Козырной стрелок. Часть 24 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Козырной стрелок. Часть 24

Глава 63

Старший следователь городского полицейского управления Карл Бреви сидел, удобно развалившись в антикварном кресле в номере «люкс» отеля «Президент», и наблюдал, как десяток криминалистов ползают на коленях по ковру с лупами, собирая осколки оконного стекла, кусочки грязи, волоски и прочий мусор, который, по их мнению, может пригодиться следствию. Еще несколько снимали отпечатки пальцев с мебели и стен.

— Вы скоро?

— Уже почти все.

В соседней комнате всхлипывали, вздыхали и тихо переговаривались свидетели — парень и девушка, утверждавшие, что видели преступника.

— Мы закончили, — сообщили криминалисты, выходя из спальни и утаскивая с собой ворохи пластиковых мешков с материалами исследований.

— Эй вы, — позвал следователь свидетелей. — Ну-ка идите сюда.

Парень и девушка вошли.

— Где вы были?

— Вон там, на кровати.

— Где на кровати?

— С краю.

— И что вы делали? С краю?

— Мы?

— Вы!

— Ну... Разговаривали...

— В каком положении? Разговаривали. Горизонтальном или вертикальном?

— Лежа.

— Так. Ясно. Как долго вы разговаривали? Лежа.

— Может быть, час.

— И что случилось через час?

— Вон из того шкафа вышел человек. С чемоданом.

— С каким чемоданом?

— В котором была винтовка. Он ее собрал и пошел К окну.

— Где пошел?

— Через кровать пошел. Вот так.

— Но здесь вы лежали.

— Он через нас пошел. В смысле, перешагнул через нас.

— Дальше!

— Дальше он разбил прикладом стекло и сразу выстрелил.

— Как так сразу? Он что, не целился?

— Нет, почти не целился. Вскинул винтовку и выстрелил.

— Что значит почти? Значит, все-таки целился?

— Ну, может быть, одну секунду.

— Точно секунду?

— Точно! А после того, как убил, он сделал вот так, — сложила девушка в кольцо большой и указательный пальцы и махнула ими в воздухе.

— Зачем?

— Не знаю. Наверное, показал, что все хорошо.

— Он что-нибудь говорил?

— Нет. То есть почти нет. Только когда мы просили его не убивать нас.

— Вы просили?

— Да.

— А с чего вы взяли, что он хочет вас убить?

— Он направил на нас винтовку. И так посмотрел... Мы сразу поняли, что сейчас...

— Что он сказал?

— Мы не поняли. Он говорил на иностранном языке.

— На каком языке? Английском, испанском?..

— Мы не знаем, на каком.

— Тогда поехали в участок.

В своем кабинете следователь поставил на магнитофон специальную кассету.

— Сейчас я буду воспроизводить фрагменты речи различных языков. Если вы узнаете какой-нибудь из них, вы мне скажете.

Следователь включил магнитофон. — Этот! Этот похож!

— Уверены?

— Можно еще раз?

Следователь прокрутил запись еще раз.

— Мне кажется, этот. По крайней мере, очень похож.

— Вам тоже кажется?

— Да. Похож.

— Это русский язык.

— Русский?!

— Да. Мы постараемся найти переводчика, и с его помощью вы попробуете установить, о чем говорил подозреваемый с винтовкой. А пока я бы хотел составить словесный портрет преступника.

Следователь включил компьютер.

— Какая у него была голова? Круглая, овальная, сплюснутая, грушевидная?..

— Нормальная голова.

— Тогда взгляните на монитор. Такая?

— Нет.

— Такая?

— Тоже нет.

— Может, такая?

— Да. Похоже.

— Теперь волосы...

В дверь сунулся посыльный.

— Можно вас?

— Я занят!

— Но дело срочное.

Следователь поднялся и вышел в коридор.

— Вам необходимо выехать на происшествие.

— Я не могу. У меня допрос!

— Это распоряжение комиссара.

— Что там?

— Убийство.

— Неужели нельзя послать туда кого-нибудь, кроме меня...

— Четырех человек.

— Скольких?!

— Четырех.

— Хорошо. Выезжаю. А вы распорядитесь, чтобы кто-нибудь продолжил составление портрета...

На проселочной дороге стоял автомобиль. Недалеко от него лицом в землю лежал человек.

— Там еще трое в машине, — подсказал полицейский. Карл Бреви заглянул в машину. На передних и задних сиденьях сидели, безвольно уронив головы, три трупа.

— Давно такого не было, — сказал полицейский. — Чтобы разом четырех человек!

— Из чего их?

— В каком смысле...

— Застрелили из чего?

— Их не стреляли.

— Что, неужели ножом?

— Нет. Не ножом.

— А чем тогда?

— Врач сказал, что руками. Кажется, руками.

— Руками?! Четыре человека руками?! Не говорите ерунды!

— Так сказал врач.

Следователь тронул рукой голову ближнего покойника, повернул ее набок, увидел смятый, вдавленный, в крови кадык и хмыкнул.

— Криминалисты были?

— Были. Сняли отпечатки пальцев. Ну и вообще...

— Преступников кто-нибудь видел?

— Преступника видели.

— Почему преступника?

— Потому что он был один.

— Один?

— Один.

— И один убил четырех человек? Руками? Вы что тут, все с ума посходили?!.

— Но так говорит врач! И говорят свидетели!

— Где они?

Полицейский показал на нескольких пожилых мужчин и женщин, сидящих в полицейском автомобиле.

— Что вы видели? — спросил Карл Бреви.

— Все видели!

— Я понимаю, что все. Но что конкретно?

— Мы видели, как убийца ударил вон того, лежащего на груди человека кулаком в шею.

— Кулаком или каким-нибудь предметом? Например, палкой, камнем?

— Нет. Кулаком! Мы все видели.

— Куда он потом делся?

— Он убежал. Вон туда убежал.

— Он был один?

— Один.

— Точно?

— Конечно, точно! Мы видели собственными глазами! Вы что, нам не доверяете?

— Доверяю. Просто у меня такая работа. Занудная. Следователь отошел к машине и еще раз осмотрел трупы. Видимых повреждений тел ниже уровня плеч он не заметил. Было похоже, что их убили в машине. А того, что лежит поодаль, вне машины.

— Это все свидетели?

— Нет. Большая часть в участке.

— Что они там делают?

— Составляют словесный портрет преступника.

— Говорят то же самое, что эти?

— Совершенно. Один в один. Вы окрестности осматривали?

— Да.

— Ну и что?

— Ничего. Пока никаких посторонних следов не обнаружили.

— Странно все это. Очень странно. Что вы об этом думаете?

— Я? Я думаю, что они прокололи на дороге колесо... видите, один скат спущен... и откатили машину вот сюда. Чтобы не мешать движению...

— Я вас не об этом спрашиваю.

— Я думаю... Я думаю, преступник выскочил из кустов и... и убил их.

— А чего же они все в машине сидят? Он что, по очереди дверцы открывал, когда убивал их?

— Ну тогда, значит... Тогда, значит, он сидел в машине.

— Получается, сидел...

— И убил их всех там. А того, который выскочил, — здесь.

— Зачем он сидел с потерпевшими в машине? А потом их убил?

— Не знаю. Возможно, они что-нибудь не поделили.

— Возможно, и так... Ладно, отправляйте трупы на вскрытие. Там разберутся, отчего они умерли. От того или совсем от другого. И вот что еще. Привезите мне протоколы допроса свидетелей и еще... еще словесный портрет.

Вернувшись в кабинет, Карл Бреви застал свидетелей стрельбы в отеле и беседующего с ними переводчика.

— Ну что, разобрались?

— В общем и целом.

— Кто он был?

— Русский.

— Что говорил?

— Я не могу быть уверен совершенно, но что-то вроде — вы сошли с ума.

— В каком смысле?

— Он сказал — вы охренели. Это производное от русского слова «хрен», обозначающего овощ, но в данном контексте обозначающего — сошли с ума...

— Странный язык. Одновременно овощь и сумасшествие! Что еще?

— Все. Остальные, предположительно употребимые в данной ситуации слова они не опознали.

— Всем спасибо. Пока спасибо.

Переводчик и свидетели вышли.Карл Бреви взглянул на монитор. На экране застыло лицо преступника, собранное фотороботом из тысяч носов, бровей, лбов, ушей и глаз. Лицо было никакое.Следователь откинулся на стул и тяжело вздохнул.Давно в их городе не было таких громких преступлений. В одном случае преступник убил известного во всем мире бизнесмена, а во втором — разом четырех человек. Теперь спокойной жизни не жди...В дверь постучал и вошел посыльный.

— Вам пакет.

В пакете были протоколы допросов свидетелей по делу с четырьмя трупами. И был составленный свидетелями и распечатанный на принтере словесный портрет...

Какой-то очень похожий портрет... На что-то похожий портрет...

Следователь взглянул на экран монитора. И взглянул на распечатку. Потом снова на экран. И снова на распечатку. Потом приблизил распечатку к экрану.

Два, составленные совершенно разными людьми, портрета были похожи. Ну очень похожи!

Что за чертовщина! — сам себе сказал следователь и набрал номер криминалистической лаборатории.

— Вы обработали пальцы, снятые в отеле?

— Да.

— А на шоссе? Где четырех человек...

— Тоже сделали. Только что.

— И что?

— Пальцы в отеле по картотеке не проходили. Те «пальчики», что на шоссе, известные.

— Чьи?

— Отпечатки пальцев принадлежат лицам, хорошо известным полиции и отбывавшим наказания сроком от одного до пяти лет. И есть еще один отпечаток, но они в картотеке не значатся.

— А вы не пробовали их сравнить с отпечатками пальцев, оставленных в отеле?

— Нет. Но нас не просили...

— Тогда считайте, что прошу.

— Ну хорошо. Сейчас я вызову на экран картинку. И сравню... Сейчас сравню... И... Вы знаете...

— Что?!

— Вы знаете, они похожи. То есть я хотел сказать, что они идентичны. Те, что на шоссе. И в отеле...

Следователь бросил трубку. Это что же получается? Получается, неизвестный преступник убил бизнесмена в отеле и спустя час еще четырех человек на шоссе... Причем первого из винтовки с оптическим прицелом. А остальных голыми руками...

Следователь позвонил в морг.

— Четыре человека с шоссе. Вы уже начали вскрытие? Bы можете сказать причины смерти? Нет, желательно сейчас, ! Хотя бы в общих чертах... Что... Я понял.

Четверо, неоднократно до того судимых, сидевших и погибших на шоссе потерпевших были убиты ударом тупого предмета. Не исключено, что кулака...

Два, казавшихся столь разными, преступления соединились воедино. Вначале преступник убил бизнесмена, потом оказался в машине со состоящими на учете в полиции преступниками, которых убил руками.

Почему он оказался в машине?

По всей видимости, потому, что они знали друг друга. Он — их. А они его. Иначе бы они не посадили его к себе. И не подставили под удар кадыки и шеи. Они знали его и не боялись его.

Но почему он оказался в машине меньше, чем через час после выстрела?

Ответ на этот вопрос мог быть только один — убитые вывозили его с места преступления. Потому что если рассчитать время, разделяющее два этих убийства, и расстояние, разделяющее этих два убийства, то получается, что в машину убийца должен был сесть сразу после выстрела! Что совершенно неопровержимо доказывает их связь!

Но почему тогда он убил своих сообщников? Впрочем, это тоже просто. Хотя и очень жестоко. Он избавился от свидетелей, которые знали о его участии в преступлении! Он убил четырех человек, чтобы они не могли никому ничего рассказать о нем!

И значит, он очень серьезный преступник! Карл Бреви набрал компьютерный адрес Интерпола. Ввел свой пароль. И написал заявку на проверку отпечатков пальцев неизвестного преступника, прибавив, что, возможно, он русский.

Интерпол проверил свои архивы и, не обнаружив «пальчиков», направил запрос в Министерство внутренних дел России.

Сверка в архивах МВД потребовала нескольких дней и не принесла никаких результатов. О чем в штаб-квартиру Интерпола был послан официальный ответ: «Присланные вами отпечатки пальцев в картотеке действующих преступников России не значатся».

— Пусть они проверят текущие дела, — попросил Карл Бреви.

«Просим проверить находящиеся в разработке и нераскрытые дела», — телеграфировал Интерпол министерству...

На этот раз запрос дал положительные результаты. Представленные Интерполом «пальчики» принадлежали гражданину Иванову Ивану Ивановичу и проходили по нескольким делам сразу. По делу на Агрономической, Северной, в поселке Федоровка...

— Сколько?! Сколько дел? — переспросил Карл Бреви.

— Вы меня плохо слышите?

— Я? Да. Плохо. То есть теперь хорошо... Я хотел узнать, По скольким делам проходят эти «пальчики»?

— Кажется, по трем. Впрочем, точно я не знаю. Если хотите знать подробности, звоните в их министерство.

Карл Бреви позвонил в МВД. Из МВД, по их рекомендации, в прокуратуру. Из прокуратуры в правительство. Правительство рассмотрело возможность допуска к информации и предложило обратиться в прокуратуру. Прокуратура — в МВД. МВД заявило, что не может разрешить этот вопрос без согласования с прокуратурой.

— Чего ты мучаешься? — удивился коллега Карла, бывавший в России. — У русских надо все делать не так. У pyccких надо делать дела по знакомству.

— Как по знакомству?

— Очень просто. Звонить не на работу, а домой. Тогда они сделают все, что не могут в рабочее время.

— Я не понимаю. Почему дома, а не на работе? Ведь о работе надо говорить на работе!

— Это у нас на работе. А у них дома.

— А что они делают на работе?

— Говорят о домашних проблемах. Ты все равно не поймешь. У меня есть телефон одного знакомого в Москве. Мы ему позвоним, и он поможет.

— Но сейчас поздно! Лучше позвонить утром на работу.

— На работе он нам откажет!

— А дома?

— Дома никогда! Я точно знаю. Коллега набрал номер.

— Это я, — сказал он на ломаном русском языке. — Да. Давно не виделись... Конечно, приеду... И вас приглашу... Нет, хочу спросить... Что ты хочешь узнать? — прикрыв трубку, спросил он у Карла.

— Мне нужно знать подробности по их преступнику Иванову Ивану Ивановичу. Который убил у них нескольких человек.

— Мне надо узнать про Иванова. Который убил у вас нескольких человек.

— Зовут Иван Иванович?

— Да. Как вы догадались?

— Догадался. Он что, у вас кого-то прихлопнул?

— Да. Прихлопнул.

— Много?

— Сколько он убил? — спросил коллега Карла.

— Предположительно пять человек.

— Пять человек.

— Мало!

— Он сказал мне, что мало.

— Как мало? Пять человек мало?! Спроси его, почему?

— Разве пять человек мало?

— Мало! У нас он два десятка напластал!

— Сколько?!

— Два! Два десятка!

— Он говорит, он у них убил двадцать человек!

— Сколько?!

— Двадцать!

— Этого не может быть!

— Этого у вас не может быть! А у нас запросто!

— Святая Мария!

Коллега положил трубку. И тут же поднял ее снова.

— Что? Почему ты прервал связь?

— Он дал другой телефон.

— Чей?

— Следователя, который знает про эти дела. Потому что вел эти дела.

— Тоже домашний?

— Конечно, домашний! Мне надо слышать следователя Старкова.

— Я Старков. А вы кто?..

— Мы ваши коллеги. Из Европы.

— Откуда?!

— Из Европы.

— Зачем?.. Из Европы?

— Мы бы хотели узнать о делах, которые вы расследовали.

— О каких делах? Я никак не могу понять, о чем вы...

— Об Иванове.

— О ком? О каком Ивано?.. О ком?! Об Иванове?!

— Да.

— Зачем вам Иванов?

— Он совершил у нас преступление.

— Убил?

— Да. Убил... А почему вы решили?..

— Сколько убил?

— Пять человек. А откуда вы знаете, что несколько?— Потому что по одному он не убивает.— А по сколько?— Обычно по четыре-пять.— Как у нас, — обрадовался Карл Бреви.— Но бывает и по четырнадцать.— По сколько?!— По четырнадцать. Как, например, в поселке Федоровка.— Есть что-нибудь общее в его преступлениях?— Вы имеете в виду почерк?

— Да, почерк.— Есть. Он любит убивать оптом. Чтобы по нескольку раз не ходить.— Как он убивает?— По-разному убивает. Из пистолета. Из винтовки с оптическим прицелом...— И у нас из винтовки, — кивнул Карл Бреви.— Иногда голыми руками.— И у нас голыми руками, — еще раз кивнул Карл.— Сколько руками? У вас.— Четыре человека.— Ну тогда это он. Раз четыре человека, значит, точно он. Можете даже не сомневаться... В общем, не повезло вам, ребята.

— Почему не повезло?— Потому, что вы об него все зубы обломаете.— При чем здесь зубы?— Притом, что скоро узнаете, — сказал Старков. — Когда он вам еще трупов добавит.— Вы думаете?..— Думаю! Думаю, он на тех пяти не остановится. Раз в Европу попал.

— Мне кажется, вы преувеличиваете его опасность.— А вы знаете, сколько он у нас народу положил, прежде чем к вам отправился?— Нам сказали... хотя мы, конечно, не поверили... но нам сказали, что он убил... двадцать человек.— Вас обманули!— Ну вот, я же говорил...— Вас обманули, потому что после тех двадцати он убил еще десять человек.— Еще десять?..— Ну или около того.— Вы бы не могли сказать точнее?

— Сейчас попробую подсчитать, — пообещал Старков. — Только подождите, я калькулятор возьму...

— Зачем калькулятор?— Чтобы со счета не сбиться.— Он берет калькулятор, — сообщил коллега.— Зачем?— Их слишком много.— Вы меня слышите?— Да.

— Тогда поехали. Значит, так: пять на Агрономической плюс четыре на Северной и еще один там же со спиленными зубами, затем трое два года назад из того же оружия, что на Северной, четырнадцать в Федоровке, четыре на даче генерала и еще два или три подручных Папы, о которых никто не заявлял.

— Какого Папы?

— Не важно, какого. Итого получается... Получается — тридцать три или тридцать четыре трупа.

— Сколько?!

— Тридцать три или тридцать четыре. Если, конечно, мы все знаем. А новые вам, ребята, самим считать!.. Европейские следователи положили трубку.

— У нас в городе маньяк, — задумчиво сказал Карл Бреви. — Причем особо опасный маньяк. Потому что профессиональный маньяк.

— Почему профессиональный?

— Ты знаешь, как он стрелял?

— Как?

— Навскидку. Он стрелял навскидку, как стреляют из ружья по тарелочкам. Только там дробь и тарелочка. А здесь пуля и лоб потерпевшего, который на мгновенье выглянул в окно. Но он все равно не промахнулся. А когда убил, показал вот так, — изобразил следователь пальцами кольцо.

— Зачем показал?

— Затем, что он считает убитых, как сбитые фигурки в тире. Он сбил тридцать три фигурки!

— Тридцать восемь, — поправил его коллега.

— Почему тридцать восемь?

— Потому что тридцать три там, у них. И пять уже у нас. Всего получается тридцать восемь.

— Да. Тридцать восемь, — тихо повторил Карл Брёви. — Тридцать восемь!

Глава 64

— Опять кого-нибудь убивать? — подозрительно спросил Иван Иванович. — Я устал уже убивать! Я уже столько поубивал...— Нет. На этот раз не убивать.— Точно?— Точно! На этот раз получать деньги.— Где?— В Швейцарии.— Где, где? В Швейцарии?— Ну да. Вы были когда-нибудь в Швейцарии?— Конечно, не был.— Значит, у вас есть шанс там побывать. За наш счет.— Когда?— Хоть завтра.— Что мне там делать?

— Пока ничего. Есть, пить, слоняться по улицам. А через неделю, то есть двенадцатого числа, с девятнадцати до девятнадцати двадцати вечера слоняться вот по этой улице. И ни по какой другой.— Зачем?— Затем, что двенадцатого числа в девятнадцать двадцать к вам подойдет человек и сообщит, что вам делать дальше. Впрочем, вы можете выехать не теперь, двенадцатого.— Я согласен!— Тогда вот ваш заграничный, со швейцарской визой паспорт, ваши билеты и адрес отеля, где вам забронирован номер.— Но у меня американский паспорт!— Ваш американский паспорт останется пока у нас...

Двенадцатого числа в девятнадцать часов гражданин Иванов гулял по Швейцарии. Но не вообще по Швейцарии, а по одной конкретной улице одного небольшого швейцарского городка. Через двадцать минут должна была состояться встреча со связным. И потому Иван Иванович беспрерывно повторял про себя фразу пароля и фразу отзыва:

— Где здесь антикварный магазин с русскими иконами?— Здесь не знаю. Но могу назвать несколько магазинов в Москве.— Где здесь антикварный магазин с русскими иконами?— Не знаю. Но могу назвать...

До встречи оставалось десять минут. Пять...Но встрече не суждено было состояться.По улице проезжала полицейская машина с включенными мигалками. Проезжала мимо, но неожиданно затормозила возле Иванова. Прежде чем он успел что-нибудь понять, его обступили вежливые швейцарские полицейские.

— Садитесь, пожалуйста, в машину, — предложили они. И Иванов, хотя не понял, что они сказали, понял, что от него хотят. Он быстро огляделся и заметил спину резко повернувшего в проулок мужчину. И еще одного, который быстро уходил по улице.

— Вы русский? — спросил один из полицейских, когда машина отъехала.— Я не понимаю.— Иванов?— Да, Иванов! — услышал Иванов знакомое слово.— Значит, это он, — удовлетворенно сказал полиейский своим напарникам.

В полицейском участке Иванова обыскали, отобрали все документы и поместили в камеру до приезда консула.

— Почему вас задержали? — спросил консул по-русски.— Откуда я знаю. Я шел по улице, а они...— Почему вы его задержали? — спросил консул полицейских по-французски.— Мы получили сигнал о том, что Иванов провез нашу страну запрещенные к ввозу предметы.— Что конкретно?— Оружие.— Вы нашли оружие?— Нет. Ни у него, ни в номере.— Почему вы считаете, что это именно тот Иванов, который вам нужен?— Но фамилия...— Иванов самая распространенная в России фамилия. Я, например, тоже Иванов.

Полицейские подозрительно покосились на Иванова-консула.

— Я требую освобождения гражданина России Иванова Ивана Ивановича, — заявил консул.— Мы приносим свои извинения, — извинились полицейские.

На чем инцидент был исчерпан.Но тем не менее в российской прессе прошли информационные сообщения о произволе, творимом полицейскими Швейцарии. Кроме того, было опубликовано четыре развернутые статьи, рассказывающие о том, как русского туриста Иванова Ивана Ивановича приняли за совсем другого Иванова и задержали за провоз оружия, которого не нашли... И был показан сюжет по Российскому телевидению, где собственный корреспондент беседовал с работниками посольства в Швейцарии об их нелегкой там жизни на примере последней политической провокации и демонстрировал в кадре портрет потерпевшего от швейцарской полиции гражданина России Иванова.И зачем, спрашивается, было из-за такого пустякового, по сути, происшествия поднимать такой шум? Ей-Богу, не понять этих журналистов...

* * *

— Папа, он в Швейцарии! — одновременно ворвались в дверь и одновременно заорали подручные Королькова по кличке Папа, по кличке Король, по кличке Сыч и по другим кличкам и фамилиям.— Кто?— Мочила! Он в Швейцарии! В натуре, Папа! Его казали по ящику! Он там схлестнулся с их ментами...— Когда показывали?— Только что! Как он там оказался. Папа? Если он мочил наших здесь!— Где он сейчас?— Откуда мы знаем? Его сперва их менты повязали, но потом наш посольский барин приехал и отмазал вчистую...

— Что он там делал?Папа спросил просто так, потому что лучше других знал, что делает Иванов в Швейцарии. Иванов бил клинья к сейфам, где лежали партийные бабки. И значит... Значит, он каким-то образом узнал номера и шифры счетов, хранящихся на дискетах, за которыми он охотился! То есть в самое ближайшее время...

Папа вызвал одного из своих подручных.

— Мне нужны визы в Швейцарию.— Когда?— Завтра.— Если завтра, то ксивы будут паленые.— Пусть будут паленые. Но пусть будут завтра.— Они будут очень паленые, Папа.

— Тогда найдешь того Джона, что работает в швейцарском консульстве и делает визы за бабки. Того, что свел нас с американцем. Скажешь Джону, что мне нужны визы в Швейцарию.— Завтра он не сделает.— Сделает, если ты отстегнешь ему сколько он попросит.— Он попросит много.— Значит, отстегнешь много. Отстегнешь столько, сколько он скажет.— Сколько нужно виз?— Четыре. Мне. Тебе, Крапленый. Паленому и Меченому. Еще нужно сто штук «зелени» и адреса, где можно взять шпалеры.— Мы едем в Швейцарию?— Едем!— Кончать Мочилу?— Будем считать, что кончать Мочилу...

* * *

— Агент Авторитет несанкционированно вышел на агента Тюльпана, — доложил старший референт второму помощнику атташе по культуре посольства Соединенных Штатов Америки.Агентом Авторитетом был гражданин страны пребывания Корольков по кличке Папа. Агентом Тюльпаном — завербованный Джоном Пирксом работник консульской службы посольства Швейцарии. Познакомивший его с Авторитетом.

— Зачем он нашел Тюльпана?— Ему потребовались срочные визы в Швейцарию.— Он объяснил, для каких целей?— Нет.— Когда он хочет иметь визы?— Завтра.— Тюльпан согласился?— Да. За двадцать тысяч долларов.— Почему он обратился к вам?

— Он опасается, что люди Авторитета наследят в Швейцарии, из-за чего его вычислят. Он пытался узнать, не осведомлены ли мы о его планах.— Он знает о нашей совместной работе?— Он свел нас с Авторитетом.— Скажите Тюльпану, что мы знаем о просьбе Авторитета. Что он будет находиться под нашим надзором. Пусть он выдает им визы. Но пусть потянет два дня.— Но разве мы знаем?..— Теперь знаем.— И будем сопровождать?— Да, будем!— Но зачем? Ведь это не наша зона влияния!

— Вот за этим, — бросил Джон Пиркс на стол газету с заметкой о происшествии в Швейцарии. — За тем, что агент Авторитет едет туда, где уже находится агент Бизон!— Бизон в Швейцарии?!— Да, в Швейцарии!

Агента Бизона искали по всей Европе, все резидентуры разведывательного управления США. Потому что агент Бизон вместо того, чтобы быть убитым привлеченными к операции бойцами мафии, убил их. Всех! Убил и скрылся в неизвестном направлении, поставив долго и тщательно разрабатываемую операцию «Рокировка-2» на грань провала. Потому что, согласно сценарию интриги, должен был попасть в руки следствия мертвым, а теперь мог попасть живым! И мог заговорить, раскрыв инкогнито истинных заказчиков убийства. Раскрыв московскую резидентуру ЦРУ, которая его завербовала в качестве исполнителя и которая указала ему цель!

Операция, затеянная против России, грозила обернуться позором для Америки! И отставкой для Джона Пиркса, потому что агента Бизона в качестве центральной фигуры операции «Рокировка-2» предложил он. Причем отставкой в лучшем случае. В худшем — судом за несанкционированную операцию, повлекшую гибель человека. Если дело получит огласку, начальство предпочтет подставить его.

— Теперь вам все понятно?— Все!

— Авторитет выведет нас на Бизона. И мы сделаем то, что должны были сделать раньше! Готовьте для отправки в Швейцарию людей и необходимое для их работы спецоборудование.— Мы не можем посылать людей без санкции Центра.— Тогда поедем мы. Вы и я! Как самые главные виновники. А если не поедем, то на нашей карьере можно поставить крест!— Когда выезжать?— Сразу, как только поедет агент Авторитет.

* * *

— Я нашел того, кого ты просил, — сообщил приятель Юрия Антоновича, работавший в органах правопорядка. — Нашел Иванова.— Где он?— В Швейцарии.— Где?!— В Швейцарии. А чего ты так занервничал?— Откуда информация?— Из колонки происшествий.— Каких происшествий?— Курьезных.— Я ничего не понимаю! Ты можешь объяснить нормально?— Возьми сегодняшнюю газету «Известия» и посмотри третью страницу.— У меня нет газеты «Известия».— Купи. Там написано про гражданина Иванова, которого забрала по ошибке полиция Швейцарии, а потом выпустила.— Может, это другой Иванов?— Этот тот Иванов. Потому что к заметке прилагается фотография. Его фотография.— Где он теперь? Впрочем, я знаю, где он теперь.— Где?— В Швейцарии!

Иванов был в Швейцарии! Иванов опередил всех! Юрий Антонович вызвал одного из своих телохранителей. Три человека со мной в Швейцарию. Оружие на месте.Все!И вызвал секретаря.

— Закажите четыре билета в Швейцарию.— На какое число?— На сегодня. На ближайший рейс.

* * *

— Чтоб ему сдохнуть!.. — вслух выругался подполковник милиции Громов Александр Владимирович, в раздражении отбросив от себя газету.— Кому сдохнуть? — удивленно спросил сосед по кабинету.— Не важно кому.

С фотографии, напечатанной на газетной странице, на Александра Владимировича смотрел Иванов Иван Иванович. Который был в Швейцарии. Уже был!

— У тебя есть лист бумаги?— Зачем?— Рапорт написать.— Рапорт?— Да. На отпуск без содержания сроком на три недели. С сегодняшнего дня.— Генерал тебе его не подпишет.— Почему?— Потому что работников не хватает. И потому что его сегодня не будет.— В таком случае рапорт отнесешь ты — Если я, тем более не подпишет.— Тогда дай еще один лист.— Еще один? Для чего?— Для еще одного рапорта. Об увольнении...

* * *

— Все. Давай журналистам отбой, — распорядился генерал Трофимов.— Вы думаете, что этого будет довольно?— Уверен. Теперь об Иванове в Швейцарии знает вся страна. В том числе, будем надеяться, и те, кому надлежит знать.— Может, для верности еще пару статей?— Хватит, я сказал! Будем считать, что мы его раскрутили. Об Иванове на этой неделе больше, чем о семье Пугачевой, писали! А это, я тебе скажу, результат!..

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/24149/Il%27in_2_Kozyrnoii_strelok.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 11 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Мнение, аналитика [221]
История, мемуары [925]
Техника, оружие [83]
Ликбез, обучение [72]
Загрузка материала [11]
Военный юмор [28]
Беллетристика [244]

Видеоподборка
00:36:21


00:40:06


00:49:49

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz