На южном фронте без перемен. Часть 9. На равнину! Глава 2 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор


Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 9. На равнину! Глава 2

    На следующий день я с Солохой, у которого трофейная машина была слабо загружена, ездил за боеприпасами на местный склад. Располагался он прямо в чистом поле. Большой участок земли был огорожен земляными валами, а по всем четырем углам и у входа стояли часовые. Рядом со складом стоял маленькая хижина, в которой обитали капитан и старший прапорщик. Я вручил им накладную, подписанную начальником артиллерии Гришиным, и папоротник вместе со мной отправился на склад.
    И хотя на складе, естественно, были собственные бойцы — грузчики, укладывали в машину ящики с минами Рамир, Данилов, Андроид и Титов.
    Нагрузившись по самые борта, мы вернулись обратно, а дальше уже ящики с боеприпасами растаскивали по своим «шишигам» каждый расчет отдельно.
    Плохо было другое. Как оказалось, пока я занимался общественно-полезной деятельностью, командному составу подбросили новое камуфляжное хэбэ. И Найданов уже успел переодеться. И пускай ему пришлось сильно подвернуть и рукава, и штанины, и, вообще, форма явно была на два размера больше, чем нужно… Она была новой! Она была! У меня же не было и такой.
    Я помчался к пункту выдачи… Увы! Я, конечно же, опоздал. Опоздал безнадежно, и как утешительный приз, мне досталась только фуражка. Ну что ж! Хотя бы это… А то и на голову одеть было совсем нечего.
    Возвращаясь обратно, унылый и угрюмый, я наткнулся на сержанта Узунова.
    — Ого! И ты здесь! — воскликнул я. — Какими судьбами?
    — Выгребли из караула, — ответил мне бывший артиллерист, и командир орудия в моей бывшей батарее.
    — А кто же сейчас в карауле? — спросил я его.
    — Молодые ходят. Всех «стариков» собрали, и отправили сюда.
    — Ну а кого же еще отправлять? Вас, обстрелянных орлов, и надо на передовую. Ты, давно, кстати, из Темир-Хан-Шуры?
    — Да уже две недели.
    — Ничего себе! Почему же я тебя раньше не видел? Ты у кого?
    — У Франчковского.
    — Да, «повезло» тебе, — посочувствовал я сержанту.
    — Да нет, нормально все. Нормальный ротный. Бывают и похуже.
    Я задумался. Что бы еще спросить у человека? А, ну да! Как же.
    — Что нового в части? — спросил я.
    — Да я ничего и не знаю, — искренне ответил Узунов. — Я в «бессменке» стоял, с лейтенантом Султановым, и прапорщиком Магадовым.
    А, знакомые люди… Эдик Султанов горел желанием уволиться из армии, и перейти на работу в военкомат, но пока у него ничего не получалось, хотя, как он часто намекал, подвижки имеются. Видимо, слишком слабенькие подвижки, если он до сих пор сидит в карауле, а не на мягком кресле в военкомате. Ну а Магадов был контрактником, а потом отправился в школу прапорщиков, и видимо, успешно ее закончил.
    — А братья Моисеенко тоже школу прапорщиков закончили? — спросил я Узунова.
    — Да, — спохватился он. — Закончили. Я их видел, они в караулку заходили.
    — А сюда к нам не собираются?
    — А кто их знает? Вроде нет. Там вообще как-то о нашем батальоне вроде забыли, что ли. Никто ничего не говорит. Никто не вспоминает. У всех свои дела.
    Да, я подозревал что-то подобное. Сильно далеко оторвались мы от Темир-Хан-Шуры, и перешли на снабжение с других баз. А раз нас со снабжения списали, то чего о нас и вспоминать?
    — Да, — внезапно Узунов щелкнул пальцами. — Совсем забыл! Слухи ходят, что уходит от нас Карабасов. Куда-то еще выше. А на его место вроде бы Жиркова назначат.
    — Вполне возможно, — ответил я.
    Я еще в прошлом году слышал от Игоря, что такая рокировка должна произойти. Дело было за Карабасовым, ему никак не могли подобрать устраивающую его должность. Видимо, нашли. Ну и правильно! Теперь вообще, совсем понятно, почему о нашем сводном батальоне там забыли. Должности делят! Освобождается масса должностей. Перспективы! Жирков был начальником штаба. Кто займет его место?
    Я рассеяно попрощался с сержантом, и отправился к Найданову, поделиться новостями с Большой земли. Хотя, может быть, он и знал об этом? А если знал, что не сказал? Нет, точно не знал. Иначе сказал бы.
    Однако Найданов встретил меня совсем другой новостью.
    — Прикинь! — сказал он. — Тут недалеко на блокпосту чехов тормознули, обыскали, и нашли тайник на несколько тысяч баксов!
    — Откуда новость? — спросил я. — Честные военнослужащие сдали находку в бюджет государства?.. Если бы они оставили деньги себе, то об этом никто бы не узнал, и чехов не нашли бы уже никогда.
    — Ну да, — задумался Андрей. — Я не подумал. Ты, наверное, прав. Скорее всего, не поделили деньги.
    — Не перестреляли друг друга? — уточнил я без улыбки.
    — Да вроде нет… Может, вообще муть все это. И ничего не было. Так, местный фольклор.
    — А вот у меня есть новости.
    Я рассказал Найданову все, что узнал от Узунова. Найданов почесал голову:
    — Мне все равно ничего от этого не светит. Я еще командиром батареи долго буду. Мне и так эта должность через звание досталась. Так что я на ней надолго. А кто там будет комбригом — Карабасов или Жирков — какая мне разница?
    — Да и мне тоже. Я вообще в этом году увольняюсь.
    Едва я произнес эти слова, так что у меня в голове щелкнуло. А ведь правда! Уже, наверное, скоро. Как это замечательно звучит! Увольнение… И домой!
    Странно, но я совершенно не думал о том, что у нас впереди полная неизвестность. Возможно, Шали. Возможно, Бамут. Не дай Бог — Грозный. И что там будет — кто знает?
    Нет, совершенно не хотелось об этом даже и думать. А вот о том, как я поеду домой думать хотелось, и очень.
    Ближе к вечеру я отправился в палатку к артиллеристам. Все-таки, честно говоря, хотелось посмотреть телевизор — как минимум, новости. Потому что опять тупо сидеть в кабине мне уже обрыдло надоело.
    Я нашел знакомую палатку, услышал до боли знакомый звук работающего телевизора, откинул полог, и вошел внутрь. В палатке народу было, на удивление, немного. Три бойца и капитан Куценко. Правда, поздоровавшись с капитаном, я тут же и понял причину малолюдности.
    Капитан был пьян. Причем пьян сильно. Да при этом он еще находился в том «веселом» состоянии, когда «пленка уже кончилась», а вот «планка еще не упала». Другими словами, капитан мог активно действовать, но что он при этом делал, не осознавал ни в малейшей степени.
    Он вцепился в меня как клещ. По «РТР» как раз начинались новости, и я решил все же остаться в палатке и попытаться узнать, что же все-таки происходит в стране, мире, и что интересного брешут о происходящем в Чечне. Однако такому простому желанию так и не суждено было сбыться. Куценко, идиотски посмеиваясь, начал со мной бороться. Я не ожидал в невысоком и жилистом капитане столько силы. Я все пытался мягко освободиться от него, но он держал меня мертвой хваткой, пытаясь завалить на себя на раскладушку. В конце — концов, я не удержал равновесия и грохнулся через эту раскладушку, очень больно ударившись коленом. Я все-таки поднялся, преодолевая сопротивление капитана, и мне даже удалось сбросить его с себя. Едва я попытался сконцентрировать внимание на том, что показывают по «голубому экрану», как Куценко навалился на меня сзади, вцепился когтями в шею, и укусил меня за ухо!
    Это было вообще больно. По-настоящему больно, без дураков. Я испугался, что он мне его прокусил. Я со злостью оттолкнул капитана, отчего он перевернулся через раскладушку, и упал на землю. Послышалось едва сдерживаемое хихикание. Это давились в углу от смеха сидевшие в палатке солдаты. Я яростно взглянул на них, но молча вышел из палатки наружу. Черт с ними со всеми! Пусть сами разбираются со своим начальником. И куда, интересно, скрылся Серега? Заранее все предусмотрел, и избежал сомнительной ситуации. Я же, в свою очередь, прекрасно понимал, что завтра утром Куценко даже не вспомнит об этом эпизоде. Я же решил ему ничего не высказывать. Зачем? Да и бесполезно. Пусть и правда считает, что ничего не было.
    Мне его помощь может понадобиться, да и сам я, если честно, не без греха. Конечно, на людей не кидался, и тем более, не кусал, но разные прочие неприятности, будучи в таком же «веселом» состоянии, окружающим доставлял.
    Все, что я сделал, это разыскал Гаджи, и попросил его осмотреть мое, все еще болевшее, ухо, соврав, что в темноте напоролся на проволоку.
    — Странная проволока, — усмехнулся капитан, осмотрев меня, — но всякое бывает.
    Он промыл мне ухо перекисью, а потом помазал зеленкой. Немного пожгло, но скоро боль утихла. Главное, на мой взгляд, было то, что ухо было целым, и по-медицински обработанным. Теперь можно было не ожидать неприятностей с этой стороны, а небольшую боль пережить было вообще не трудно.
    Подводя перед сном итоги дня, я сделал неутешительный вывод, что день был почти неудачным — и имущество не получил, и ухо повредил, и телевизор не посмотрел…

Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 46 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Доставка грузов

Категории раздела
Мнение, аналитика [228]
История, мемуары [991]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [56]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [69]
Беллетристика [562]

Видеоподборка
00:10:51

00:05:17

00:03:03


00:13:05

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz

▲ Вверх