Главная » 2020 » Ноябрь » 3
16:00

Боевые, сильные личности, с социальной позицией

О реальном отношении частного бизнеса к протестам и забастовке в Белоруссии.
О бунте офисного планктона в шарашке "Программные компоненты" https://www.programming-components.com/ и его последствиях.

СТО и PM: нас уволили из-за гражданской позиции. Компания: они нанесли убытки

Сотрудники компании-резидента ПВТ рассказали dev.by про то, что люди на ключевых позициях были уволены по политическим основаниям, а сама компания почти распалась. У руководства другое мнение: СТО и PM грубо нарушили трудовую дисциплину и сроки, нанесли убытки.
Компания «Программные компоненты» была зарегистрирована в ноябре 2019 года, а в июле этого года стала резидентом ПВТ. На сайте dev.by она позиционирует себя как «увлечённую команду профессионалов-единомышленников, создающих сложные уникальные программные продукты». Ключевое отличие — «особая этика взаимоотношений сотрудников, которая поддерживает творческую атмосферу и обеспечивает развитие потенциала». Выборы для этой особой этики стали суровым испытанием.

Коротко что случилось:

Сразу после выборов коллектив решил принять участие в бессрочной забастовке, протестуя против насилия и фальсификаций. Вторую половину августа сотрудники не работали.
Руководство компании не препятствовало забастовке. Однако в середине сентября оно внезапно уволило (в одном случае расторгло договор подряда) двоих ключевых сотрудников — СТО и PM.
Мотивация — сугубо политическая, уверяют сотрудники. Нет, те просто отказывались выполнять свои обязанности — настаивает руководство.
Как бы там ни было, вслед за СТО и PM из компании ушли ещё как минимум четыре человека. Оставшихся предупредили о понижении зарплаты с ноября.

«Программные компоненты» — проект инвестиционный. Учредитель Василий Смельцов родом из Беларуси, но живёт в Германии, где владеет аутсорс-компанией. У них были наработки в сфере обработки документов, которые решили выделить в отдельный стартап. Меня попросили возглавить этот стартап и организовать работу в Минске. Так появилось ООО «Программные компоненты». Рабочее ядро компании — 10 человек, всего нас было около 14.
После выборов наш коллектив решил поддержать национальную забастовку и 14 августа подписал заявление об этом. Подписи не ставили директор, который не имеет права участвовать в таких мероприятиях, уборщица и паренёк-ютубер (мы его особо и не видели), все остальные, кто был в офисе, подписали, и заявление отвезли в администрацию ПВТ и райисполком.



На свою страницу в Facebook я закинул короткое видео о том, что коллектив такой-то компании присоединяется к республиканской забастовке, мы отказываемся сотрудничать с действующей властью.
Ссылку на видео закинул в общий чат. Было и ещё одно видео, с поддержкой выступления Николая Мурзенкова, ссылку на него я тоже сразу закинул в общий чат.
Против забастовки никто особо не выступал, так как продукт ещё не на рынке, клиентов нет, инвестор, по большому счёту, экономит деньги на разработке. Смельцов тоже не протестовал. Я позвонил ему, чтобы объяснить трагедию, которая произошла в стране, мы с ним проговорили полтора часа. В общий чат Смельцов отправил послание о том, что он уважает наше решение о забастовке, что он сам за честные перевыборы и что компания будет оказывать сотрудникам посильную помощь. Более того, если ситуация будет ухудшаться, каждому будет предложено место в немецком офисе.

О возвращении к работе: команда решила работать с 1 сентября, но о решении узнали не все

Всё хорошо, мы бастуем. Коллектив — очень сплочённый, все на одной волне, мы не просто плюём в потолок, а присоединяемся к волонтерским инициативам. Это продолжается до конца августа, потом директор собирает часть коллектива и спрашивает, когда они готовы вернуться к работе. Меня в известность не поставили; о том, что ребята вышли с 1 сентября, я узнал через несколько дней. Я обсудил это со Смельцовом, и мы договорились, что вернусь к работе с начала октября.

О видео на Facebook: учредитель запретил высказываться от имени компании, потребовал удалить

События получили развитие в середине сентября, когда уже шло уголовное преследование PandaDoc. Я позвонил Смельцову и сказал, что есть такие-то риски и нужно предпринимать действия, чтобы у компании и сотрудников был план Б, чтобы счета не были заморожены.
После этого учредитель посмотрел по сторонам, увидел мое обращение на Facebook (хотя я его сразу скинул в общий чат компании), сказал, что высказываться от имени компании неприемлемо, и потребовал его удалить. Я отказался, так как не считаю это высказыванием от имени компании. От лица коллектива — да. Но ведь есть заявление коллектива о забастовке, так что не вижу со своей стороны никаких неправомерных действий.







Об увольнении СТО

На следующий день Смельцов прислал мне сообщение в вайбер: Александр, так и так, есть политические риски, поэтому мы с тобой расстаёмся. Так как я был оформлен как ИП (подробности — ниже), механизмов сопротивления увольнению у меня не было.

Об увольнении PM

Вместе со мной уволили нашего проектного менеджера Надежду. Она значилась как PM, но выполняла гораздо больше функций, фактически была операционным директором. Почему её уволили, я так и не понял, но догадываюсь, что из-за Дня солидарности. В середине сентября она скинула в общий чат: смотрите, 16-го — День солидарности с трудящимися, не хотите ли поддержать? Ребята встрепенулись: да, поддерживаем, один день не поработаем — с нас не убудет, берём отгул в счёт отпуска. И эта новость появилась на tut.by. Вероятно, причина в этом. У Надежды был трудовой договор, и увольняться она отказалась. Тогда в её адрес посыпались угрозы: мы перепишем твой договор, чтобы тебе неудобно было с нами работать. Её лишили доступа во все системы, отстранили от работы и пересадили в другой кабинет.

О новом PM, который хотел в президенты

В компании вдруг озаботились вопросом коммерческой тайны, заставили ребят задним числом подписывать соглашения о неразглашении и очень скоро представили нового проджект-менеджера — Иванова Андрея Аркадьевича. Это — публичная персона, нередко даёт интервью, пытался баллотироваться в президенты в этом году, но его инициативную группу не зарегистрировали. Мы знали Андрея Аркадьевича и раньше: его компания привлекала консультантов по подбору персонала, но непосредственного отношения к ИТ он не имеет. Это человек советской закалки, его взгляды идут вразрез с позицией коллектива.

Об увольнениях в команде

Его представили коллективу 24 сентября, а на другой день три человека — разработчица и две тестировщицы — написали заявление на увольнение. Им сразу всё подписали. Потом уволился ещё один парень-разработчик, а двое других написали заявление на отпуск, чтобы уйти, отгуляв его. Команда как таковая разбежалась. Сейчас сложно сказать, что было триггером увольнений. Я не знаю мотивы людей наверняка, знаю лишь, что они пребывали в шоке, писали письма Смельцову: как вы видите развитие компании без двух главных управленцев? Сначала сообщили о нашем с Надеждой увольнении, потом всех заставили писать объяснительные, потом им сказали, что они должны работать удалённо, потом позвали всех в офис, чтобы подписать документы о коммерческой тайне. И тут же появляется новый PM, чья риторика ребятам абсолютно чужда.

О будущем проекта

Когда Смельцов отстранил от работы меня и Надежду, управлять проектом стало некому. Когда он увидел, что ребята не горят желанием работать в наше отсутствие, он, вероятно, решил свернуть проект. Для него это инвестпроект, который, судя по всему, не удался.

О том, почему СТО был ипэшником

Почему я работал как ИП — это другая история, о том, как собственник старался сэкономить деньги. С декабря 2019 до конца июля 2020 года у меня был трудовой договор с компанией. Была серая схема: часть денег получали по трудовому договору, часть — как ИП. Мы из кожи вон лезли, чтобы компанию включили в ПВТ. Договоренность была, что как только вступаем в ПВТ, все начинают получать белую зарплату. И один месяц так и было, а потом учредитель сказал: вот, бухгалтера посчитали, что на ИП будет экономия 20 штук в год. Я предупреждал, что схема рабочая, но не самая легальная, просил его ребят не трогать. Пообещал, что перейду на ИП, а с остальными лучше этот вопрос не поднимать. Вроде как договорились. Формально меня уволили в конце июля. С августа я работал только как ИП. Поэтому когда мне сказали, что больше со мной не работают, я не мог ничего возразить.

О последствиях

Но сейчас я консультируюсь с адвокатом на тему подмены трудовых отношений гражданско-правовыми. Фактически все рабочие инструменты и рабочее место предоставляла мне компания «Программные компоненты», после расторжения трудового договора я продолжил выполнять должностные обязанности. Поэтому можно говорить о подмене и о восстановлении меня в должности, но это непростой юридический процесс. Я этим сейчас занимаюсь.
Шансов, что меня восстановят в должности, немного, да я уже и не представляю себе конструктивной работы в этой компании. Зачем тогда? Чтобы показать, что так нельзя. Мы с Надеждой проделали большую работу, нас никогда не критиковали, наоборот, очень хвалили, и тут — мгновенное увольнение. Хочется показать человеку, что так дела не делаются.

И еще несколько фрагментов:

Смельцов позиционировал компанию как социальную, которой важны ценности сотрудников, поэтому критериями подбора персонала были не только технические навыки, но и то, насколько человек социально направлен, как он хочет развиваться. У нас все ребята — боевые, сильные личности, с ярко выраженной гражданской позицией. Поэтому после выборов мы решили, что уходим на забастовку.

Через день-другой после этого Василий пишет, что ему надо срочно со мной поговорить. Разговор ещё не состоялся, но тут вдруг ребята начинают бить тревогу: что случилось? Открываю вайбер и вижу личное сообщение от Смельцова: он уважает мои политические взгляды, но против упоминания компании в медиаресурсах, это может привести к уголовному преследованию, как в случае с PandaDoc, поэтому он принял решение расторгнуть отношения. Мол, приедь к Михаилу (директору), подпиши все бумаги.
Оказалось, за моей спиной утром он провёл собрание с коллективом, где объявил, что разрывает со мной трудовые отношения. Я была в шоке.
Компанию, по сути, создавали мы с Александром. Все процессы, весь найм, продукт делали мы. Вася всё это время благодарил нас: коллеги, как я рад, что вас нашёл, огромное вам спасибо. И даже когда объявлял ребятам о нашем увольнении, говорил, что мы с Александром полностью компетентны, но из-за нашей яркой политической позиции это риск для компании.
Я сказала, что заявление об увольнении писать не буду. Во-первых, я в трудовом отпуске. Во-вторых, у меня договор до середины января. Давайте договариваться.

Но договариваться со мной не захотели. Василий с тех пор больше не разговаривал со мной ни разу. Начался сущий ад. Меня лишили доступа ко всем системам, запретили общаться с командой: всех ребят, кроме меня, перевели на удалёнку, а меня заставили ходить в офис, так как это прописано в договоре. Пригнали юристов, начали угрожать, что если не уйду по-хорошему, то уйду по-плохому: мне перепишут контракт и создадут невыносимые условия труда.
Они меня проверяют каждый день, с девяти утра до шести вечера, практически каждый час. Даже когда я находилась официально на больничном (по просьбе Михаила прислала больничный на вайбер), каждый день мне фиксировали прогул, чтобы попытаться уволить по статье.

Абсурд ещё в том, что в день моего увольнения Смельцов говорил сотрудникам: всё хорошо, на счетах достаточно денег, всё стабильно. А через неделю он вновь собрал их и сказал, что денег нет.
После этого четыре человека из оставшихся восьми (всего нас было 10 человек) написали заявления об увольнении. Тем, кто не уволился, включая меня, выдали уведомления о том, что с ноября нам снижают зарплату. Мою зарплату снижают на 60-65%. Если человек не согласен, то контракт с ним разрывается. На сегодня одного сотрудника перевели с трудового договора на контракт с ИП, двое ушли в отпуск и, по их словам, не собираются возвращаться. Работает только один сотрудник.

Ну и объяснение компании:

«Компания ООО «Программные Компоненты» получила заказ от иностранного инвестора на разработку программных приложений.
Для реализации данного проекта, в период 2019–2020 гг., были наняты сотрудники и приглашены подрядчики. В первой половине августа индивидуальный предприниматель (ИП) Колоницкий Александр, с которым иностранный инвестор напрямую заключил договор на оказание услуг по разработке программных приложений, и проектный менеджер (ПМ) компании ООО «Программные Компоненты» Надежда инициировали бессрочную забастовку трудового коллектива, без выработки согласованной позиции с руководителем и владельцем компании, мотивируя забастовку несогласием с итогами президентских выборов в РБ.
Согласно 41 статье Конституции РБ, директором ООО «Программные Компоненты» было принято заявление от трудового коллектива об уходе на забастовку и согласно статье 390 Трудового кодекса РБ были проинформированы исполком и дирекция ПВТ. ООО «Программные Компоненты», как юридическое лицо, заняла нейтральную позицию по отношению к состоявшимся выборам президента в РБ, информация об этом была доведена под роспись до всех сотрудников компании, а также было отправлено письменное уведомление о нейтральной позиции компании персонально ИП Колоницкому Александру.
За время забастовки ООО «Программные Компоненты» понесло существенные экономические потери. В конце августа 2020 общим собранием трудового коллектива компании было принято решение с 1 сентября возобновить работу.
Для выхода из нестабильного экономического положения необходимо было организовать интенсивную работу сотрудников сразу после завершения забастовки, что входило в прямые обязанности ПМ Надежды, однако не было ей реализовано. Надежда 01.09.2020 не вышла на работу (на сегодня причина отсутствия на рабочем месте не установлена), после чего оформила отпуск и появилась на рабочем месте лишь 18.09.2020.
В свою очередь, ИП Колоницкий Александр поставил перед фактом заказчика, что до 01.10.2020 отказывается выполнять свои обязанности согласно договору на оказание услуг. Отказ и игнорирование выполнения обязанностей по договору оказания услуг ИП Колоницким и должностных обязанностей, согласно трудовому договору, ПМ Надеждой, привели к ухудшению экономической ситуации в компании.

В связи с этим инвестиции в ООО «Программные Компоненты» оказались под угрозой их результативного, целевого использования.
Информация о сложившейся ситуации в компании была доведена до сведения заказчика, который, в свою очередь, отреагировал приостановкой заказов на разработку программного обеспечения до тех пор, пока не наладится производственный процесс и не восстановится управление компанией.
В результате грубого нарушение трудовой дисциплины, а также сроков исполнения обязательств по договору оказания услуг компании были нанесены убытки и фактически остановлена работа над проектом. В связи с чем с ИП Колоницким Александром был расторгнут договор на оказание услуг, а проектный менеджер ООО «Программные Компоненты» Надежда была отстранена от работы в проекте.



Источник

Просмотров: 1958 | Добавил: kravcov_ivan | Теги: выборы, протесты, Белоруссия, юмор, Лукашенко | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:
 


Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама





Видеоподборка
00:07:30

00:05:19

00:38:51

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх