Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. ОдВО (часть 60)

Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. ОдВО (часть 60)Н.К. Рыжи (начальник артиллерии 14 ск): «Сборы зенитной артиллерии проводились в масштабе округа со сроком окончания их, насколько помню, к 15 июня. Распоряжением штаба ОдВО продолжительность сборов зенитной артиллерии была неожиданно сокращена, и к 5 июня все зенитные артиллерийские части были возвращены на свои места.

Мне не было известно, получал ли штаб корпуса какие-либо указания или информацию о возможности в ближайшее время начала военных действий, однако же некоторые, весьма неконкретные распоряжения получала 51-я Перекопская сд из штаба 14-го ск примерно за сутки до начала войны, как например: выйти на рубеж развертывания, укрыть части в балках, вернуть части в районы их стоянок и прочее.

21.6.41 года я находился в 265-м кап, где проверял боевую подготовку полка. Признаков сосредоточения противника у нашей границы не отмечалось. На рассвете 22.6.41 боевые действия начались налетом авиации противника по нашим аэродромам, располагавшимся в 40-50 км от госграницы, артиллерийским обстрелом наших частей, располагавшихся казарменно в г. Рени [С.Л.Чекунов — в г. Рени дислоцировались части 25-й сд: 31-й сп, 99-й гап, 47-й омсб] и г. Измаил [С. Чекунов — в г. Измаил дислоцировались части 51-й сд: 287-й сп и 165-й озад]…»

ЖБД 14 ск: «22.6.41. 3-05 Получено распоряжение поднять части по тревоге и вывести из р-нов зимних квартир и лагерей. Частям, расположенным на границе занять оборонительные р-ны.

3-00 румынско-германские войска открыли военные действия – начали наступление в направлениях Кагул, Рении, Картал и открыли артогонь по р-нам Измаил, Килия.

4-00 Части подняты по боевой тревоге…»

ЖБД 25 сд (14 ск): «Для усиления охраны госграницы… сформирован отряд в составе 2/263 сп и 2/69 ап [2-го батальона 263-го сп и 2-го дивизиона 69-го ап]… Отряд выступил в 12-00… и в ночь с 20 на 21 июня занял участок обороны. В ночь на 21 [с 20 на 21 июня] подразделениями 31-го и 54-го сп были заняты оборонительные районы согласно планам обороны госграницы. 22.6.41 2-00 31-й сп и 54-й сп заняли полностью районы обороны…»

Мы снова столкнулись с инициативой НШ округа по выводу группы войск в полевые укрепления на границу…

Оперативная сводка 14 ск 20-00 22.6.41: «С рассвета 22.6.41 германско-румынские войска перешли в наступление по всему фронту обороны корпуса. С 4-00 авиация противника… последовательными налетами бомбардировала аэродром Болгаринка и г.Болград, не нанеся значительных повреждений…

На фронте корпуса предположительно действуют части 12, 26 и 32 пд. 25 сд с погранотрядом с 3-00 отражает попытки переправы пр-ка на участке Кагул, Рении, Картал… 51 сд… обороняет границу на участке…»

Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. ОдВО (часть 60)Информация разведки неверна: нет перед фронтом корпуса 12, 26 и 32 пд. Имеются только румынские две кав.бригады, 10-я пд и отряд морской пехоты. Поскольку нет точного наименования соединений противника, то, вероятно, РМ не основаны на показании пленных. Возможно, это предвоенные данные разведки.

П.М. Верхолович (НШ 35 ск): «К моменту нападения Германии войска оставались в занимаемых ими районах и на полигонах, за исключением двух зад, которые за 2-3 дня были отозваны и поставлены на ОП для прикрытия гарнизона г. Кишинева…

12 и 18 июня войска корпуса, расположенные на госгранице, ожидали провокационных действий со стороны противника, которые своевременно предупреждались о принятии мер боевой готовности…

В 0-30 22 июня был получен приказ командующего округом о поднятии войск Кишиневского гарнизона и войск, расположенных в других гарнизонах, по учебной тревоге без предупреждения об опасности войны. Вслед за этим последовали предупреждения о боевой готовности войск, о возможных провокациях на границе и о том, чтобы войска не поддавались на провокации.

Ориентировочно в 2-00 22 июня были получены донесения из войск об открытии огня со стороны противника и о перестрелке на госгранице, и в это же время указание штаба округа о проведении войск в боевую готовность и о развертывании их для обороны госграницы в соответствии с разработанным ранее планом…» Время открытия огня в 2-00 сомнительно, поскольку ни в ЖДБ 9-й армии, ни в сводке штаба армии такой факт не отражен.

Сообщение: «Части корпуса с 4-00 22.6.41 выполняют задачу по прикрытия госграницы, согласно плана. Командир 35 ск комбриг Дашичев НШ корпуса полковник Верхолович»

В соответствии с полученными указаниями из штаба ОдВО были подготовлены ШТ № 283, 284 [1 и 2 части]: «Командиру 30 и 176 сд 95 сд. Командир корпуса приказал Получением сего штабам и частям дивизий объявляется боевая тревога. Части вывести из мест расположения в ближайшие районы по назначению командиров дивизий тщательно замаскироваться, приняв меры охранения без шума.

Командирам дивизий проверить готовность и маскировку и для доклада Военному Совету донести 9-00 22.6.41. О ходе доносить через три часа. Отбой в 22-00 22.6.41. При движении бережно относиться посевам – посевов не топтать…»

Поступила в ШО 22.6. 1-40, зашифрована 22.6.41 I ч. 2-00, II ч. 2-30.

Вероятно, это первое указание НШ В.М. Захарова командирам корпусов. Штабы и части выводятся не в районы, определенные Планами прикрытия, а в ближайшие районы. Бережно относиться к посевам…

ЖБД 147 отд. артиллерийского дивизиона (30 сд 35 ск): «22-го июня 1941 года в 3-30 отдельная ПТ батарея… в полном боевом составе – 4-х огневых взводов: 11 тракторов «Комсомолец», 8 штук 45 мм пушек, 8 автомашин и с одник «БК» была поднята по тревоге для выполнения поставленной задачи…»

ЖБД 95 сд (35 ск):«В 2-00 22.6.41 штакором 35 [штабом 35 ск] объявлена тревога частям 95 сд с задачей быть готовыми к отражению противника, при переправе через р.Прут. Через 1-45 части были готовы для выполнения приказа. В 4-00 22.6.41, противник начал артобстрел приграничных сел…»

По времени, указанному в ШТ и в ЖБД 95-й сд, мы видим, что командование 35-го ск поднимало подчиненные дивизии и части по открытым линиям связи, не дожидаясь, когда ШТ дойдут до штабов соединений и частей. Обратите внимание, что в ШТ говорится об «отбое в 22-00 22.6.41». Даже в 1-40 22.6.41 командный состав округа не знает, будет война или нет. По мнению автора, люди в то время думали только о возможных провокациях.

ШТ (время отправки 7-15 22.6.41): «Командующему войсками ОдВО. Прошу дать указание н-ку передвижения войск Кишиневской ж.дор о выделении подвижного состава для эвакуации семей начсостава гарнизона в количестве двух эшелонов. Даны ли указания об отправке из Акермана в Кишинев… Комбриг Дашичев».

Мы видим, что командир 35 ск Иван Федорович Дашичев подготавливает отправку семей начсостава еще до оправки из Москвы Директивы №2. Возможно, это тоже проявление его частной инициативы, вызванной обеспокоенностью за жизнь семей военнослужащих. Похожую оперативность при эвакуации семей мы увидим и во 2-м кк.

ШТ (23-00 22.6.41): «Подготовить на вероятных направлениях действия мото-мехчастей пр-ка минирование участков. Усилить оборонительные работы на основном рубеже р.Прут. Мосты на р.Прут подорвать. Не допускать ни в коем случае болтающихся людей в тылу. Обеспечить 100% личного состава строевых подразделений в строй в боевые порядки частей… Снабжение частей производить со складов мирного времени… Ком-р 35 ск комбриг Дашичев»

В отличие от ПрибОВО, приказ о минировании участков отдается к концу дня 22 июня. Не стоит забывать, что по данным разведки против войск ОдВО находилось до 900-960 танков.

П.А. Белов (командир 2-го кк: 5-я и 9-я кд): «9 кд двумя полками заняла по боевой тревоге оборону р.Прут примерно к 3-00 22.6.»

ЖБД 5 кд: «Задача: 5 кд к 21-00 22.6.41 сосредоточиться в районе… Дивизия совершала марш c 16-00 22.6…»

ЖБД 131 кп (5 кд): «22.6.41 в 6-00 полк получил приказ командира 5 кд быть готовым к выступлению на выполнение боевой задачи…»

ЖБД 160 кп (5 кд): «22.6.41 фашистская Германия нарушив договор… варварски напала на Советский Союз… В 8-00 Приказ был зачитан всему командному составу полка и полк стал готовиться к выступлению…»

Н.С. Осликовский (помощник командира 9-й кд): «Приблизительно в 2-20 22 июня меня разбудил телефонный звонок, и когда я приехал в штаб дивизии, то застал уже всех в сборе, т.к. была получена шифровка штаба ОдВО о выводе частей на границу. Предложив командиру дивизии и НШ корпуса действовать так, как мы действовали на предыдущем ночном учении и получив их согласие [Кто вообще в дивизии командовал?], я вызвал к телефону командиров 5, 108 и 136 кп и лично передал им условный пароль, после чего сел в машину и выехал из Комрат в Леово, куда прибыл на рассвете, встречая по дороге машины и подводы с эвакуирующимися семьями командного состава…

В Леово я застал части 5 кп уже выведенными на свои участки и занявшими окопы; артиллерия заняла огневые позиции. Минут через 10 после моего приезда, как только начался рассвет, примерно в 4 часа 22 июня 1941 года, противник открыл артиллерийский огонь… Танковый полк был укомплектован полностью…» В танковом полку 9-й кд было около 64 танков.

Д.А. Мякушев (5 кп 9 кд): «19 июня мы отправились с полигона домой, в Леово… У минометчиков эскадрона была еще одна большая задача — оборудовать отдельную конюшню для лошадей взвода. Этим мы должны были заняться в воскресенье, 22 июня, поэтому в субботу закончив работу, приготовили рабочее обмундирование. Днем сходили в баню на берегу Прута. Обратили внимание, что почему-то на противоположном берегу не сидят и не глазеют на нас, как обычно, румынские пограничники с удочками… Заснули последним мирным сном.

Около 2-30 ночи дежурный по эскадрону прокричал: «Тревога!». Дело обычное — наш 5-й полк, единственный из всех полков дивизии, стоял непосредственно на границе, и тревог у нас бывало по две на неделю. Быстро оделись и, разобрав винтовки и шашки побежали на конюшню седлать лошадей. Около конюшни построились и стали ждать команды. Прибежали командиры взводов. Поступила команда направить в казарму красноармейцев: сложить простыни, одеяла, освободить матрасы от сена и все это погрузить в обозные брички. А нам раздали боевые гранаты РГД. Стало доходить, что это не обычна тревога, происходит что-то серьезное.

Потом старший лейтенант, командир нашего взвода… принес медальон, и мы… заполнили бланки с адресами родителей красноармейцев и сержантов взвода и раздали их… Только мы построились идти за завтраком, как послышался свист летящих снарядов и тут же — грохот недалеких разрывов… Это было в 4 часа утра 22 июня 1941 года…»

Подразделение кавполка 9-й кд, расположенного на границе, до начала обстрела не выдвинулось на оборонительные позиции. Получается и тут не ждали начала войны на рассвете 22 июня…

ЖБД 9 кд: «22.6.41 1-00 румынские войска без объявления войны обстреляли нашу границу… и повели наступление по всему фронту… Атака противника сдерживалась нашими пограничниками до прихода на границу нашей дивизии. 136 кп совместно с погранзаставой стойко сдерживал натиск противника… 22.6.41 в 1-30 дивизии объявлена тревога. Части дивизии после совершения марша из районов расположения к 7-00 сосредоточились и заняли оборону…»

В ЖБД вписано, вероятно, ошибочное время обстрела и наступления по всей границе. В соответствии с воспоминаниями Д.А.Мякушева обстрел начался около 4-00.

Боэвой приказ №1. Штаб 9 кд. Комрат, 22.6.41 5-30 (поступил в 5-й кп 22.6 в 7-00): «1. Противник нэвыяснэнными силами пытаэтся форсировать р.Прут на участке Лэово, Готэшты».

2. 9 кд выступает и обороняэт р. Прут в районэ Лэово, Гильтос, Качалия.

3. 5 кп с пушечной батареей 12 конад [конно-артиллерийского дивизиона] оборонять р.Прут на участке…

4. 108 кп с батареей 12 конад р.Прут на участке…

5. 136 кп с батареей конад, оборонять участок…

6. 72 кп, 30 тп, батарея конад в Моэм резервэ…» [Авт. орфография.]

А.Г. Батюня (НШ 48 ск: 74 сд и 150 сд): «8 июня 1941 г., в соответствии с распоряжением штаба ОдВО управление корпуса, оставив на местах постоянной дислокации две дивизии и все корпусные части на автотранспорте, было переброшено в район Флорешти…»

[С.Л. Чекунов — управление 48 ск выдвигалось на основании распоряжения ВС ОдВО от 6.6.41.]

В новом месте в состав корпуса вошли: 74 и 176 сд, 30 гсд.

А.Г. Батюня: «К 22 июня 1941 года, дислокация соединений корпуса была изменена, а именно: 176 сд оставалась на месте, усиливая погранвойска на своем участке; 30 гсд выдвинулась на линию госграницы по вост. берегу р. Прут… 74 сд перешла в районе Бельцы западнее, составляя второй эшелон корпуса…

21 июня, вечером, из штаба округа, вернее из оперативной группы ОдВО, дислоцированной в Тирасполе, было получено предупреждение о том, что в ночь на 22 июня со стороны немецко-румынских войск возможны диверсии и вооруженные попытки нарушения государственной границы. Войскам предписывалось: находиться в состоянии полной боевой готовности для отражения противника в случае его попыток нарушить линию госграницы. Вместе с тем, категорически запрещалось в случае боевых действий переносить их на территорию Румынии…»

В соответствии с представленными данными в 25-й части фраза «21 июня, вечером» означала период с 23-00 до 24-00 21 июня.

К.Д. Литвинов (начальник оперативного отделения штаба 48 ск): «Из трех сд, имевшихся в составе корпуса, только одна – 176 сд без средств усиления была заблаговременно развернута в боевом порядке вдоль государственной границы… Фронт, прикрываемый ее частями, достигал примерно 125 км. Рубеж, который занимала 176 сд, находился на удалении 3-15 км от пограничных войск, непосредственно оборонявших государственную границу СССР и Румынии… 30 гсд и 74 сд и корпусные части были сосредоточены… на удалении до 140 км от государственной границы… Артиллерийско-противотанковые и зенитно-артиллерийские части и подразделения стрелковых дивизий к началу войны находились на окружных сборах и прибывали в свои части уже в ходе начавшихся боевых действий…

Вплоть до 8 июня, по сути, никаких эффективных мер для приведения войск в боевую готовность и по укреплению обороны государственной границы не проводилось. С 8 июня отдельные части и соединения ОдВО начали выдвижение к границам и частичное развертывание, предусмотренное мобилизационными планами. Но эти мероприятия в соединениях корпуса не были завершены к началу войны. Боевую задачу по обороне государственной границы корпус получил только в первый день войны. До этого каких-либо конкретных распоряжений со стороны командования армии, за исключением предупреждения о возможных провокациях и выводе войск в новые районы сосредоточения, не было…»

Дата 8 июня, как вы помните, связана с разведывательной информацией от 6 июня о ожидании каких-то событий 9-12 июня.

К.Д. Литвинов: «К началу войны соединения и части корпуса еще не завершили отмобилизование, значительная часть их была сосредоточена на большом удалении от границы, превышающем два-три и более суточных перехода, что затрудняло своевременное и организованное вступление их в бой…

http://wpristav.com/publ/istorija/neozhidannaja_vojna_gitlerovskoj_germanii_s_sssr_odvo_chast_59/4-1-0-1182

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий