Авиация против танков (часть 18) - Техника, оружие - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Техника, оружие

Авиация против танков (часть 18)

В 1967 году американские военные, не вполне удовлетворённые лёгким Hughes OН-6А Cayuse, объявили новый конкурс на перспективный вертолёт разведки и наблюдения. Согласно уточнённым требованиям, новая винтокрылая машина, предназначенная для наблюдения за полем боя и корректировки артиллерийского огня с высоты 2000-2500 м, должна была иметь статический потолок не менее 3500 м, время нахождения в воздухе не менее 2,5 часов и большую на 100-150 кг грузоподъёмность по сравнению с «Кейюсом». Максимальная скорость полёта – не менее 220 км/ч. По сравнению с транспортно-боевым UH-1, разведывательная машина должна была обладать меньшей визуальной и акустической заметностью. Специально оговаривалась возможность быстрой подготовки к повторному вылету в полевых условиях и более вместительный по сравнению с OН-6А пассажирско-грузовой отсек, что давало бы возможность участия в поисково-спасательных операциях, эвакуации раненых и доставки небольших грузов. 

В 1968 году победителем конкурса был объявлен специально подготовленный вариант лёгкого гражданского вертолёта Bell 206A, созданный компанией Bell Helicopter Textron. После принятия на вооружение он получил обозначение OH-58А Kiowa. По сравнению с гражданским вариантом «Кайова» получил более мощный турбовальный двигатель Allison T63-А-700 мощностью 317 л.с. и новый несущий винт с широкими лопастями. Вертолёт с экипажем из двух человек при максимальной взлётной массе 1370 кг мог покрыть расстояние 480 км. Полезная нагрузка первоначально не превышала 450 кг. С учётом того, что новой машине предстояло действовать вблизи линии боевого соприкосновения, на вертолёте предусмотрели установку блоков 70-мм НАР, шестиствольного 7,62-мм пулемёта M134 Minigun или 40-мм автоматического гранатомета М129. Однако в большинстве случаев, в связи с заметным падением лётных данных при установке вооружения, ведение разведки осуществлялось на невооруженном вертолете или вооружение было ограниченно одним пулемётом. 

 

Авиация против танков (часть 18)

OH-58А Kiowa

В августе 1969 года машины первой серийной партии были отправлены во Вьетнам. Там они использовались параллельно с «летающим яйцом» ОН-6А. «Кайове» так и не удалось вытеснить из эскадрилий разведки и наблюдения компактный и манёвренный «Кейюс», что во многом было связано со слабостью силовой установки. Пилоты отмечали, что OH-58А при полной загрузке не хватало тяговооруженности, что в свою очередь сказывалось на манёвренности и скорости полёта. По сравнению с «Кейюсом» ненамного более крупный «Кайова» оказался более вялым в управлении. Таким образом, оба лёгких вертолёта эксплуатировались в войсках параллельно. 

Несколько месяцев ушло на освоение машины лётным и техническим составом и устранение недочётов. Первый ОН-58А был потерян во Вьетнаме 27 марта 1970 года. Во время корректировки артиллерийского огня вертолёт получил многочисленные попадания 12,7-мм пуль, что привело к потере управления в результате отказа гидравлической системы. Неуправляемый вертолёт рухнул в джунгли на нейтральной полосе, оба члена экипажа погибли. Всего же во Вьетнаме было потеряно 45 вертолётов «Кайова». Часть из них погибла в авариях и катастрофах, вызванных отказом техники и ошибками пилотирования, но более половины – это результат обстрела с земли. Потери ОН-6А составили 654 вертолёта, но и использовалось «Кейюсов» в Юго-Восточной Азии гораздо больше. 

Таким образом, как и ОН-6А, который он был должен сменить, вертолёт OH-58А оказался весьма уязвим даже для лёгкого стрелкового оружия. Спектр применения «Кайовы» в Юго-Восточной Азии был достаточно широким – двухместные лёгкие вертолёты использовались не только как разведчики, они участвовали в операциях по поиску и спасению сбитых американских лётчиков, боролись с сампанами на реках, патрулировали периметр американских баз. Хотя OH-58А во Вьетнаме не несли специализированного противотанкового оружия, в ряде случаев разведывательно-патрульным вертолётам удавалось обнаружить северовьетнамские танки и навести на них противотанковые вертолёты и истребители-бомбардировщики. Для того чтобы пометить цель, применялись фосфорные гранаты и сигнальные ракеты. Однако из-за недостаточной тяговооруженности пилоты избегали летать в горной местности. 

По результатам боевого применения OH-58А в Юго-Восточной Азии было признано, что вертолёт нуждается в модернизации. Также военные пришли к мнению, что для сокращения уровня боевых потерь необходимо переходить к полётам на предельно малой высоте. В 1978 году в вариант OH-58С решили переделать 275 построенных ранее вертолётов. Скороподъёмность, скорость и безопасность полёта удалось повысить благодаря применению более надёжного двигателя Allison 63А-720 мощностью 420 л.с. Вертолёты, эксплуатируемые в строевых разведывательных эскадрильях, получили систему отстрела тепловых ловушек и дипольных отражателей. Для уменьшения бликов от солнца кабину оснастили плоскими стёклами. Так как больше внимания стало уделяться маловысотным полётам, на модернизированных машинах установили "ножи-рассекатели", позволяющие в 90% случаев избежать аварии при столкновении с проводами. 

В состав БРЭО ввели аппаратуру ночного видения NVG и станцию радиотехнической разведки AN/APR-39, извещающую экипаж о радиолокационном облучении. Благодаря возросшей грузоподъёмности появилась возможность подвески на OH-58С блоков 70-мм НАР и 12,7-мм пулемёта M296. Как и модернизированные модификации «Кейюса», вертолёты «Кайова» с двигателями увеличенной мощности пользовались популярностью в силах специальных операций.

 

Благодаря небольшим габаритам «Кайовы» в военно-транспортный самолет С-130 вмещается два OH-58С, что позволяет быстро перебросить их к месту проведения спецоперации. После выгрузки, время приведения в боевую готовность составляет всего 10 минут. 

В начале 80-х в рамках программы повышения эффективности наблюдения за полем боя AHIP начались работы по оснащению OH-58 новыми оптоэлектронными системами, позволяющими вести разведку и осуществлять целеуказание другим боевым вертолётам, зависнув за укрытием (холмы, дома, деревья), выставив над ними лишь блок датчиков, расположенный над втулкой несущего винта. При этом предусматривалось, что вертолёт будет действовать, в том числе и в ночное время на высоте 15-20 м. Для защиты от средств ПВО вертолёт должен был нести станции постановки помех. Вообще программа модернизации «Кайовы» была затеяна в связи с качественным усилением советской армейской ПВО. Ведение визуальной разведки в зоне действия мобильных противовоздушных комплексов стало смертельно опасным делом. Кроме того, опыт применения в локальных войнах вертолётов, вооруженных управляемыми противотанковыми ракетами, выявил определённые сложности при обнаружении целей. Даже зная район нахождения вражеской бронетехники и обнаружив танки визуально, оператору вооружения иногда было очень непросто загнать цель в поле визира аппаратуры наведения ПТУР. В ходе поиска и наведения ракеты какие-либо резкие маневры были противопоказаны, так как это могло привести к срыву процесса наведения. При этом зависший примерно на 40-60 с вертолёт представлял собой лёгкую мишень. Таким образом, модернизированный разведывательный вертолёт с надвтулочной оптоэлектронной системой должен был сократить время поиска цели лётчиком-оператором ударного вертолёта за счёт выдачи точного целеуказания с помощью лазерного дальномера-целеуказателя и снизить уязвимость за счёт сокращения времени пребывания в зоне поражения войсковых зенитных комплексов. 

 

OH-58D Kiowa Warrior

Для компенсации увеличившегося взлётного веса на вертолёте, получившем обозначение OH-58D Kiowa Warrior, установили новый двигатель Allison 250-С30Х мощностью 485 л.с. На «Кайова Уорриор» внедрили новый несущий четырёхлопастной винт повышенной эффективности, что стало отступлением от фирменного почерка фирмы «Белл» - двухлопастного винта. Лопасти винта выдерживают прострел 23-мм снарядами. Много внимания было уделено снижению уровня шумности и тепловой заметности. Для этого двигательный отсек был увеличен, а под его капотами разместилась система охлаждения выхлопных газов. 

Наиболее заметным внешним отличием от других модификаций стал «шарик» «мачтовой системы наблюдения», установленный на штанге длиной 850 мм поверх ротора несущего винта. В круглом композитном контейнере, на стабилизированной платформе размещены: телекамера с 12-кратным увеличением, пассивная ИК-система ночного видения (тепловизор) и лазерный дальномер-указатель. Полученная информация, после обработки бортовым вычислительным комплексом выводится на многофункциональные дисплеи. Для связи с экипажами противотанковых вертолётов в состав БРЭО вошла многоканальная КВ-УКВ радиостанция. Электронная аппаратура заняла весь грузопассажирский отсек за спинками сидений двух членов экипажа, доступ к аппаратуре и системе её охлаждения осуществлялся через задние двери, ставшие, скорее, боковыми капотами. В кабине для повышения выживаемости экипажа при ударе вертолёта о землю установили кресла с амортизацией и подушки безопасности, сходные с автомобильными. 

Хотя первоначально для самообороны OH-58D на вертолёт планировалось подвешивать пару пусковых труб с ПЗРК FIM-92 Stinger, разведчик должен был иметь возможность самостоятельно «обработать» обнаруженную наземную цель. В состав вооружения ввели подвесные контейнеры с пулемётами и блоки НАР, а в кабине смонтировали прицелы для НАР и пулемета. Вес боевой нагрузки на внешних узлах мог достигать 227 кг. После начала поступления в войска вооруженного OH-58D, оставшиеся машины модификации OH-58С разоружили и в войсках их стали называть «гладкими». 

Возросшую до 2500 кг максимальную взлётную массу и увеличившееся лобовое сопротивление не удалось в полной мере компенсировать повышением мощности силовой установки. Максимальная скорость первого варианта «Кайова Уорриор» не превышала 222 км/ч. В дальнейшем на доработанной модификации OH-58D ввели двигатель Rolls-Royce T703-AD-700A с взлётной мощностью 650 л.с. При этом максимальная скорость увеличилась до 240 км/ч. 

Поставки OH-58D Kiowa Warrior в войска начались летом 1986 года. Всего было заказано 349 вертолётов. Позже ещё около двух сотен переделали из ранних вариантов OH-58. Общая стоимость программы вертолёта разведки и целеуказания получилась весьма внушительной - $2,4 млрд в ценах средины 80-х. При этом машины разных серий могли серьёзно отличаться составом БРЭО и вооружения. На части OH-58D в состав авионики добавили систему управления огнем, включающую дисплей и подсистему наведения ПТУР. Достаточно совершенной была аппаратура предупреждения о радиолокационном облучении. Станцию AN/APR-39 заменили "трехмерной" AN/APR-44, которая помимо азимута указывает, откуда (сверху или снизу) действует источник радиолокационного облучения, что позволяет экипажу правильно выбрать маневр уклонения. Аппаратуру обнаружения РЛС дополнили системой предупреждения об облучении лазером AVR-2. За двигателем появился излучатель станции ИК-помех ALQ-144, сходный по принципу действия с нашей «Липой». 

Первые OH-58D с надвтулочной оптоэлектронной системой проходили войсковые испытания в 160-м авиационном полку специального назначения Армии США. В дальнейшем «Кайова Уорриор» придавались вертолётным частям, вооруженным противотанковыми вертолётами AH-64А Apache. Разведывательные OH-58D в ходе боевого взаимодействия с ударными АН-64А осуществляли поиск и обнаружение бронетехники и производили целеуказание. В случае необходимости имелась возможность "подсветки" объекта лазерным лучом для наведения управляемых ракет, запущенных "Апачами". Как правило, один ОН-58D действовал с 4 ударными вертолётами. В ходе эксплуатации модернизированных вертолётов-разведчиков выявилось, что иногда рациональней нанести удар по обнаруженной цели самостоятельно. Для этого пришлось доработать систему управления вооружением и узлы подвески. 

 

АН-58D

Вертолет, известный как АН-58D, мог нести до 4 ПТУР AGM-114 Hellfire с лазерной ГСН. Данная модификация создана в рамках концепции «вооруженной разведки», но широкого распространения она не получила. Стандартным вариантом вооружения считалась подвеска двух ПТУР и блока НАР. Использование НАР связано с тем, что 70-мм реактивные снаряды Hydra 70 являются универсальным оружием, которое можно применять как по наземным, так и по воздушным целям. Кроме того, применять дорогостоящие ПТУР против небольших пехотных подразделений или одиночных транспортных средств не рационально. С помощью реактивных снарядов также можно нанести скоротечный удар по средствам ПВО противника, выскочив ненадолго из укрытия в складках местности. 

Впервые OH-58D был опробован в бою в 1989 году в ходе операции «Правое дело», целью которой было свержение панамского диктатора Мануэля Норьега. В ходе операции экипажи OH-58D корректировали действия ударных AH-64А и наземных подразделений. Один вертолёт был повреждён огнём стрелкового оружия, после чего разбился. Пилоту удалось выжить, но оператор погиб. С июля 1988 года полтора десятка вертолётов «Кайова Уорриор» задействовались в операциях против иранских быстроходных катеров, совершавших атаки на танкеры в Персидском заливе. При этом выявилось, что ПТУР «Хеллфайр» малоэффективны против малоразмерных морских целей. Оказалось, очень непросто удержать в прицеле катер, идущий со скоростью более 60 км/ч, к тому же луч лазерного дальномера-целеуказателя зачастую рассеивался брызгами воды. 

 

Во время операции «Буря в пустыне» OH-58D не только обеспечивали действия ударных «Кобр» и «Апачей», но и служили «глазами» американских танковых подразделений, вскрывая замаскированные огневые точки, неподавленные узлы обороны и поддерживая операции спецназа. Особенно пригодилась способность «Кайова Уорриор» действовать ночью и в условиях плохой видимости. Так, в ночь с 17 на 18 февраля пара OH-58D уничтожила ПТУР «Хеллфайр» береговую батарею иракских ПКР HY-2 (китайский вариант ПКР П-15). На счету вооруженных OH-58D имеется несколько единиц иракской бронетехники. Особенно лёгкие разведывательно-ударные вертолёты отличились во время освобождения кувейтской территории. В 1991 году в боевых действиях против войск Саддама Хусейна принимали участие 103 OH-58D, при этом было потеряно три машины. 

17 декабря 1994 года в ходе рутинного патрульного полёта вдоль границы между двумя Кореями, экипаж OH-58D непреднамеренно залетел на 6 км в воздушное пространство КНДР и был сбит. Один член экипажа погиб, а другой провел в северокорейском плену 13 дней. 

 

Вертолёты «Кайова Уорриор» до недавнего времени активно использовались в Ираке и Афганистане. В начальный период иракской кампании 2003 года вертолёты вели поиск вражеских танков и разведку, а после участвовали в операциях против иракских повстанцев. 
 

В ряде случаев OH-58D использовались для огневой поддержки наземных подразделений и в роли воздушного командного пункта. Американское командование отмечало высокий коэффициент технической готовности вертолётов, который не снижался ниже значения 0,9. С 2003 по 2014 год от огня противника и в лётных происшествиях потеряно 35 OH-58D. 
 

Обломки OH-58D в Ираке

В настоящее время «Кайова Уорриор» заменены в зоне боевых действий беспилотниками, а для обеспечения вертолётной поддержки сил специальных операций и частных военных кампаний используются лёгкие боевые вертолёты AH-6 Little Bird и AH-64 Apache. 

На момент своего создания OH-58D Kiowa Warrior превосходил все серийные разведывательно-боевые вертолёты по возможностям обнаружения целей на поле боя и выдачи целеуказания авиационным средствам поражения и артиллерии. Но после появления AH-64D Apache Longbow с РЛС миллиметрового диапазона AN/APG-78, размещённой в обтекаемом контейнере над втулкой несущего винта и электронно-оптической системой TADS, включающей в себя телевизионную и ИК аппаратуру с 30-кратным увеличением, необходимость в дорогостоящем слабо защищённом вертолёте стала не очевидной. Содержать в штате вертолётной эскадрильи несколько машин, отличающихся составом БРЭО, узлами и агрегатами от основных боевых вертолётов, посчитали слишком затратным. К тому же «Кайова Уорриор», уступая по лётным данным «Апачу», зачастую сковывала действия боевого звена. После насыщения строевых ударных вертолётных эскадрилий AH-64D с надвтулочным радиолокатором и прицельно обзорными оптоэлектронными системами, не уступающими по своим возможностям аппаратуре, установленной на «Кайове Уорриор», необходимости в устаревающем небронированном разведывательном вертолёте больше не было. В 2008 начался постепенный вывод OH-58D из боевых эскадрилий. 

Но американцы, известные своим бережным отношением к даже безнадёжно устаревшей авиационной технике, не спешили разделывать ещё вполне дееспособные вертолёты на металлолом. Разведывательно-ударные OH-58D, имеющие ещё достаточный лётный ресурс, передавались на консервацию в Дэвис-Монтан. Часть разоруженных машин продали гражданским, их также приобретали правоохранительные и природоохранные ведомства. 

 

До сих пор на «Кладбище костей» в Аризоне находится на хранении примерно две сотни OH-58. После отказа командования американской армейской авиации от вертолётов «Кайова Уорриор» бывшие в употреблении машины поставлялись в Турцию, Саудовскую Аравию, Тунис, Хорватию и Грецию. Некоторые страны получили вооруженные OH-58D в рамках безвозмездной военной помощи. Однако стоит отметить, что экспортные поставки начались только через 30 лет, прошедших с момента принятия OH-58D на вооружение, и уже после того как вертолёт был введен из эксплуатации в Армии США. 

Однако на этом история совершенствования вертолёта «Кайова» не закончилась. В 2012 году компания Bell Helicopter начала испытания новой разведывательно-ударной модификации OH-58F. На данной модели усовершенствованная оптоэлектронная система наблюдения размещена в носовой части вертолёта. 

 

OH-58F

В распоряжении оператора и пилота появились две многофункциональные жидкокристаллические панели. Благодаря облагороженной аэродинамике и снижению на 10% массы пустой машины удалось улучшить лётные данные и повысить защищённость кабины и силовой установки. Ещё более продвинутый вариант OH-58F Block II получил современный экономичный двигатель Honeywell HTS900 мощностью 1000 л.с., новую трансмиссию и хвостовой винт гражданского Bell 427. На вертолёте установили аппаратуру управления беспилотными летательными аппаратами, что должно было повысить разведывательные возможности модернизированной «Кайовы». 

Первый серийный вертолёт передали вооруженным силам в конце 2013 года. Всего в эту модификацию предполагалось переоборудовать 320 вертолётов OH-58D. Однако по причине бюджетных ограничений программу модернизации свернули, и было построено всего несколько экземпляров OH-58F. Скорее всего, переоборудованные машины попали в вертолётные подразделения сил специальных операций. 

Не реализованным проектом остался OH-58F/AVX с соосными несущими винтами и двумя дополнительными горизонтальными винтами в кольцевых обтекателях. Расчёты показали, что в данный вариант можно было переделать 2/3 имеющихся OH-58D. При этом предлагалось серьёзно сэкономить за счёт использования фюзеляжа и некоторых узлов и агрегатов серийных машин. Срок службы переоборудованных вертолётов должен был составлять ещё 20-25 лет. 

 

OH-58 OH-58F/AVX

После перехода на соосную схему удельный расход топлива планировалось уменьшить на 30%, а скорость и дальность полёта должны были возрасти на 20%. При этом БРЭО и вооружение должно было быть заимствовано с модификации OH-58F Block II. Но в силу бюджетных ограничений военные предпочли тратить средства на закупку беспилотных летательных аппаратов, а не на модернизацию старых вертолётов. 

Лёгкие вертолёты фирмы «Белл» пользуются устойчивым спросом на внешнем рынке. Иностранным заказчикам предлагались ударные машины на базе вертолётов гражданского назначения. Параллельно со строительством военного OH-58А Kiowa компания Bell Helicopter Textron для гражданского рынка создала Bell 206 JetRanger, который отличался удлинённым фюзеляжем, более мощным двигателем и большим диаметром несущего винта. 

 

Bell 206L с ПТУР TOW

Модернизированный вариант Bell 206L с гиростабилизированным прицелом M65, установленным над кабиной, и ПТУР TOW был принят на вооружении в ряде стран. В целом же «Джет Рэнглер» получил гораздо большее распространение, чем «Кайова». Благодаря большей грузоподъёмности и удлиненному фюзеляжу Bell 206L больше подходил для использования в роли транспортно-боевого вертолёта, что особенно ценилось в странах «третьего мира». В некоторых странах американские Bell 206L вооружались ПТУР НОТ. Например, такие вертолеты, принадлежащие Саудовской Аравии, участвовали в боевых действиях во время операции «Буря в пустыне». 

Дальнейшим вариантом развития вертолёта Bell 206 стал Bell 407, впервые поднявшийся в воздух в 1995 году. На этой машине используется четырёхлопастной несущий винт, разработанный для OH-58D Kiowa Warrior. Турбовальный двигатель Allison 250-C47B мощностью 813 л.с. способен разогнать машину массой 2700 кг до 260 км/ч. Вертолёт способен взять на борт груз массой до 1060 кг. При размещении на внешних узлах боевой нагрузки массой 227 кг радиус действия составляет 320 км. 

 

Bell 407GT

Вооруженный вариант получил обозначение Bell 407GT. Эта машина оснащена обзорно-прицельной аппаратурой, во многом сходной с использованной на вертолёте OH-58F и аналогичным составом вооружения. Вертолёты Bell 407GT поставлялись в Сальвадор, Мексику, ОАЭ и Ирак. 
 

К апрелю 2013 года ВВС Ирака получили 27 боевых вертолётов Bell 407GT, которые активно использовались в боях с исламистами. 8 октября 2014 года один вертолёт был сбит ракетой ПЗРК, при этом оба лётчика погибли. 

Ещё во время вьетнамской эпопеи американское армейское командование пришло к выводу, что АН-1 Cobra далёк от идеала боевого вертолёта и может рассматриваться лишь в качестве временной меры. По характеристикам живучести, скорости полёта и боевой нагрузки «Кобра», созданная во многом на базе транспортно-боевого UH-1 Iroquois, не устраивала военных. Вскоре после окончания войны во Вьетнаме был объявлен конкурс AАН (Advanced Attack Helicopter – рус. Перспективный боевой вертолёт). В отличие от вертолёта АН-1 Cobra, который изначально предназначался для борьбы с партизанами в джунглях Юго-Восточной Азии, основным назначением перспективной машины являлась борьба с советскими танками на европейском ТВД, в том числе в сложных метеоусловиях и ночью. В техзадании на проектирование двухдвигательного перспективного противотанкового вертолёта указывалось, что ему придётся действовать в условиях сильной ПВО и с полевых аэродромов, что в свою очередь означало автономность применения и способность к саморазвертыванию. По уровню защищённости, скорости, манёвренности и дальности полёта новый боевой вертолёт должен был превзойти все существующие машины аналогичного назначения. В качестве основного вооружения предполагались 16 ПТУР BGM-71 TOW и 30-мм пушка. Позже в спецификацию ракетного вооружения внесли изменения, главным калибром должны были стать шестнадцать AGM-114 Hellfire с лазерным наведением. В части требований, касающихся боевой живучести, указывалось, что вертолёт должен быть неуязвим к одиночным попаданиям бронебойных пуль калибра 12,7-мм с дистанции 450 м и иметь минимальную уязвимость при поражении 23-мм осколочно-фугасным снарядом. После попадания указанных боеприпасов в любую часть вертолёта, за исключением элементов рулевого винта, должна была иметься возможность продолжать полёт в течение 30 минут. 

К 1976 году определились два главных претендента на победу в конкурсе. Это были YAH-64 от компании Hughes Helicopters и Bell YAH-63. При проектировании YAH-63 фирма «Белл» во многом опиралась на опыт, полученный при создании АН-1 Cobra. Но в отличие от «Кобры» новый вертолёт с самого начала являлся двух двигательным. Турбовальные General Electric YT700-GE-700, с взлётной мощностью по 1680 л.с. каждый, в горизонтальном полёте разгоняли вертолёт до 322 км/ч. Вертолёт с максимальной взлётной массой 8700 кг мог пролететь 570 км. В отличие от «Кобры» опытный YAH-63 был оснащён трехколесным шасси с гидравлическими амортизаторами, способными обеспечить безопасность экипажу при скорости встречи с землёй до 12,8 м/с. 

 

Bell YAH-63

Однако победителем в конце 1976 года был объявлен вертолёт, предложенный компанией «Хьюз». На выбор военных отчасти повлияла авария, произошедшая с YAH-63 во время сравнительных испытаний. Кроме того, уровень защищённости YAH-64 был изначально выше и оснащался более живучим четырёхлопастным несущим винтом. По сравнению с вертолётом фирмы «Белл» прототип, построенный «Хьюз», имел лучшую манёвренность у земли. К тому же, несмотря на полностью новую конструкцию, YAH-64 обещал быть менее затратным в производстве и эксплуатации.
 

YAH-64 с Т-образным хвостовым оперением

После победы в конкурсе, ещё два года ушло на доработку вооружения и БРЭО. Для снижения ИК-заметности на выхлопных соплах смонтировали теплорассеивающие насадки. Изменения внесли в остекление кабины и хвостовую часть. На втором лётном прототипе была установлена новая прицельно-навигационная система TADS/ PNVS, разработанная фирмой Martin-Marietta. Аппаратура системы TADS включает в себя оптический прицел, телевизионную камеру высокого разрешения, лазерный дальномер-целеуказатель и теплопеленгатор. Оптический прицел и дневная телевизионная камера используются в условиях хорошей видимости. Тепловизор предназначен для работы ночью и в при плохой видимости. Для пилотирования в ночное время и в сложных метеоусловиях предназначена аппаратура PNVS. На эталонный предсерийный образец установили более надёжные двигатели T700-GE-701 мощностью 1696 л.с. Много внимание было уделено повышению уровня живучести и стойкости к боевым повреждениям. В случае отказа или боевого повреждения одного двигателя, второй автоматически переходит на чрезвычайный режим работы. Трансмиссия сохраняет работоспособность в течение 30 минут после полной утечки масла. Борт кабины экипажа уверенно держит попадания 12,7-мм пуль, а лопасти несущего винта рассчитаны на прострел 23-мм бронебойными снарядами. Между рабочими местами экипажа установлена противоосколочная кевларовая перегородка. В распоряжении оператора вооружения имеются необходимые приборы и органы управления для самостоятельного выполнения полета и посадки при выходе из строя командира экипажа. При массе пустого вертолёта 5165 кг, вес элементов защиты составляет 1100 кг. 
 

Прототип YAH-64А в 1982 году

После внесения доработок и подтверждения заявленных характеристик, в декабре 1981 года было принято решение о серийном строительстве вертолета АН-64А Apache. Специально для этого в городе Меса, в штате Аризона построили сборочный цех. Вскоре собственником вертолётного производства Hughes Helicopters стала корпорация McDonnell Douglas. В 1997 году компания McDonnell Douglas в свою очередь была поглощена Boeing Company. После этого сборочное производство в Аризоне велось под эгидой «Боинга». Хотя на данный момент новые «Апачи» здесь больше не строят, модернизация ранних вариантов продолжается до сих пор. 
 

Спутниковый снимок Google Earth: вертолёты АН-64 Apache на стоянке рядом со сборочным цехом «Боинг» в городе Меса 



Продолжение следует…



Источник: https://topwar.ru/132154-aviaciya-protiv-tankov-chast-18.html
Система Orphus Категория: Техника, оружие | Просмотров: 8 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки

Яндекс.Метрика

Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)



E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Мнение, аналитика [206]
История, мемуары [553]
Техника, оружие [66]
Ликбез, обучение [72]
Загрузка материала [11]
Военный юмор [20]

Видеоподборка

00:02:32

00:18:04


01:35:30

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz