Главная » 2021 » Июль » 7
 
11:00

Авианосец в очереди не первый. Нужно решать проблемы флота в целом

В предыдущей статье «Ещё 5 копеек в дискуссию об авианосцах. АУГ или МРА?» велась дискуссия о способах решения основных задач российского ВМФ. По оценкам автора, оказалось, что строительство одной АУГ для ТОФ и одного для СФ суммарно обойдется не менее чем в 1,5 трлн рублей, включая цену авиакрыльев по 60 ЛА в каждом. Однако эти АУГ могут выполнять не весь набор задач. Выходить в дальнюю морскую зону (ДМЗ) для противоборства с АУГ США им опасно, так как против одного нашего АУГ американцы легко выставят своих 2–3. В остальных случаях наш АУГ может решать все стандартные задачи авианосца.



Программа строительства МРА оказалась дешевле. Стоимость 50 Ту-160м2 и 10 ДРЛО А-100 составит 0,9 трлн рублей, но и возможности МРА гораздо меньше. Из-за повышенной заметности планера Ту-160 атаковать АУГ США в ДМЗ не могут по причине невозможности дать ЦУ для ПКР. Атаковать КУГ в ДМЗ Ту-160 способен, но только с большой дальности – 450 км. На меньшую дальность не позволят подойти ЗРК «Иджис» своими ЗУР SM6, а с 450 км вскрыть состав КУГ не удастся из-за РЭП КУГ. Точность ЦУ будет невысока, и значительная часть ПКР нацелится на ложные цели. Существенно улучшить качество ЦУ по КУГ можно, если использовать пару разнесённых ДРЛО А-100.

В БМЗ (500-мильная зона) нет смысла применять ни АУГи, ни МРА. Наиболее эффективно задачи решает тактическая авиация. Для атаки АУГ авиации потребуется помощь двух ДРЛО. КУГ можно атаковать и без помощи ДРЛО (см. предыдущую статью).

В результате попадаем почти в тупик – АУГ могут решать некоторые задачи, но они очень дороги. МРА дешевле, но из-за устарелости планера Ту-160м2 мало что может.

И АУГ, и МРА не выполняют свои задачи в полном объёме по одинаковой причине – нет денег. Двух АУГ – недостаточно, а для МРА нужно разработать новый самолёт, а не воспроизводить Ту-160/Ту-22м3 – свою техническую отсталость.

Единственный выход состоит в ограничении объёма задач ВМФ. Пора прекратить грезить о лихих действиях в Персидском заливе, базах в Камрани и Судане, походах на Кубу и в Венесуэлу...

Пора очнуться и посмотреть, до чего докатился наш надводный флот.
 

1. Краткая оценка возможностей комплексов ПВО строящихся сегодня кораблей


В США ЗРК «Иджис» одновременно решает и задачи ПВО, и задачи ПРО. Эсминца у нас нет, нет даже и его проекта «Лидер». Поэтому говорить о решении задачи ПРО КУГа бессмысленно.

За время действия ГПВ 2011–2020 было построено всего 2 более или менее приличных корабля – фрегаты 22350 «Адмирал Горшков». Технология «Стелс» в них не соблюдалась, но ЗРК С-350, хотя и не имеет АФАР, но и пассивными ФАР позволяет отражать налёты средней интенсивности. Другие корабли – фрегат 11356 и корвет 20380 – не решают и таких задач. Они сконструированы как будто специально для того, чтобы их не могла не заметить даже полностью ослеплённая помехами ПКР. Особенно чудовищен 11356 – хорошо, что индусы и не требовали современный корабль. ЗРК у них оснащён кучей одноканальных РЛС подсвета целей и отстал от современного уровня лет на 40.

Корвет 20380 вначале оборудовался безобразным ЗРК с РЛС «Фуркэ». Сейчас обещают поставить РЛК «Заслон». Если его доведут до требований ТТЗ, то нужное качество ЗРК получится, но заметность самого корвета никуда не денешь. Только малая часть ПКР пролетят мимо 20380 и попадутся в ловушки, а боекомплект ЗУР очень невелик. Цена «Заслона» не объявлена, но, если РЛС «Заслона» будет иметь такие же характеристики, что и МФ РЛС, то, по грубым оценкам, цена «Заслона» превысит 6 млрд руб. Так что заявленное преимущество 20380 – дешевизна – быстро исчезает.

Часто встречается мнение о том, что 11356 и 20380 и не должны решать задачи ПВО. А что они должны решать – демонстрировать флаг? Пусть специалисты скажут: могут ли они эффективно решать хотя бы задачи ПЛО, и назовут, какой площади район они способны контролировать? Не лучше ли вместо них сконструировать БПЛА с магнитометром, тепловизором и БРЛС?

Вспомогательные системы ПВО также не разработаны.

Нет БПЛА-постановщиков помех, пассивные помехи сводятся к устаревшим облакам диполей. Самолётов ДРЛО А-100 тоже нет. Даже если десяток А-100 появится, то они едва ли смогут поддерживать круглосуточное сопровождение КУГа. Время полёта А-100 всего 10 часов, так что флоту рассчитывать на его дежурство в ДМЗ не приходится.

Небольших вертолётных БПЛА ДРЛО, которые позволяли бы обнаруживать ПКР на дальностях хотя бы 100 км от корабля, у нас тоже нет.

В итоге приходим к печальному выводу: в ближайшие годы наш флот сможет действовать только там, где на него никто не нападает, например, в Сирии. Если возникнет конфликт с Турцией, как членом НАТО, то мы не попадём в Тартус ни через Босфор, ни через Гибралтар. Снабжать Хмеймим по воздуху длительное время не удастся.

Ещё хуже ситуация на Тихом океане. Там мы уступаем не только США и Китаю, но и Японии.

Конечно, мы можем действовать в БМЗ под прикрытием своей авиации. Некоторые эксперты заявляют, что нам достаточно охранять свои берега. Такой выход почему-то не успокаивает. Соседи по БМЗ нашими союзниками не являются, а хочется выйти хотя бы в ДМЗ.
 

2. Поиски выхода


Если продолжать строить демонстраторы флага, то применение флота сведётся к патрульной службе. Пора признать, что строить флот по американскому, китайскому или японскому образцу для нас невозможно – денег не дают. Модернизировать имеющиеся проекты, чтобы довести их до современных требований, невозможно.

В «Адмирала Нахимова» вложили огромные деньги, а кораблем хотя бы умеренной заметности он так и не стал. Усиление его ПВО обеспечено не только за счёт совершенствования ЗРК, но и главным образом за счёт размещения громадного боекомплекта ЗУР. Конечно, на корабле 25 тыс. т это сделать можно, но где брать деньги для такого боекомплекта на остальных кораблях и где его размещать? Не лучше ли вместо модернизации 30-летнего Нахимова построить полноценный эсминец?

Остаётся единственная возможность – открыть новые НИРы и ОКРы по разработке новых кораблей всех классов. Они должны сочетать высокую боеспособность с умеренной стоимостью. Требовать от них способности действовать в океане против АУГов США невозможно, достаточно выигрывать у АУГов в БМЗ, а у КУГов и в ДМЗ. Сомнительную радость выиграть войну где-нибудь на Фолклендах оставим другим.

Естественно, для разработки новых кораблей придётся сократить расходы на строительство существующих проектов. Заложенные корабли необходимо достроить, но далее закладывать только опытные образцы новых серий. Тогда к 2035 году можно получить новый флот под реальные задачи. Если значительных средств на НИОКР выделено не будет, то будем отставать всё больше. При этом на парадах в день ВМФ поздравления с замечательными успехами в строительстве флота будут звучать всё оптимистичнее.

Не беря на себя смелость судить об облике перспективных кораблей в целом, далее рассмотрим только проблему ПВО и получения ЦУдля ПКР.
 

3. Отсутствие ЦУ – критическая проблема нашего флота


В предыдущей статье указывалось, что в тех случаях, когда точного ЦУ нет, то в условиях помех ПКР самостоятельно найти цель смогут, только случайно наткнувшись на неё.

Развитие РЭП, появление малых БПЛА постановщиков помех и буксируемых ложных целей оставляют ПКР мало шансов выйти на истинную цель. Даже если в ГСН ПКР будет введен ещё и ИК-канал, но радиоловушка будет находиться на расстоянии нескольких километров в сторону от корабля, то ИК-канал цель всё равно не обнаружит. Кроме того, корабельные лазеры способны вывести оптику из строя и т.д. Поэтому проблема точного ЦУ является главной для оценки эффективности пуска ПКР. Конечно, можно мечтать о том, что все ПКР залпа будут объединены в группу, имеющую искусственный интеллект. Такие разработки пытались проводить в СССР, но сейчас о них даже не слышно.

Наиболее мощными РЛС обладают самолёты ДРЛО, но у нас, скорее всего, появится только десяток А-100. Выбранный для них носитель Ил-76 является крайне неудачным именно для ДРЛО (см. «Концепция беспилотного самолёта дальнего радиолокационного обнаружения»). Стоимость ДРЛО очень высока, вероятно, не менее 15 млрд рублей. Большой расход топлива (более 6 т/ч) связан с большой взлётной массой 190 т и чрезмерно широким фюзеляжем. При этом условия работы операторов внутри транспортника оказываются гораздо тяжелее, чем в пассажирском Боинге-707 АВАКС. Высокое расположение стабилизатора на киле значительно ухудшает работу РЛС в хвостовом секторе обзора. Эти недостатки не позволят рассчитывать на то, что А-100 будут выпущены большой серией, окажутся конкурентоспособными на мировом рынке и будут постоянно эксплуатироваться в интересах ВМФ.

Предложенный автором общевойсковой высотный БПЛА-РЛО построен по технологии излучающей обшивки, то есть не имеет «гриба». Масса такого ДРЛО – 45 тонн, что в 4 раза меньше А-100, а время дежурства – 20 часов позволяет ему дежурить на дальности до 2500 км.

Дальность обнаружения истребителя-бомбардировщика (ИБ) – 900 км, а корабля до дальности горизонта – 500 км. Эти дальности в 1,5 раза больше, чем у А-100. Умеренная себестоимость серийного ДРЛО 5 млрд рублей и малый расход топлива – менее 1,5 т/ч – позволяют сделать его массовым и эксплуатировать регулярно. Экспортные поставки позволят компенсировать стоимость НИОКР.

Для авианосцев предлагается разработать высотный корабельный ДРЛО массой 6 тонн с дальностью обнаружения и самолётов, и кораблей – 500 км с временем дежурства 10 часов (см. «Концепция корабельного беспилотного самолета ДРЛО...»). Данный ДРЛО предназначен не только для обнаружения воздушных и морских целей, но и для управления действиями корабельных БПЛА и точного наведения ракет.

Третий, самый маленький вариант ДРЛО, размещён на БПЛА-вертолёте и предназначен для защиты обычных кораблей. РЛС с АФАР обеспечивает дальность обнаружения ИБ 150–200 км, кораблей – 250 км. Масса БПЛА – около 1 тонны.

Таким образом, общевойсковой и авианосный ДРЛО могут обеспечить ЦУ для ПКР почти во всех случаях.

Обнаружение КУГ высотный ДРЛО может производить с дальности до 500 км, не опасаясь поражения ЗУРами SM6 ЗРК «Иджис». Если район нахождения КУГ ориентировочно известен от спутников, то, приняв, что максимальный боевой радиус общевойскового ДРЛО составит 4500 км, КУГ может быть обнаружен на расстояниях до 5000 км от аэродрома.

Для обеспечения борьбы с помехами необходимо иметь пару ДРЛО, разнесённых на сотни километров. Если КУГ не соблюдает режим радиомолчания, то пара ДРЛО сможет с помощью РТР определить точный пеленг на работающую РЛС и грубо оценить её дальность. Этого будет достаточно для выделения координат корабля-носителя РЛС среди ложных отметок.

При разведке АУГа для ДРЛО потребуется 4–8 ИБ сопровождения, которые обеспечат выход ДРЛО на рубеж 500 км. Если принять, что максимальный радиус сопровождающих ИБ равен 1000 км, то максимальная дальность ЦУ по АУГу составит 1500 км от аэродрома. Для увеличения дальности придётся дозаправлять ИБ.

Преимущество ДРЛО перед ИБ-разведчиками состоит ещё и в том, что корабельные комплексы РЭП рассчитаны на подавление БРЛС ИБ, которые работают в 3-сантиметровом диапазоне волн. ДРЛО работают в более длинноволновых диапазонах, и подавлять их корабли могут только с помощью РЭП, установленных на ЛА, которые создают на порядок меньшие мощности.

Если необходимо получить ЦУ по АУГ, а ДРЛО отсутствуют, то можно использовать ИБ с дальностей 450–500 км. Однако БРЛС ИБ на таких больших расстояниях будут полностью подавлены помехами, и ЦУ укажет только координаты пятна помех. ЦУ по КУГ ИБ могут получать с дальности 150 км, и точность его будет намного выше, чем с 450 км.
 

4. Необходимость разработки новой системы ПВО кораблей


Возможности снижения стоимости кораблей в значительной степени определяются мероприятиями по снижению стоимости комплекса ПВО, состоящего из ЗРК и КРЭП. Например, на эсминце «Арли Бёрк» стоимость комплекса ПВО оценивается в 25 % полной стоимости эсминца, то есть близка к стоимости корпуса. Но эффективность ПВО, в свою очередь, зависит и от заметности корабля. Заметность влияет и на количество атак, и на действенность РЭП, и на эффективность режима радиомолчания.

Велик и вклад БПЛА в ПВО. Мнение о том, что необходимо иметь один универсальный вертолёт, который бы обеспечивал и собственную ПВО, и ПВО корабля, и ПЛО КУГа, и мог бы нести ПКР, представляется ненаучной фантастикой. Вертолёт Ка-27 при весе 11 тонн имеет очень слабую БРЛС FHA, которая не способна решать задачи ПВО. Задачи ПЛО теоретически он может решать при условии подвески магнитометра, но ПКР Х-35 может нести только одну. Очень небольшое время полёта – менее 3 часов – не позволяет полноценно решать даже задачу ПЛО. Главный его недостаток состоит в том, что на корабле удаётся разместить только один Ка-27.

Если разработать универсальный БПЛА массой около 1 тонны, на котором можно было бы размещать сменные модули ДРЛО/ КРЭП/магнитометр, то на корабле можно было бы разместить 3–5 БПЛА и обеспечить круглосуточное дежурство в воздухе.
 

4.1. Снижение заметности кораблей


В настоящее время у нас появился корабль, корпус которого приближается к требованиям технологии «Стелс», это корпус корвета 20386. В нём необходимо переделать надстройку – убрать треугольные срезы по углам надстройки, из-за которых антенны РЛС оказались смещены вниз, то есть требуется восстановить её четырёхгранную форму. Ради экономии средств надстройку следует делать стальной. Надо напомнить, что для борьбы с обнаруживающими корабль маловысотными самолётами важно сделать малозаметной именно верхнюю часть надстройки. Необходимо убрать все торчащие конструкции и уж тем более не размещать там ЗАК АК-630. Даже стёкла ходового мостика следует изготовить по образцу самолётной кабины – с металлическим напылением изнутри. Стенки орудийной башни нужно делать с наклоном внутрь, не меньшим, чем наклон надстройки. Рёбра надстройки, орудийной башни и, вообще, все выступающие детали на палубе, например, лееры и их стойки – важно покрыть радиопоглощающим материалом.

Уголковый отражатель морских волн на носу 20386 целесообразно сделать опускаемым и опускать его, в случае обнаружения излучения РЛС противника, находящейся в передней полусфере.

Корабельная РЛС должна иметь 4 неподвижных АФАР. Пассивные ФАР, такие как ФАР на 22350, имеют большую, чем у АФАР ЭПР, так как в момент направления луча на ИБ противника все фазовращатели оказываются сфазированы в сторону ИБ и как бы разворачивают плоскость ФАР в сторону ИБ, то есть создают большую ЭПР в этом направлении. Особенно плохи и механические антенны, например, у РЛС наведения «Панцирь-М».

Корвет 20386 имеет водоизмещение 3600 т, то есть его следует считать, скорее, фрегатом. Для службы в БМЗ нам потребуются дешевые в эксплуатации корветы не более 2000 тонн. Форма их должна совпадать с 20386, но мероприятия «Стелс» на меньшем корабле должны выполняться ещё строже, так как их ЗРК слабее.

Не так уж редко КУГ должен соблюдать режим радиомолчания и переходить на пассивные методы обнаружения излучения противника. Чтобы определить дальность до противника, требуется обрабатывать его сигналы, принятые разнесёнными на несколько километров кораблями. Для этого требуется иметь линию скрытной внутригрупповой связи. Её можно выполнить за счёт передачи сообщений по узкому лучу АФАР одной МФ РЛС на АФАР соседнего корабля. Даже при расстояниях до 30 км для передачи информации со скоростью 1 Мбит/с потребуется мощность менее 1 мВт. Следовательно, противник такую передачу просто не услышит.

Недостатком режима полной скрытности является то, что противник, получив ЦУ со спутника, может организовать скрытный налёт, обнаружить который может только активная РЛС. Однако включенная РЛС и является наиболее демаскирующим фактором корабля.

Предложим самый естественный, хотя и не самый простой выход: излучать должен далеко вынесенный БПЛА ДРЛО, а принимать сигнал, отраженный от целей, нужно совместно: и РЛС ДРЛО, и корабельной МФ РЛС.

Приведённые в данном разделе параметры являются ориентировочными и требуют уточнения авиаконструкторами.

Предположим, что на указанном выше корабельном БПЛА массой 1000–1200 кг установлен сменный модуль, имеющий РЛС с АФАР размером 1,4*0,7 м при массе модуля 130–150 кг. Стоимость модуля оценивается в 200 млн руб. Рабочий диапазон частот должен совпадать с диапазоном корабельной МФ РЛС. АФАР установлена на горизонтальной вращаемой оси и одновременно обслуживает только один из боковых секторов шириной 120°.

Рассмотрим конкретный пример применения ДРЛО. Пусть КУГ, состоящий из трёх корветов, несущих по три БПЛА, выходит в ДМЗ. Для освещения воздушной и надводной обстановки с каждого корвета поднимаются по одному БПЛА и разлетаются равносторонним треугольником на дальность 60–80 км от КУГ. В конечной точке маршрута они должны оказаться на высоте 3–4 км. Далее они могут зависнуть и двигаться параллельно КУГу, а могут работать в более экономичном, по расходу топлива режиме – синхронно лететь по окружности данного радиуса со скоростью 100–150 км/ч. Каждый из ДРЛО просматривает свой сектор шириной 120°, причём если ДРЛО зависает, то сектор фиксируется в пространстве, а если ДРЛО движется по окружности, то вместе с ним вращается и сектор.

Цели, которые для корабельных МФ РЛС оказываются ниже горизонта, ДРЛО обнаруживает самостоятельно, а цели выше горизонта ДРЛО обнаруживает совместно с МФ РЛС всех трёх кораблей одновременно. Так как три ДРЛО облучают все 360°, то каждая МФ РЛС также должна просматривать всю круговую зону, хотя и в пассивном режиме. Следовательно, каждая из трёх МФ РЛС будет одновременно использовать все свои 4 АФАР. В итоге зона обнаружения маловысотных ИБ и кораблей будет иметь радиус 230 км, а по целям выше горизонта – 350 км. Совместное с тремя МФ РЛС определение пеленгов целей выше горизонта увеличит точность в 3 раза. Помехоустойчивость станет почти полной.

Если на БПЛА установить лицензионный авиационный дизель RED-03, то расход топлива составит всего 80 кг/ч и длительность дежурства 5 часов вполне обеспечивается. Следовательно, два БПЛА с каждого корвета обеспечат круглосуточное дежурство. Оставшийся третий БПЛА может быть использован для ПЛО.
 

5. Снижение стоимости корабельных ЗРК


Примечание. Параметры ЗРК связаны с классом корабля, а с названиями классов творится неразбериха. Фрегатом хотят назвать корабль 7000 т, а эсминцем, по крайней мере, в СССР – 5000 т. Поскольку здесь речь идёт о концепции совершенно новых кораблей, то примем следующую классификацию: МРК/МПК – 1000 т, корвет – 2000 т, фрегат – 4000 т, эсминец – 8000 т.

Общий принцип снижения стоимости комплекса ПВО состоит в отказе от использования нескольких специализированных РЛС в пользу одной, унифицированной для всех классов кораблей, многофункциональной (МФ). Кроме того, необходимо использовать более дешевые ЗУР. Это возможно, учитывая повышенную точность наведения, которую обеспечивает МФ РЛС. Требования к ГСН ЗУР тогда значительно снижаются.
 

5.1. Снижение стоимости МФ РЛС (спецпункт для интересующихся)


В настоящее время только одна корабельная РЛС снабжена АФАР – РЛС «Заслон». Ни её дальность обнаружения, ни стоимость не публикуются. Поэтому приходится сравнивать стоимости МФ РЛС и РЛС «Заслон»: как если бы РЛС «Заслон» имела бы такую же дальность обнаружения, что и у МФ РЛС корвета – 300 км по ИБ. Тогда стоимость РЛК «Заслон», состоящего из обзорной РЛС и РЛС наведения, без учёта стоимости КРЭП, может превзойти 3,5 млрд руб.

Конструкция МФ РЛС рассмотрена в статье «Возможности улучшения ПВО корветов». Существо предложения обосновано следующими положениями радиолокации:

– Дальность обнаружения целей определяется мощностью передатчика и площадью приёмной антенны, но не зависит от формы антенны.

– Дальность обнаружения не зависит от площади передающей антенны. Размеры передающей антенны должны быть таковы, чтобы получившийся луч РЛС не превосходил по ширине размер заданной зоны обзора РЛС.

– Точность определения угловых координат, наоборот, зависит от формы антенны, а именно: от её максимальных размеров по горизонтали и по вертикали. Чем уже получается луч РЛС, тем меньше ошибка измерения угла.

– Стоимость АФАР определяется числом приёмопередающих модулей (ППМ) в АФАР. ППМ устанавливаются с шагом, равным половине длины волны. Поэтому количество ППМ в АФАР заданной площади оказывается обратно пропорционально квадрату длины волны.

– Существенно увеличивать используемую МФ РЛС длину волны нельзя. Во-первых, размер антенны может возрасти настолько, что АФАР не разместится на надстройке. Во-вторых, чем больше длина волны, тем больше радиоволны отжимаются вверх от поверхности моря, и дальность обнаружения маловысотных целей значительно сокращается.

Для унифицированной МФ РЛС выбран диапазон волн 5,5 см. АФАР РЛС для кораблей любого класса, составляется из унифицированных подрешеток – «кластеров», размером 0,22*0,22 м и содержащих по 64 ППМ.

Наиболее сложной задачей ПВО является поражение маловысотных ПКР. Поэтому луч АФАР по вертикали должен быть уже, чем по горизонтали, чтобы уменьшить приём сигналов, отраженных от моря. Следовательно, высота АФАР должна быть больше, чем ширина.

АФАР состоит из трёх основных частей. Для облучения целей в центре АФАР размещены кластеры, содержащие ППМ, имеющие вид традиционной АФАР – прямоугольник с вырезанными углами.

На Рис 1 – 3 изображено расположение кластеров в АФАР, предназначенных для лёгких, средних и тяжелых кораблей – МРК/МПК, корвет/фрегат и эсминец/авианосец. Приёмопередающие кластеры этих АФАР выделены оранжевым цветом.

Авианосец в очереди не первый. Нужно решать проблемы флота в целом
Рис. 1

 


Рис.2

 


Рис.3



Будем считать, что надстройки этих классов кораблей позволяют устанавливать центры АФАР на высотах 15, 20 и 25 м.
Во время приёма отраженного от цели сигнала к кластерам, содержащим ППМ, добавляются кластеры, содержащие чисто приёмные модули (ПрМ). ПрМ кластеры группируются в две узкие «перекладины», образующие вместе с ППМ-кластерами крест. Форма крест оптимальна для работы по самолётам, однако конкретные размеры надстройки могут вынудить использовать другое расположение перекладин. Например, если у эсминца почти вся надстройка будет занята антенной РЛС ПРО. Тогда для МФ РЛС придётся расположить перекладины в виде буквы “Г” (Рис 4).


Рис.4



5.2 Характеристики МФ РЛС
В таблице приведены оценки параметров МФ РЛС для трёх классов кораблей. При оценке стоимости РЛС предполагалось, что одиночный ПрМ стоит 700 $, а ППМ - 1000 $.



Ширина лучей приёмных перекладин примерно в 4 раза меньше, чем луч передающей части. Поэтому для перекрытия всей площади передающего луча приёмная перекладина должна одновременно формировать веер из четырёх приёмных лучей, сдвинутых относительно друг друга на ширину луча. Измерение азимута цели производится горизонтальной перекладиной, а угла места – вертикальной. Так как цель одновременно попадает только в один из горизонтальных лучей горизонтального веера и в один – из вертикального, то эквивалентная ширина приёмного луча определяется размерам зоны пересечения горизонтального и вертикального лучей. Например, эквивалентный приёмный луч для корвета имеет ширину 1*0,75°.

Предостережение: В таблице приведены дальности обнаружения маловысотных ПКР. Многие авторы считают, что дальность обнаружения можно подсчитать по формуле дальности радиогоризонта:

Дрг = 4,12*(корень из h1 + корень из h2)


Это неверно.

Дрг, наоборот, определяет, на каком расстоянии цель гарантировано не будет обнаружена, несмотря ни на какую мощность РЛС. Авторы здесь не учитывают явление «отжатия» луча РЛС поверхностью моря вверх. Точный расчёт дальности весьма сложен и требует учёта ширины луча РЛС по вертикали, длины волны РЛС и мощности передатчика.

Поэтому реальная дальность обнаружения оказывается в 1,5–2 раза меньше Дрг. Ошибка оказывается тем больше, чем больше длина волны РЛС и чем меньше высота полёта цели. Также необходимо помнить, что в тех случаях, когда цель находится на дальности, равной Добн, возможно измерить только дальность и азимут цели. Оценку высоты цели можно получить на дальностях, раза в два меньших, чем Добн. Поэтому ЗУР с ГСН гораздо лучше, чем РЛС, измеряет высоту ПКР.

В конкретном примере с РЛК «Заслон» отжатие луча приведёт к тому, что его обзорная РЛС 10-сантиметрового диапазона будет обнаруживать ПКР на дальностях, в 1,2–1,3 раза меньше указанных в таблице для МФ РЛС. Тогда для обнаружения ПКР «Заслону» придётся использовать 3,3-см РЛС наведения ЗУР. К достоинствам такой РЛС следует отнести то, что она обеспечит обнаружение ПКР на дальностях в 1,1 раза больших, чем табличные.

Недостатком диапазона 3,3 см является то, что в нём работают БРЛС ИБ противника. Современные БРЛС с АФАР рассчитаны на то, что их можно использовать и в качестве постановщиков помех огромной мощности. Такие постановщики способны подавлять РЛС наведения «Заслона» не только по главному лучу РЛС, но и по боковым лепесткам. Более того, переотражения сигнала помехи от морской поверхности создаёт на поверхности засвеченную дорожку типа лунной. Тогда помехи приходят из разных угловых направлений, что резко ухудшает возможности компенсаторов помех в РЛС. Мощных постановщиков, работающих в 5,5-см диапазоне МФ РЛС у противника нет.
 

5.3. Снижение стоимости боекомплекта ЗУР


По критерию стоимость/эффективность уничтожать ПКР лучше всего ЗУРами малой дальности (МД) на дальностях не более 10 км. Несмотря на то, что ЗУР МД могут летать в 1,5–2 раза дальше, делать этого не следует, так как вероятность поражения цели одной ЗУР будет падать.

Дозвуковые ПКР летят на высотах 3–5 м. МФ РЛС может надёжно измерять их азимут и дальность сразу после обнаружения, но точное значение их высоты измерить очень трудно из-за переотражений сигнала от поверхности моря. Только ЗУР МД, имеющие ГСН 9М100, могут успешно наводиться сами на дальность 10 км. Для «безголовых» ЗУР дальность пуска следует сократить до 5 км. Такое уменьшение дальности не должно беспокоить. В случае промаха первой ЗУР, повторный пуск ещё пары ЗУР вполне реален. На дальности 2–3 км промах окажется менее метра, даже если цель маневрирует с перегрузкой 3 g.

Сверхзвуковые ПКР летят на высотах около 10 м и могут маневрировать с перегрузкой до 10 g. Нужная точность наведения обеспечивается на дальностях 7 км. Неманеврирующую ПКР можно поражать и на дальности 10 км.

Несмотря на кажущуюся малую дальность пуска ЗУР, отражение массированных налётов вполне возможно. МФ РЛС способна одновременно наводить до 20 ЗУР МД. В таких случаях необходимо обеспечить темп пуска – не менее одного пуска в секунду.

Для обеспечения большого боекомплекта ЗУР на небольших кораблях лучше всего подходят ЗУР «Панцирь-М», особенно если их доработать и установить простую ИК ГСН. Пусковую установку можно разместить, например, на крыше орудийной башни. Чтобы обеспечивать возможность быстрого пуска ЗУР и вперед, и в сторону обоих бортов, ТПК ЗУР следует располагать в трёх направлениях, расположенных под углом 90°.

Для борьбы с ИБ необходимо использовать ЗУР БД 9М96Е2, что не позволит ИБ противника подлетать на расстояние менее 100 км, вскрывать помеховую обстановку, определять точные координаты корабля, пускать по нему планирующие бомбы и т.д. ЗУР средней дальности оказываются неэффективны, так как стоят почти столько же, как и ЗУР БД, а предотвратить приближение ИБ не могут.

Количество ЗУР БД может быть совсем небольшим, например, 2 – для МРК, 4 – для корвета, 8 – для фрегата, 16 – для эсминца. То есть ЗУР БД должны в основном играть роль «отпугивателя» для ИБ.
 

6. Способы подавления загоризонтных РЛС


Методы РЭП и организации пассивных ложных целей были описаны в предыдущей статье. Здесь только укажем, что с загоризонтными комплексами обнаружения кораблей типа «Минерал-М» можно бороться.

Необходимо иметь в виду, что активная загоризонтная РЛС срабатывает вовсе не всегда, а только при такой погоде, когда над поверхностью образуется «приводный волновод», то есть, когда горизонтальный луч этой РЛС следует вдоль поверхности моря. Её подавляют так же, как и обычную РЛС.

Пассивная загоризонтная РЛС принимает сигнал РЛС противника, расположенной за горизонтом, за счёт того, что зондирующий луч РЛС рассеивается на случайных неоднородностях, возникающих в тропосфере. Естественно, рассеянный луч имеет ничтожную мощность и принимается только за счёт высокой чувствительности пассивной РЛС.

Для такой РЛС можно создать ложные цели, запустив воздушный шар на высоту 5–8 км. Под шар подвешивается одноразовый имитатор сигнала РЛС, мощность которого составляет единицы Вт. Имитатор запускается тогда, когда ветер отнесёт шар на десятки км от корабля, и шар окажется в зоне прямой видимости пассивной РЛС. Для упрощения вместо имитатора можно подвешивать ретранслятор сигнала корабельной РЛС. При облучении ретранслятора мощность корабельной РЛС должна снижаться в десятки тысяч раз, то есть излучение корабельной РЛС пассивная РЛС не обнаружит.
 

7. Выводы


– Развитие надводного флота зашло в тупик. Дальнейшее строительство «демонстраторов флага» приведёт к тому, что флот не сможет действовать даже на внешней границе БМЗ.

– При ничтожном современном финансировании НИОКР разработать новые корабли возможно только за счёт сокращения строительства текущих серий.

– Вопреки распространённым мнениям, флот после ввода в строй кораблей следующего поколения вполне способен осуществлять свою ПВО в ДМЗ.

– Мнение о необходимости замены флота на МРА безосновательно. Ту-160м2, как единственный кандидат на участие в МРА, устарел и не сможет выполнять налёты ни на АУГ, ни на КУГ. Разработка нового самолёта ПАК ДА обойдётся в цену нового авианосца, и каждый бомбардировщик – в цену фрегата.

– При проектировании новых кораблей заказчик обязан контролировать выполнение требований технологии «Стелс».

– Снижение стоимости ЗРК достигается за счёт использования на корабле только одной МФ РЛС. АФАР этой РЛС работает в диапазоне 5,5 см. АФАРы для кораблей разных классов унифицированы и различаются только размерами.

– Стоимость МФ РЛС в 3 раза меньше стоимости РЛС «Заслон» с такими же параметрами. Выигрыш достигается за счёт изготовления АФАР в форме креста.

– Уменьшение стоимости боекомплекта ЗУР происходит за счёт отказа от дорогих ЗУР в пользу ЗУР МД и увеличения точности их наведения с помощью МФ РЛС.

– Необходимо отказаться от тяжелого вертолёта Ка-27 и разработать БПЛА-вертолёт массой 1–1,2 т со сменным составом оборудования.

– Для улучшения эффективности РЭП следует разработать легкие БПЛА-постановщики и надувные уголковые отражатели.



Источник

 
Просмотров: 123 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка





Новости партнёров

Реклама




work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх