Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. (часть 23)

Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. (часть 23)Введение

В рассматриваемых частях будут представлены некоторые взгляды высшего командного состава КА на начальный период войны, которые, по мнению автора, являлись их заблуждением. Эти заблуждения должны были повлиять на решения, которые принимались руководством КА накануне войны.

Реальные боевые действия немецких военных в первые дни войны отличались от видения руководства КА действий противника в начальный период. Об этом заблуждении руководства КА было отмечено в мемуарах Г.К. Жукова, А.М. Василевского, С.М. Штеменко, И.Х. Баграмяна (о высказывании М.П. Кирпоноса).

Вторым заблуждением являлось недопонимание тактики применения ВВС в начальный период. На совещании высшего комсостава КА (далее по тексту — СВКС) в декабре 1940 года были многократно озвучены, казалось бы, правильные мнения в отношении ВВС. Ведь говорили именно о том, что произойдет 22 июня… Возникает вопрос: если знали, как следует действовать в начале войны, то почему допустили разгром авиации? Мнение весьма недалеких людей — это результат предательства. Вероятно, данные люди судят по себе подобным… Рассмотрим некоторые выступления комсостава на СВКС, проходившем в конце декабре 1940 года.

П.В. Рычагов (начальник ГУ ВВС КА): «Основной целью наступательной операции является разгром и уничтожение живой силы противника. С решением этой задачи легко разрешаются и все остальные. Примером в этом отношении может служить разгром армий союзников в Бельгии и Франции в 1940 году. Глубина современной фронтовой операции будет примерно равна 300 км. Темпы продвижения в среднем на всю глубину операции будут примерно 12-15 км за день боя. Длительность операции на глубину 300 км при темпе продвижения 12-15 км будет 25-30 дней…»

В докладе командующего ВВС вновь звучат, как мантры, слова о медленном продвижении войск в современных операциях. Реализация указанных параметров наступательной операции могла рассматриваться командованием КА и как возможный сценарий действия немецких войск в начальный период. Поэтому похожие сценарии начала военных действий использовались в военных играх, проходящих зимой и весной 1941 года. Вернемся к рассмотрению доклада П.В. Рычагова: «Исходя из характера и этапов современной наступательной операции, задачами ВВС будут являться: 1) завоевание господства в воздухе; 2) взаимодействие с наземными войсками на поле боя; 3) прикрытие войск и отдельных районов… Завоевание господства в воздухе… достигается: 1) уничтожением авиации противника на аэродромах с одновременным ударом по ее тылам… Наиболее сложной при выполнении является первая задача, т.к. для ее выполнения необходимо застать авиацию противника на ее аэродромах, а это при современной глубине базирования и способности авиации к маневрированию по аэродромам представляет большую трудность. Большинство таких налетов будет постигать неудача. Лучшим способом поражения авиации на земле является одновременный удар по большому количеству аэродромов возможного базирования авиации противника. Это не позволит противнику оказать сосредоточенное сопротивление истребителями… Разумеется, подобная задача не может быть выполнена за один полет, а требует ряда повторных ударов…»

Д.Т. Козлов (начальник ГУ ПВО КА): «Нанося удар по ВВС противника, в первую очередь нужно уничтожить авиацию, которая имеет наиболее современную материальную часть, т.к. разгром этой авиации немедленно дает превосходство в воздухе. На французском фронте немцы в первую очередь нанесли удар по аэродромам, на которых находилась наиболее современная французская авиация. И в первые же дни войны они эту авиацию выбили из строя, а потом, естественно, имея техническое превосходство, они получили превосходство и в воздухе… Удар с первого дня по авиационным силам приковывает их к аэродрому и не дает возможности действовать в воздухе…»

М.М.Попов (командующий 1-й Краснознаменной армией): «10 мая, по далеко неполным данным, в результате налета на аэродромы Франции и Англии в первый день было уничтожено около 300 самолетов. Эти удары повторились 11 и 12 мая и по некоторым, видимо преувеличенным, данным было выведено из строя около 1000 самолетов… Я позволю себе обратиться опять к опыту немцев, когда они 1 сентября после налета на польские аэродромы оставили на них груды обломков самолетов…»

Я.В.Смушкевич (помощник начальника ГШ по ВВС): «Немцы 10 мая 1940 г. произвели одновременный налет на аэродромы Франции на глубину до 400 км и охватили своим налетом свыше 100 аэродромов. При наличии связи и хорошей организации такой налет мог кончиться большим поражением немецкой авиации, ибо указанный налет производился мелкими группами без прикрытия истребителей и встреча этих групп в определенных районах истребителями может кончиться уничтожением этих групп…» 

Смушкевич признает обезоруживающий удар немецкой авиации по аэродромам союзников, но уточняет, что «при наличии связи и хорошей организации [этот налет мог закончиться] поражением немецкой авиации…» Он, что имеет в виду ВВС РККА? Со связью, оповещением и управлением ВВС приграничных округов 22.6.41 оказалось все очень плохо…

Я.В.Смушкевич на том же совещании говорил о ночных и слепых полетах, о полках постоянной готовности… Неверные действия советской авиации 22.6.41 нельзя поставить ему в вину: 8 июня он был арестован. Но к его мнению (вероятно, и к мнению других командиров) перестали прислушиваться еще до СВКС. Большинству читателей известны мемуары маршала А.Е.Голованова. Помните первую главу «Разговор в новогоднюю ночь»? Я.В.Смушкевич предложил Голованову написать письмо Сталину…

А.Е.Голованов: «В общем, вопросы, о которых говорил Яков Владимирович, действительно назрели и имели важное государственное значение, но ставить их, как предлагал он, прямо в лоб я считал для себя, по меньшей мере, неприличным. Все это я и высказал тут же Смушкевичу. В заключение спросил, почему он сам, генеральный инспектор ВВС, не возьмется за это дело? Он дважды Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР, он большой авторитет у летчиков, за его плечами Испания и Халхин-Гол! Немного помолчав, Яков Владимирович ответил, что он не имеет сейчас такой возможности, и вряд ли на его докладную обратят в настоящее время серьезное внимание…» Начатые с мая 1941 года аресты по делу «авиаторов» (высшего комсостава ВВС КА) привели к искоренению любой инициативы еще не арестованных руководителей ВВС, к страху податься на провокацию и выполнения только отданных приказов, которые 22.6.41 не всегда доходили до соединений и частей…

Давайте вспомним, как предусматривалась работа ВВС приграничных ВО в соответствии с «Планами прикрытия…». Все директивы на разработку «Планов…» подписаны руководителями КА. В их разработке принимали участие специалисты ГШ и округов. Во всех директивах одни и те же слова: «До 15 дня мобилизации разрешается израсходовать: …истребителям — 15 вылетов; ближним бомбардировщикам — 10 вылетов; дальним бомбардировщикам — 7 вылетов; разведчикам — 10 вылетов…» Получается в среднем один вылет истребителя в сутки, а остальные самолеты должны летать еще реже. Снова мы видим ожидаемые вялотекущие боевые действия в первые дни войны. Это видение руководства КА, ГШ и с ним вынуждены были согласиться руководители ВО. 

Немецкие самолеты 22 июня совершили по несколько боевых вылетов небольшими группами. Получается: несмотря на правильные слова в докладах мало кто понимал из высшего командования КА, что немцы именно так будут воевать с первого часа войны, уничтожая и блокируя на аэродромах нашу авиацию…

А как должны были воевать немецкие ВВС по мнению нашего командования? Давайте вспомним два документа ПрибОВО. Телеграмма от командующего ПрибОВО 8-10 22.6.41: «Командиру 7 сад… Командующий приказал беречь истребительную авиацию для отражения мощного налёта авиации противника. Расходовать бережно. Ожидается налёт большой группы…»

Разведсводка штаба СЗФ около 12-00 22.06.41: «Противник ещё не вводил в действие значительных ВВС, ограничиваясь действием отдельных групп и одиночных самолётов…» Снова некорректную информацию и прогноз дала разведка. Вероятно, ожидалось появление армад, состоящих из нескольких сотен бомбардировщиков и истребителей. Как в некоторых книгах того времени и очень похоже на планы применения армад бронетехники…

В заключение приведу слова одного из руководителей ВВС: «Насчет вождения в бой наших частей. Инструкция по вождению авиационной дивизии у нас отсутствует. Такая инструкция нам необходима…» Дивизионным строем на врага под прикрытием десятков истребителей. Наверное, «опытные» немцы также должны были воевать в понимание нашего комсостава…

Рассмотрим фрагменты из заключительной речи наркома обороны С.К.Тимошенко, которая должна подвести итоги под выступления командиров на СВКС: «В области оперативного искусства… происходят крупные изменения… Массированное применение таких средств, как танки и пикирующие бомбардировщики, в сочетании с моторизованными и мотоциклетными войсками, во взаимодействии с парашютными и посадочными десантами и массовой авиацией — обеспечило… высокий темп и силу современного оперативного наступления… Немецкие тд в 1939-40 гг. упредили подтягивание… резервов… Не случайно немцы применили новое построение для прорыва с тд впереди… Они правильно учли, что сила и успех современного наступления — в высоком темпе и непрерывности наступления…

База пехотной массы осталась такой же… мощной, но роль пехоты при атаке изменилась. Из ударного средства она превратилась в основание бронированного ударного клина, который острием тд врезывался в глубину территории противника. Самостоятельность действий скоростных подвижных групп, состоявших из различного типа соединений (танковых, механизированных, моторизованных, мотоциклетных), обусловливалась их организационной структурой… Операции на Западе выявили, что глубокий удар, основанный на системе взаимодействия авиации, скоростных мото-механизированных соединений и главной пехотной массы армии, имеет одно опасное звено, заключающееся в возможности разрыва между действиями авиации и скоростных соединений. Вопрос нашел свое эффективное разрешение в применении воздушных десантов, которые заполняют разрыв, образуемый между атакой авиации и подходом скоростных соединений…

В июне 1940 года и в наступлении… на р.Сомма на ударных направлениях немецкие тд (около 400-500 танков) атаковали на фронте 3-4 км… По немецким взглядам, которые нашли свое отражение в последних событиях на Западе, сама атака мыслится как массовое использование авиации и парашютных частей для парализования оперативной глубины обороны, как массовое использование артиллерии и авиации на поле боя с целью обеспечить подавление всей глубины тактической обороны, как массовое использование механизированных соединений, прокладывающих при поддержке авиации и артиллерии, дорогу главным силам пехоты и самостоятельно развивающих успех. Но все это относится к прорыву таких слабых оборонительных линий, как линия Вейгана…

Опыт современных войн показывает, что размах крупных фронтовых операций… выражался следующими показателями: ширина полосы наступления 80-150-300 км; глубина одной операции 60-250 км…; темп наступления в операциях достигал 10-15 и более км в сутки… Подготовка фронтовой операции на новом стратегическом этапе требует десятки дней — месяцы. Подготовка последующей операции в рамках одного этапа может исчисляться днями, максимум — неделями…

В 1940 г. во Франции, при операции на р. Сомма немцы развернули на фронте до 350 км… две группы армий с большим составом до 95-120 пд и 8-10 тд, что означало перевес сил у немцев более чем вдвое… Исторический опыт и теоретические исследования показывают, что средняя скорость продвижения современной ударной армии около 10-15 км в сутки (бывает и 40-50 км)…»

Достаточно грамотное понимание прорыва обороны с применением подвижных крупных мото-танковых группировок с взаимодействием разных войск. Из выступлений высшего комсостава на СВКС видно, что в целом они понимали, как могут воевать германские генералы. Смущает только, высказывание о концентрации до 103…130 немецких дивизий на фронте до 350 км. Конечно, озвучивается имеющий место исторический факт. Несколько докладчиков говорят о том же. Не понятно одно: считал ли высший комсостав, что и на нашу страну немцы нападут только создав подобные крупные группировки? Снова упоминаются невысокие средние скорости продвижения ударных группировок.

О каких заблуждениях, по мнению автора, говорится в рассмотренном фрагменте выступления наркома обороны?

Прежде всего это интервал между последующими операциями, между которыми требуется подготовка, которая исчисляется днями и неделями. И хотя другие докладчики, ссылаясь на опыт немцев, говорили о непрерывности немецкого наступления с переходом от одной операции к другой в рамках одного этапа. В заключительном выступлении нарком обороны озвучил точку зрения руководства КА. Получается, что, если противник где-то смог прорваться и двигается с темпом до 40 км/сутки, то спустя какое-то время он остановится и будет готовиться к новому наступлению дожидаясь пехотных масс. Ниже представлено одно из выступлений, в котором говорится о другом видении непрерывного наступления.

М.А.Кузнецов (НШ Дальневосточного фронта): «Операции немцев в Бельгии и Франции были расчленены на два этапа: первый удар — в Голландии, Бельгии и Северной Франции и второй удар — прорыв на р.Сена, обход Парижа, окружение главных сил французской армии, разгром ее по частям. При этом эти две операции перешли одна в другую почти без всякого перерыва, последовательно… Противник громился по частям, причем превосходство сил на стороне немцев было небольшое…»

Следующее заблуждение – это переоценка значимости парашютных и десантных войск при взаимодействии с подвижными ударными группировками и при прорыве укрепленных полос. И, как следствие, парашютных войск должно быть много. По теории все правильно, но технических возможностей у германской армии для массового применения парашютно-десантных войск было не достаточно. На начальном этапе войны при решении одной из задач они действовали похоже, но значительно меньшими парашютными и разведывательно-диверсионными силами при поддержке разведчиков и 5-й колонны. А что сообщала разведка об этих соединениях?

Разведсводка РУ ГШ КА 11.3.41: «Продолжается увеличение парашютных и посадочных дивизий. Если к концу активных операций на западе в составе германских ВС была одна парашютная и одна авиадесантная дивизия, то в настоящее время имеется 3 парашютных и 3 авиадесантных дивизии…»

В мае 1941 года в РМ общее количество немецких парашютно-десантных дивизий оценивается в 8-10. Это была дезинформация, которая распространялась в соответствии с указанием германского командования: «Особо важное значение имеет распространение дезинформационных сведений об авиационном корпусе, которые бы свидетельствовали о намерении использовать его против Англии…» В действительности в Германии имелась только 7-я воздушно-десантная дивизия и 22-я пд считалась авиапосадочной.

Разведка же предполагала: «Что… Германия, в случае нападения на СССР, сможет выставить против нас… 5 воздушно-десантных дивизий…» Пять дивизий — это огромная масса десантников, снаряжения и вооружения, которая потребует для переброски сотни транспортных самолетов… Не были обнаружены эти соединения накануне войны. В РМ накануне войны только отмечались у нашей границы 2-3 части десантников. Многочисленные соединения десантников с массой транспортной авиации к нашим границам не подводились. А за зонами их возможного появления обязаны были наблюдать наши разведчики. Нет указанных сил – значит до начала ввода подвижных группировок в бой еще есть время…

Четвертое заблуждение – это преувеличение значимости укрепленной полосы, уверенность, что приграничные дивизии своевременно успеют занять свои участки обороны. Мк первых эшелонов активной обороной смогут также задержать немецкие войска на некоторое время. В выступлении С.К.Тимошенко мы видели следующее высказывание: «Но все это относится к прорыву таких слабых оборонительных линий, как линия Вейгана». Можно ли понимать эту фразу в том смысле, что, если немцы столкнутся с более сильной линией обороны, включающей в себя железобетонные сооружения, то их войска эту полосу быстро прорвать не смогут? Например, нашу оборонительную линию на западной границе? Конечно же, мы знаем, что некоторые УР в июне 1941 еще не начинали строиться. По состоянию на 21.6.41 3685 сооружений еще строилось или были построены, но не оснащены вооружением и оборудованием…

С.К.Тимошенко также говорил об обороне: «Важно также отметить, что если раньше военные действия начинались обычно встречным наступлением, то теперь это не всегда возможно. В настоящее время границы крупных государств, особенно на важнейших направлениях, уже опоясаны железобетонными полосами укреплений. Несмотря на это, и в настоящее время [вероятно, все же говорится о прошедших событиях] еще имеется возможность обходить эти укрепления. Так, например: германская армия не отважилась атаковать и прорвать линию Мажино. Не надеясь на успешный прорыв, она предпочла обойти французскую линию Мажино, не считаясь с нейтралитетом Голландии и Бельгии… Однако могут быть случаи, когда обход долговременных железобетонных укрепленных полос будет невозможен, и войну придется начинать с прорыва современной долговременной укрепленной полосы. 

Многие из высказанных здесь положений нуждаются в более точных определениях и существенных поправках. Прежде всего о праве обороны на существование в связи с неудачным опытом ее в последних войнах. Ряд успешно проведенных на Западе прорывов в войне 1939-1940 гг. породил у некоторых исследователей мысль о кризисе современной обороны. Такой вывод не обоснован. Его нельзя делать из того, что ни на польском, ни на французском фронтах немцы не встретили должного отпора, который мог бы быть им оказан при надлежащем использовании противниками существующих средств обороны. Оборонительная линия Вейгана, например, будучи наспех и не совсем по-современному оборудована… И все же, несмотря на свое многократное превосходство, немцы потратили более недели на преодоление с боем только этого препятствия…»

У автора сложилось впечатление, что нарком обороны подразумевает нашу оборонительную линию вдоль западной границы, на прорыв которой немцы могут потратить больше недели. Рассмотрим выписку из «Записки…», которая была подготовлена до 9.11.40 (задолго до СВКС).

Записка НШ КОВО по плану развертывания на 1940 год: «Вдоль всей границы тянется рубеж укрепленных позиций, состоящих из оборонительных сооружений полевого типа и незаконченных строительством долговременных УР (Владимир-Волынского, Струмиловского, Рава-Русского и Перемышльского). В 1940 году во всех УРах построено 370 железобетонных сооружений, кроме того, в предполье в системе полевых узлов обороны построено 160 железобетонных сооружений. Оборонительный рубеж вдоль линии госграницы при условии вооружения построенных сооружений, в сочетании узлов обороны долговременного и полевого типа является рубежом, на который могут успешно опереться войска прикрытия сосредоточения и развертывания. Для длительной и глубокой обороны необходимо с началом весны 1941 года или непосредственно с началом развертывания построить еще два рубежа…» Читая выписку, представляешь как минимум полевую линию обороны и долговременные сооружения, которые можно вооружить до весны 1941 года. Чем эта линия хуже, склоняемой на СВКС, линии Вейгана?

Строительство УР на новой границе началось летом 40-го и было прекращено осенью, а с весны 1941 года оно было продолжено. Весной 1941 года на строительстве УР работает около 140 тыс.человек и огромное количество техники. Многие соединения и объединения остались без саперных и инженерных батальонов. Планом строительства предусматривалось в 1940-41 гг. завершить строительство и оборудование первой полосы узлов обороны и опорных пунктов УРов. В последующие годы намечалось построить вторую полосу обороны. Около половины долговременных сооружений должны были быть вооружены артиллерией: казематными установками ДОТ-2 и ДОТ-4.

Установка ДОТ-2 (76-мм танковая пушка Л-11) проходила испытания с марта 1939 года. В мае того же года был выдан заказ на изготовление 200 установок ДОТ-2. Еще 200 установок планировалось заказать в 1941 году.

Установка ДОТ-4 (45-мм пушка и спаренный пулемет ДС) проходила испытания в феврале 1939 года, после чего была принята на вооружение. По плану завод № 8 должен был начать сдачу пушек в октябре 1939 г., но фактически начал сдачу в ноябре, а к 1.1.40 на заводе скопилось 324 уже сданные пушки. Первые 173 установки были вывезены в части и склады в январе 1940 г. В первом квартале 1940 года завод должен был сдать 400 установок ДОТ-4, однако он сдал в январе 1940 — 90 установок и в феврале – 29. Далее до ноября 1940 г. ничего не сдавалось.

Странно как-то: военные из отдела УРов ГШ не торопят с производством установок ДОТ-4 и не только не увеличивают объем их производства, а даже не планируют его на 1941 год. 

Установок же ДОТ-2 заказано до смешного мало и в планах на 1941 они также отсутствуют.

В Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О плане военных заказов на 1941 г…» 7.2.41 говорилось: «Утвердить план военных заказов… на 1941 год…» Казематных установок в этом Постановлении нет. Имеется только строка о вооружении для УРов: «Поручить Комитету обороны в двухнедельный срок рассмотреть заказ НКО на вооружение УРов и в пределах возможности разместить этот заказ в промышленности…» То есть, до этого заказ не прорабатывался военными и производственниками.

Спецсообщение 5.5.41: «Направляем содержание телеграмм английского посла в СССР Криппса… от 23.4.41 г. … Военные, которые начинают быть силой вне партии, убеждены в том, что война неизбежна, но они жаждут отсрочки ее хотя бы до зимы…» Наши военные «жаждут отсрочки войны хотя бы до зимы», а не «хотя бы» — это до весны 1942 года? Если посмотреть на строительство долговременных сооружений, то очень похоже, что руководство КА не хотело ждать войны в июне 1941 года. Рассмотрим воспоминания двух ветеранов.

П.В.Афанасьев (ПрибОВО): «…Генштаб, Военные Советы округов требовали от начинжев строительства долговременных сооружений, а не знания боеготовности войск. Значит, на данном отрезке времени строительство важнее, значит, есть еще время, и до начала войны пока еще далеко, им ведь виднее. И, действительно, простой подсчет времени потребного хотя бы только на один из циклов, на бетонировку сооружения с последующим затем месячным сроком процесса схватывания бетона показывал, что в верхах расчеты строятся на сравнительно долгое сохранение мирных отношений с воинственным соседом, что в ближайшие месяцы война не ожидается…»

Б.В.Бычевский (ЛВО): «20 июня [НШ ЛВО] срочно вызвал меня по телефону из Выборга: «Приезжайте немедленно». Через три часа я был у него в кабинете:

— Обстановка, братец, стала усложняться. Финны на Карельском перешейке активизируются. Будем начинать боевое прикрытие границы. Понятно?

— Не совсем.

— Готовь саперов к установке минных полей на границе.

— Но у меня все люди заняты на бетонных работах, Дмитрий Никитич.

— Так сними!

— А из Москвы на этот счет указания есть? Я считаю, что укладку бетона прекращать нельзя…

Никишев сердито перебил:

— Мало ли что ты считаешь! Сейчас нет времени ждать указаний, самим головой работать надо…»

Снова мы видим частную инициативу одного из руководителей ЛВО — НШ округа, действующего без указаний от руководства КА… По строительству сооружений регулярно направлялись отчеты в Москву. Кроме того, при строительстве долговременных сооружений использовался метод непрерывной заливки бетона для исключения появления трещин, что не позволяло завершать бетонные работы до полного окончания сооружения корпуса сооружения.

Записка наркома обороны СССР и начальника ГШ КА… 15.5.41: «Одновременно необходимо всемерно форсировать строительство и вооружение УР, начать строительство УР в 1942 году на границе с Венгрией, а также продолжать строительство УР по линии старой госграницы…» Странно, да? А нам «талдычат» о том, что война руководством КА ожидалась в июне месяце, а в документе говорится о строительстве УР в 1942 году…

20.5.41 выходит новое Постановление СНК о вооружении для УРов. В Постановлении говорилось об объемах и сроках выпуска вооружения и оборудования для ДОТов. 16.6.41 выходит новое Постановление: «СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают, что снабжение вооружением строящихся УР проходит неудовлетворительно. В целях ускорения приведения в боевую готовность УР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) Постановляют:

1. До получения вооружения из промышленности разрешить НКО взять для частей УР пулеметы: а) за счет «НЗ» тыловых частей — 2700 ДП; б) из мобзапаса Дальневосточного фронта — 3000 ДП и 2000 пулеметов «Максим», с возвратом в IV квартале 1941 года.

…Изготовить… в 1941 г. 45 мм казематных установок «ДОТ-4»…2078 шт. с поставкой их НКО: во II кв. – 200 установок, в июле – 200 установок, в августе – 300 установок, в сентябре – 400 установок, в октябре – 400 установок, в ноябре – 378 установок, в декабре – 200 установок…

11. Обязать Наркомат вооружения изготовить пулеметы, прицелы и перископы для ДОТов в количествах и в сроки [всего в 1941 г.]: пулеметы ДП – 6575…, пулеметы ДТ – 3440*…, пулемет «Максим» на станке Соколова – 6943**…, Пулемет ДС (без станка) – 2071…, прицелы КТ – 17000…, перископы ПЕР-27 – 1580…, Перископы ПДП-2 (ПЕР-50) – 3220…

* В том числе 500 по постановлению СНК СССР (№ 1393-566сс/ов)

** В том числе 4 500 по постановлению СНК СССР (№ 1393-566сс/ов)…»

Инициатива принятия такого решения всегда исходит от заинтересованной организацией, которой является НКО. Постановление выходит за 5,5 дней до начала войны. Вместо подготовки войск приграничных ВО к ожидаемому нападению Германии, выставляются заоблачные сроки и объемы производства того вооружения и оборудования, которое нельзя использовать при начале войны. Добавляются перевозки вооружения для УРов с Дальнего Востока, на которые также требуются длительное время.

Накануне войны в ПрибОВО по приказу ГШ начинается формирование пульбатов для УРов. Выдергивают людей (в т.ч. командиров, которых большой некомплект в войсках) и ресурсы из соединений и объединений для формирования частей, которые в любом случае не успеют полноценно оснастить до 22 июня. И главное, для этих частей нет оснащенных фортификационных сооружений. Конечно, они могут занять построенные бетонные коробки, но для них нет вооружения. От слова — совсем… Рассмотренная картина о положении в УР возможна только в одном случае – когда руководство КА не ожидает начало полномасштабной войны 22 июня. Провокации, может быть, и ожидают…

Такими же мифическими силами, как немецкие 8-10 парашютно-десантные дивизии были полки и дивизии тяжелых танков. Разведка искала их перед началом войны, старалась отследить их перевозку или передвижение. Не нашла. А как же без тяжелых тд прорывать советскую укрепленную полосу? Может быть, немецкие генералы готовят под видом провокации только разведку боем?.. Это было очередным заблуждение руководства КА. На СВКС много говорилось о использовании тяжелых танков при прорыве укрепленных полос и при наступлении мк.

К.А.Мерецков: «Для организации прорыва оборонительной полосы требуется тройное превосходство… При наличии тяжелых танков они составят 1-й танковый эшелон. Его задача — сломить противотанковую (ПТ) оборону, подавить и уничтожить ПТ орудия… Если… войсковым соединениям приданы тяжелые и средние танки, то они составляют 2-й танковый эшелон. Он выдвигается за первым и уничтожает ПТ орудия… Третьи и последующие танковые эшелоны составляют легкие танки, они уничтожают огневые средства, пулеметы, и таким образом ведут пехоту, непрерывно поддерживая ее в прорыве… Это способ, которым мы рвали линию Маннергейма…»

М.Ф.Терехин (командир 5 мк): «Построение боевого порядка тд: 1-й эшелон — тяжелые танки, которые прорывают сразу всю тактическую глубину и выходят в оперативную глубину противника…» Похожее выступление генерала Павлова на СВКС мы рассмотрели в части 3.

Весной 1940 года руководство СССР с удовлетворением узнало о начале кампании во Франции и Норвегии, что должно было отстрочить войну СССР с Германией. Но неожиданно союзники оказались разбиты за небольшой промежуток времени. Франция капитулировала, а британские войска были эвакуированы, бросив все тяжелое вооружение. В ходе скоротечной кампании Германия стала обладателем французских танков, среди которых были и танки, оснащенные толстой броней. Также в качестве трофеев немцам досталось большая часть техники британской механизированной дивизии.

То, с какой легкостью германские ВС расправились с толстобронными танками союзников наводило руководство КА на мысль, что немцы имеют мощную ПТ артиллерию и мощные тяжелые танки. Советская разведка регулярно сообщала о наличии в танковых войсках Германии тяжелых танков. На самом деле в немецких танковых войсках тяжелыми танками считались танки Т-IV, вооруженные 75-мм пушкой.

Гудериан: «Франция обладала самой сильной сухопутной армией и самыми крупными бронетанковыми силами в Западной Европе. Англо-французские ВС на западе в мае 1940 г. имели в своем распоряжении около 4800 танков, в германских же ВС по списку значилось 2800 танков, включая бронеавтомобили, а фактически к началу наступления их насчитывалось примерно 2200. Следовательно, противник имел двойное превосходство, которое усиливалось еще тем, что французские танки превосходили немецкие броневой защитой и калибром пушек, впрочем, уступая им в совершенстве приборов управления и в скорости…» Наша разведка могла доставлять похожую информацию по разному количеству и качеству бронетехники в армиях союзников и немцев…

Первым немецким тяжелым многобашенным танком был Nb.Fz, изготовленный в пяти экземплярах. 2 танка было изготовлено из неброневой стали. Они использовались в качестве учебных и для пропагандистских целей. Три других тяжелых танка были направлены в Норвегию и 19.4.41 прошли по улицам Осло. В конце апреля фотографии этих танков оказались во многих газетах Европы. В 1940 году рассматривался вариант установки на Nb.Fz. новой башни со 105-мм пушкой. Нашим военным, вероятно, было ясно, что от тяжелых многобашенных машин немцы должны были перейти к однобашенным с усиленным бронированием, так же, как и в КА. А «засвеченные» тяжелые танки являются устаревшей техникой.

Разведсводка РУ ГШ КА 11.3.41: «Известно, что при наступлении на Францию в мае 1940 г. в составе германской армии было 2-3 тд, которые в своем составе имели по одному полку тяжелых танков…» РМ хорошо согласуются с высказываниями военных на СВКС о применении тяжелых танков. Имеется упоминание о том, что наличие тяжелых танков в германских ВС помогло разбить более крупную танковую группировку союзников. Тяжелые танки начинают рассматриваться, как новое супероружие.

Разведсводка 5 Управления РККА 17.5.40: «…По сообщению того же источника английская армия имеет только около 300 тыс. действительно подготовленных солдат, а остальные слабо подготовлены. В армии имеется только 49 тяжелых танков…»

Проблема обеспечения КА современными тяжелыми танками обсуждается в Правительстве и 28.5.40 выходит Постановление СНК об увеличении выпуска танков КВ. В июне 1940 года выдано задание на проектирование 57-мм ПТ пушки. В марте 1941 года орудие было принято на вооружение. В связи с неготовностью завода к производству этого сложного орудия, отгрузка пушек в войска началась только летом 1941 года. Бронепробитие 57-мм ПТ пушки (при угле встречи 90 градусов) на расстоянии 1000 и 500 м составляло 91 и 103 мм соответственно, что могло не обеспечивать поражения немецких тяжелых танков. Толщина брони этих танков, по предположениям военных, могла оказаться на уровне калибра их пушек или быть немного больше.

По инициативе председателя Совета обороны С.Тимошенко, направившего 13.6.40 в ЦК ВКП(б) и СНК СССР докладную записку о «Недостаточной мощности вооружения новых танков КВ и Т-34, а также иных образцов перспективных танков, находящихся в проектировании», 27.6.40 проходило заседание СНК и ЦК ВКП (б). На заседании 45-мм танковые орудия были признаны неперспективными, а для вооружения тяжелых танков продвигались пушки калибра 85…107-мм и гаубицы 122…152-мм.

http://wpristav.com/publ/istorija/neozhidannaja_vojna_gitlerovskoj_germanii_s_sssr_chast_23/4-1-0-1105

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий