Курт. Кровь наших отцов (часть 9)

Курт. Кровь наших отцов (часть 9)  Продолжение жизни

  — Филиал , равняяяяяяясь! Под знамя смиирррноо!!!- протяжно скомандовал зычный, годами натренированный голос. 
  — Ррравнениеее на середиинууу! 
  Заместитель начальника Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД полковник Чугунов , лихо взяв под козырек, четким строевым шагом пошел навстречу своему начальнику полковнику полиции Векленко. 
   — Товарищ полковник , личный состав Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД по случаю приведения к Присяге х сотрудника Органов внутренних дел Российской Федерации курсантов 1 курса построен. Заместитель начальника филиала полковник полиции Чугунов, — точно, без запинки отрапортовал заместитель по воспитательной работе. 
  — Здравствуйте, товарищи! — с энергией в голосе поприветствовал замерший в строю институт. Полную тишину строя нарушали лишь щебечущие птицы и приятный шепчущий звук полыхавшего на ветру знамени. 
  Глубоко набрав в легкие воздуха, полторы тысячи человек с оглушительным ревом, четко, слегка проглатывая окончания, ответили командиру: 
  — Здра Жела тов полковник! 
  И опять тишина воцарилась над строем, слегка надавливая на уши гостей и родных, гордо и с умилением смотрящих на происходящий церемониал. 
  Подойдя к микрофону и сказав приветственное слово, полковник распорядился привести молодое пополнение к присяге. Офицеры в белых перчатках и надраенных до блеска медалях зачитывали фамилии стоящих перед ними совсем еще молодых парней и девчонок, только-только прошедших курс молодого бойца, но полных гордости и решительности. Их новенькие АКМы поблескивали вороненой сталью и придавали, как им казалось, еще больше серьезности и значимости в глазах их близких и родных. 
  — Курсант Абросимов, — зычно зачитывал из списка приводимых к присяге курсантов подполковник полиции Щеглов с Медалью ордена ""За заслуги перед Отечеством"" на груди. 
  — Я, — отвечал розовощекий парень из первой шеренги и, услышав команду: Для принятия присяги ко мне шагом марш!, прижав к груди автомат и чеканя шаг, подходил к капитану. Тот, отдав ему красную папку с текстом присяги, внимательно вслушивался в слова, сказанные курсантом. 
  — Курсант Бровкович, — зачитал из списка очередную фамилию офицер. 
  — Я, — ответил высокий худощавый парень, широко улыбаясь и постоянно посматривая на соседний взвод, принимающий присягу рядом. Зацепив взглядом красивую, курносую девчонку с двумя косичками, выбивающимися из-под форменной пилотки, он заспешил на доклад к подполковнику. 
Курт. Кровь наших отцов (часть 9)  — Курсант Воронина, — прозвучала фамилия из соседнего строя, и курносая девчонка с двумя выбивающимися из-под форменной пилотки косичками зашагала навстречу заветному тексту в папке. 
  Высокий худощавый парень, слегка помедлив и дождавшись, когда курносая девчонка, развернувшись, встанет лицом к строю с открытой папкой на руках и, улыбнувшись, посмотрит на него, начал громко и со всей присущей ему ответственностью читать заветный текст присяги. 

  — Я, Алексей Бровкович, поступая на службу в Органы внутренних дел, 
  торжественно присягаю на верность Российской Федерации, и ее народу…. 

  Каждое слово, произнесенное из присяги, великим чувством проникало в Алексея, переполняя его чувством Долга и ответственности. Заученные наизусть слова еще вчера казались просто текстом на бумаге и большой красивой формальностью, но уже сегодня, держа в руках настоящее боевое оружие и вглядываясь в пламя вечного огня, полыхавшего перед стелой памятника погибшим гвардейцам при штурме города-крепости Кенигсберг, где проходила присяга, он начал осознавать торжественность и важность всего происходящего с ним в этот день. Он вспомнил свою мать, прижимающую его к груди, дядю Витю Галеева, по — отцовски треплющего его за волосы и, конечно же, своего Отца — Бровковича Алексея, с улыбкой смотрящего на него с кадров старой видеопленки. 
  — Служу России , служу Закону, — торжественно закончил Алексей, повернувшись кругом, отдал капитану папку и в очередной раз, чеканя шаги, вернулся на свое место в строю. 
  Закончив ритуал приведения к присяге молодого пополнения, и сказав несколько напутственных слов, начальник института с явным удовольствием скомандовал "К торжественному маршу", и ровные ряды курсантов, отбивая из асфальта хрустящие звуки одновременно чеканящих шаг сотен ног, поплыли мимо генерала, ветеранов и нервно ждущих своего часа родных и близких. 
  Команда "Вольно разойдись!" прозвучала как гудок спасательного буксира в открытом море. Тысячи человек в одно мгновение сорвались со своих мест и, смешавшись, начали поздравлять друг друга, обнимаясь и целуясь. 
  Леха Бровкович, встав на носочки, взглядом искал в толпе Катю Воронину, нервно крутя головой в разные стороны. Не найдя ее, он вытащил мобильный телефон, набрав номер, начал слушать идущие из него монотонные гудки. Нахмурясь и начиная слегка нервничать, он почувствовал теплые и нежные ладошки, которые аккуратно обхватив его сзади, закрыли ему глаза. Он улыбнулся, взяв ее руки, повернулся и с улыбкой сказал: 
  — Кэт, ты где лазишь? Погнали, я тебя с мамкой познакомлю, — с этими словами он схватил руку девушки и потащил ее в сторону лавочек, стоящих во внутренней части памятника погибшим гвардейцам. 
  — Мам, ну как мы прошли? — улыбаясь, спросил Алексей у красивой женщины лет сорока с виду. 
  — Хорошо, сынок. Вы были самые лучшие, — ответила она, вытирая краешком платка слегка мокрые глаза. 
  — Мама, я хочу тебя познакомить со своей девушкой. Ее тоже зовут Катя, представляешь? Катюх, иди сюда! — позвал Воронину Леха, подтащив за руку к матери. 
  -Здравствуйте, Екатерина Андреевна, мне Лешка про Вас рассказывал, — улыбаясь своим конопатым лицом, выпалила с гордостью она. 
  Посмотрев на детей грустным взглядом, Екатерина Андреевна Солнцева обняла их и, улыбнувшись, сказала: 
  — Берегите себя, детки. Нет ничего ценнее на этом свете, мои дорогие, чем жизнь и любовь. 

ЭПИЛОГ 

  Я, подполковник милиции Банников Петр, записавший это повествование о героизме, боли и великом русском самопожертвовании, погиб таким же холодным декабрьским утром 2000 года в городе Грозном, но это уже другая грустная история. Ну а тогда, мы победили, выдержали несмотря ни на что, мы остались людьми, не упавшими на колени, не просившими пощады и снисхождения. Победили и мы, вернувшиеся с той войны живыми, и те, кто остался лежать на холодной броне, ледяном снегу под грубым куском брезента, те, кто отдал самое ценное на алтарь победы — свою молодую жизнь. Пройдет время, но боль утрат, горечь поражений и приторный вкус побед навсегда останется в наших сердцах. 
  В наших жилах течет кровь наших отцов, их идеалы, победы и поражения, их боль и страдания, гордость и сострадание. Мы живем так, как завещали нам те, кого уже нет с нами, но которые живут в нас, наполняя наши сердца и душу самыми главными понятиями на земле: Долг, честь, отвага, любовь к Родине. 
  Проходят столетия, пролетают годы, но герои остаются на нашей земле, продолжая дело наших ушедших отцов и дедов. И мы, оставшиеся на этой земле и продолжающие их дела, не должны забывать их подвигов и потерь, жить на благо своего народа и страны. Ну, а если придет наш час, умрем с гордо поднятой головой, не склонив ее перед страхом и тиранией, не уподобившись тем, кто рыдает и просит дать им возможность прожить на коленях еще хотя бы один день, одну секунду. Презирай смерть и, вернувшись домой героем, будь достоин крови наших отцов. 

Курт. Кровь наших отцов (часть 9)

http://wpristav.com/publ/istorija/kurt_krov_nashikh_otcov_chast_9/4-1-0-1217

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий