Напиши мне, мама, в Египет… (часть 3)

Напиши мне, мама, в Египет... (часть 3)3. На Суэцком канале

1
После первой загранкомандировки в Египет я два с лишнем года служил переводчиком в Крыму в учебном центре, расположенном в селе Перевальное. В нем велась подготовка бойцов для национально-освободительных движений Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Биссау.

Весной 1967 г. советское радио почти каждый день рассказывало том, что по вине Израиля обстановка на Ближнем Востоке продолжает ухудшаться, что сионисты бряцают оружием, что Гамаль Абдель Насер призвал арабские страны объединиться и дать решительный бой силам международного сионизма.

Сослуживцы, зная, что я несколько лет служил в Египте, надо мной посмеивались:
– Собирай чемодан. Арабы без тебя не обойдутся!

На Западе была развернута широкомасштабная информационно-психологическая война против арабских стран. В сознание зарубежной общественности вколачивалась идея о том, что в целях защиты от "агрессии" со стороны Сирии, Израиль может начать военную операцию против этой страны. Президент Египта осудил новые происки Израиля против Сирии. 

Провокации Израиля против Сирии продолжались. 4 мая египетское руководство ввело крупную группировку войск на Синай. Израиль не унимался. Насер обратился с просьбой к Генеральному секретарю ООН У Тану прекратить миротворческую миссию войск ООН и вывести их с Синайского полуострова. 19 мая войска ООН покинули Синай. 

Мы не знали, что в Тель-Авиве и Вашингтоне политики радовались тому, что 22 мая Насер объявил о введении блокады Тиранского пролива. Этот шаг был встречен положительно на Западе. До начала войны надо было обязательно доказать, что Египет – агрессор, а Израиль – жертва, и что поэтому жертва имеет право на военную операцию – неважно на какую: наступательную или оборонительную. 

Арабские лидеры Алжира, Ирака, Сирии, король Иордании поддержали позицию египетского руководства. Военный психоз охватил Израиль. Сионистам удалось добиться поддержки своих военных планов со стороны еврейского населения страны. 1 июня было создано правительство национального единства. На пост министра обороны был назначен Моше Даян, «герой» Тройственной агрессии против Египта. Он был одним из наиболее смелых и решительных израильских генералов. Накануне войны на Ближнем Востоке он прошел стажировку в Штабе американских оккупационных войск во Вьетнаме. 

Никто не знал, что израильский стратегический план предусматривал уничтожение аэродромов и авиации, систем противовоздушной обороны в Египте, Сирии и Иордании. Одновременно планировались: разгром египетской группировки на Синае, перегруппировка сил для нанесения удара по иорданской армии, новая перегруппировка и нанесение удара по сирийской армии на Голанских высотах. 

Московское радио сообщало:
16 мая Египет потребовал от ООН вывести войска безопасности ООН, патрулировавшие линию прекращения огня 1948—1956 гг. только на египетской территории. Израиль не разрешал размещать войска ООН на собственной территории.

22 мая Насер закрыл израильский порт Эйлат. 

5 июня израильские войска вторглись на египетскую территорию. Израиль начал войну против Египта. В небе над Египтом шли воздушные бои, на Синае – наземные тяжелые бои. 

8 июня израильские войска прорвали оборону и танковая бригада вышла к Суэцкому каналу. Израиль начал бомбить Сирию, а затем Иорданию. 
10 июня Израиль по одиночке разгромил армии трех арабских государств и оккупировал Синайский полуостров, Газу, Западный Берег реки Иордан и Голанские Высоты под Дамаском. Совет Безопасности ООН добился прекращения огня.

План разгрома трех арабский армий был реализован в ходе Шестидневной войны. Задачи, поставленные сионистами перед израильской армией, были выполнены полностью. Сионисты ликовали. 

– Не умеют арабы воевать, если евреи их одной левой бьют наповал, — подтрунивали надо мной сослуживцы.
– Ладно хоть на Суэцком канале остановились!
– Никогда мы не научим арабов воевать. Не по Сеньке шапка!

Я в недоумении пожимал плечами: не знаю, мол, как так могло случиться. Мне было неприятно слышать такие суждения. Я тоже не понимал, как можно проиграть войну, имея почти двойное превосходство в численности и вооружении?! У меня это не укладывалось в голове. Мне было обидно. Получалось, что все усилия наших военных специалистов и переводчиков оказались напрасными.

Позже, когда в книгах об этой войне я увидел на фотографиях колоны подбитых советских танков, колоны советских грузовиков, брошенных арабами в пустыне, мне стало дурно.

Весь июнь радио рассказывало о дипломатических баталиях в ООН. Потерпели поражение не только арабы. Потерпело поражение и советское руководство, его политика на Ближнем Востоке. Оно недоумевало: потрачены миллиарды долларов на военные поставки оружия, боеприпасов, ракет, самолетов в Египет и Сирию, и вдруг полный разгром арабских армий. 

Арабские лидеры собрались в Хартуме и приняли решение оказать материальную помощь Египту, Сирии и Иордании, и готовиться к новой войне с Израилем. Они еще раз заявили о том, что отказываются от признания законности создания еврейского государства на арабской земле Палестины. СССР и несколько социалистических стран разорвали дипломатические отношения с Израилем.

2
Не знали мы также, что в начале 60-х в Израиле полным ходом шла работа над созданием атомной бомбы. Президент Кеннеди был первым американским президентом, который был серьёзно озабочен проблемой распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке. Так пишут американские историки сегодня. Распространение ядерного оружия грозило подорвать монополию Запада. Пока оно находилось в руках Англии и Франции – правительство США могло сдерживать СССР. Однако, спецслужбы доносили, что близки к созданию своих атомных бомб Китай и Израиль. 

У Кеннеди не было рычагов влияния на китайское руководство. Однако он пытался убедить израильское руководство отказаться от создания своей атомной бомбы, которая, как предполагалась, создавалась на атомном реакторе, в центре ядерных исследований в городке Димона, расположенном в пустыне Негев. Кеннеди знал также о том, что арабские страны тоже имели сведения о работах Израиля над атомной бомбы. Нарушение военно-технического равновесия в Ближневосточном регионе – рассуждал Кеннеди – может подтолкнуть арабские страны к более тесному сотрудничеству с СССР и КНР, заставить их просить у них защиты от Израиля. 

Кеннеди предупреждал руководство Израиля, что если у Израиля появится оружие массового поражения, мусульманские государства запрограммируют создание своего ядерного оружия. Между тем, премьер-министр Израиля не соглашался приостанавливать работы в Димоне, объясняя, что они носят сугубо мирный характер. Одновременно он просил своих нью-йоркских боссов оказать давление на Кеннеди. Договорились, что американская комиссия прибудет на реактор и убедиться в достоверности слов израильского премьер-министра. Комиссия приезжала, но ее не допустили во все цеха, строящиеся в Димоне. Теперь мы знаем, что израильское руководство обманывало Кеннеди.

Возможно, неуступчивость Кеннеди по ряду военных вопросов стоила ему жизни. Об этом сегодня пишут некоторые западные историки. Придя к власти, Кеннеди удалось консолидировать союзников вокруг США; закрепиться в крупных и наиболее влиятельных развивающихся стран; расширить дипломатический диалог с потенциальными противниками.

После убийства Кеннеди в соответствии с американской конституцией президентом США стал Линдон Джонсон, вице-президент, бывший техасский сенатор. Он снял с повестки дня вопрос о Димоне и увеличил военно-техническую помощь Израилю. С его приходом во власть Израиль не испытывал недостатка в современном оружии и боевой технике. 

В самом начале 2009 г. в США была опубликована книга американского журналиста и историка Патрика Тейлора «Беспокойный мир. Белый дом и Ближний Восток от начала холодной войны до войны с международным терроризмом» ( Patrick Tyler. A World of Trouble. The White House and the Middle East – from the Cold War to the War on Terror. New York. Farrar Straus Giroux, 2009). В ней он описывает, как американские президенты относились к событиям на Ближнем Востоке. Он безжалостен к фактам и старается писать правду, даже если она неприятна ему и некоторым его читателям. Я взял ряд фактов, упоминаемых мною ниже, из его книги.

В центре его внимания американские президенты – от Трумэна до Буша младшего, их отношения с американской еврейской общиной, произраильским лобби, с еврейскими банкирами и магнатами; отношение с арабскими политическими деятелями. Например, он описывает немало случаев, когда израильские премьер-министры отказывались обсуждать свои военные и оккупационные планы с американскими президентам. Порой они заявляли в кулуарах, что они, израильские руководители, обладают большей властью в США, чем американские президенты, потому что в любой момент американские евреи могут заставить любого из президентов выполнить их, сионистов, волю.

П. Тейлор довольно подробно описывает связи Л. Джонсона с еврейскими олигархическими кланами, определяющими основные направления ближневосточной политики США. Он называет конкретные имена евреев, работавших с Джонсоном от имени сионистского руководства Израиля и американского произраильского лобби.

В Белом доме и на техасском ранчо президента Л. Джонсона чаще других появлялась чета по фамилии Крим. Чтобы быть рядом с президентом, она купила поместье рядом с ранчо Джонсона в Техасе. Президент охотно делился с этой еврейской парой даже закрытой информацией. Например, она присутствовала на совещании, на котором Р. Макнамара, министр обороны, делал секретный докладе о действиях и планах американских войск во Вьетнаме. 

Круг знакомых Л. Джонсона среди еврейских богачей и политиков был довольно широк. Среди них преобладали голливудские олигархи и нью-йоркские банкиры.

Что касается Артура Крима, он был известной фигурой на Капитолийском холме. Ему удалось собрать крупные суммы денег на президентскую избирательную кампанию Л. Джонсона. В знак благодарности, используя служебное положение, президент по его предложению назначил на важные государственные посты американо-еврейских политических деятелей: Артура Гольдберга – послом США в ООН, Абе Фортеса – членом Верховного суда. 
Среди лучших друзей этого президента США называют имена нью-йоркского банкира Абе Файнберга и вашингтонского адвоката Давида Гинзбурга. Они служили надежным связующим звеном между президентом и израильским руководством. Через них секретные сведения в обход Госдепартамента и Пентагона поступали в Тель-Авив. 

«Джонсон был маэстро интеллектуального и политического еврейства, и этот неофициальный круг советников соединял воедино все – стратегию, политику, деньги и дружбу, что определяло его президентство и даже жизнь», – писал П. Тейлор. Этот "круг" состоял из ярых антикоммунистов и сионистов. Джонсон не скрывал своего восхищения Израилем. Он считал Израиль островком демократии и либерализма в море арабской враждебности, а СССР – главным врагом Израиля и США на Ближнем Востоке (стр. 67). 

Однажды на прием к Джонсону пришел известный рабби и потребовал от лица общественности прекратить войну США во Вьетнаме. Рабби взбесил президента. Он немедленно вызвал израильского посла и грубым тоном потребовал от него навести порядок в произраильской общине Америки.
– У меня три Коэна в правительстве, – кричал он на него – Ни один американский президент не сделал столько для евреев, сколько сделал я (стр. 68).

П. Тейлор сообщает также о том, что банкир Абе Файнберг обеспечивал еврейскими деньгами все президентские кампании Демократической партии, начиная с Трумэна, и что только Кеннеди отказался выполнять его указания по проведению произраильской политики (стр. 563). 

О красавице блондинке Матильде Крим следует рассказать особо. Она была самой влиятельной женщиной в окружении Л. Джонсона и сумела сыграть немаловажную роль в ближневосточных событиях 1960-х годов.

Она родилась в кальвинистской семье в Швейцарии. Когда училась в Женевском университете, влюбилась в одного еврейского студента и вышла за него замуж. Этот протеже известного террориста и политического деятеля Мена́хема Бегина (1913-1992) был бойцом террористической подпольной группы Иргун. Он прибыл в Женеву в 1947 г. для ведения сионистской пропаганды в местной еврейской общине. 

Матильда приняла иудаизм и стала членом подпольной группы, занятой поставками оружия в Палестину. Затем уехала с мужем в Израиль и стала работать научным сотрудников в Институте Вайцмана. Институт занимался секретными разработками для атомного реактора в Димоне. В конце 1950-х развелась с мужем и вышла замуж за Артура Крима. 

Как американцы относились к президенту Линдону Джонсону, благословившего сионистов на новую войну с арабскими странами, приказавшего поливать напалмом Вьетнам и распорядившегося не жалеть жизней американских парней в устроенной им кровавой бане в Индокитае, пролившего кровь американских студентов, протестовавших в кампусах американских университетов против войны во Вьетнаме; нагло вравшему американскому народу, пока его не изобличили во лжи подлинные патриоты демократической Америки? В 1980-е годы американцы назвали его самым худшим президентом США в 20-м веке. 

Опрос проводился среди американцев в 1988 г. Он показал, что Л. Джонсон в списке американских президентов занимает последнее место – после Г. Форда, Дж. Картера и Р. Никсона. За него отдали голоса всего один процент опрошенных (Robert Dallek, Lone Star Rising. Lyndon Johnson and his Time. 1908-1960. New York: Oxford University Press, 1991, p. 3).

К 1969 г. президент Никсон и Киссинджер, его госсекретарь уже точно знали, что у Израиля есть ядерное оружие. Киссинджер убедил Никсона в необходимости утаивать эту информацию от мировой общественности. В конце сентября того же года Никсон и Гольда Меир договорились, что Израиль не будет проводит испытания своей ядерной бомбы, не будет грозить своим соседям ядерным возмездием. Со своей стороны, Никсон обещал прекратить поездки специальной комиссии в Димону. Как пишут американские авторы А. Лщэн и М. Миллер (Avner Cohen, Marvin Miller. Bringing Israel’s Bomb Jut of the Basement. In: Foreign Affairs, Sep/Oct 2010, p. 33-34), более полувека американские президенты соблюдают условия этой договоренности.

Никто в те годы и предположить не мог, что решение проблемы оккупации чужих территорий Израилем затянется на полвека. Шестидневная война была лишь одним из пунктов стратегического плана, выполнение которого должно было затянуться на целое столетие. Израилю нужна была решительная победа над арабами любой ценой. Надо было во чтобы то не стало во-первых, подорвать складывавшееся антиимпериалистическое единство арабских народов. Во-вторых, надо было изменить сознание еврейской нации. Ей даны не только страдания, но и победы. Она возрождается как великая нация, и способна не только защитить себя, но и поставить на колени любую другую нацию вооруженной силой.

3
Поздней осенью 1967 г. меня вызвали на собеседование в «Десятку» (10-е Управление Генштаба) в Москву и предложили новую командировку в Египет. Я согласился.

В начале марта 1968 г. в Перевальное пришла телеграмма: срочно откомандировать в распоряжение 10-го Управления. 

В "Десятке" я встретил генерал-лейтенанта Пожарского. Он возглавлял Советскую военную миссию в Египте в течение нескольких лет. Генерал узнал меня, видимо, потому что в 1964-1965 гг. я нередко забегал к нему по общественным делам, когда комсомольцы избрали меня своим секретарем.
– Да никак это Горбунов! Опять собираешься в Египет? – весело приветствовал меня генерал.
– Оформляю документы, товарищ генерал. 

Мы уважали Пожарского, тактичного, внимательного человека. Для нас, молодых офицеров он был "батей". Он умел руководить и держать все под контролем без особого вмешательства в дела людей, которыми он командовал; все видел, замечал и понимал; был врожденным дипломатом; умел держать данное слово; просил специалистов и переводчиков изучать местные обычаи и традиции и особенно не вмешиваться в дела подопечных. Он пользовался заслуженным авторитетом в советской колонии Каира. Им были довольны и арабская сторона, и советское военное руководство. Вечерами он приходил на виллу, смотрел вместе с нами советские фильмы, слушал лекции приезжих журналистов и лекторов ЦК .
– Какая новая командировка?! Со старой никак не могу разобраться!!
– Как не можете? – смутился и удивился я, но потом догадался, что генералу было необходимо излить кому-то свою душу.
– Пойдем поговорим.

Он взял меня под руку, и мы ушли по красной ковровой дорожке в конец длинного коридора к окну. 

Из разговора я понял, что его пытались обвинить в том, что он якобы скрывал от руководства истинное состояние дел в египетских вооруженных силах, хотя генерал в своих докладах, направляемых из Каира в Москву, не раз сообщал о слабой теоретической подготовке египетских генералов, их неспособности мыслить стратегическими и оперативными категориями; о барстве египетских офицеров, об ужасных условиях жизни рядового состава; о слабой боевой подготовке войск. Он не раз предлагал использовать дипломатические каналы, по которым можно было бы раскрыть глаза Насеру на истинное положение дел в египетских вооруженных силах. 

Помню, что подобные вопросы обсуждались нашими специалистами между собой. Судя по всему, наши специалисты докладывали генералу Пожарскому об истинном состоянии дел в войсках и на флоте. Пожарский обобщал их доклады и докладывал выводы в Генштаб. Одна из причин поражения египетской армии в Шестидневной войне, как считал генерал-лейтенант, – низкий профессионализм египетского генералитета, а может даже и предательство. 

Действительно, за прошедшие 15 лет после революции генералами стали молодые офицеры, сподвижники Насера. Именно из этой среды вышло большинство представителей так называемой новой военно-бюрократической буржуазии. Оно заняло ключевые позиции в сфере финансов и промышленности. Новая и старая национальная буржуазия была довольна поражением в войне. Она надеялась, что поражение рано или поздно приведет к падению ненавистного прогрессивного режима Насера. Агенты влияния Запада активизировали свою деятельность в Египте. 

Создается впечатление, что в отличие от израильских генералов, ни один египетский не был профессионально подготовлен к принятию нешаблонных решений, профессионально руководить подчиненными им войсками. Страшно далеки они оказались от солдатской и офицерской массы. 

Министр обороны Египта фельдмаршал Абдель Хаким Амер (1919-1967) оказался тщеславным человеком, уже утратившим военный авторитет в войсках за несколько лет до начала этой войны. Про него ходило множество анекдотов, которые рассказывали переводчикам арабские офицеры. Даже неудобно как-то сравнивать коррумпированного фельдмаршала Амера, например, с боевым израильским генералом Моше Даяном. 

Абдель Хаким Амер, которому, кстати, Хрущев также, как и Насеру, присвоил звание Героя Советского Союза и вручил ему орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» в мае 1964 г., считался личным другом Насера. В разное время он занимал, помимо должности министра обороны, посты первого вице-президента, министра науки, председателя комиссии по ядерной энергии, председателя комиссии по ликвидации феодализма. Уже на третьи сутки с начала Шестидневной войны этот "личный друг" создал антипрезидентскую коалицию и потребовал отставки президента Насера, но потерпел поражение и вынужден был подать в отставку. Через несколько дней египетские генералы, блокировали дворец Насера шестью бронемашинами, потребовали восстановления Амера на посту главнокомандующего. Насер отказался, подавил мятеж. Арестовал генералов и начал «чистку» в армии. 

В конце августа Амер снова попытался совершить государственный переворот. Переворот сорвался. Насер приказал посадить "личного друга" под домашний арест и тот покончил жизнь самоубийством 14 сентября 1967 г.. Это были еще те генералы!! По их вине за шесть дней войны в пустыне убиты и умерли от жажды 11500 солдат и офицеров, 15 тысяч ранены. Израильцы уничтожили 264 самолета и 700 танков (Dilip Hiro. Dictionary of the Middle East, New York, 1996, P. 21).

Оказавшись в безвыходном положении, Насер был вынужден вновь обратиться за помощью к советскому руководству. Он просил прислать военных советников, просил новые поставки оружия и боевой техники в кредит. Советскому руководству удалось настоять на обязательной переподготовке командного состава египетской армии. 

В Египет были направлены сперва маршал Советского Союза Захаров М.В., затем генерал армии Лащенко П.Н. Они определили потребности вооруженных сил Египта (от батальона до армии) в советских военных советниках, в вооружении и боевой технике. Генеральный штаб в срочном порядке собрал сотни опытных старших офицеров, многие из которых прошли Отечественную войну, и отправил их в Египет. Генерал армии Лащенко П.Н. стал главным военным советником.

Перед советниками стояла задача в кратчайшие сроки помочь воссоздать египетские вооруженных силы на новой, современной основе, обучить солдат и офицеров владению традиционным вооружением – от автомата Калашникова до зенитно-ракетных комплексов, самолетов МИГ-21, подводных лодок новых типов, уникальных противотанковых установок, понтонных мостов, средств связи.

По разным данным в 1968 г. более трех тысяч советских офицеров – советников и переводчиков – прибыло в Египет и около одной тысячи в Сирию. Египетские вооруженные силы получили из СССР до 500 новых танков, до 400 самолетов. К берегам Египта подошла советская военно-морская эскадра и прибыла эскадрилья ТУ-16 для ведения морской разведки.
 

Напиши мне, мама, в Египет... (часть 3)

Ту-16 и американский истребитель над Средиземным морем. 1968 г

4
В марте 1968 г. я прилетел в Москву. Через пару дней нас отправили самолетом с Чкаловского аэродрома в Североморск. Там нам выдали список выражений на трех страничках на английском языке, используемых во время радиообмена командира с наземными диспетчерскими службами во время взлета и посадки на иностранных аэродромах. Объяснили всю важность поставленных задач перед нашей разведывательной эскадрильей ТУ-16 Военно-Морского флота. Ее направляли в Египет для ведения морской разведки в Средиземноморском регионе. В первую очередь она должна была регулярно сообщать в Москву маршрут передвижения американского средиземноморского военно-морского флота. 

Мы вылетели из Североморска рано утром. В Венгрии на советском военном аэродроме Текей самолеты заправили. Там мы переночевали. На следующий день приземлились на аэродроме Кайро-Уэест в Египте. Стояла удушливая весенняя 35-градусная жара. Мы вывались из люков в меховых летных куртках на раскаленную солнцем взлетную полосу. 

Кайро-Уэест напомнил мне Дашурский центр. Аэродром по периметру был огорожен колючей проволокой. Вдали мрачно чернели ряды скелетов МИГов, сожженных израильскими пиратами в июне 1967 г. 

В декабре 1965 г. я улетал на Родину из мирного Египта. Теперь Египет стал другим – военным. Шла война. На Синае стояли оккупационные войска Израиля. В Каире у многих учреждений стояла вооруженная охрана, а перед входом стенки, возведенные из мешков с песком или кирпича. 

В стране кардинально изменилась политическая обстановка. Египтяне пережили поражение в войне, попытку госпереворота, аресты генералов. Армия разбита. Ее начали восстанавливать с помощью советских советников.

Наша разведэскадрилья ТУ-16 была единственным боевым подразделением, вокруг которого каждый день кипела жизнь. Техники обслуживали самолеты. К самолетам подкатывали то заправщики топливом, то машина с кислородом. Раз-два в неделю летчики поднимали в небо пару самолетов-разведчиков, брали курс на север и совершали облет 7-го средиземного флота США. Фотографы проявляли пленки, печатали фотографии. Командир и начальник штаба писали донесения и отвозили их в Штаб Главного военного советника. Наша эскадрилья обеспечивала разведданными командование ВМФ в Москве и штаб Главного военного советника в Каире. 
 

Напиши мне, мама, в Египет... (часть 3)

Бортовые переводчики у ТУ-16. Кайро-Уэст. 1968 г

Первое боевое задание наши экипажи выполнили на отлично. Американская эскадра обнаружила наши самолеты только тогда, когда они на малой высоте продефилировали над ней и сняли на пленку все боевые корабли и авианосец. Впредь такой беспечности американцы больше не допускали. Их истребители встречали наши ТУ-16 на высоте 800 метров при подходе, пристраивались в 5-7 метрах под крылом, не позволяя нашим летчикам произвести дальнейшее снижение.

В Ближневосточном регионе столкнулись интересы двух сверхдержав – США и СССР, двух общественно-политических систем – капитализма и социализма. США защищали интересы и собственность своих нефтебаронов. СССР защищал права арабских народов на независимость, мир и свободу от колониальных держав Запада. 

Помню, 9-го мая мы отмечали 23-ю годовщину Победы над гитлеровской Германией вместе с арабскими офицерами Кайро-Уэста. Поднимали тосты за победу над Израилем. Египетские офицеры верили в свою победу, и даже предложили тост за нашу встречу в Тель-Авиве в следующем году. 

Мечта в следующем году не сбылась. Только десять лет спустя новый президент Египта Анвар Садат полетит в Израиль и будет униженно просить вернуть Синай Египту. Он первым из арабских лидеров признает государство Израиль, за что будет назван предателем во всех арабских странах, и за что египетские националисты расстреляют его прямо на трибуне в торжественной обстановке на параде на празднования 19-ой годовщины Июльской революции (в 1981 г.).
 

Напиши мне, мама, в Египет... (часть 3)

Перед боевым вылетом

http://wpristav.com/publ/istorija/napishi_mne_mama_v_egipet_chast_3/4-1-0-793

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий