московской области изменили и направление работы школы. В связи с прекращением организации и вооружения групп и отрядов непосредственно в школе миновала необходимость производства оружия в ее стенах. В конце февраля 1942 года производство автоматического оружия прекратили, и мастерская снова переключилась на конструирование и изготовление мин для обеспечения учебного процесса и вооружения партизанских отрядов. От производства электрических мин как нерентабельных в зимних условиях, сложных в изготовлении и установке отказались и полностью перешли на производство мин механического действия, преимущественно автодорожных, так как в них ощущалась наибольшая потребность. По инициативе начальника школы батальонного комиссара Никулочкина была сконструирована автодорожная мина МС-2 (мина Смирнова), действующая после определенного (заранее намеченного) количества нажимов на крышку. Конструкция позволяла устанавливать МС-2 на шоссейной дороге под транспортную или танковую колонну с расчетом одновременного взрыва в различных частях колонны.

В мае 1942 года школа получила на вооружение капсюль-воспламенитель нажимного действия Т-1 (Тимирязевской академии), представлявший собой колпачок, одевающийся на капсюль-детонатор и действующий под нажимом 30–35 килограммов. Исключительные достоинства Т-1 – портативность, простота установки и действия, безопасность при обращении с ним позволили сконструировать ряд мин механического действия. Простейшая этого типа, предложенная начальником школы батальонным комиссаром Никулочкиным МДШ-1 (мина диверсионной школы) представляла деревянный ящик с крышкой, в который помещалась четырехсотграммовая толовая шашка с отверстием для капсюля-детонатора кверху. На капсюль-детонатор надевался капсюль Т-1. Крышка при нажиме ногой или колесом давит на него и «сюрприз» взрывается.

Никулочкин предложил еще две мины – ПМДШ и МДШ-2. МДШ-2 была неизвлекаемой и представляла собой деревянный ящик, в который помещалось три шашки тола по 400 граммов.

Для взрывов на железных дорогах сконструирована не извлекаемая ПМДШ (поездная мина диверсионной школы) в виде удлиненного деревянного пенала, соответствующего габаритам рельса, в который помещается две стандартные толовые шашки по 400 граммов.

Образцы МС-2 и ПМДШ были на показе Сталину, который приказал создать комиссию для ознакомления с минами, созданными в спецшколе. Решением Наркомата обороны СССР мины МС-2 и ПМДШ в июне 1942 года приняты на вооружение РККА и запущены в серийное производство.

Всего за первый год существования школы в мастерской изготовлено и выдано на вооружение диверсионных групп, партизанских отрядов и для нужд фронта в пределах Московской и других областей 5396 мин. Из них ПМ-1 – 219 штук, ПМ-2 – 22, УМЗ – 364, ПМ-З – 1286 штук, колесных замыкателей – 240, МСС – 2565, МС-2 –100, МДШ-2 – 280, ПМДШ – 320 единиц.

Попутно с конструированием и изготовлением мин в мастерской работали над ремонтом, отладкой и пристрелкой учебного и боевого оружия. В это же время также конструировали и изготавливали «сюрпризы» механического и электрического действия в различных объектах и предметах домашнего обихода с применением разных взрывателей.

Химия для диверсантов

Химическая лаборатория под началом бывшего аспиранта Химико-технологического института им. Менделеева инженер-капитана Гарибальди Гончарова начала свою работу 26 сентября 1941 года, получила первое задание – обеспечить учебный процесс. Лаборатория изготовляла смеси для начинки самодельных гранат типа Ф-1, зажигательных снарядов и «сюрпризов» (смеси бертолетовой соли с селитрой и охотничий порох), «тлеющие» спички, служащие запалами для самодельных гранат, зажигательные головки из спичечной массы для бикфордова шнура, «пламенные» спички для поджогов и запалы к бутылкам с коктейлем Молотова.

Отсутствие необходимого оборудования хотя и создавало трудности, в то же время стимулировало широко развернуть инициативу и внедрять рационализаторские предложения. В частности, сотрудники лаборатории предложили замену ряда компонентов для зажигательных снарядов. После соответствующих испытаний новшество было принято и внедрялось в последующей работе. Здесь разрабатывали мины с химическими запалами и несколько мин такого рода были испытаны и применялись для учебных целей.

Круг деятельности лаборатории постепенно расширялся: освоили изготовление стапина для замены бикфордова шнура и быстрой передачи пламени на расстоянии, нанесение светящегося состава на стрелку компасов, которыми после окончания школы снабжались диверсионные отряды. Лаборатория разработала также ударный состав для мгновенного воспламенения капсюлей-детонаторов и ружейных патронов. На его основе изготовили и испытали несколько конструкций мин, а также холостые патроны, применявшиеся на тактических занятиях.

Продукция лаборатории использовалась как для учебных целей, так и для снабжения диверсантов, отправлявшихся в тыл врага. Каждый отряд получал определенное количество запалов к противотанковым бутылкам, зажигательных и тлеющих спичек, светящиеся компасы и многое другое.

Новые задачи

Командование и преподавательский состав учитывали особенности набора слушателей и степень их подготовленности, поэтому для каждого составлялась своя учебная программа. Большую работу при этом проводил начальник штаба, он же начальник учебной части. Эту должность последовательно занимали батальонный комиссар Яков Никулочкин – с октября 1941-го по январь 1942-го, капитан Федор Ястребов – с января по май 1942 года, старший лейтенант Дмитрий Лубенченко – с мая по август 1942-го и капитан Иван Панов – с сентября того же года.

В связи с разгромом фашистов под Москвой и освобождением от оккупантов Московской области прекратились организация и вооружение групп и отрядов непосредственно в школе.

Седьмой набор (5–15 февраля 1942 года) укомплектовали бойцами и командирами истребительного мотострелкового полка УНКВД МО (командир – полковник Александр Махоньков, начштаба – капитан Сергей Казначеев), прибывшими с оружием и боеприпасами под командованием своих командиров и по окончании обучения в школе по сточасовой программе убывшими в распоряжение полка.

Командный состав так же, как и последующих наборов из этого полка (9, 10 и 11-й со 2 марта по 9 апреля 1942 года), использовался на время обучения в качестве командиров взводов и отделений.

Уборка мин с полей

С приближением весны перед советскими и партийными организациями Московской области со всей остротой встал вопрос подготовки к посевной кампании и в связи с этим – проблема минных полей, поставленных как немцами, так и частями Красной армии, которые не успевали обезвредить. Требовалось срочно подготовить кадры саперов, способных в дальнейшем обучить и организовать в своих районах из местного актива команды минеров. Коллектив школы нацелили на решение этой задачи, и он с успехом справился с ней.

Преподавательский состав школы с материальной частью подрывного и минного вооружения немецкой армии, приборами и техникой разминирования ознакомили командиры, прибывшие из Военно-инженерной академии РККА (лейтенанты Георгий Подгаевский, Алексей Чурбаков, Федор Вербицкий, Наум Ракузин). Был создан методический кабинет подрывного и минного дела, в котором оказались представлены все наиболее распространенные взрыватели и мины: партизанские, Красной армии и немецкие, а также приборы для разминирования. Кроме того, составили столь необходимую на местах «Памятку сапера-миноразградителя», где излагалась разработанная в школе методика обезвреживания отечественных и неприятельских мин, разминирования фугасов и всякого рода «сюрпризов». «Памятка» иллюстрировалась соответствующими фотоснимками и таблицами.

Начиная с 8-го набора (6–25 февраля) во все последующие программы обучения подрывному делу введены ознакомление с подрывным и минным вооружением вермахта и обязательное практическое разминирование. С середины апреля по 14 мая 1942 года проводилось обучение партийного и советского актива Московской области, командированного по линии МК ВКП(б) (12 и 13-й наборы). 14 и 15-й наборы (в мае 1942-го) состояли из сотрудников УНКВД Москвы и области и проходили обучение по нормальной 10-дневной программе.

В июне 1942 года обучали 16-й набор по линии ЦК ВЛКСМ из контингента, командированного обкомами ВЛКСМ Ярославской, Куйбышевской, Горьковской, Саратовской и Свердловской областей. При этом преподавателям пришлось радикально перестроиться и вести учебу по вновь составленной 20-дневной программе для диверсантов-партизан. Расписание занятий строилось так, чтобы основы дисциплин были усвоены всеми слушателями в первую декаду обучения. По прошествии десятидневки контингент перегруппировывали по специальностям (подрывники, разведчики, автоматчики, стрелки, связники) и последующие занятия уже проводились с группами специалистов с учетом потребностей фронта. Большое внимание по ходу учебы, особенно во второй декаде, уделялось ночным тактическим занятиям, топографии и тренировке в переходах на 30–50 километров. Учеба закончилась суточным двухсторонним учением.

17-й набор, учившийся также по 20-дневной программе в июле 1942 года, состоял из командированных по линии Смоленского обкома ВКП(б) и командования Западным фронтом. Контингент 18-го набора был из молодежи, набранной отделом УНКВД по Москве. Этот состав был обучен к первому сентября по 20-дневной программе, причем особое внимание обращалось на отработку тактики и овладение топографическими навыками в незнакомой местности и в ночных условиях.

В начале августа 1942-го школу из ведения штаба истребительных батальонов Московской области перевели в реорганизованный 4-й отдел УНКВД Москвы и МО, постоянный состав введен в штат отдела, и перед преподавателями были поставлены новые задачи: готовить не партизан, а диверсантов, которые должны уметь действовать за линией фронта в составе небольших групп из 5–10 человек, выполняя задачи чисто диверсионного характера.

В октябре 1942-го спецшкола передислоцирована из Покрова на станцию Быково Ленинской железной дороги (ныне Раменский район Московской области) в бывший дворец Воронцова-Дашкова, где до августа располагался эвакогоспиталь № 1851.

Помимо подготовки кадров, командно-преподавательский состав для выполнения правительственного задания направлялся в тыл противника в качестве командиров и комиссаров партизанских отрядов. Эта работа проводилась с целью приобретения опыта, для устранения недочетов, выявленных при обучении курсантов. Из постоянного состава во вражеском тылу выполняли задания начальник школы Никулочкин, начальники ОМТО Богатырев, Козловский, начштаба Ястребов, командиры рот Точилкин, Рыбаков, оперсекретарь Гулов, начальник минной мастерской Давыдов, преподаватели Давидович, Алексашин, Дубиллер и другие. Часть из них работали в тылу противника по три-четыре и более раз. При выполнении боевого задания погиб начальник штаба капитан Ястребов, начальник школы Никулочкин был ранен.

Чтобы помнили всех поименно

В январе-феврале 1942 года распоряжением начальника московского УНКВД Журавлева создана оперативная группа для сбора и систематизации исторических материалов и документов об истребительных батальонах, партизанских отрядах и их боевой деятельности. Руководителем назначили уполномоченного 4-го отдела по Каширскому сектору МО лейтенанта госбезопасности Цирлина. В результате сумели собрать 829 фотоматериалов о жизни и боевой деятельности девяти партизанских отрядов, шести истребительных батальонов, спецшколы НКВД и истребительного мотострелкового Московского полка НКВД. На основе добытых данных комиссия подготовила фотоальбом о партизанском движении в Московской области. Собраны и литературные материалы: воспоминания, очерки, рассказы, заметки о борьбе с врагом в Московской области. Мемуары партизан – участников обороны столицы заняли 789 страниц. Приготовлено и отредактировано девять отчетов о деятельности партизанских отрядов, находившихся в тылу немецких оккупантов. По указанию руководства УНКВД в марте 1942 года комиссию распустили, членов комиссии откомандировали по месту прежней работы, а собранный материал передали начальнику разведывательного отделения 4-го отдела УНКВД по Москве и области лейтенанту госбезопасности Миловзорову.

В газете «Известия» от 8 марта 1942 года опубликован снимок семи девушек-разведчиц, неустрашимых партизанок Подмосковья. Их после разгрома фашистских полчищ под Москвой запечатлел на пленку военный фотокорреспондент Самарий Гурарий. В те дни эта семерка вышла из вражеского тыла. Все они выпускники Специальной школы.

Среди окончивших школу партизан-диверсантов имеется немало удостоенных государственных орденов и медалей. Награждены орденом Красного Знамени Афанасий Грачев, орденом Красной Звезды – Петр Точилкин, Анастасия Копылова, Евдокия Медведева, Григорий Вишняков (1922–1942), Владимир Зинчук, медалью «За отвагу» – Алексей Голощеков (1914–1944), Павел Колганов (1922–1942), Сергей Лыжин (1922–1945), Василий Паршин, Яков Гладышев, Михаил Лобакин, медалью «За боевые заслуги» – Ефрем Жалнин, Леонид Василенок (1918–1988), Анастасия Астахова и ряд других товарищей.

Образцы мужества и героизма в битве за Москву проявил в партизанском отряде Волоколамского района выпускник школы Илья Кузин. В числе первых партизан Подмосковья он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Герой Советского Союза Сергей Медведев (1912–22.06.1942) с июля 1939-го по март 1941-го работал вахтером комендатуры Института Маркса-Энгельса-Ленина, комендатур ЦК ВКП(б) и МК ВКП(б) (1-й отдел ГУГБ НКВД СССР, УНКВД-УНКГБ по Москве и МО). С началом войны – руководитель истребительной группы, действовавшей в прифронтовой полосе Подмосковья. Пройдя подготовку в школе с 19 сентября 1941-го по 2 февраля 1942-го – помкомвзвода Московского истребительного мотострелкового полка УНКВД. В мае 1942-го призван в Красную армию. Отличился в Харьковской операции. 22 июня 1942 года в районе села Михайловка Шевченковского района взвод Медведева атаковал немецкую колонну, уничтожил пять танков и около 200 солдат и офицеров противника. Один танк и 17 солдат противника на боевом счету лично Медведева, погибшего в том бою. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1943 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками, старший сержант Медведев посмертно удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В мае 1943 года в связи с окончательным освобождением оккупированных фашистами районов Подмосковья и полным освобождением соседней Смоленщины школа специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД (она же – 88-й истребительный батальон НКВД СССР) была расформирована, а дела, касающиеся обучения бойцов, формирования диверсионно-истребительных групп, стенгазеты и другие материалы из жизни и деятельности подразделения переданы начальнику 3-го отделения (взрывное дело, подготовка взрывников) 4-го отдела УНКВД Москвы лейтенанту госбезопасности Якову Гулову. Школа стала называться Учебным центром. Кадровый костяк передали в подчинение Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта, где бывшие диверсанты столичного гарнизона внутренних дел были сведены в отдельную войсковую часть зафронтовой разведки – спецроту при Управлении войск НКВД по охране тыла.

Владимир Ивкин, полковник, кандидат исторических наук

 

Источник



Просмотров: 69 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Если бы не наши диверсанты и партизаны, то войскам Красной Армии пришлось бы гораздо тяжелее. Их вклад неоценим!
avatar
Другие материалы по теме:

Учётная карточка

Видеоподборка





Новости партнёров

Реклама




work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх