Главная » 2021 » Сентябрь » 13
 
10:00

Царьградский фантом

Мистификацию Екатерины Великой остальные Романовы приняли как национальную идею.

В конце 1780-х годов Екатерина Великая предложила свой «Греческий проект» – восстановление Византийской империи со столицей в Константинополе, а в качестве первого императора – своего внука Константина. Мудрая императрица прекрасно понимала, что Россия не имеет сил и средств для реализации такой идеи. А воцарение Константина на брегах Босфора приведет к общеевропейской войне. Наконец, сама реставрация империи ромеев не даст России особых выгод, а только принесет большие проблемы. Так что «Греческий проект» был грандиознейшей дезинформацией в истории России, прикрыв занятие Северного Причерноморья, Правобережной Украины и Западной Белоруссии. К сожалению, последующие российские императоры не поняли замыслов Екатерины и сделали главной целью политики Российской империи захват Царьграда.

Нерусские окраины

А зачем России Царьград? Для свободного выхода в Средиземное море? Но его и так добилась Екатерина II. Теперь, когда окна на запад и юг были прорублены, русские цари должны были позаботиться в первую очередь о том, чтобы западный и южный «подоконники» стали по-настоящему русскими. С античных времен известно, что постройка крепостей и размещение там легионов лишь временно привязывает край к метрополии.

И в Прибалтике, и в Причерноморье население должно было быть русифицировано более чем наполовину, а для надежности – на 95 процентов. Однако крепостное право позволяло царям получать крепостных только для рекрутов в армии. Брать же детей крепостных для обучения их должностям мелких чиновников, а также на учителей для русификации Прибалтики и Причерноморья русские цари не решались. Я уж не говорю об отсутствии массового переселения крестьян в эти регионы.

Мало того, русские цари, действуя в интересах помещиков, неоднократно предавали интересы России. В 1820–1830 годах в Эстляндии и Курляндии десятки тысяч крепостных крестьян попытались перейти из лютеранства в православие, об этом писал Алексей Михайлович Ридигер – будущий патриарх Алексий II. Кто же подавил крестьянское движение? Православный царь Николай I.

В 1860-х годах турецкое правительство осознало, что удержать Балканы в условиях преобладания там христианского населения будет проблематично. И тогда султан пригласил крымских татар перебраться на Балканы. Им сулили всяческие льготы. Подавляющее большинство татар с энтузиазмом восприняли эту идею. Зато испугались крымские помещики – прервутся торговые связи, исчезнет квалифицированная рабочая сила. В итоге Александр II суровыми мерами пресек переселения, хотя до стрельбы не дошло. Зато большая кровь пролилась в Крыму в 1918, 1941–1944 годах.

В 1905–1907 годах латвийские и эстонские крестьяне разгромили большую часть немецких помещичьих усадеб. Так почему бы не выдать немцам небольшое пособие и не отправить их куда подальше – в Тверскую область, а то и в Сибирь? Вместо этого Николай II послал несколько пехотных полков в Прибалтику на подавление восстания.

Только в Латвии были убиты 2427 крестьян и арестованы свыше 8000. Именно в 1905-м, а не в 1944 году возникли первые отряды «лесных братьев». Они начали борьбу с немцами, а затем их лозунгом стало: «Бей русских!». Вскоре латыши свою ненависть перенесли с царских солдат на русских вообще.

Русский вопрос в России

Екатерина II повелела «присоединить Крым навсегда». Туда бы с удовольствием поехали сотни тысяч крепостных крестьян, чтобы стать в солнечном краю свободными земледельцами или городскими обывателями. Но увы, Екатерина боялась помещиков и тащила в Крым и Северную Таврию кого попало – немцев, сербов, малороссов, греков. В итоге возникла Россия Новая (Новороссия), но не очень русская.

Выход на Балтику и Черное море был нужен, чтобы русские купцы ходили на своих судах в Европу. А из-за того, что оба «подоконника» оказались не совсем русскими, подавляющее большинство импорта и экспорта шло на иностранных судах. А свыше 90 процентов купцов, ходивших под русским триколором (тогда это был флаг торгового флота), были этническими немцами, эстонцами, греками.

В царствование Николая II русский морской торговый флот находился на 44-м месте в мире. Для сравнения: речной флот России был самым крупным в мире, с большим отрывом от конкурентов. Вместо того чтобы заняться внутренними реформами, русские цари, начиная с Николая I, тратили миллионы золотых рублей на подготовку к захвату Константинополя. Описание планов захвата Босфора, разработанных с 1852 по 1917 год, займет несколько страниц, даже если каждому из них уделить по абзацу.

Супероружие для Константинополя

Здесь же я расскажу лишь об уникальных системах вооружения, созданных специально для захвата Босфора. Причем в любых других операциях эти системы были, мягко выражаясь, неэффективными.

В 1883–1893 годах на Черном море были построены четыре броненосца: «Екатерина II», «Синоп», «Чесма» и «Георгий Победоносец». Во всех флотах мира со времен парусного флота орудия главного калибра располагались так, что они могли вести огонь на борт. А на четырех черноморских броненосцах шесть 305-мм пушек находились в трех барбетных установках: две в носу и одна в корме. Сделано это было для того, чтобы броненосцы могли стать борт о борт в узком Босфоре и вести огонь из шестнадцати 12-дюймовок по британским кораблям.

Специально для захвата Босфора в 1892 году приняли на вооружение 9-дюймовую (229-мм) легкую мортиру. Дальность стрельбы ее 140-килограммовым снарядом составляла всего 2900 метров (для сравнения: дальность стрельбы гранатой 87-мм полевой пушки образца 1877 года была 6,4 километра). Тяжелое орудие с дальностью стрельбы 2,9 километра не было пригодно ни для осадной, ни для крепостной артиллерии. Единственное место, где имело смысл применять такие орудия, – узкий пролив, где их снаряды, снаряженные 16,2 килограммами пироксилина, легко могли пробить палубы новейших английский броненосцев: 76-мм броню «Ройял Оука» или 65-мм «Центуриона».

А в 1915–1916 годах в боекомплект черноморских линкоров ввели 305-мм пулевую шрапнель и 305-мм химические снаряды удушающего действия. Подобные снаряды были совершенно бесполезны в морском бою. Но в случае десанта в Босфоре триста изготовленных удушающих снарядов, если б не вывели из строя, то наверняка заставили разбежаться прислугу турецких открытых береговых орудий. А полевая шрапнель эффективно действовала как по прислуге открытых орудий, так и по выдвигающимся к берегу пехотным частям.

Так зачем России нужен был Царьград? Захват Проливов обеспечил бы безопасность Северного Причерноморья – «мягкого подбрюшья России».

С подачи правительства большинство русских писателей и интеллигентов призывали к захвату Босфора и Дарданелл, благо, ни о каких внутренних проблемах типа помещичьего землевладения им писать не дозволялось. Федор Достоевский в «Дневнике писателя» за 1877 год выдал статью с названием «Константинополь, рано ль, поздно ль, а должен быть наш».

99 процентов русских крестьян даже не знали, где находится Царьград и зачем он им нужен. Зато 90 процентов болгар и 95 процентов греков были согласны с Достоевским. Другой вопрос, что под словом «наш» они понимали болгарский и соответственно греческий Константинополь.

Любопытно, что в 1912 году Николай II и его генералы планировали начать войну против Болгарии, если ее войска подойдут близко к Константинополю. 5 октября 1915 года Россия объявила войну Болгарии, на что болгарское правительство выпустило манифест «Клика Распутина объявила войну болгарскому народу».

В 1877 году русские солдаты, вступив на территорию Болгарии, поразились благосостоянию болгарских крестьян и вспоминали про свои убогие деревни. Как их за это бичевал в своих «Дневниках…» Достоевский!

В конце 1840-х годов в Греции возникло движение «Мегали идеа». «Великой идеей» было воссоздание Византийской империи со столицей – греческим городом Константина. В состав империи должна была войти большая часть полуострова Малая Азия. А некоторые политики мечтали о побережье Кавказа и Крыма, которые когда-то тоже принадлежали Византии, а в античные времена были греческими колониями.

И болгары, и греки хотели, чтобы русские солдаты таскали для них каштаны из огня. Но ни те, ни другие и в страшном сне не желали стать подданными русского царя.

Русская история по-царски

Екатерина Великая призывала вернуть крест на мечеть Айя-София. У императрицы это было операцией прикрытия. А вот последующие цари объявили, что это историческое предначертание русского народа.

Причем ни цари, ни попы не говорили, кто будет служить в освобожденной Святой Софии и кому сей храм будет принадлежать. Вселенскому патриарху, первому в диптихе? Или царскому чиновнику – обер-прокурору Синода?

Население Константинополя и окрестностей в конце XIX – начале ХХ века составляло около двух миллионов человек. В Стамбуле жили нахлебники, которых кормила вся Оттоманская империя. Я имею в виду «офисный планктон», торговцев, охранников, евнухов. Захвати русские войска Стамбул, кто бы стал кормить его население? Два разумных варианта: истребить население или посадить его на шею русскому мужику.

Все русские цари понимали, что попытка захвата Босфора приведет к общеевропейской войне. Правда, в 1915 году Англия и Франция дали согласие передать Константинополь России сразу после победы над Германией. Однако после этого Лондон и Париж заключили секретное соглашение, чтобы ни в каких случаях не отдавать Проливы России.

В результате в 1915–1916 годах и британское правительство, и Николай II готовились начать войну за Проливы после капитуляции Германии. Николай II требовал, чтобы были подготовлены запасы снарядов и патронов для войны с Англией. Ну а в начале 1916 года севастопольская крепостная артиллерия получила приказ готовить наиболее современные батареи (около двадцати) к перевозке. Причем демонтаж части орудий к февралю 1917 года уже начали.

Нетрудно догадаться, что для захвата Босфора и Константинополя тяжелые крепостные орудия не нужны. Их предполагалось установить в Дарданеллах для борьбы с британским флотом. С конца XIX века и до 1917 года предполагалось, что русские броненосцы быстро расстреляют турецкие береговые батареи у входа в Босфор, а затем высадят десант в Константинополе. Возможности русской корабельной артиллерии вряд ли позволяли это сделать.

Вспомним, что в Русско-японскую войну ни один японский корабль не был потоплен русской корабельной артиллерией. Ну ладно японцы вели себя не по правилам, стреляли слишком далеко, в полтора раза дальше, чем русские, и слишком метко. Но кто мешал русским броненосцам и крейсерам в августе 1906 года разрушить молчавшие форты восставшей Свеаборгской крепости? Повреждения были мизерные, а около половины 305-мм снарядов вообще не взорвались.

В ноябре 1905 года по восставшему крейсеру «Очаков» в Севастополе свыше трех часов вели огонь вся Черноморская эскадра и четыре береговые батареи (11- и 9-дм орудия). Стрельба по неподвижному крейсеру велась с дистанции 300–500 метров. Но даже при стрельбе в упор половина снарядов пролетела мимо и нанесла повреждения судам, стоявшим в глубине бухты, и городским постройкам. Однако около 60 снарядов попали в цель. Крейсер горел, но тонуть не пожелал.

Ряд военно-морских историков утверждают, что в 1910–1912 годах русские морские артиллеристы наконец-то научились стрелять. В 1919-м в ходе контрреволюционного мятежа форта «Красная Горка» и в 1921-м в ходе Кронштадтского мятежа были израсходованы тысячи снарядов, включая 305 и 254-мм. А повреждения фортов и кораблей оставили желать лучшего. Основной результат к 18 марта 1921 года – полный расстрел боезапаса главного калибра на линкорах и фортах. Стоит ли экстраполировать столь славные действия корабельной артиллерии на форты Босфора?

Договоры надо соблюдать

Но если бы случилось какое-нибудь атмосферное явление, заставившее турецкие береговые батареи прекратить огонь, то русским броненосцам пришлось бы идти 30 километров в проливе шириной 0,7–3,7 километра. За крутыми берегами туркам было достаточно расположить полевые (колесные) мортиры или гаубицы калибра 152–210 миллиметров, и с русскими кораблями случилось бы то же, что с английскими и французскими, оказавшимися в такой же ситуации в Дарданеллах. Кстати, в ходе этой операции (январь 1915-го – февраль 1916-го) союзники потеряли примерно столько же линкоров, сколько было в Черноморском флоте к 1917 году.

А была ли у России альтернатива захвату Царьграда? Да – дружить с Турцией. К началу XIX века ослабшая Оттоманская империя физически не могла быть угрозой для России. В июне 1798 года армия генерала Бонапарта высадилась в Египте, и напуганный султан Селим III обратился за помощью к России.

23 декабря 1798 года (3 января 1799 года по новому стилю) в Константинополе был заключен Союзный оборонительный договор между Империей Всероссийской и Оттоманской Портой. Договор подтверждал Ясский договор 1791 года («от слова до слова»). Россия и Турция гарантировали друг другу территориальную неприкосновенность по состоянию на 1 января 1798 года. В секретных статьях договора говорилось, что Россия обещала Турции военную помощь, определенную в 12 кораблей и 75–80 тысяч солдат. Турция обязалась открыть Проливы для русского военного флота. «Для всех же других наций без исключения вход в Черное море будет закрыт». Таким образом, договор сделал Черное море закрытым русско-турецким бассейном. В то же время было зафиксировано право России как черноморской державы быть одним из гарантов судоходного режима Босфора и Дарданелл.

Если бы Турция и Россия неукоснительно соблюдали этот договор, то в истории русско-турецких войн можно было бы поставить точку. Ведь заключили же в 1809 году Швеция с Россией мир и до сих пор ни разу не воевали.

В ноябре 1918 года флоты Антанты высадили десант, оккупировавший Константинополь и всю Проливную зону. Однако уже в январе 1919 года в Турции началось повсеместное восстание патриотических сил, которое в мае возглавил генерал Мустафа Кемаль. В 1920 году Кемаль вступил в союз с советской Россией и получил помощь деньгами, оружием и советниками. В итоге в 1922 году белая армия Врангеля, а осенью 1922-го последние части Антанты вынуждены были покинуть Проливную зону.

Благодаря улучшению турецко-советских отношений в 1936 году была заключена Конвенция Монтре, действующая по сей день.

В 1970-х годах турецкое правительство начало угрожать закрытием Проливов для советских военных судов. По сему поводу министр иностранных дел Андрей Громыко заявил американским журналистам: «Для прохода Черноморского флота в Средиземное море требуется два залпа ракет. В результате кроме Босфора появятся еще два пролива. Но Стамбула уже не будет». Турки унялись.

В настоящее время можно легко заблокировать Проливы и без ядерного оружия. Достаточно поставить интеллектуальные мины на подходах к Босфору и Дарданеллам. А далее заявить, что в определенный день и час мины будут активированы и Проливы будут закрыты для судов всех стран. Так что хорошо бы всем помнить римскую пословицу: Pacta sunt servanda – «Договоры должны соблюдаться».

Александр Широкорад

 

Источник



 
Просмотров: 72 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка





Новости партнёров

Реклама




work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх