ПЕРЕВОДЧИК. Глава 3. Часть 1. - История, мемуары - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » История, мемуары

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 3. Часть 1.

   Света стояла над могилой своего мужа. Теперь его не было на этом свете. Теперь он был под двухметровым слоем земли, и никак уже не мог согреть свою любимую жену теплом своего сердца. Рухнуло все. Все надежды на светлое будущее утонули в одном листке телеграммы, который так и лежал в кармане, и все так же жег сердце и рвал душу.
   Уже отсалютовал почетный караул, который выделило командование находившейся неподалеку воинской части. Солдатики выстрелили из автоматов по три раза, погрузились в машину и уехали. Могильщики закидали гроб землей, установили памятник и тоже укатили по своим, могильным, делам.
   Ушли родители. Ушли родственники. Ушли все те, кто пришел на похороны.
   Осталась только Света.
   Света и море тюльпанов. Света и море слез. Света и море горя.
  
  *****
     Дверцу десантного отсека открыли снаружи. Это был Иванов.
   -Ну, и что ты сидишь? Давай, выходи, киллер. Нечего прохлаждаться. Ты на дежурстве, или где?
   В палатке Олег устало опустился на стул. Срочник ковырялся в печке. Рядом лежала свежая куча дров. Боец натаскал пустых ящиков от снарядов, наломал их до размеров печки и теперь радостно пытался отдыхать.
   -Товарищ лейтенант, угостите сигареткой...
   Олег машинально угостил его куревом, и боец убежал из палатки отравлять организм никотином. В палатку вошли командир отряда, начальник штаба и Иванов.
   -Ну, как? - спросил Романов.
   -Хуже некуда... - честно признался Олег.
   -Олег, - спросил Романов. - Тебе еще никто не говорил, что человек, это такая скотина, которая ко всему привыкает?
   Нартов подумал, что уже где-то слышал эту фразу, но не смог вспомнить где. На всякий случай сказал:
   -Знаю.
   -Пойми. Это работа. Кроме того, возможно, тебе придется и убивать. Ты это понимаешь?
   -Понимаю, - кивнул Олег.
   Остальные все это время смотрели на Олега так, как будто намеревались сказать что-то серьезное, и очень значимое. Это давило на психику и было понятно, что вот-вот у кого-то вырвется нагоревшее наружу.
   Первым не выдержал Иванов:
   -Понимаешь, Олег, они, чеченцы, получили независимость. Они очень сильно хотели её получить. Когда это произошло, они были безмерно рады. И что из этого получилось? Ты попробуй поговорить с ними по душам. Они тебе прямо скажут, что работать у них, как говорят блатные, просто "в падлу". Работают у них рабы. Чеченцы только присматривают за рабами, и кроме автомата ничего в руках держать как бы не должны. Вайнах будет жить впроголодь, но ни метра земли не засеет. Никогда он не возьмет в руки орудие труда. Только оружие будет в его руках. Если ему будут нужны работники, он поедет в Россию и там наберет себе рабов. И если ты думаешь, что тот, кого сегодня мы под расстрел подводили - не боевик, ты глубоко заблуждаешься. Все они тут одним миром мазаны. Все они нас ненавидят. Все они спят и видят нас мертвыми. И если кто-то из них и не боевик, то либо помогает им, либо готовится стать им. Так, что все твои переживания по поводу того, нужно было его убивать, или нет - просто лишены смысла. Ты просто еще ничего не понял. Поэтому ты сейчас подвержен влиянию ложного чувства справедливости. Было бы справедливо, если бы мы его там кончили. Я уверен, что нам бы здесь жилось немного легче. Поверь.
   Иванов выдохся и замолчал. Романов и Шумов своими взглядами выразили полную солидарность с ротным. Нартов потупил взор. Он пока не знал что сказать, тем более, что после своего монолога, Иванов не требовал никакого ответа.
   -Вы что, действительно собирались его убить, или только имитировали расстрел? - наконец спросил Олег.
   -Могли и убить, - усмехнулся Романов. - Что нам стоит дом построить?
   Олег каким-то шестым чувством понимал, что Романов не шутит.
   -А если бы я в него все же выстрелил? - спросил Олег.
   -Закопали бы, - усмехнулся снова Романов. - А о тебе я бы точно знал, на что ты способен.
   Он бы противен Олегу.
   -Дело-то не хитрое... - хмуро сказал Олег. - Обезьяну тоже можно научить нажимать спусковой крючок. Вот только будет ли та обезьяна знать, что она совершает?
   Романов чуть заметно сплюнул от досады.
   Снаружи загремели солдатские котелки. Подразделения отряда пошли на завтрак. Тут же офицеры потеряли к Олегу весь интерес. Нартов прислушался к себе, пытаясь определить, хочет он есть или не хочет. Внутренний голос говорил, что кушать пора уже давно.
   Возле кухни стояли разведчики роты Самойлова. Они тихо переругивались, ожидая своей очереди за порцией каши и чая. Каждый подходящий офицер вставал за пайкой без очереди, что и вызывало очередную порцию ругательств со стороны бойцов. Олег тоже встал без очереди. За своей спиной он услышал "и пиджак туда же...".
   Нартов повернулся. Никто из разведчиков даже и не пытался скрыть свое презрение к лейтенанту.
   -И кому, какое дело, какой я закончил ВУЗ? - спросил Олег срочников.
   Бойцы немного расступились. Все смотрели на него с совершенно одинаковым презрением. Олег в очередной раз почувствовал, что ни в коей мере не может управлять этой толпой. Никакой устав не сможет заставить бойцов подчиниться ему. И как только Иванов умудряется "строить" их?
   -А чего лезете без очереди? - спросил боец с азиатскими чертами лица. Это явно был боец из "крутых".
   Олег подумал, что не знает, что и сказать на это заявление. Когда его молчание уже стало заметно, он, наконец, нашелся:
   -Я не вижу очереди. Стоите, как базарные бабки...
   -Не надо нас оскорблять. Мы не для этого сюда приехали, - отозвался тот же боец.
   -Фамилия, солдат? - спросил Олег.
   -Сержант Май-оол, - отозвался боец. - А вам-то что?
   -Знать буду, - усмехнулся Олег. Ему совершенно не хотелось портить с бойцами отношения. Еще памятны были прения с караулом. - А теперь встань в очередь и меньше болтай. Тем более что перед тобой офицер стоит...
   Май-оол не нашел что ответить на слова Нартова и промолчал.
   Получив завтрак, Олег вернулся в палатку. Там он быстро поел и, проверив связиста, завалился на топчан "отдыхать лежа".
   Спать ему долго не пришлось. Кто-то за палаткой громко крикнул, и он проснулся. Встал, помотав головой. Романов сидел за рабочим столом и рассматривал карту. Шумов стоял возле радиста, что-то объясняя ему. Дневального в палатке не было. Спросить где он, Олег постеснялся.
   Испив из бачка воды, он вышел из палатки. Дневальный стоял тут же. Спросил закурить. Олег отдал ему предпоследнюю сигарету.
   -Кури...
   Вышел Романов. Уходя, бросил:
   -Караул проверь...
   Солнце стояло уже высоко. Воздух был заметно теплее, чем ночью. Новый день старой войны...
   Метрах в сорока от палатки штаба пять бойцов копали яму, видимо под блиндаж. Они уже упарились и скинули бушлаты. С их спин валил пар.
   Олег несколько мгновений смотрел на них и вдруг подумал: "отбудут здесь свой срок и поедут по домам, если, правда, живыми останутся. И никто не заставляет их убивать...". Олега пробила мелкая дрожь. Перед глазами стоял пленный чеченец, которого он должен был расстрелять. Наверняка он не боевик, а только сознался в этом под давлением обстоятельств, для спасения своей жизни...
   Вдруг Олегу стало противно он понимания, что именно собой представляет война. Вдруг он с особой остротой увидел в войне чудовищное преступление, покрытое, тем не менее, ореолом героизма, славы и справедливости. Какой бред! Война - это ужас, страх, боль, скорбь. Война - это смерть, это бесчестие, это жестокость. И не может война так подаваться в кино и книгах, как это есть на самом деле.
   Олег двинулся по направлению к караульной палатке. Возле входа стоял Мишин.
   -Замучил ты меня своими проверками, - устало сказал начальник караула.
   -Извини, Устав. Давай "постовку", пропишу проверку.
   Володя посторонился, приглашая Олега в палатку. В палатке двое караульных играли в шашки. Третий из бодрствующей смены ломал на дрова снарядные ящики. Еще трое спали на нарах. Олег сел за стол и начал заполнять постовую ведомость. После караула Нартов пошел по расположению отряда и незаметно для самого себя дошел до палатки медицинского пункта. Из палатки доносились голоса, и он решил войти.
   Саша Кириллов сидел на корточках и рассматривал резаную рану на ноге старшины-контрактника из роты Самойлова. Старшина морщился от боли, но терпел и вслух свою боль не выказывал. Саша, чтобы облегчить старшине страдания, сказал:
   -Рана пустяковая, на "гражданке" ты бы ко мне с такой раной и не пошел бы.
   -Правильно, - усмехнулся старшина. - Я бы врача на дом вызвал...
   Кириллов повернулся, и увидел Нартова.
   -Привет, - кивнул врач. - Проходи...
   Саша закончил бинтовать рану, и сказал старшине:
   -Такую повязку мог бы и сам наложить. Вот тебе антибиотики, пей каждые четыре часа по одной таблетке. Завтра утром приходи на осмотр. От выполнения боевых задач я тебя освобождаю.
   -А это зачем? - старшина криво посмотрел на врача. - Не надо мне освобождения. Я могу бегать. Как на меня пацаны смотреть будут?
   -Еще набегаешься. Еще навоюешься, - Саша хлопнул старшину по плечу: - Иди.
   Когда старшина вышел, Кириллов повернулся к Олегу:
   -Рассказывай. Что болит?
   -Да, собственно, ничего не болит. Разве что душа...
   -Это у всех здесь болит. Это побочное явление любой войны. Так что сильно по этому поводу не переживай. А что, собственно, ты так распереживался? На боевые, вроде, не ходишь...
   -Да так. Утром мне приказали расстрелять чеченца. Разве можно вот так просто взять и убить?
   -Можно, - махнул рукой Кириллов. - Запомни, Олег, это - война. Здесь цена человеческой жизни равна цене патрона. С этим нужно просто смириться, и принимать это как должное. Или быстро свихнешься. Ты его расстрелял?
   -Ты что? - Олег замахал руками. - Я же не палач!
   -Значит, ты еще не перестроил свою психику на боевой лад. Ну, ничего. Это дело вполне поправимое. Скоро будешь убивать пачками, и на завтра уже не будешь об этом помнить...
   Саша так скривил лицо, что, было, не понятно говорит он правду, или так жестко шутит. Поэтому Олег не знал, как ответить. Он промолчал.
   -Может, дать тебе успокоительного? - спросил Кириллов.
   -Давай, если не жалко... - пожал Олег плечами.
   Врач вынул из ящика какие-то таблетки, и дал Нартову пару штук. Олег проглотил таблетки и запил их водой.
   -На войне, Олег, жизнь и гроша ломанного не стоит. Примирись с этим.
   -Но ведь это не правильно! Человеческая жизнь - это самое дорогое, что есть на этом свете. Жизнь надо беречь, а не так лихо пускать её в оборот...
   -Запомни, Олег - война, это самое мерзкое, самое кровавое преступление.
   -Но ведь все равно, это не правильно!
   -Это не совсем так, - покачал головой Саша. - Убивая врага, ты, возможно, спасаешь кому-то жизнь.
   -Не нужно было затевать эту войну. Тогда бы не пришлось никого убивать.
   -Война уже начата. И не нами. Сейчас наша задача - закончить войну. Закончить мы её сможем только после того, как переломим чеченцам хребет. А это мы сможем сделать только тогда, когда отправим к Аллаху большую часть боевиков.
   -Тот, кто начал войну - урод, - заключил Олег.
   -Согласен, - кивнул Саша. - В семье не без урода.
   -Этого урода надо сюда. Пусть он посмотрит, как это выглядит на расстоянии вытянутой руки. Пусть он посмотрит, что есть такое смерть, как она выглядит, как она пахнет. Может, тогда он осознает, на что обрек тысячи человек...
   -Уроды, Олег, никогда не спускаются до таких мелочей. Им хорошо и наверху.
   -Но я бы все равно хотел бы посмотреть на них здесь. Вон там, на сопке, где погибла десантная рота.
   -Я, честно говоря, тоже... но это, как ты понимаешь, не реально. Смотреть на смерть выпало нам и только нам. Ничего уже не изменить. Такое наше призвание...
   Саша закрыл ящик с медикаментами и снова повернулся к Олегу:
   -Если тебе приказали расстрелять чеченца, значит, наши командиры в отношении тебя что-то замышляют.
   -Я знаю. Романов приучает меня к виду крови. Он что-то задумал. Говорит, что если эту задумку реализовать, то боевиков можно будет брать голыми руками...
   -Романов это может. У него голова светлая... - усмехнулся Саша.
   -Голова светлая, а стоить на должности всего лишь командира батальона.
   -Это так задумано, - улыбнулся Саша. - Большие командиры специально таких как наш Борисович высоко не поднимают. Только такие как Романов, умеют учить своих подчиненных воевать. Сейчас Романов командует уже шестым отрядом. Ставят его на самый плохой отряд, смотришь, через полгода не отряд, а конфетка. Романов разведчик экстра-класса...
   -Я его еще не очень хорошо знаю...
   -Еще узнаешь. А вообще, по-моему, Романов это тот, за кем можно идти с закрытыми глазами. У него сознание не как у нормальных людей. Что-то случилось, еще никто не понял, что именно, а он уже все взвесил, осознал и выработал решение... Он с чеченцами не воюет. Он с ними просто играет. Они для него не противник. Для другой войны он готовился. В Афганистане он был заместителем командира роты в Асадобаде и там воевал так, что мятежники за него даже миллионное вознаграждение назначили.
   -Мне кажется, что на войне самое страшное, это недооценить противника, - сказал Олег.
   -Это так. Но Романов себе цену знает. Позже ты увидишь в нем нечто такое, чего нет у многих крутых спецназеров.
   -И что же это?
   -Как бы тебе объяснить... понимаешь, командиры на войне стараются всегда быть осторожными, постоянно считаются с противником, чего-то опасаются, чего-то боятся. Романов не боится вообще ничего. Ему сам черт не брат. Если он куда-то приходит, пусть даже к незнакомым людям, то все вдруг понимают, что он Хозяин. Он даже может еще ничего не сказать, но все понимают, что он выше всех. Просто Борисович хозяин любого положения. Хозяин любой ситуации. Когда нет выхода, он просто проломит стену, но выход найдет. Это человек огромной силы воли. Воли у него столько, что хватит на сто человек. Или на двести. А может и больше... Он здесь над всеми нами хозяин не только потому, что у него звание и должность, но и больше потому, что все в него верят и все его уважают...
   -И боятся, - сказал Олег, вспомнив как Романов нарезал Мишину.
   -Да, и боятся, - кивнул Саша.
   Олег понял, что исчерпал темы для разговора и повернулся к выходу из палатки.
   -Я пойду. Спасибо за таблетки.
   -Приходи вечером, посидим, чаю попьем...
   Олег кивнул:
   -Хорошо, я приду, как смену сдам...
   Олег вышел из палатки и направился к штабу. Подумал, что Саша Кириллов хоть и говорил ему немного не то, что он хотел услышать, но мыслит врач в том же русле, что и сам Олег.
   -Где ты ходишь? - спросил Шумов, как только Олег вошел в палатку.
   -К врачу ходил.
   -Душу лечить? - майор криво усмехнулся.
   Олег ничего не ответил. Он прошел к печке и вытянул перед ней ноги. Пришел Романов и сунул Нартову под нос топографическую карту.
   -Изучай.
   Олег взял карту в руки. Это был прилегающий к расположению отряда район. Возле Сельментаузена на высотах были нарисованы крестики в кругах.
   -Изучай, - повторил Романов и хлопнул Олега по плечу: - Завтра туда поедем раненных боевиков по подвалам искать...
   Нартов смотрел на карту как баран на новые ворота, а сам только и думал о том, что завтра предстоит боевой выход.

Система Orphus Категория: История, мемуары | Просмотров: 8 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Мнение, аналитика [226]
История, мемуары [976]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [72]
Загрузка материала [11]
Военный юмор [28]
Беллетристика [257]

Видеоподборка
00:36:21


00:40:06


00:44:05

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz