На южном фронте без перемен. Часть 2. Ни мира, ни войны. Глава 3 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 2. Ни мира, ни войны. Глава 3

    Ну, с чего начать обход?
    Во-первых, мы направились на спортивный городок. Располагался он в левом дальнем углу от КПП, занимал вполне приличную площадь, а вот оборудованием был небогат. Пара брусьев, несколько турников, бревно, лестницы для передвижения на руках, ряд вкопанных покрышек… Вот, пожалуй, и все.
    В этом городке я занимался в конце прошлого лета — по утрам. Старый состав уже уволился, «молодых» еще гоняли в карантине, и у меня было достаточно свободного времени, чтобы заняться собственной спортивной формой.
    Я попробовал отжаться на брусьях. Железо было холодным и мокрым, и я сразу оставил это занятие.
    Справа от городка располагалась столовая. И даже сейчас ее большие окна из непрозрачного зеленого стекла были ярко освещены — кухонный наряд продолжал свою героическую работу.
    Мы обогнули столовую и вышли к двум заброшенным постройкам. Одно, ранее, при советской власти, было учебным. Там располагалось что-то вроде диараммы, на которой офицеры с помощью артиллерийских приборов отрабатывали свои навыки по определению координат, расчету установок для стрельбы и внесению в них поправок. Сейчас же в этом здании царила мерзость запустения. Внутри не было вообще ничего — пустая коробка.
    Однако оно было, по крайней мере, целым. Соседнему зданию повезло значительно меньше. Говорят, раньше там была теплица. Теперь остались только не до конца разрушенные кирпичные стены. Я и сам прошлой весной принимал посильное участие по добыче кирпича из этих руин. Своими собственными руками и ломом крушил постройку для каких-то хозяйственных нужд. Если правильно помню, то кирпич нужен был для ремонта одной из стен забора. Добытый кирпич тут же забирали, и тащили на кладку стены.
    Конечно, зрелище упомянутые объекты производили далеко не самое пристойное, зато и беспокойства доставляли мало: никто там не прятался, и привидения там не водились.
    За этими зданиями шла невысокая кирпичная стена. Формально, здесь владения нашей части и заканчивались. Однако фактически мы должны были патрулировать еще и гарнизонную баню. Вот это место иначе как гнездом разврата назвать было нельзя.
    Сквозь проход в заборе, который когда-то, в лучшие времена, имел даже калитку, мы попали к котельной. А напротив котельной находился огромный пустырь, заваленный всяким мусором. Его было много. Банщики от мусора открещивались, и убирать ни под каким видом не соглашались. Да и то сказать! Чтобы убрать эту гору, нужно было много народу. У банщиков столько не было. Кроме того, даже займись они уборкой, на выполнение их прямых обязанностей времени, скорее всего, уже не осталось бы.
    Признавать эту территорию своей ни в коем случае не желал и наш артдивизион. Конечно, иногда высокое начальство добиралось и до этого места. Тогда оно даже не приказывало… а как бы это поточнее выразить… скажем, рекомендовало очистить мусорку, дабы она не портила благолепия.
    Бабаян спохватывался, и отправлял каких-то солдат на уборку спорной территории. Однако по-настоящему работящих, и в прямом и в переносном смысле, бойцов в нашей части было не столь уж и много. А у каждого старшины или прапорщика были свои, не менее важные задачи. Посему довольно быстро папоротники забирали выделенных на уборку солдат обратно, резонно указывая, что «нечего ерундой заниматься». И все замирало. Да очередной начальственной рекомендации.
    Да и хрен с ней, с мусоркой! Для рядовых и младшего командного состава все неприятности начинались не с этого испоганенного куска непонятно чьей территории, а с того, что в заборе, ограждавшем эту территорию, была небольшая, но чрезвычайно важная калитка. Через нее местная молодежь и проходила в нашу часть. Калитка никем и ничем не охранялась, и пройти в нее мог кто угодно. Эти «кто угодно», а чаще всего местная шпана, шли не только через территорию части, но и периодически захаживали в баню. Из-за этого у банщиков, которые также являлись срочниками, постоянно случались крупные неприятности, апофеозом которых стало перо в бок одному рядовому.
    Конечно, бедняга написал, что «сам упал на ножичек», ну чисто царевич Димитрий! Однако и Бабаян понимал, что если кого-нибудь там все-таки убьют, то проблема может вылезти не хилая.
    Однажды комдив в сердцах, после очередной уголовщины, случившейся в бане, приказал калитку заварить. Последствия это вызвало самые неожиданные. Дело в том, что через эту калитку за отходами столовой, для свиней, захаживали местные граждане, родственники начальника столовой и его непосредственного окружения.
    Нет, конечно, Бабаяну пришлось иметь дело не с начальником столовой. Этого еще не хватало! Ему пришлось пережить неприятный разговор с некоторыми «авторитетными» людьми из местных. После разговора комдив приказал калитку разварить. Но его команда оказалась невыполнимой. Просто — напросто злосчастную калитку давно сломали, не дожидаясь никаких резолюций. Слишком многим нужен был открытый проход в часть.
    Хорошо бы было поставить там КПП! Хорошо бы… Но, во-первых, не было никакой возможности разобраться, кто именно должен ставить. Во-вторых, возведение КПП, это, как ни крути, строительство серьезного объекта, а на это нужны, согласитесь, серьезные финансовые средства. Ну и, в-третьих, вряд ли КПП нас спасло бы. Оно в любом случае оказывалось слишком удалено от начальства, чтобы там царила должная дисциплина. И если уж через основные ворота, прямо напротив штаба, местные кикелы проходили по большей части без труда, то что творилось бы на более удаленном посту, и представить себе страшно. Страшно было за тех солдат, которые там оказались бы. Вот что!
    Я с бойцами прошел вдоль линии склада, прошел мимо котельной, заглянул на территорию бани… Подошел даже к той самой зловещей «калитке»… Все было тихо. Видимо, погода не располагала к путешествиям.
    Я махнул рукой, и мы отправились обратно. Обогнули казарму Томского, обошли казарму ремонтно-технической роты, и подошли к туалету.
    Здесь я слегка закрутился. Вообще-то, мне довольно сильно хотелось в сортир, если честно. Но заходить внутрь я боялся. Скорее всего, обязательно вляпался бы в дерьмо. Освещение отсутствовало, а пройти в темноте мимо «мин» без потерь — редкостная удача.
    Раньше здесь было и неплохое освещение, и регулярная уборка. За туалет по очереди отвечали подразделения второго батальона, который тогда полностью занимал весь городок, и худо-бедно, свою работу делали. Потом комбату пришла в голову чудная мысль распределить за подразделениями объекты уборки на постоянной основе. Сортир достался минометной батарее. Наш старшина Ахмед сразу заявил, что в гробу он видал такое распределение, и демонстративно «умыл руки». В наших условиях это означало строго формальное отношение к делу. Сортир убирался, чтобы никто не мог обвинить прапорщика в игнорировании приказа, но убирался довольно редко, так что в промежутках между нечастными уборками заходить в него было опасно.
    Ну а после того как на месте второго батальона расположился второй дивизион, положение стало вообще каким-то непонятным. Я, например, не знал, на чьей шее висит повинность по чистке туалета. Я думал, что этого, скорее всего, никто не знал, даже сам Бабаян.
    Что же говорить о настоящем времени, когда всех бойцов под чистую разбирали на караул, столовую, КПП, патрули и прочие наряды. Прямо скажем, начальству было уже не до сортира. Он стремительно превращался в подобие привокзального туалета в каком-нибудь богом забытом райцентре.
    А ладно! В общем, я еще раз тщательно прислушался к ощущениям в своем животе, и принял решение, что зайду в сортир не иначе, как только если мне будет грозить прямая опасность наложить в штаны. Бойцы, видя, что я задержался в раздумьях, быстро облегчились по малой нужде прямо на стенку.
    По узкому проходу за казармой, где располагалась наша батарея и остатки второго батальона, мы вышли в караульный городок.
    Караульный городок висел на совести меня и Зариффулина. И я могу с гордостью заявить, кое-что мы таки сделали! Мобилизовав каменщика Иванова, с малым количеством цемента и глины нам удалось замазать щели в каменных стенах и отремонтировать дорожки. Мы заставили бойцов облазать близлежащие свалки, и добыть старые покрышки, из которых теми же народными умельцами были сделаны некие подобия макивар — для отработки приемов рукопашного боя.
    Нам также удалось достать доски, и произвести ремонт столика для сборки — разборки оружия. Многое было покрашено, починено, (или наоборот — отрезано, сломано и выброшено), а в довершение всего бордюры покрылись свежей побелкой.
    И чтобы нам не говорил вечно недовольный Бабаян, караульный городок стал выглядеть совсем по-другому. По крайней мере, совсем не так позорно, как раньше…
    Я с грустью, в бледном свете далекого фонаря, рассматривал потери. Пару досок из стола кто-то вырвал, какая-то сволочь оторвала и бросила покрышку — макивару, стены вновь потрескались, а побелку с бордюров давным — давно смыло. Тут я вспомнил об учебно-материальной базе, и мне стало совсем тоскливо.
    От караульного городка мы вышли прямо на КПП. Этот наряд, как и охрана штаба, наглухо закрылся, и никого не было видно. Вообще-то, лично меня промозглость начала доставать.
    — Пойдемте, костер разожжем, товарищ лейтенант! — попросил меня Трафимов.
    — Из чего?
    — Да прошлый наряд вчера у нас под окнами жег. Наверняка что-нибудь осталось. А доски мы знаем где взять.
    Трафимов меня заинтриговал, и я с легкостью согласился на костер.
    Действительно, следы вчерашнего костра не заметить было трудно. Черенков и Трафимов ушли в сторону столовой, и спустя минут двадцать вернулись с какими-то досками.
    — Ого! — сказал я. — Где взяли?
    — Да вот здание, напротив столовой, пустое. Там доски есть сухие. Гнилые, поломанные — и никому не нужные. Но ведь сухие же! И горят замечательно.
    Я догадался. Они говорили о том самом учебном корпусе, где раньше была диарама.
    Черенков смотался в казарму за спичками и бумагой. Через пять минут, благодаря трем спичинам и «Красной звезде», у нас появился огонь. Примерно с час мы болтали о том, о сем. В основном я расспрашивал, кто где живет, кто чем занимался до армии, и кто у них родители. Эта тема для почти любого бойца приятна — кто же не вспоминает с тоской о покинутом родном доме? Еще реже кто-то интересуется этим просто так, а не в целях заполнения личного дела. Я знал, о чем надо спрашивать!
    Периодически я поглядывал на часы. Было два ночи. Еще часа четыре, и я отпущу солдат спать, и сам отправлюсь домой. А потом, часиков в восемь, схожу в киоск за газетами. (Что-то в последнее время я пристрастился к чтению газет — причем читал все подряд. Скорее всего, подспудно хотел напомнить себе, что где-то есть еще какая-то жизнь, не такая тоскливая тягомотина, как в Темир-Хан-Шуре, и что уже в этом году я смогу в нее вернуться).
    Однако, к несчастью, наш костер не остался незамеченным. К нам подошли два местных уроженца — рядовые Магомедов, (который сам себя представлял не иначе как «блатной Мага») и Хизриев. Это мне очень не понравилось. Какого черта она шастают по части в два часа ночи. Уж эти точно не в наряде.
    — Чему обязаны? — спросил я, не вставая.
    Они оба без приглашения присели на корточках рядом.
    — Не спится, — с заметным акцентом сказал Мага. Хизриев смотрел на меня не мигая, как змея.
    Я сунул правую руку под мышку, делая вид, что у меня мерзнут руки. На самом-то деле, под мышкой, в кобуре у меня висел пистолет, и свою правую ладонь я положил на его рукоятку, при этом очень тихо сняв пистолет с предохранителя. Очень уж не нравились мне эти двое. А этой ночью они не нравились мне особенно.
    Интересно, поняли они, зачем я сунул правую руку под бушлат или нет? Или они слишком тупы и самоуверенны для этого? Я крайне внимательно приглядывался к ним, и мне на секунду показалось, что они перемигнулись, и Мага отрицательно качнул головой.
    Может быть, это жест спас меня, равно как и моих солдат? Думали ли эти двое о том, что я начну стрелять? Не знаю, но по какой-то причине им вдруг стало с нами не очень интересно. Они поднялись и ушли. Мне показалось, что Хизриев тихо сказал: «Все русские — вонючие козлы». Но возможно только показалось.
    Это было уже не важно: я вздохнул с облегчением. Брань на воротах не виснет, а ничего физического сделать они с нами не смогли. По-видимому, передумали. Я вытащил правую руку обратно.
    Однако возвращения к идиллическому состоянию уже не могло и быть. Я с горечью подумал, до чего мы докатились, если мне приходится думать о том, как я буду обороняться от собственных солдат. А в глазах Трафимова и Черенкова, в которых отражались языки пламени, явственно блестела ненависть. Этот взгляд был обращен в сторону уходивших дагов… Да, я уйду домой, хоть на какое-то время, а им придется идти в казарму, где никакой защиты от таких вот блатных Маг у них нет.
    Я не знаю, правда ли Мага был такой блатной, но насчет Хизриева мог сказать точно. У его отца был подъемный кран. Собственный, или только работал он на нем — не суть важно. Главное, что он имел возможность им распоряжаться. И наше старшее начальство без конца обращалось к Хизриеву — старшему с просьбами о помощи. Чувствуя за спиной безоговорочное согласие отцов-командиров спускать Хизриеву — младшему любые выходки, он совсем распоясался. Меня это бесило, потому что некоторое время он числился у меня во взводе. При этом всегда называл меня на «ты». Поделать с этим я ничего не мог. Что я могу, например, доложить комдиву, если сам вижу, что он в этот момент договаривается с отцом солдата об очередной строительной услуге?
    К счастью, у меня в подразделении он был не так долго. Меня перевели в дивизион, и теперь с Хизриевым мучается уже кто-то другой.
    И все же, что они хотели? Зачем они подошли? Нехорошие у них были взгляды, ох нехорошие…

Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 9 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Доставка грузов

Категории раздела
Мнение, аналитика [231]
История, мемуары [988]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [56]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [63]
Беллетристика [494]

Видеоподборка

00:07:34

00:02:37


00:04:52

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz