Как Раву Русскую штурмовали. Часть 3

Как Раву Русскую штурмовали. Часть 3В результате четырехдневных боев у Равы Русской — Вальдорфа — Магирува усилий 3-х корпусов русской 3-й армии оказывалось недостаточно для выполнения главной задачи. 

Австрийцы по-прежнему удерживали важный ж.-д. узел Равы Русской, на левом же фланге 3-й армии (в районе ф. Вальдорф) угрожали прорывом между 10-м и 12-м армейскими корпусами и дальнейшим обходом внутренних флангов русских армий. Образовавшийся прорыв пытались локализовать 3 русские кавалерийские дивизии. 

Командарм-3 Н. В. Рузский, докладывая командованию фронта обстановку, высказал мнение о том, что дальнейший успех неосуществим – ссылаясь на наличие сильных по природе и хорошо укрепленных противником позиций, которые занимали «еще не поколебленные» части. Н. В. Рузский сетовал на отсутствие в его армии резервов, делая вывод, что трудное положение может разрешиться лишь после взятия Равы-Русской с помощью войск соседних армий – 21-го корпуса 8-й армии и левофланговых корпусов 5-й армии. Содействие последних признавалось крайне необходимым. 

Донесение Н. В. Рузского и снятие последним с фронта 11-й дивизии и отвод последней в армейский резерв говорят о том, что командарм, слабо ориентируясь в обстановке, рассматривал положение своей армии в крайне пессимистичных тонах – а ведь в это время на правом фланге оперативного объединения назревала крупная победа. 

Официальное описание кампании 1914. на Русском фронте так оценивало первый этап операции у Равы Русской: «неприятель напрягал все усилия в pайоне Равы-Русской, чтобы прорваться в промежуток между III и V армиями. Отчаянное положение неприятеля придавало ему силы. Общее положение наших армий под сосредоточенными ударами австрийцев вновь стало осложняться и примерно до 26 августа было довольно тяжелым…».

В качестве задач своим корпусам на 28-е августа Н. В. Рузский предписал: 21-му, 11-му и 9-му армейским корпусам продолжить наступление на Раву Русскую. 21-му корпусу приказывалось принять более южное направление (левый фланг должен был наступать на участок Гребенне – Ржички), а 10-му корпусу — отстаивать свои позиции, обеспечив меры против прорыва противника.

Австрийские 2-я, 3-я и большая часть 4-й армий продолжили концентрическое наступление к Львову, тогда как на левый фланг 4-й армии и группу Иосифа-Фердинанда возлагалось обеспечение их фланга и тыла.

28-го августа с севера к Раве Русской стали приближаться выходящие ей в тыл русские корпуса – 21-й (8-й армии), 5-й и 17-й (5-й армии). 

21-й армейский корпус весь день вел бой с австрийской 8-й пехотной дивизией (наступление вела 44-я пехотная дивизия, к вечеру занявшая район Любыча). После занятия 5-м армейским корпусом раойна Нароля, конный корпус 5-й армии к вечеру продвинулся в район Цешанува. Выход 5-го корпуса к Наролю и дальний обход конного корпуса вынудили австрийцев вечером начать отход 4-й, 8-й пехотных и 13-й ландверной пехотной дивизий за ж/д на Горинец-Потылич. Дальнейшее движение русского 5-го корпуса угрожало перерезать ж/д Рава Русская — Ярослав с выходом в глубокий тыл австрийской 4-й армии. 17-й и 21-й армейские корпуса также успешно продвигались к ж/д, заняв к вечеру 17-м корпусом район Рудка-Хмела и частями 21-го корпуса — Верхрата-Седлиска-Гребенне.

Командование австрийской 4-й армии видело невозможность количественно слабыми утомленными войсками 2-го армейского корпуса остановить глубокий обход своего левого фланга 3-мя армейскими корпусами и кавалерией. И в 16 часов 30 минут поступил приказ об отходе за р. Сан. 

Как Раву Русскую штурмовали. Часть 3

Галиция. У походных палаток (фотография шт.-кап. Корсакова)

В это же время наметился перелом и в ходе боевых действий на фронте главных сил 3-й армии. Общая атака позиций у Равы Русской войсками 9-го и 11-го армейских корпусов должна была состояться 29-го августа — как обозначится успех наступления 21-го корпуса на Гребенне.

28-го августа 10-му армейскому корпусу удалось ликвидировать вальдорфский прорыв. Австрийские 6-й и 9-й армейские корпуса 28 — 29 августа вели активные действия – энергично наступая. Самое тяжелое положение создалось на левом фланге русского 10-го армейского корпуса – но, несмотря на многократные атаки противника, 9-я, 19-я и 31-я пехотные дивизии не только отбили все атаки, но на флангах продвинулись вперед. Дивизион 4-й тяжелой артиллерийской бригады, который вел удачную контрбатарейную борьбу в районе селения Верещицы, активно содействовал успеху боя. 

В своих донесениях командованию фронта Н. В. Рузский к исходу 28-го августа характеризовал оперативную ситуацию в 3-й и 8-й армиях как чрезвычайно серьезную – сообщая, что отходящие с фронта 5-й армии австрийские корпуса пытаются прорваться в интервале между 3-й и 8-й армиями — на Львов. Отмечал он и угрозу обхода левого фланга 8-й армии, а помочь последней 3-я армия могла лишь после захвата Равы Русской, ударив по австрийцам у Немирова. Но Рава Русская, отмечал генерал, держится, препятствуя реализации маневра. Войска 3-й армии сильно утомлены, понесли серьезные потери. И крайне необходим скорейший выход левофланговых корпусов 5-й армии — со стороны Томашева.

Утром 29-го августа артиллерия 4-х дивизий русских 9-го и 11-го армейских корпусов (220 орудий), окружавшая Раву Русскую полукольцом, открыла ураганный огонь по позициям противника. Части австрийских 3-й и 19-й пехотных дивизий с большими потерями отходили под натиском русских войск. 

К 13-ти часам 78-я пехотная дивизия овладела д. Сенковице, а к утру 30-го августа заняла район Ржички — Рава Русская. Медленно продвигаясь в течение ночи, и ведя бои с арьергардами противника, 5-я пехотная дивизия к утру 30-го августа достигла Равы Русской – город был противником оставлен. 

На участке 58-й пехотной дивизии австрийцы вели наступательные действия. Д. Г. Щербачев отмечал энергичную атаку противника в 22 часа 28-го августа. Генерал вспоминал картину боя: безостановочный огонь артиллерии, выпускающей сотни снарядов, ракеты. Но 58-я дивизия не только отразила противника, но и перешла в наступление – причем на отдельных участках состоялись штыковые бои. Успешными были и 2 ночные атаки русских – и к утру 29-го августа началось отступление австрийцев. Пленных оказалось «больше состава корпуса». 

Все русские дивизии перешли в наступление.

Подводя итог боев на подступах к Раве Русской, необходимо отметить, что войска 11-го и 9-го армейских корпусов, ведя в течение 6 дней лобовое наступление на укрепленную позицию противника, смогли овладеть только ее передовыми рубежами и подошли к полосе главного сопротивления. Это говорит, с одной стороны, о мощи 24-километровой укрепленной позиции под Равой Русской, а с другой стороны – о доблести ее защитников – частей австрийских 3-й, 19-й пехотных и 41-й гонведной пехотной дивизий, а также конного корпуса Витмана. С другой стороны, эта ситуация свидетельствует о серьезных оперативно-тактических упущения со стороны командования русской 3-й армии и лично Н. В. Рузского. Несогласованность действий дивизий и корпусов, неудачный маневр 11-го корпуса, отсутствие достаточного количества тяжелых орудий – вот главные причины малой результативности действий центральной группы армии. Оба русских корпуса понесли сравнительно небольшие потери: 11-й армейский корпус — около 3,2 тыс. человек (без 11-й пехотной дивизии), 9-й армейский корпус в одной 58-й дивизии потерял около 1,9 тыс. человек. Потери австрийского 17-го армейского корпуса были гораздо значительнее. Лишь за 26-27 августа войсками русской 3-й армии были захвачены 8 орудий и более 4 тыс. пленных.

Ключевое значение для успеха штурма Равы Русской имело то обстоятельство, что группа корпусов – 21-й армейский 3-й армии и 5-й и 17-й армейские 5-й армии — наступлением с севера способствовала оставлению противником укрепленного района.

К концу операции войска русской 3-й армии занимали следующие позиции: 21-й армейский корпус — Верхрата-Седлиска-Гребенне; 11-й армейский корпус — Ржички-Рава Русская; 9-й армейский корпус – Рава Русская-Липник-Магирув-Бяла; 10-й армейский корпус — Вышенька М. — Вальдорф. 

Операция, на которую стороны возлагали такие надежды, закончилась. 

Оборвав операцию между Бугом и Вислой, и сосредоточив на своем правом фланге более 2/3 сил галицийских армий, австрийское командование попыталось разгромить русские 3-ю и 8-ю армии, овладев районом Львова. Данная попытка, после шести дней ожесточенных боев, в результате тяжелой стратегической обстановки на левом фланге австрийской 4-й армии, закончилась неудачей, несмотря на успехи на фронте австрийских 2-й, 3-й и 4-й армий. В итоге, 30 австрийских дивизий были вынуждены поспешно отходить, чтобы не быть отрезанными от р. Сан – с севера над ними нависла угроза флангового удара от русских северных армий. 

Официальное описание кампании 1914 г. на Русском фронте так оценивало последнюю фазу операции у Равы Русской: «Несмотря на то, что всюду мы стали теснить неприятеля, последний не оставил идеи прорыва между III и V армиями. В результате завязалось грандиозное сражение у Равы-Русской. 28 число было одним из наиболее тяжелых в многозначивших для обеих сторон боях в этом районе. Неприятель напрягал отчаянные усилия, чтобы прорвать наше расположение и тем спасти положение остальных своих армий, находившихся в полном отступлении на линию р. Сана.

В свою очередь и III армия, прибегая к последним ресурсам, при крайнем напряжении духа своих войск, изнуренных непрерывными боями в течение целого месяца, продолжала упорно выполнять свою задачу.

28 августа и у Равы-Русской австрийцы были наконец сбиты. Началось общее отступление IV, III и II армий неприятеля, отходивших в величайшем беспорядке, с потерей десятков тысяч людей, лошадей и массы боевого имущества».

Основной участник операции у Равы Русской с русской стороны — 3-я армия. 23-го августа, наступая в направлении на Белгорай, на подступах к району Равы Русской она получила сильный встречный удар со стороны австрийских 4-й и 3-й армий. Этот удар заставил русскую армию остановиться и, в течение 4-х дней, безрезультатно атакуя в лоб укрепленные позиции у Равы Русской, ожидать результатов от действий соединений 5-й и 8-й армий, двинутых на поддержку ее флангов. 

Основной причиной первоначальной неудачи 3-й армии стало неверное ориентирование со стороны командования фронта и неясная постановка оперативной цели (двойственная задача действовать на Лащов – Раву Русскую). Соответственно, стремясь себя обеспечить со стороны Городокской позиции, обойдя последнюю с севера, армия наступала по расходящимся от Львова направлениям — что лишило ее соединения возможности своевременного взаимодействия. Кроме того, это притягивает 8-ю армию к Городокской позиции. Подобное маневрирование южных армий фронта к северу лишало Юго-Западный фронт возможности произвести охватывающий маневр своими флангами. 

Д. Г. Щербачев также отмечал, что одной из причин наступления 3-й армии на север, стала задача оказать помощь 5-й армии, теснимой превосходящими силами. Но это лишь часть причин. Более весомым было то, что командование 3-й армии допустило ряд оперативных и тактических промахов и организационных упущений. Так, 22-23 августа (т. е. в ответственный момент завязки операции) штаб армии не послал в штаб фронта ни одного оперативного донесения. Н. В. Рузский значительно стеснял и инициативу своих корпусных командиров. Когда 25-го августа главной задачей армии была признана атака Равы Русской, то вместо решительной атаки данного пункта всеми силами (т. е. тремя корпусами), группировка ослабляется вследствие угрозы прорыва на участке 10-го корпуса — т. е. армейское командование не проявляет необходимой твердости и решительности.

В то же время отсутствие своевременной управленческой реакции со стороны фронтового командования привело в первые дни операции к несогласованным действиям 3-й и 8-й армий. Фактически, когда к 29-му августа австрийцам удалось между ними вклиниться, судьба операции на южном фланге Галицийской битвы оказалась на волоске. 

Окончание следует…

http://wpristav.com/publ/istorija/kak_ravu_russkuju_shturmovali_chast_3/4-1-0-734

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий