Четвертая силовая ч.2 - Мнение - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Мнение

Четвертая силовая ч.2

Спасти Итальянца

Замначальника ГСУ СК Денис Никандров заслушал доклад подчиненного по поводу изъятого дела как раз в тот день, когда в московское управление приехал Михаил Максименко.

«Получив информацию [об уголовном деле], я пошел к своему руководителю Дрыманову (начальнику ГСУ СК по Москве. — А. С.). В его кабинете находился Максименко, который сразу проявил интерес к этому делу и показал мне видеозапись с камер наблюдения, которые, видимо, получил от следователей. Задача была такая: объективно подойти к расследованию, особенно в части товарища Буданцева, которого следствие поместило под домашний арест», — ​рассказывал в своих показаниях Денис Никандров.

По словам следователя, позже Михаил Максименко назовет ему главное заинтересованное лицо в этом деле. «Ближе к концу марта я встретился с Максименко в одном из кафе в районе Покровки. Зашел разговор об этом деле. Я доложил, что имеются основания для переквалификации дела о вымогательстве на самоуправство. Максименко сослался на своего товарища Дмитрия Смычковского — ​предпринимателя, который каждую неделю много времени проводил в комитете. Я сказал, что надо взвесить все юридические моменты. Максименко сказал что-то вроде такого: не хочешь сам переквалифицировать — ​отдай [начальнику ГСУ СК по ЦАО Алексею] Крамаренко. Он, мол, накупил много недвижимости, у него сейчас нет денег платить налоги, и вот он одолевает Максименко просьбами дать возможность заработать. Крамаренко вообще жаловался, что после централизации работы по экономическим преступлениям у него закрылись лазейки незаконного заработка. А со Смычковским у них давняя дружба — ​Крамаренко его в свое время привлекал за контрабанду. «Они обо всем договорятся», — ​сказал он напоследок».

Через неделю Денис Никандров получил указание от своего непосредственного начальника Александра Дрыманова о передаче дела в ГСУ СК по ЦАО, где предлагалось переквалифицировать действия Андрея Кочуйкова на самоуправство и освободить его из следственного изолятора за истечением предельного срока содержания под стражей. В своих показаниях Никандров пояснял, что указания о передаче дела в Центральный округ поступали ему одновременно от Максименко, его зама Александра Ламонова и от Дрыманова, но каждый действовал самостоятельно.

«Когда освобождение состоялось, Максименко находился в Петербурге, Дрыманов — ​в отпуске, а Крамаренко уехал куда-то на острова. Но потом Дрыманов вызвал меня к себе и сказал, что незадолго он принял предложение за деньги поддержать освобождение из-под стражи Кочуйкова (Итальянца). Затем он посоветовал поехать и обсудить это с Максименко. Во второй половине июня Максименко в своем кабинете сказал мне, что «Ламонов и его ребята и так получили 500 тысяч долларов за переквалификацию».

Тогда я вернулся на работу и рассказал об этом Дрыманову, на что мне было сказано: «Ламонов — ​мошенник». Я тогда не понимал ничего», — ​показал Никандров и пояснил, что в УСБ СК было передано еще 400 тысяч долларов.

«А потом Максименко позвонил мне и попросил меня встретиться со Смычковским. Мы встретились на заправке в районе Красногорска. Смычковский спросил, почему люди не были освобождены. Я не знал, что ответить», — ​говорил Никандров.

Все участники операции по вызволению Итальянца из застенка еще не знали, что каждый их шаг известен оперативникам Управления «М» ФСБ, обратившем внимание на Шакро, благодаря сигналу от коллег из Департамента военной контрразведки ФСБ. К тому моменту рабочий кабинет и служебная квартира Михаила Максименко уже прослушивались…

Прослушка

В середине мая 2016 года Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов встретились в служебной квартире, где обсудили ход расследования дела в отношении Итальянца. Из материалов прослушки следует, что в вопросе освобождения Андрея Кочуйкова были заинтересованы две стороны — ​Захарий Калашов (Шакро) и Солнцевская преступная группировка.

Однако каждая из сторон не знала друг о друге, хотя через длинную цепочку посредников обращалась к одному и тому же лицу — ​влиятельному бизнесмену Дмитрию Смычковскому.

Этот коммерсант проник в высшие эшелоны правоохранительных органов в начале нулевых, благодаря Сергею Мещерякову, в разное время возглавлявшему в МВД два ключевых департамента: по борьбе с оргпреступностью и экономическими преступлениями. Тогда же Смычковский обзавелся офисом в торговом центре «Гименей» на Якиманке и роскошным особняком в Барвихе, которые получил благодаря урегулированию сложных вопросов на Житной.

«Львиную долю доходов в то время правоохранители получали от реализации вещественных доказательств, изъятых в ходе расследования контрабандных преступлений — ​так называемое товарное рейдерство. А все потому, что законодательство позволяло любому следователю выносить постановление о реализации вещдоков без решения суда и позиции Федерального фонда имущества», — ​вспоминает знакомый со Смычковским бизнесмен.

Эффективность в решении тяжелых экономических задач позволила Смычковскому более десяти лет сохранять свои позиции незыблемыми, невзирая на постоянные кадровые перестановки в силовых органах. С руководством СК у бизнесмена были особенные отношения, рассказывал в ходе допроса Денис Никандров: «Смычковский являлся сослуживцем Максименко, одноклассником Синеговского (замруководителя ГСУ СК по Москве. — А. С.) и другом Дрыманова».

Весной Дмитрий Смычковский стал одновременно обращаться ко всем своим знакомым с предложением за денежное вознаграждение освободить Андрея Кочуйкова. Максименко и Ламонову, обсуждавшим поступающие предложения из разных источников, это казалось немного странным.

«Вот они [деньги] лежат. И Дима говорит: «А тебе предложили?» — ​«Нет, пока нет».— «Но так не делается. Типа 50% сразу… в космос». Я говорю: «Стоп, стоп, стоп… а остальное уже между всеми. У нас другая… нас это не интересует», — ​вспоминал диалог со Смычковским Александр Ламонов и пытался понять, от кого именно тот обращается с денежным предложением. Максименко сообщил, что встречался с Шакро и интересовался, просит ли его кто-то выделить деньги для освобождения Итальянца: «Извини, я сам разговаривал с Шакро… ты представляешь… Шакро всегда встречается. Всегда… Шакро говорил: «Я своим людям сказал, я никогда педерастом не был, и за базар я всегда отвечаю». Ты знаешь… дело в том, что мы непроизвольно вернули свое уважение даже у воров».

«Ну да. Здесь конкретно», — ​отвечал ему на это Ламонов.

Вторую половину встречи особисты СК обсуждали переговоры Смычковского с миллиардером Андреем Скочем. «Я Диме говорю: «Дима… Скочу то, что он отдал. Вообще… зубы почистить… кофе попить». Ни проблемы, ничего в помине не было. Типа это они. Ну как бы кто-то кого-то лечит. Кто-то кому-то сказал: «Вот, типа, вот…» У него там сеть каких-то заведений японских или китайских, хер его знает. Что, типа, Итальянца выпустят… только не совсем так. Шакро… вообще по… Ну это как бы… Я вот что тебе могу сказать, я могу ошибаться сейчас, сейчас они будут, по идее, сливаться, чтобы на равных ситуациях… я так думаю. Потому что когда…»

Для прояснения окончательных позиций Максименко на следующий день встретился со Смычковским в собственном кабинете. Тот объяснил, что миллиардер не захотел с ним обсуждать вопрос лично.

«Да вообще это первый раз такое. Он не захотел даже с Борисенко (бывший советник председателя Верховного суда. — А. С.) встречаться. Борисенко к нему поехал, а он начал на Борисенко орать: «Какого … там вообще моя фамилия выплыла?» Борисенко говорит: «Ты что? Ты же мне сказал: поехать к Диме [Смычковскому]. Я поехал и ему сказал, что ты меня попросил. А я ему что скажу? Я откуда вашего Андрея [Кочуйкова] там знаю?» А он: «На … вообще апеллировать моим именем, там отдельный человек этим занимается у нас. Не надо ничего влазить. Все, мы вот отдельно, а вот Захар [Шакро] — ​это отдельно». Борисенко говорит: «Подожди, ты же сначала… Мы с тобой встретились, определились, что я поехал к человеку, поговорил, что как бы он будет заниматься, а теперь вы начинаете как бы это…» А он: «Ну мы, типа, в два конца не хотим платить, а то сейчас получится — ​мы сюда заплатим, а еще Шакро потом нам скажет, счет выставит». Я говорю: «Да он свои деньги заплатил». Борисенко говорит: «Он с вас-то получать не хочет». Тогда он говорит: «Все, я сейчас улетаю, пусть тогда, кто там вот главный, пусть встретится с этим, с Львом моим (предположительно, имеется в виду партнер Скоча Лев Квитной. — А. С.). И объяснит, что там как, как там дальше».

Тем не менее оперативники установили, что Дмитрию Смычковскому удалось получить денежные средства общим объемом 1,5 млн долларов, из которых полмиллиона будто бы были предоставлены Шакро через совладельца японской сети «Якитория» Олега Шейхаметова и миллион — ​якобы от Андрея Скоча.

Арест Шакро

В конце июля 2016 года оперативники Управления «М» ФСБ при поддержке спецназа ворвались в резиденцию Захария Калашова. По результатам рейда, Шакро сменил свой роскошный особняк на камеру «Лефортово». При этом криминальному авторитету пока были предъявлены обвинения в крупном вымогательстве у владелицы ресторана Жанны Ким — ​вопрос о даче взятки оставался подвешенным.

Супруга авторитета Марина Гольд­берг, когда-то попросившая его помочь в переоформлении ресторана, в тот день улетела во Францию. Вместе с Фатимой Мисиковой они побывали на вечеринке благотворительного фонда Леонардо Ди Каприо. По иронии судьбы за соседним столиком вечер коротал Кенес Ракишев, который отправил в ресторан группу поддержки во главе с Буданцевым.

Взяв Шакро, контрразведчики нагрянули в Технический переулок, где задержали Михаила Максименко, Александра Ламонова и Дениса Никандрова. Денис Никандров за день до задержания лишился госзащиты.

Александр Бастрыкин, в силу закона обладавший исключительным правом на привлечение высокопоставленных подчиненных к уголовной ответственности, поначалу отказывался выносить постановление о возбуждении уголовного дела. «Он вообще не понимал, что происходило в его ведомстве. Нес какую-то ахинею про боевых товарищей…» — ​рассказывает собеседник.

Андрей Скоч и Олег Шейхаметов, не дожидаясь новых арестов, улетели в Лондон. Еще раньше исчез ключевой человек по делу Дмитрий Смычковский, которого заочно арестовали и объявили в международный розыск.

Шейхаметов вскоре вернулся — ​по данным источников в ФСБ, в Москву он прилетел под личные гарантии Шакро, для чего пришлось организовать телефонную связь с Лондоном прямо из СИЗО «Лефортово». По прилете Шейхаметов направился в следственное управление ФСБ, где написал явку с повинной и рассказал об обстоятельствах передачи денежных средств за освобождение Итальянца.

Это уголовное дело расследовалось более полутора лет, за которые обвиняемые неоднократно поменяли свою позицию. В частности в сентябре прошлого года Никандров и Ламонов заключили досудебные соглашения, признали вину и обличили других высокопоставленных коллег.

В конце декабря был задержан Крамаренко. Бывший начальник ГСУ СК по ЦАО, после начала скандала уволившийся со службы и перебравшийся на хорошую должность в «Роснефть», не ожидал такого развития событий. За несколько дней до задержания он отмечал получение генеральского звания бывшим начальником 6-й службы УСБ ФСБ Иваном Ткачевым, возглавившим Управление «К» СЭБ ФСБ.

Перед началом слушаний по делу Максименко следственное управление ФСБ попыталось привлечь к ответственности Александра Дрыманова, но на этот раз Александр Бастрыкин ответил категоричным отказом.

«Александра Ивановича не стоит ругать — ​он просто не понимает, что происходит, и поэтому реагирует в привычной манере: мол, никто не забыт, ничто не забыто. Он ведь и на предновогоднем съезде Союзов ветеранов следствия заявлял, что дело сфабриковано. Поэтому никого и не увольнял — ​все арестованные сотрудники оставались в штате. А когда пришли за Дрымановым, распорядился поместить его фотографию на обложку ведомственной газеты. Ну такой он человек».

К уголовному делу следствие приобщило аудиозаписи переговоров Михаила Максименко, в которых он откровенно обсуждал с подчиненными бурную жизнь Следственного комитета: вербовку коллег особистами Лубянки во время праздничных застолий, чемоданы денег для Валерия Алышева, договоренности с подследственными банкирами…

Большая часть этих материалов была засекречена — ​и в ходе судебных разбирательств будет исследована в закрытом режиме.

В открытой части процесса Ламонов произнес фразу, которую можно назвать ключевой для понимания ситуации. Он отказался признать полученные им деньги взяткой, заявив, что это была «благодарность за позицию».

Во-первых, силовики настолько потеряли чувство реальности, что действительно не видят разницы между бутылкой виски и полумиллионом долларов, считая и то, и другое «благодарностью». Второе — ​их позиция возникает из «благодарности» и благодаря ей, а не наоборот. Именно такой оказалась система, выросшая из «дела ЮКОСа». И именно в таком виде она должна быть демонтирована. По крайней мере, судя по всему, такова новая политическая установка.

Отличие четвертой войны силовиков от трех предыдущих в том, что топов СК посадили не потому, что они кому-то перешли дорогу — ​взятка была не поводом для их ареста, а реальной причиной.

Пока это понимание не укоренилось среди силовиков, а его будут насаждать жестко, система, конечно же, будет сопротивляться, пытаясь превратить четвертую войну в аналог первых трех. Так что начало четвертого президентского срока обещает быть похожим на начало первого, с той лишь разницей, что война уже началась.

 

Источник

Система Orphus Категория: Мнение | Просмотров: 268 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки

Яндекс.Метрика

Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)

E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Загрузки [11]
Мнение [94]
Ликбез [64]
История [20]

Видеоподборка
00:50:31

00:43:23

00:02:30

00:01:31

00:13:45

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2018 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz