На южном фронте без перемен. Часть 1. Первомайский.  Глава 20 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 1. Первомайский.  Глава 20

    — Ну все, Паша! Закончилось!
    Это утро началось неожиданно. Пришел Рустам, и сообщил, что ночью был прорыв, и радуевцы ушли.
    — Как ушли? — довольно глупо спросил я.
    — Ногами, — почему-то обозлился Рустам. — Нашли самое незащищенное место, ударили и прорвались. Правда, их там хорошо покоцали, но все равно, многие ушли.
    Вообще-то, честно говоря, я считал, что самый слабо защищенный участок окружения был как раз у нас. Пехота где-то слева, вне зоны видимости, у нас тут один дивизион, а за нами — тылы. И даже танк с «Шилкой» ушли. Господи, как хорошо, что они не ударили здесь!
    Однако, чуть поразмыслив, я решил, что зря так думал. За нами Дагестан, и глупо прорываться туда, когда на «хвосте» останутся почти все собранные здесь федеральные силы. Да и что я знаю о стоящих за нами тылах? Только то, что там где-то есть госпиталь? Может быть, там еще до хрена войск!
    Ладно, чего теперь гадать, когда Радуева уже нет. Теперь мы точно отсюда уедем.
    — Слушай, Рустам, — спросил я. — И что теперь? Обратно в часть?
    Я очень надеялся на положительный ответ. Но комбат меня сразу обломал.
    — Указаний не было. Я не знаю. Говорят, что могут и не вернуть.
    От такого разговора мое настроение резко упало. Я решил, что потерплю еще день или два, а потом начну отпрашиваться в госпиталь. Прямо как Федя Коломейчук. Позорно, конечно, но что делать, если у меня все время болят колени?
    Пока я мучился от боли, бойцы побежали в поле собирать парашюты от осветительных мин. Контрактники быстро последовали их примеру. (И как это они раньше не додумались?). Я, правда, не мог понять, что они будут делать с этим материалом? Покажут знакомым? Оставят как сувенир на память? Ну не шить же они из них что-нибудь будут?
    А прапорщик Ахмед ездил даже в сам Первомайский. Если бы я знал об этом заранее, то обязательно попросил бы его поискать шанцевый инструмент. Лопаты, крути не крути, исчезли, а отвечать кто за них будет? Я?
    Конечно, не факт, что Ахмед палец о палец ударил бы, чтобы выполнить мою просьбу, но хоть попробовать-то можно было.
    — Э, — сказал мне прапорщик, — там все разбито! Ничего целого. Только если в руинах копаться… Изрешетили вы все изрядно!
    Я только горько вздохнул. Эх, если бы я сам мог съездить в поселок! Посмотреть на результаты нашей стрельбы. Поискать лопаты. Да и вообще — ведь интересно! Да кто ж меня отпустит…
    Мы с Рустамом находились в кузове «Урала» и печально рассматривали останки нашей учебно-материальной базы. Новенькая, месяц назад сделанная, она, под воздействием катаклизмов похода, была безнадёжно испорчена. От перспектив по её восстановлению у нас обоих волосы вставали дыбом.
    Рустам плюнул, и ушел. Я отправился за ним. Почти все наши бойцы были заняты — они грузили в машины пустые гильзы. Еще бы — цветной металл!
    Пока я подгонял свой расчет, комбат уже успел куда-то смотаться, и, вернувшись, «обрадовал» меня новостью последних часов:
    — Нас, кажется, в Темир-Хан-Шуру не отправят. Раз уж сумели вывести из расположения, отправят прямиком в Чечню — Радуева догонять.
    Я промолчал. Наверное, Рустам думал, что я должен возликовать. Он недоуменно посмотрел на меня и спросил:
    — В чем дело?
    Я отвел глаза и скривился:
    — Знаешь, Рус, я бы с радостью. Но, блин, колени у меня болят.
    Вот, впервые я признался кому-то, как мне хреново. Комбат удивился:
    — А что с тобой?
    — Болят колени. Ломит страшно! Все дни, начиная с выезда. И болят все сильнее.
    Рустам промолчал. Потом сказал:
    — Ладно, посмотрим…
    Собственно говоря, ничего другого от него я и не ожидал. О своем здоровье я должен думать сам… Да я и думал!!
    Бой закончен, делать стало нечего, бойцы совершенно расслабились. Они бродили по позициям, не обращая на нас с Рустамом, (не говоря уже о Логмане), никакого внимания. Комбат сначала пытался их «строить», а потом ему это самому надоело. А зачем?
    Меня иногда занимал другой вопрос: а чем занимаются наши бойцы? Когда у них много свободного времени, и минимум обязанностей?
    Жрать они не готовят: во-первых, не из чего, а во-вторых, рядом кухня. Ведут разговоры на умные темы, рассказывают друг другу истории? Тоже вряд ли — особо талантливых рассказчиков я среди личного состава не встречал. Хорошо, если могут связно излагать свои мысли, и на том спасибо. Играют в карты? Это возможно. Только не замечал я, чтобы они в карты играли. Наверное, колод на всех не хватает.
    Нет, не могу придумать. И спрашивать бесполезно. Начнут шарахаться от меня, думают, я им какую-то задачу хочу поставить. Идиоты! Если захочу озадачить, все равно озадачу.
    В общем, бегают все чем-то озабоченные, а чем озабочены, не поймешь…
    Утром 19 января поступил легко предсказуемый приказ сворачиваться. На этот раз выкатывать пушку на дорогу мы не стали. Подогнали машину прямо к позиции, бояться-то уже нечего. Прицепили орудие, погрузились в автомобиль, и двинулись за головной машиной. Куда? Вот вопрос.
    Однако ехали мы совсем недолго — только до батареи первого дивизиона. То, что это именно тот дивизион, было нетрудно понять, услышав крики подполковника Жарикова.
    Наша колонна остановилась, я тут же покинул машину, кинувшись на поиски друзей и знакомых.
    И первым, кто мне попался на глаза, был никто иной как Славик.
    — О! — закричал он, увидев меня. — О-о-о!
    Клюшкин был переполнен впечатлениями, которые и поспешил излить на меня.
    — Пашка! Ну, ты как, жив? Я тут бился, как настоящий «зелёный берет»! Жариков измучил меня ночными дежурствами. Я сплю в «Шишиге» — как обычно. А ему не спится. Он меня не нашёл на позиции, и ведь не поленился, пролез по всей технике, выволок меня и приказал водителю замкнуть двери и мне не открывать! Я всю ночь бегал как бобик! Замёрз как собака. Сел на ящик, слегка приснул, задницу себе отморозил! Я потом на Жарикова в суд подам! Он у меня попрыгает, в суде-то!
    Славкин монолог прервал сам, не раз уже недобрым словом упомянутый, Жариков:
    — Эй, Клюшкин, ко мне!
    Слава, уже на полусогнутых, шепнул мне на ухо:
    — Прости, друг. Ко мне тут Чилентано зашёл… — и ускакал на своих ходулях к комдиву.
    Тот ухватил лейтенанта за загривок, ткнул Клюшкина носом в ПУО, и начал что-то внушать, периодически пытаясь впечатать Славика в поверхность прибора. Тот что-то виновато бормотал, но из-за дальности расстояния я не мог услышать их реплик. Да и чего там может быть интересного?
    Не успел я отвернуться от картины педагогического воспитания, как ко мне совершенно неожиданно подошел Серега Нелюдин. Мой земляк, так же как и Славик, мало того, и учились в одном институте, только на разных кафедрах. Славный такой паренек, неунывающий и деловитый — из деревенских.
    Держался всегда уверенно, и никакими гражданскими комплексами не страдал. Серега вписался в армейскую жизнь словно тут всегда и был.
    — Ты же в расположении остался? — удивился я. — Какими судьбами!?
    — Да в части скука смертная, — Серёга, как обычно, улыбался, — колонна шла со снарядами, я в кабину залез, да и приехал. Здесь-то у вас наверняка веселее?
    — Да, — согласился я, — веселее. И подумал: «Если бы не колени».
    Я смотрел на довольную Серегину физиономию и размышлял: «Что-то тут не так»! Не мог он вот так просто сесть в кабину и приехать сюда. И дело даже не в том, что в кабине мог быть старший — Нелюдин бы его потеснил как миленького — а в том, что в части он расписан в наряды. И просто так бросить часть нельзя. А потому есть только один вариант: сейчас все те машины, которые привезли снаряды, поедут обратно, и он уедет с ними. Может быть, мне поговорить с Рустамом, и уехать вместе с ними, а потом в госпиталь? Конечно, они идут не в Темир-Хан-Шуру, а в Абубакар, но ничего — оттуда можно и пешком дойти…
    «Нет, наверное, и правда надо ехать. Колени же болят! Надо лечить!» — подумал я.
    В общем, я решил пойти искать Рустама.
    Долго искать комбата мне не пришлось. Он стоял у головной машины. Только я открыл рот, чтобы начать неприятный разговор, как Рус меня опередил:
    — Все, Паша, сейчас возвращаемся в наше расположение… Ты что-то хотел сказать?
    Я прикусил язык:
    — Нет, ничего. Так просто подошел… За указаниями.
    Рустам странно на меня посмотрел, и ни сказал больше ни слова. Я отошел от греха подальше. Зачем будить лихо, пока оно тихо?
    Мы тронулись через час. Все-таки мне не до конца верилось в такую удачу, и я все боялся, что нас завернут обратно. Или просто отправят в новый пункт назначения, но не домой. И только когда батарея выехала из полей на шоссе, я, наконец, поверил в своё счастье. «Помоюсь, согреюсь, подлечусь», — сладко думалось мне, — «а там и в Новогрозненский можно».
    Я не боялся отправки в Чечню, (с какой стати?). Но не ехать же туда больным, в самом-то деле?
    В кабине нас было только трое — водитель, я и Логман. Поэтому я смог вытянуть ноги и боль немного утихла.

Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 7 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Доставка грузов

Категории раздела
Мнение, аналитика [231]
История, мемуары [988]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [56]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [63]
Беллетристика [494]

Видеоподборка

00:07:34

00:02:37


00:04:52

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz