Козырной стрелок. Часть 22 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Козырной стрелок. Часть 22

Глава 58

— Майор Джордон?

— Я.

— На ваше имя поступила срочная информация из московской резидентуры, — доложил дежурный шифровального отдела. — Вы сами заберете? Или прислать посыльного?

— Присылайте посыльного.

— К вам посыльный из шифровального отдела. Сэр.

— Пусть заходит.

— Разрешите?

Посыльный развернул специальный регистрационный журнал.

— Распишитесь, пожалуйста. И здесь, пожалуйста. Передал заклеенный, скрепленный печатью спецотдела конверт.

— Вы свободны.

Посыльный вышел. Майор вскрыл конверт и вытащи шифрограмму, распечатанную на специальном, номерном строгой отчетности, с колонкой запрещающих грифов, бланке.

Шифрограмма была от Глобуса. Который по совместительству и в свободное от основной работы время служил вторым помощником атташе по культуре.

"Совершенно секретно.

Для ознакомления лиц с допуском 1А категории.

Распечатано в трех экземплярах.

Глобус — Гринвичу.

Разработка агента Бизон показала принципиальную возможность его использования в операции «Гамбит-2» в предложенном вами качестве. Агент Бизон дал согласие на участие в операции при подтверждении данных ему ранее гарантий. Прошу вашего разрешения на подготовку к проведению операции «Гамбит-2».

Майор Джордон открыл сейф, вытащил папку, в углу которой было написано «Гамбит-2», защелкнул зажимом шифрограмму, закрыл сейф и отправился на доклад к Начальнику Восточного сектора.

— Глобус докладывает готовность к сотрудничеству агента Бизон. В связи с этим необходимо принимать окончательное решение по операции «Гамбит-2».

— По вашим позициям изменений нет?

— Нет. Моя часть операции детально проработана как по основным, так и по запасным вариантам. Исполнители, документы, контакты, оборудование, коридоры через границу подготовлены. Дело за согласованием кандидатур, увязкой сценариев с Европейским отделом и окончательным разрешением на проведение операции.

— Хорошо. Завтра мы проводим окончательное согласование по операции «Гамбит-2» и назначаем сроки ее начала.

Когда майор Джордон вышел, Начальник Восточного сектора поднял телефон.

— Запишите меня завтра к вечеру на прием к Главному. Да. Где-нибудь после трех. Потому что с одиннадцати до двух у меня будет совещание...

В одиннадцать утра приглашенные встали вдоль стола, во главе которого уселся заместитель главы разведывательного управления. Рядом с которым расположились эксперты.

— Прошу всех садиться, — предложил он. Все сели. Кроме Начальника Восточного сектора, курировавшего операцию «Гамбит-2» и отвечавшего за ее подготовку.

— Перспективные цели операции рассчитаны на дистабилизацию финансово-экономических отношений, сложившихся между бизнесменами и предпринимателями ряда стран Евро-Азиатского континента с Россией. И компрометацию подобного рода взаимодействий на политическом уровне, с целью продвижения к власти настроенных проамерикански политико-экономических течений и защиты интересов Соединенных Штатов Америки в зоне Европы.

— Говоря проще, вы хотите захлопнуть торговый коридор в Россию и перенаправить финансово-товарный поток в угодную Америке сторону?

— В общем и целом так. Расчеты аналитиков подтверждают экономическую и политическую перспективность данной формы решения стоящей перед нами проблемы.

— Хотелось бы услышать цифры.

— Прямая экономическая выгода может, по самым приблизительным расчетам, составить три-пять миллиардов долларов в год.

— На чем основана ваша уверенность?

— В планировании операции мы исходили из необходимости жесткой и потому наиболее действенной компрометации российского бизнеса.

— Каким образом достигается такой эффект?

— Покушением на кого-нибудь из наиболее видных бизнесменов, работающих с Россией.

— Со смертельным исходом?

— Да! В этом случае, кроме решения основной задачи, мы достигаем определенного побочного эффекта, заключающегося в вытеснении с политического поля ряда левых и лево-центристских партий.

— Кого вы предлагаете... Для достижения побочного эффекта?

— Вот выделенные нами кандидатуры, — раскинул по столу фотографии Начальник Европейского отдела. — Банкир. Бизнесмен. Глава торгового дома. Президент концерна. Все они в той или иной мере инвестировали российские проекты. Все неоднократно бывали в России. Где общались или могли общаться с представителями теневого капитала. Кого будем выбирать?

— Мне кажется, вот этого. С таким лицом жить...

— При чем здесь лицо?

— Тогда любого.

Начальник Европейского отдела поднял одну из фотографий.

— Предлагаю вот этого. На мой взгляд, он подходит больше всего.

— Если этого, то достигается еще и третий эффект, — тихо сказал кто-то.

— Какой? — так же тихо спросил его сосед.

— Кандидат в покойники спал с его женой, когда она отдыхала в Европе.

— Да ты что?!

— Согласны.

— Кандидатура утверждена. Теперь переходим к исполнителю.

— В качестве исполнителя будет использован известный русский киллер по кличке Мочила.

— Как?

— Мочила — производное от слова «мокро».

— Почему мокро?

— Не знаю. От того, что много крови. Или страшно.

— Он справится?

— Мы проверяли его досье в их полиции. Он убил в общей сложности двадцать человек.

— Сколько?!

— Двадцать. С лишним. Причем четырнадцать единовременно.

— Сколько?!

— Четырнадцать! Среди его жертв, в том числе, были работники российских спецслужб. Он прекрасно стреляет и владеет приемами рукопашного боя. Нескольких человек он убил голыми руками. Немногословен. Внешне совершенно непримечателен и умеет играть роль простака. О твердости его характера свидетельствует тот факт, что одной жертве он спилил напильником зубы. До самых десен.

— Что...

— Откуда... Как вы на него вышли?

— Его рекомендовал нашей резидентуре один известный российский криминальный авторитет.

— В чем авторитет?

— Так они называют самых выдающихся преступников.

— А откуда он знает киллера?

— Тот убивал его людей.

— Это что, повод для знакомства?

— В России — да. Там очень специфические условия. Которые нам трудно понять. Но в любом случае, их знакомство облегчает нашу задачу по организации русского следа.

— Каким образом?

— В ходе расследования покушения полиция установит гражданство киллера и факт связи киллера с криминальным миром России. Что позволит говорить не о случайном стрелке-одиночке и не об использовании его местной мафией, а о русском заказе. Именно поэтому мы выбрали этот дуэт из нескольких кандидатов.

— Его будет допрашивать полиция?

— Нет. Полиция будет осматривать его тело. Сразу после покушения киллер будет захвачен мафией, отвезен в загородный дом и убит при штурме его полицией. При нем найдут паспорт и авиационные билеты, по которым Интерпол сделает запрос в российскую полицию и потребует участия в расследовании. В ходе которого докажет связь между киллером и русским криминальным миром.

— С какой целью к делу привлекается европейская мафия?

— Для усиления эффекта присутствия русских в Европе. Мы подбирали данную группировку по степени ее взаимодействия с русским криминалом. Сразу после покушения мы сможем организовать судебный процесс и шумную кампанию в прессе по поводу проникновения русских преступных группировок в Европу. И тем, повлияв на общественное мнение, провести в правительствах европейских стран ряд законодательных актов, препятствующих развитию экономических отношений с Россией.

— Другие вопросы по деталям операции есть?

— Нет.

— Тогда будем считать план операции «Гамбит-2» утвержденным окончательно. Всем службам прошу приложить максимум усилий к ее осуществлению.

— Спасибо...

Глава 59

— Тебя били? — спросил генерал Трофимов майора Проскурина.

— Нет, гладили. По почкам и зубам.

— Странно. А меня не трогали.

— Вы генерал. Вас не положено.

— А личный состав?

— Тех вообще под орех разделали.

— А ты молчал?

— Нет, конечно! Говорил. Разное...

— Разное не страшно.

Генерал и майор замолчали, каждый вспоминая своих следователей и их методы ведения допросов.

— Н-да...

— И не говори...

— Интересно, почему они нас вообще отпустили?

— Я попросил.

— Ну вы как скажете, Степан Степанович!

— Я не шучу.

— А как же?..

— Я обосновал им необходимость продолжения разработки Дяди Сэма.

— Ну да, согласились бы они...

— И еще рассказал про счета в иностранных банках. Которые оберегает Иванов. И про то, что мы можем добыть номера счетов.

— А золото есть?

— Черт его знает? Может, есть, может, нет. Но нам надо исходить из того, что есть! Потому что именно так я сказал нашим новым боссам.

— Клюнули?!

— Как видишь. Впрочем, я думаю, отпустили они нас ненадолго. Как только ситуация с золотом партии прояснится, они вернут нас обратно. И уже не выпустят.

— Будем делать ноги?

— Куда делать? Если мы сбежим, нас будут искать не только эти, но уже и свои. А самое главное... В общем, они предупредили, что возьмут в заложники мою и твою семью.

Майор Проскурин рванулся к телефону.

— Я уже звонил. Никого нет дома. Ни у тебя, ни у меня. Я уверен, что наши с тобой семьи по горячей путевке уехали в дом отдыха.

— Оперативно работают!

— Потому что знают, что хотят.

— Сволочи!

— Профессионалы. Ты бы в их положении поступил точно так же. Заложники — это единственное, что гарантирует им наше послушание.

— Что будем делать?

— То, для чего нас с тобой выпустили. Разрабатывать Дядю Сэма. Но иначе, чем раньше. Смещая акценты в сторону Иванова. В новом раскладе он должен стать центральной фигурой.

— Чтобы было сподручней все валить на него?

— И отвести подозрение от нас. Все должны убедиться, что Иванов самостоятелен в своих планах и поступках. Его независимость послужит косвенным доказательством нашей непричастности к убийству Анисимова.

— Они не поверят.

— Поверят. Если будут располагать фактическим материалом. Например, того, что Иванов вышел из нашего подчинения и действует самостоятельно.

— Побег?

— В том числе и побег.

— Побег должен выглядеть убедительно. В побег без жертв никто не поверит.

— Значит, придется идти на жертвы.

— Кого... Я хотел сказать, кто будет жертвой?

— Там посмотрим.

— Когда?

— Сразу после выполнения заказа Дяди Сэма...

На следующий день Иванов вышел на контакт с Дядей Сэмом.

— Я согласен, — согласился он. Первой фразой сценария.

— Мы очень рады, — обрадовался очередной референт. Искренне.

— Где и кого?

— Очень скоро. Об остальном вы узнаете на месте.

— Не, так не пойдет. Я не играю втемную.

— Но мы не можем...

— Тогда справляйтесь сами. У меня и в России работы хватает.

— В России вы в розыске. А в нашей стране уже почти, уважаемый гражданин, — напомнил референт. И снова показал паспорт. И выписку из счета, открытого в нью-йоркское банке. — Если вы согласитесь, мы переведем на ваш пятьдесят тысяч. И еще пятьдесят после выполнения работы.

— Сколько, сколько?

— В сумме сто тысяч.

— Долларов? — искренне удивился Иван Иванович.

— Конечно... Впрочем, мы можем в любой валюте. Фунтах, марках, франках, рублях...

— Не надо в рублях!

— Я понимаю. Рубль плохие деньги для граждан Америки.

— А вот эти деньги... Которые на счет. Могу получить только я?

— Только вы.

— А если кто-нибудь другой?

— Но. Нет. Другой не может.

— Совсем никто?

— Совсем.

— А вдруг?

— В американском банке не может быть вдруг.

— Тогда я согласен! Переводите... Вернее, нет... Ну, то есть — да, но мне надо знать хотя бы страну. Где... Куда меня... Мне надо обязательно знать страну. Если вы скажете страну, то я сразу соглашусь.

— Это Западная Европа.

— Тогда мне обязательно в долларах...

— Дурак! — зло сказал генерал Трофимов, выключая магнитофон. — Работает на грани фола!

— Он вообще не работает. За него другие работают. За него мы работаем.

— Ну, значит, и дальше будем работать. Готовь для выезда группу. Самых-самых готовь.

— Паспорта будем оформлять через МИД? Или сопредельные страны?

— Через турфирмы.

— Что? Через какие... фирмы?

— Туристические. Которые выдают путевки для граждан, желающих выехать за рубеж. Лучше через самые солидные. Чтобы вместо визы не получить липу. И чтобы гарантированно получить загранпаспорта. Так что торопись.

— Загранпаспорта?..

— Загранпаспорта! Или ты собираешься по военному билету ехать?

— Но... — «Но спецы не ездят через турфирмы! Потому что не ездят по своим паспортам. Чтобы не светить свои настоящие фамилии», — хотел сказать майор Проскурин, сказав «но».

— Я знаю, что ты хочешь возразить. Только, если мы хотим доказать самостоятельность Иванова, иного выхода у нас нет. Официальным порядком поедем только мы. Остальные — как рядовые граждане. Как шопные туристы. Мы с тобой будем всегда держаться на глазах людей и подальше от Иванова. «Туристы» — делать дело. А если оформлять документы привычным порядком, то наше участие в судьбе Иванова вычислят. Ведь, в отличие от нас, они не знают, что для того, чтобы Иванов попал в цель, его должен сопровождать батальон статистов. Они считают, что Иванову помощники не нужны!

— Верно. Я как-то...

— Просто ты привык ездить за казенный счет, по казенным каналам. По обычным каналам. А теперь придется по необычным! Через районный УВИР.

— А командировочные?

— И командировочные по нетрадиционным каналам. Командировочные по карманам шарить придется.

— По каким карманам?

— По твоим, моим и личного состава. Потому что других источников финансирования у нас нет! Я тут подсчитал исходя из цен за номер в четырехзвездочной гостинице, билетов, проката машин и суточных. Получилось...

— Сколько?! — переспросил майор. — Может, лучше в двухзвездочной?

— А до места ехать зайцами в электричках, питаться тушенкой из сухпая и для экономии ходить по Женеве в бэушой полевой форме и кирзовых сапогах? Чтобы привлечь к себе всеобщее внимание? Или лучше быть как все? То есть одеваться, передвигаться и питаться, как среднестатистический европеец. Пусть даже за свой счет.

— Таких денег личный состав не даст.

— Дадут. Потому что жизнь стоит гораздо дороже суточной цены гостиничного номера! Ведь дело обстоит или — или! Или мы все свалим на Иванова, или все то, что мы не свалим на Иванова, свалят на нас! И спросят! По полной программе. И зачем тогда им сбережения? Объясни личному составу, что на кон поставлены их жизни. А в нашем с тобой случае еще и жизни наших близких. Объяснишь?

— Попробую...

Через несколько дней генерал бросил на стол толстую пачку денег.

— Мой взнос в общий котел.

— Дача? — спросил майор.

— Терпеть не могу копаться в земле. И в этом... в навозе. Что это за отдых — по полдня стоять на карачках, мордой н дерьмо? А потом теми же руками есть то, что ими же вырастил в тех самых...

Майор тоже вытащил деньги.

— Машина?

— Горе, а не машина. Ремонт чуть не каждую неделю.

— А личный состав?

— Личный состав, как мы. Тоже не любит копаться и ремонтировать...

— Как думаешь, соберем?

— Думаю — соберем. Еще, как минимум, квартиры остались.

— Тогда подавай на мое имя рапорт о предложении, исходящем от Дяди Сэма, о выезде в связи с исполнением предложения за границу Иванова и необходимости его отслеживания. Я наложу резолюцию насчет целесообразности и переправлю рапорт наверх.

— А если начальство откажет?

— Не откажет. Потому что в их согласии заинтересованы наши новые хозяева. Которым нужны счета.

— Но ведь мы тоже не знаем номера счетов!

— Узнаем.

— Как?

— Оптом. Соберем всех потенциальных владельцев дискет в Швейцарии. И попросим поделиться информацией.

— А если они не приедут?

— Приедут.

— Почему?

— Потому что в Швейцарии объявится гражданин Иванов. И как только объявится, все, кто знает о золоте и об Иванове, туда сломя голову понесутся.

— Но как они узнают?

— Узнают! Это моя забота. А твоя — готовить «туристов» и документы для оформления нашей с тобой командировки. По линии МИДа готовить. Потому что мы с тобой поедем официальным порядком за казенные деньги. Вдвоем поедем.

Но поехать генералу и майору вдвоем не удалось...

Глава 60

— Вы выезжаете через шесть дней, — информировал очередной референт второго помощника атташе по культуре Иванова. — Вот ваш американский паспорт.

— Американский?

— Конечно, американский. Американский паспорт позволит легко пересекать границу. Мы знаем, что вас ищут русская полиция и русские пограничники. Они очень сильно проверяют русские паспорта. Американские — нет. Американский паспорт не вызывает подозрений. Американский паспорт — very well.

Иван Иванович взял в руки свой новый паспорт.

— Вас зовут Стивен Браун. Вы председатель общества глухонемых инвалидов штата Техас, прибывший...

— Почему глухонемых?

— Потому что вы глухонемой председатель общества глухонемых инвалидов. Ведь вы не знаете английского языка? ...

— Нет.

— Тогда во время паспортного и таможенного контроля вы будете иметь аргументированную возможность молчать. Согласно проставленной в вашем паспорте отметке вы прибыли в Россию две недели назад для обсуждения проблем инвалидов бывшего Советского Союза на международной конференции, проходящей под эгидой ЮНЕСКО.

— А как же я обсуждал, если?..

— Письменно обсуждали. Вот ваш билет до места назначения. Заполненная таможенная декларация. Наличные деньги в сумме тридцати тысяч долларов, в валюте основных европейских стран. Адрес, по которому вы получите свое оружие, которое мы переправим дипломатическим багажом. Адрес отеля, куда вам надо прибыть, получив оружие. Транспорт, на котором до него можно добраться.

Подойдете к отелю в два часа ночи. Обогнете фасад. Зайдете в арку, ведущую во внутренний двор. Повернете направо. Увидите дверь служебного входа. Она будет открыта. Справа, на вешалке, будет висеть фирменная рабочая спецовка. Это ваша спецовка. Наденете ее и подниметесь на восьмой, последний этаж в девяносто седьмой номер. «Люкс». Дверь номера будет открыта. Ключ будет висеть на ручке с внутренней стороны. Закроете дверь, пройдете в спальню и будете ждать до девяти часов утра. В девять часов утра подойдете ко второму от двери окну в спальне, которое выходит на улицу. Увидите еще один, расположенный через улицу, отель. Строго напротив окна вашей спальни находится окно номера класса «люкс», задернутое розовыми шторами. Там такие одни. Приготовитесь к стрельбе и будете ждать. Ровно в девять пятнадцать штора приоткроется, и в окно на несколько секунд выглянет мужчина. Вот этот мужчина, — показал референт фотографию. — Именно он вас интересует. Как только закончите работу, покинете здание точно тем же путем, по которому пришли. Запомнили?

— Запомнил...

— Точно запомнили? — переспросил майор Проскурин.

— Вроде да.

— Вроде или точно?

— Вроде точно.

— Тогда повторите еще раз.

— Я уже повторял.

— Еще повторите. Наше дело такое, что все надо помнить наизусть.

— Адрес отеля... Служебный вход... Номер... Окно... Человек, который на фотографии...

— Вы про форменную одежду забыли.

— Ой, точно.

— Еще раз.

— Адрес отеля... Служебный вход... Номер... Окно... Человек, который на фотографии...

— Куда надо было поворачивать, пройдя арку?

— Налево. Ой нет, направо.

— Так направо или налево?

— Направо! Точно направо! Или, может, налево?..

— Еще раз...

— Адрес отеля... Служебный вход... Номер... Окно...

— Еще раз...

Генерал Трофимов доложил начальству страну назначения и дату выезда. Начальство наложило разрешительную резолюцию и, посетовав на нынешние бюрократические времена, переправило обоснование и приложенную к нему смету на согласование своему начальству. Его начальство поморщилось, пожаловалось насчет новых бюрократических порядков и перерасхода валютных средств и направило рапорт в финансовый отдел и отдел, оформляющий визы для согласования.

— Что же вы раньше не сообщили? Хотя бы за месяц, — возмутился начальник визового отдела.

— Раньше я не располагал полной информацией.

— Как так не располагали? Надо было располагать! Неделя не срок! Вы совершенно не думаете, планируя свои операции, о том, каково придется мне добывать вам паспорта и визы. Кто мне за неделю документы сделает?

— Раньше делали за один день.

— Раньше МИД сидел под нами. А теперь морщится по каждому паспорту. Не знаю, что у меня получится. Совершенно не могу гарантировать, что у меня что-то получится...

— Как так не знаете? У меня боевая операция! Дело идет о безопасности страны!

— А у меня о сроках! Я направлял в отделы циркуляр о подаче заявок на дипломатические паспорта и визы не позже, чем за три недели до срока отъезда! МИД не обязан делать документы в неделю. У них нет никакой заинтересованности делать вам документы в неделю, против положенных трех.

— Ладно, я понял вас. Сколько?

— Что сколько?

— Сколько надо МИДу для повышения их заинтересованности?

— Ну не знаю. Впрочем... Может быть, пять штук зеленых убыстрят процедуру оформления документов... Хотя я ничего не гарантирую. Вы же понимаете, что для дипломатического паспорта пять штук «зелени» не деньги. За дипломатический паспорт можно взять больше. Потому что спрос превышает предложение. Зачем им отдавать за пять то, что можно отдать за пятнадцать? Если они согласятся на пять, то только из уважения к нашей организации, которая вместе с ними делает одно, государственное дело...

— Пять за каждый паспорт?

— Ну конечно, за каждый.

— Три шкуры дерете...

— Вы можете ждать установленный циркуляром срок...

— Ладно, я согласен.

— Сколько нужно паспортов?

— Два.

Четыре — написал начальник, отвечающий за визы, в свой блокнот. Имея в виду себя и жену.

— Страна назначения?

— Вся Европа.

— Шенген?

— Да. Шенген.

Начальник переправил цифру четыре на шесть. Имея в виду себя, свою жену и дочь с мужем.

— Срок пребывания?

— Три месяца.

Начальник добавил своего тестя.

— Я бы попросил вас увеличить заявку до шести человек. Это значительно облегчит оформление документов и позволит мне не выходить за лимит пяти тысяч долларов.

— Одной тысячи!

— Чего одной?

— Одной тысячи долларов за каждый паспорт.

— Но...

— Если «но», то тогда я заявлю только двух человек. Потому что еще четыре мне без надобности.

— Хорошо — две тысячи. Потому что меньше...

— Одна! Или я подам рапорт на творящиеся в вашем отделе безобразия в Гринпис. Раз наш отдел внутреннего контроля не работает.

— Почему... Почему в Гринпис?

— Чтобы очистить окружающую среду. От сора. И лично выйду на уборку. Причем не о лопатой. И не с метлой. А с тем, чем привык чистить...

— Хорошо. Одна. Если шесть заявок. Итого с вас две штуки. Предоплатой.

— Только после получения.

— Это невозможно.

— Возможно. У нас все возможно. А я тебе за это, через месяц, когда буду проводить операцию на Канарах, обещаю расширить группу до пятнадцати человек.

— Точно?

— Точно! Нам там пару деятелей убрать надо.

— Тогда не беспокойтесь. Я сделаю все, что от меня зависит...

Генерал покинул отдел виз и отправился в финансовый отдел выбивать командировочные.

— Так дела не делаются, чтобы в одну неделю! О выезде за границу надо предупреждать заранее! — покачал головой начфинотдела. — Где я вам валюту возьму?

— В сейфе.

— В сейфе пусто. Мы давно выбрали отпущенные нам лимиты. Вы же понимаете, что по приоритету финансового обеспечения Безопасность теперь стоит ниже любого городского управления недвижимостью...

— Тогда в банке.

— Банки просто так наличную валюту не выдают. У них долговые обязательства, юридические лица, вкладчики. И всем нужна валюта. К сожалению, наше ведомство обслуживается по остаточному принципу...

— Сколько?

— Что сколько?

— Сколько надо дать банку, чтобы у него появилась валюта?

— Десять процентов от получаемой суммы. И двадцать, если в течение двух дней.

— Я согласен. Хотя и не согласен...

Начфинотдела позвонил начальнику визового отдела.

— Ко мне приходил генерал Трофимов.

— Знаю.

— Он просил деньги для выезда группы из двух человек для выполнения боевого задания в Европе.

— Из шести человек. Всего из шести.

— Тогда из десяти человек.

— Из десяти много. Я переберу все лимиты.

— Ладно, из восьми.

— Вы и ваша жена?

— Да, как всегда.

— Тогда я оформлю вас агентами «наружки». Как в прошлый раз.

— Но у агента «наружки»-самые маленькие командировочные!

— Других возможностей, увы, нет. Все вакансии заполнены. Может быть, в следующий раз...

— До чего докатились! — возмущался генерал, вернувшись в свой кабинет. — Не Безопасность — купеческая лавка! Все выдавливают деньги или встречные услуги! Как будто это на до мне!

— Мне тоже, чтобы нормальные патроны получить, пришлось кладовщику литр спирта ставить, — пожаловался май ор Проскурин.

— В каком смысле нормальные? А ненормальные патроны какие?

— Двадцатого года хранения в неотапливаемом, с дырявой крышей складе. Или помятая при транспортировке некондиция. Которая в ствол не лезет. Ведь у меня в накладной написано патроны. Просто патроны. Какие я получу, зависит от кладовщика. А благосклонность кладовщика зависит от литра спирта.

— Сволочи! — согласился генерал. — Раньше такого не было. И быть не могло! Раньше, когда они дрались со всем миром, им была нужна Безопасность. Теперь, когда они продаются всему миру, им нужно, чтобы мы превратились по уровню дисциплины и отношению к делу в жилконтору. С продажными слесарями. В общем, учитывая имеющиеся в стране и нашей организации тенденции, с тебя штука баксов.

— За что?

— За паспорт и визу.

— Тогда с вас — литр спирта. За патроны...

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/24149/Il%27in_2_Kozyrnoii_strelok.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 14 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Мнение, аналитика [221]
История, мемуары [925]
Техника, оружие [83]
Ликбез, обучение [72]
Загрузка материала [11]
Военный юмор [28]
Беллетристика [244]

Видеоподборка
00:36:21


00:40:06


00:49:49

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz