На южном фронте без перемен. Часть 10. Старый Ачхой — Бамут. Глава 4 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор


Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 10. Старый Ачхой — Бамут. Глава 4

    «Нет ничего нового в этом подлунном мире». Папоротник с водой нас, естественно, кинул. Вместо бани мы опять давились сухим пайком, а с водой вообще была полная задница. У нас было два полуполных термоса с чаем, но согласитесь, что чай — это все-таки не вода.
    Обозленный Найданов в конце — концов потерял таки терпение, снова нашел по рации Чорновила, и наорал на него.
    Ошарашенный прапорщик был так удивлен, что даже испугался, и пообещал вечером быть.
    Однако до вечера я волей — неволей познакомился с еще одной стороной моих неутомимых и многогранных бойцов.
    За насыпью, ограждавшей наш бастион — в сторону от Бамута — привольно раскинулись заросли могучей конопли. Я-то не обратил на это ровным счетом никакого внимания, а вот Восканян и Боев обратили. Да еще как! Я, олух, еще хотел просветить их путем распространения соответствующей литературы о наркотиках и их последствиях для организма! Боюсь, что они сами скорее могли просветить автора книги по указанным проблемам. Во всяком случае, о таком способе приготовления дури, которым смогли воспользоваться наши военнослужащие, я раньше ничего не слышал.
    У кого-то из моих расчетов в загашнике, как оказалось, было сухое молоко. Воду они достали, собрав остатки из фляжек всех участников шабаша. Этого было немного, но на изготовление зелья хватило.
    Поступили они очень просто — сварили коноплю в разведенном сухом молоке. Боев и Восканян пришли ко мне, и предложили попробовать то, что у них получилось. Я был тронут такой чуткой заботой, но вежливо отказался, сказав, что продукта очень мало, и я не хочу отнимать у личного состава те крохи, которые им удалось произвести.
    Они удовлетворенно кивнули, и отправились «заряжаться» к себе в блиндаж.
    Не знаю, то ли приготовили они неправильно, то ли зелье получилось слабоватое, но особого кайфа бойцы — наркоманы не получили. Так, протащились в дремоте часа два — три, и не более того.
    Зато занятную штуку выкинул Кабан, который, вообще-то, в процессе варки и употребления конопли участия не принимал. Уж не знаю где, но он раздобыл какие-то таблетки, и все их выпил. Высыпавшие со всех своих укрытий наши минометчики с хохотом наблюдали, как Кабан, у которого глаза свелись в кучу, стоял, покачиваясь, у борта «шишиги», потом уронил автомат, а потом и сам упал носом в пыль.
    Маразм! Найданов приказал убрать тело куда-нибудь подальше в укромное место. Данилов и Рамир уволокли Кабана в блиндаж, и бросили там на пол.
    Андрей произнес речь, сводившуюся к тому, что такие идиоты как Кабан могут погубить всех. И что, строго говоря, от противника нас отделяет не такое уж и большое расстояние. Пройдут, и пьяных или обкуренных вырежут!
    Личный состав потупился, (не все), и довольно быстро разошелся. Эффект от коноплевого варева можно было бы оценить хотя бы тем, что Андрей вообще ничего не заметил. На фоне Кабана Восканян и Боев, например, выглядели олицетворением разумности.
    В общем, я смотрел на все это сквозь пальцы. Сухое молоко у них точно кончилось, а можно ли приготовить коноплю к употреблению как-то по-другому, я не знал. Но подозревал, что в наших условиях почти невозможно.
    — Товарищ лейтенант! — обратился ко мне водитель Савиновских, (то, что меня повысили в звании, он не знал, а на мне знаков различия, само собой, не было — да и ладно), — спасибо за книжку! Знаете, здорово написано!
    Ну да, точно. Я прочитал «Два капитана», и отдал ее Савиновскому, так как он оказался ближе всех ко мне в момент окончания чтения. Да и выглядел он посерьезнее остальных. Очень напоминал мне моего одноклассника — Валеру Питерскова. Такой же небольшой, угловатый и мрачный.
    Что ж! Можно сказать, сработало… Савиновских проникся хорошим интересным текстом романа, и, как я надеялся, хотя бы в одной душе прорастет что-то доброе и вечное…
    Сегодня Бамут опять обстреливали и бомбили, но на такие мелочи, давно ставшие чем-то вроде привычного фона, давно уже никто не отвлекался.
    К вечеру на блокпост прибыли и Чорновил с водовозкой, и рота Логвиненко, и командир батальона.
    — Привет! — сказал мне Логвиненко.
    Я давно его знал, еще со времен Харами. Так что знакомиться нам нужды не было.
    — Я вместо Тищенко, — пояснил он. — Тищенко в госпиталь забрали, а меня срочно выдернули из части, на машине в Хасавюрт, а оттуда — на вертолете сюда.
    — Еще кто прилетел сюда? — спросил я.
    — Да, Зариффулин прилетел.
    — Вместо кого?
    — Да Нелюдин улетел, у него срок службы вышел. Все — полетел документы оформлять на увольнение.
    Логвиненко сказал это так, спокойно — про между прочим. Конечно, откуда ему было знать, что мы с Серегой в Темир-Хан-Шуру прибыли вместе, в один день, в одном поезде ехали.
    Если он улетел увольняться — то что я здесь делаю??!
    На минуту меня захлестнули зависть и обида. Но только на минуту. Я чуть усмехнулся, но ничего по этому поводу не сказал. Тем более что Санжапов не стал терять времени на всякие глупые предисловия, а рванул с места в карьер:
    — У вас тут, говорят, баня отличная? Вот, водовозку вам пригнали, давайте, обеспечивайте!
    Андрей покачал в задумчивости головой, и пошел обеспечивать. Логвиненко отправился размещать своих бойцов, а я остался с Санжаповым один на один. Благодаря Молчанову, с Санжаповым я был знаком не слишком близко, конечно, но в достаточной степени, чтобы задать волновавший меня в данный момент вопрос, и получить на него правдивый ответ.
    — Товарищ майор! — обратился. — Логвиненко сказал, что Нелюдин улетел увольняться. А мы ведь с одного института, в один день в Темир-Хан-Шуру на службу приехали… Я-то что?
    — И ты мог бы, — честно сказал комбат. — Но вертолет срочно улетал. А Нелюдин был рядом. Да и замену ему прислали, если ты в курсе.
    Я кивнул.
    — А за тобой и времени посылать не было, да и с Найдановым оставить некого… Некем тебя менять!
    — Все ясно, — немного подумав, ответил я, — конечно, приятно чувствовать себя незаменимым, с одной стороны… А с другой… Ну, ничего. Потерплю сколько надо. Куда мне торопиться!
    В моих словах не было иронии, и Санжапов ничего мне не сказал. Только похлопал по плечу…
    Вечером у нас была баня. Самая настоящая. Мы вчетвером лежали на полках, периодически поплескивая воду на камни, сложенные у котла. Небольшое помещение тут же окутывалось паром, а я чувствовал, как из меня вместе с потом выходит вся та дрянь, которая накопилась за время долгого похода. Когда становилось совсем невмоготу, я выходил в душевую, и обливался холодной водой. А потом снова шел в парилку.
    Никогда больше, ни до, ни после, (даже в замечательной частной финской сауне), не получал я такого фантастического удовольствия!
    Однако все заканчивается. Пришлось покинуть подземное помещение, и париться начал личный состав. А мы пошли в беседку. (Да, на блокпосту была беседка!).
    — Ну, что! — начал Санжапов. — Я прибыл не с пустыми руками! Смотрите!
    Он куда-то сходил, и вернулся с двумя бутылками водки.
    — Ого! — воскликнули мы с Найдановым, и, в свою очередь, отправились за закуской.
    Все, что у меня было, это банка тушенки, которую я хранил на всякий случай. И вот этот случай настал. Андрей оказался богаче. (Наверное, раскулачил своих сержантов). Он принес две банки — тушенку и две каши, а также луковицу и посуду. Логвиненко принес две луковицы и сайку настоящего хлеба.
    Мы сами разложили все по тарелкам, разлили водку по колпачкам, и «вздрогнули».
    Теплота прокатилась куда-то вниз по пищеводу, и мне, отвыкшему от спиртного, с ходу захорошело.
    Нет, воистину сегодня был удачный день!
    Мы выпили еще раз, и еще. Ну и что мы после этого должны были делать? Конечно же петь!
    Мы пели и «Ой, то не вечер, то не вечер…», и «Тонкую рябину», и «Вечерний звон», и «Броня крепка, и танки наши быстры». Не буду скромничать, петь я любил, и репертуар был у меня приличный.
    Конечно, сбегать в ларек за добавкой здесь было невозможно, и когда водка закончилась, закончились и наши посиделки.
    Спал я на этот раз не в машине, а вместе со всеми — в командирском блиндаже. О чем-то мы еще долго говорили, смеялись. Анекдоты, кажется, рассказывали… Но все это я помню довольно смутно.

Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 49 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Доставка грузов

Категории раздела
Мнение, аналитика [228]
История, мемуары [991]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [56]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [69]
Беллетристика [562]

Видеоподборка
00:10:51

00:05:17

00:03:03


00:13:05

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz

▲ Вверх