Бомба для братвы. Часть 9 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Бомба для братвы. Часть 9

Глава 30

Рапортов было много. Полковник Трофимов даже не предполагал, что в родной его армии столько ломают, теряют, столько списывают военной техники. Он отсматривал рапорты и не мог решить, что ему делать — плакать или горько смеяться при ознакомлении с каждым новым фактом утраты военного имущества.

Солдаты артиллерийского батальона украли на стрельбах орудие, из которого только что стреляли. И продали его за флягу самогона в соседнюю деревню. Виновников кражи нашли по приметам — по опухшим от беспробудного трехдневного пьянства рожам. Допросив вдрызг пьяный орудийный расчет, вышли на покупателя. Но пока виновников нашли и пока вернули их в состояние, в котором они могли понимать, о чем их спрашивают, покупатель успел оттащить орудие в кузню и что-то в нем по своему усмотрению поправить.

В итоге расчет пошел под трибунал, орудие — на списание.

Во время переправы через горную реку с сорванного потоком моста упали в воду и утонули три противотанковых орудия. Поиски упущенных орудий силами привлеченных водолазов ничего не дали, так как сильное течение протащило их на многие десятки метров вперед, туда, где берега приобретали вид отвесных, препятствующих проведению подъемных операций скал. Техническая операция по подъему утерянных орудий была отнесена на полгода. И еще на полгода. И забыта. Орудия — списаны.

На побережье Северного Ледовитого океана при разгрузке судна на припай затонули два танка, под тяжестью которых проломился прибрежный лед. Подъем их из-за чрезмерной глубины моря в данном районе и отсутствия соответствующего оборудования был признан нецелесообразным. Танки списаны.

Еще два танка сгорели во время лесного пожара.

И четыре при аналогичном происшествии в танковом парке.

Еще три орудия снесены лавиной при проведении учений в высокогорье.

Еще…

И еще…

И еще…

И целая пачка рапортов о брошенном в местах дислокации вооружении при оставлении их отводимыми в Россию частями. Из бывших республик отводимыми. Здесь счет шел уже на сотни единиц боевой техники и тяжелого вооружения.

Несколько рапортов о пожарах, утоплениях, кражах и оставлении в связи с невозможностью вывоза полковник отложил в сторону. По ним следовало разбираться особо. Не все в них было так ясно и однозначно как то пытались доказать кающиеся командиры частей.

По данным происшествиям полковник потребовал прислать в свое распоряжение дополнительные документы. И, получив, сел их изучать. Но не как окружной или иной вышестоящий начальник, подмахнувший рапорт о списании утраченной техники по причине симпатии и сочувствия к своему бывшему однокашнику по училищу, бывшему однополчанину или нынешнему партнеру по охоте. А как разведчик.

Танки сгорели в парке. Из-за пожара, возникшего в одном из боксов гаража. Согласно заключению комиссии, танки не подлежали восстановлению и были отправлены на переплавку в один из близрасположенных металлургических заводов.

В той же части буквально через несколько дней после пожара были списаны отработавшие свой ресурс бронетранспортеры. Наверное, заодно. Чтобы лишний раз бумаги в округе не оформлять.

Бумаги в порядке. Печати и подписи на местах.

Но почему суммарный вес полученного заводом из данной конкретной части металлолома не сходится с весом составляющей его техники? Если, к примеру, заглянуть в общевойсковые справочники и сложить конструктивную массу всех тех танков и БТРов. И сверить с заводской накладной. Отчего вес металлолома чуть не вдвое меньший?

И почему в данном конкретном случае списанные танки оформлялись не через спецчасть, заведующую утильным военным имуществом? А напрямую? Ради экономии времени и государственных средств? В свете новых экономических веяний?

И что из всего этого следует? Если подумать?

Из этого следует, что бумаге, где указан вид и состав металлолома, лучше не доверять. Лучше доверять самому металлолому, который, к сожалению, уже переплавлен на швейные иголки. И, как говорится, концы — даже лучше чем в воду. Концы — в огонь.

Или все-таки можно уцепить какую-нибудь ниточку? Если сильно постараться?

— Вызовите мне Симанчука! — распорядился полковник Трофимов.

— Разрешите доложить…

— Вот что, Симанчук, не в дружбу, а в службу, смотайся-ка ты на вот этот вот металлургический завод и выясни в техотделе и у рабочих, что они там переплавляли в ноябре прошлого года. И как это «что-то» выглядело…

— Есть!

Теперь следующий случай. Вопиющий случай. О безалаберности и злоупотреблениях в войсках.

Выполнившая свой интернациональный долг дивизия покидала давшую ей приют ближнезарубежную страну, которая по каким-то не вполне ясным причинам не смогла в полной мере обеспечить данную часть необходимыми ей железнодорожными платформами. В результате чего часть тяжелого вооружения была оставлена на месте, на ответственное хранение. И это было отображено в совместно написанном и подписанном акте.

Через несколько месяцев политическая ситуация в той стране изменилась, и о вывозе техники уже никто не помышлял. Техника была списана.

Тоже в принципе все понятно. И убедительно.

Кроме некоторых мелочей. Почему, например, были оставлены БМПэшки, но вывезены все до последнего автомобили? Которые на платформах занимают столько же места, что и боевые машины пехоты. Но гораздо меньше стоят, а главное, не являются оружием.

Грузоподъемность платформ не позволяла? Что же это тогда были за платформы? Деревянные? На скорую руку сколоченные из разобранных заборов?

Ладно, не будем цепляться по мелочам. Но пусть ответят организаторы ответственного хранения, почему были оставлены боеприпасы к той технике? Что, для них тоже подходящих по грузоподъемности платформ не нашлось? Для ящиков, которые способны поднять два человека.

Или те боеприпасы были оставлены, чтобы та техника могла стрелять?

Ну-ка, кто там подписался под актом приема-передачи? С одной стороны? И с другой стороны? Кто распорядился не принадлежащим им военным имуществом?

И какой, интересно знать, придет ответ, если, к примеру, послать туда запрос с уточнением фамилий и должностей лиц, указанных в акте?

И если действительно послать? Просто-таки обязательно послать…

Через две недели к полковнику Трофимову стали стекаться ответы на десятки разосланных им во все стороны запросов. И стали возвращаться откомандированные им в части подчиненные.

И тут стали выясняться очень интересные вещи.

Что да, действительно, металлургический завод переплавлял полученные им из части погоревшие танки. Но, как утверждают рабочие, переплавлял танки «Т-34». А не те, что были указаны в рапорте о пожаре. Танки, которых в той части лет уж тридцать как нет! Но которые тем не менее эта часть сдала в металлолом!

А где же тогда те танки, которые сгорели? И были списаны.

Или как бы сгорели? Но тем не менее все равно были списаны.

Где же в таком случае разъезжают и в кого стреляют из башенных орудий ТЕ танки? И кто придумал и осуществил всю эту комбинацию? И куда, спрашивается, смотрели надзирающие органы?

Та же неувязочка обнаруживается в случае с оставленной на хранение по причине нехватки подвижного железнодорожного состава техникой.

Нет людей, поставивших свои подписи под актом приема-передачи. В принципе нет. То есть должности есть, и люди на этих должностях имеются, только фамилии и имена у тех ответственных работников совершенно другие. А если такие же, то росписи иные.

Нет людей и росписей!

И танков тоже нет! Испарились танки при транспортировке из дружественной ближнезарубежной страны. Как вода из дырявой бочки.

Ушли танки. В никому не известном направлении.

Аналогичные махинации просматривались при падении танков и БТРов в бездонные пропасти на полигонах, расположенных в лесостепной и степной зонах. При попадании их в селевые потоки и оползни в частях, расквартированных в средней полосе России. При массовых лесных пожарах, случившихся в большеземельной тундре. При утоплении в каракумских болотах. И выносе из расположения части особо злостными «несунами» — солдатами срочной службы.

Из всего этого следовало, что танки в армии пропадают. И БТРы пропадают. И орудия тоже пропадают.

Из всего этого следовало, что в стране образовался устойчивый спрос не только на легкое вооружение, но уже и на военную технику. И образовалось обеспечивающее этот спрос предложение.

Заинтересовавшись одним отдельным, случившимся на артиллерийских складах происшествием, полковник Трофимов потянул за торчащую ниточку и, сам того не особо желая, вытянул целый узел других ниточек, которые вели куда-то, в неизвестном ему направлении. Возможно, к клубку. А возможно, к десяткам клубков.

Полковник Трофимов обнаружил факты, доказывающие наличие в стране подпольного оружейного бизнеса. Но что делать с этими фактами дальше, он не знал. И даже не знал, стоит ли что-то делать. Или, может быть, лучше забыть, как страшный сон? Чтобы тот сон не стал явью…

Глава 31

— На рынке появился новый продавец, — доложили Мозге.

На рынке оружия постоянно появлялись новые продавцы. Чаще всего одноразовые продавцы — спивающиеся прапорщики, предлагающие хранящуюся на их складах технику. Или стихийные продавцы — расталкивающие в розницу купленную ими по случаю партию оружия. Все эти продавцы очень быстро уходили с рынка. По зонам уходили. Или просто уходили распродав весь имеющийся в их распоряжении товар. Но об этих случаях вряд ли бы стали докладывать Мозге. Ему докладывали только о потенциально опасных конкурентах. Или о конкурентах, которых можно было превратить в поставщиков.

— Чем он интересен? Этот продавец? — спросил Мозга.

— Ассортиментом. Он предлагает снаряды. Причет примерно тех позиций, что интересуют нас.

— Вы установили, кто он?

— Нет.

— Дайте мне его прайс.

Предлагаемые к реализации снаряды действительно были те же самые. Того же назначения. И тех же калибров. И еще что-то очень знакомое было в количестве предлагаемого товара. Мозга еще раз перечитал список. Судя по сортности, поставки шли из одного из пяти известных Мозге складов. С тремя он работал сам. Два других были еще не охвачены, хотя и были лакомым куском. Значит, утечка боеприпасов скорее всего исходила оттуда. Или…

— Дайте мне перечень последней партии товара, полученной из Краснозареченска, — потребовал Мозга. И положил прайс и перечень рядом.

Худшие его опасения оправдались. Товар, предлагаемый неизвестным продавцом, и товар, полученный из Краснозареченска, были идентичны. Те же наименования. Те же калибры. Но самое главное — точно те же количества. Продавец реализовывал партию товара, равную полученной людьми Мозги с артиллерийских складов Краснозареченска! Но самое интересное, что, если сложить эти две, никак не относящиеся друг к другу партии, они суммарно равнялись первоначально заказанному в Краснозареченске количеству изделий. Как будто его разрубили пополам!

— Почему Гнусавый не поставил полный комплект запрашиваемого товара? — спросил Мозга.

— Он сказал, что на складе возникли сложности: приехала ревизия, и в связи с этим поставки придется сократить.

— Он лжет, этот Гнусавый! Нет там никакой ревизии. Есть воровство товара и попытки его самостоятельной реализации. Вот смотрите. Это то, что предлагали вам. А это то, что недопоставили нам. Цифры одинаковы. Вам предлагали наш товар! Он пытается перехватить себе наш канал. И пытается сбить цену.

— Что с ним делать? — спросили подручные Мозги.

— Что делать? Ничего не делать. Приобрести предлагаемый товар. Чтобы представить покупателю полный комплект изделий. Такой, который он заказывал.

— Но он запрашивает слишком дорого. Соглашаясь на такие цены, мы рискуем остаться почти без прибыли.

— Вы плохо слышите? Или вы не поняли, что я сказал? Я сказал — приобрести! За ту цену, что он предлагает. Мы не можем срывать договоры поставок. А с Гнусавым, с ним мы по ходу разберемся. По ходу сделки…

 

— Покупатель нашелся. Покупатель берет всю партию, — сообщили Гнусавому вернувшиеся из поиска гонцы.

— По предложенным ценам?

— По предложенным нами ценам.

— Деньги против товара?

— Да, деньги против товара.

«Папа» города Краснозареченска торжествующе усмехнулся.

Он всегда был уверен в своих способностях. Он всегда находил покупателя на имеющийся у него товар. И теперь нашел.

— Продавайте! — распорядился он. — И передайте им, что подобного вида изделиями мы располагаем в неограниченном количестве. И готовы продолжить взаимовыгодное сотрудничество. И рассмотреть возможность снижения цен при постоянном партнерстве.

— На сколько — снижения?

— На три, максимум пять процентов…

Обмен снарядов на деньги договорились произвести на территории продавца. Так пожелали покупатели. Но так было удобно и продавцам. Чтобы лишний раз не рисковать, таская небезопасный во всех отношениях груз по дорогам страны. И чтобы иметь гарантию, что их не пробросят, всучив вместо денег какую-нибудь «куклу». Своя территория — это все-таки своя территория. Здесь и «стены помогают». И защищают. От возможных случайностей и сюрпризов.

— Когда они подъедут?

— Завтра к полудню.

— Подготовьте товар к перегрузке. Ну и охрану на всякий случай…

В назначенное очень раннее утреннее время к коттеджу Гнусавого подъехали «жигуль» и два тентованных «КамАЗа». «Жигуль» и «КамАЗы» приехавших за товаром покупателей. Из переднего выскочил молодой, шустрый паренек и побежал к воротам.

— Ну что там? — спросил начальник охраны в переносную радиостанцию.

— Два «КамАЗа» и «жигуль» седьмой модели. Больше ничего, — ответил из «вороньего гнезда», оборудованного под коньком чердака, наблюдатель. — Дорога чиста до горизонта.

Парень забарабанил ногой в ворота. Навстречу ему вышел охранник.

— Чего тебе?

— Передайте, что мы приехали, — сказал парень.

— Кто это вы?

— Мы — это мы. Тебя что, не предупредили?

— Сколько их всего? — спросил у наблюдателя начальник охраны.

— Пятеро в «КамАЗах» и трое в «Жигулях».

Итого восемь. Столько, сколько и говорил покупатель. Водители плюс охрана, и они же грузчики.

— Сверь номера.

Наблюдатель продиктовал номера. Все было точно. Все сходилось. Приехали именно те, кто должен был приехать.

— Пропустите их, — распорядился старший охранник — и предупредите всех наших. Чтобы были готовы. На всякий случай.

Ворота открыли. «КамАЗы» въехали внутрь просторного двора.

Из предназначенного для размещения охраны пристроя дома, почесываясь, позевывая и жалуясь на судьбу, выходили «бойцы».

Из «КамАЗов» выпрыгивали грузчики-охранники.

— Вы что, позже приехать не могли? — ворчали «бойцы».

— Когда договаривались, тогда и приехали, — отвечали охранники.

Из «Жигулей» выбрался толстый, одутловатый дядька. И никуда не пошел. Остался ждать возле машины. По всей видимости, он и был покупателем.

Из коттеджа, запахивая на ходу шикарный халат, вышел хозяин дома. И города Краснозареченска.

— Приехали?

— Как видите.

— Без происшествий?

— Без.

— Деньги с собой?

— Деньги против товара.

— Товар сейчас будет.

Гнусавый кивнул начальнику охраны. Тот — своим «бойцам».

Несколько из них отбежали к сараю. Остальные встали по обе стороны от «папы», недвусмысленно засунув руки в карманы.

Из сарайки один за другим стали выносить большие деревянные, окрашенные в зеленый цвет ящики. И складывать пирамидой возле «КамАЗов».

— Здесь все, — показал Гнусавый.

— Можно посмотреть?

— Смотрите.

Покупатель махнул на ящики своим людям. Двое из них подошли, выбрали и вытащили из общей кучи три ящика. И подняли крышки. Внутри в специальных углублениях, густо покрытые смазкой, лежали снаряды: и в первом. И во втором. И в третьем.

— Все в порядке?

— В полном. Можно грузить?

— Вначале расчет.

Покупатель нагнулся в «Жигули» и вытащил кожаный «дипломат».

— Будете пересчитывать?

— Вы же смотрели товар.

Покупатель откинул крышку и передал «дипломат» Гнусавому. Тот подцепил со дна пальцем и проверил несколько пачек.

— Удовлетворены?

— Вполне.

— Тогда мы грузимся.

— Пожалуйста. Теперь все это, — показал Гнусавый на ящики, — уже не наше. Теперь это ваше.

Охранники расшнуровали тенты «КамАЗов». И взялись открывать борта. Оба одновременно.

— Ну все. Надеюсь, я вам больше не нужен? — спросил Гнусавый. — Тогда пойду досыпать, — и захлопнул крышку «дипломата».

— Секундочку, — остановил его покупатель. — Еще одна маленькая формальность…

Борта «КамАЗов» разом и с грохотом откинулись. И все увидели наставленные им в глаза ручные пулеметы. Четыре пулемета. И лежащих за ними людей, которых до этого скрывал борт.

— Рекомендуем не шевелиться. Всем, — сказал покупатель.

— Суки! — выругался «папа» города Краснозареченска. Он подумал, что это ограбление. Что его пытаются ограбить на его собственной территории.

Но это было не ограбление. Дело обстояло гораздо хуже.

— Оружие на землю, — попросил покупатель. «Бойцы» скосили глаза на «папу». Принимать решение должен был он.

— Оружие! — повторил покупатель. Пулеметчики передернули затворы.

Начальник охраны посмотрел на «КамАЗы». И на дом. Там в «вороньем гнезде» оставался наблюдатель. И сейчас он, увидев случившееся, должен был вызвать по рации подмогу. Нужно было лишь выиграть время, чтобы взять верх над этими нахалами. Нужно было сомкнуть второе кольцо за внешним периметром забора. И тогда им будет некуда деваться…

— Добро! — согласился начальник охраны и первый бросил себе под ноги пистолет.

И тут же услышал сухой щелчок. Сухой щелчок выстрела снайперской винтовки. На чердаке коттеджа кто-то вскрикнул, и что-то упало. С высоты. С высоты «вороньего гнезда».

«Бойцы», следуя примеру своего командира, бросали наземь оружие.

— Зря вы это, — очень спокойно сказал Гнусавый. — Это наша территория. Вы все равно с нее не выберетесь. Вы все равно далеко не уйдете.

— Деньги, — попросил покупатель.

Гнусавый с силой отбросил «дипломат» с долларами.

Покупатель поднял его с земли, открыл, выгрузил часть денег и бросил обратно в пыль. Туда, откуда поднял.

— Это ваша часть. Ваша законная часть, — сказал он. — То, что вам полагается с реализации. А это, — показал он пачки изъятых из «дипломата» долларов, — то, что вы пытались украсть. И то, что мы вернули. Ты вел двойную игру, Гнусавый. Ты пытался нас подставить. Ты пытался подставить Мозгу. Мозга этого не любит.

— Но это мой товар!

— Этот товар тебе заказали мы. И реализуем его мы. И цены на рынке держим мы. Оружие — не твоя территория. Это наша территория. И политику на ней, кому и что продавать и по какой цене, определяем мы. Твоя территория географическая. Твой товар — суррогатная водка.

— Все равно без меня здесь вы ничего не сможете сделать! Если это моя география, — заявил Гнусавый.

— А мы ничего не собираемся делать с тобой, сказал покупатель.

Все насторожились.

— Мозга просил передать, что, если вы хотите продолжать этот бизнес или любой другой бизнес за пределами вашего города, вам придется сменить «папу». На другого «папу», который будет соблюдать общие наши законы. И уважать заключенные между нами договоренности. Мы бы, конечно, могли его убить, — кивнул продавец на Гнусавого, — но Мозга сказал, что смена Хозяина — это ваше дело. Мозга сказал, чтобы мы в него не вмешивались.

— Гнида твой Мозга! — крикнул Гнусавый.

— Решайте. Решайте, кому оставлять вот эти причитающиеся за товар деньги, — еще раз сказал покупатель, не обращая никакого внимания на крики хозяина дома, — или, если не хотите решать, давайте воевать.

Лежащие за пулеметами люди осклабились.

— Они нас всех почикают! — сказал один из «бойцов». — Как в тире.

— Заткнись! — прервал его начальник охраны и, раздвинув толпу, пошел к покупателю. Все приготовились. Сами не зная к чему приготовились.

Начальник охраны подошел, наклонился и поднял деньги.

— Ты что! — зашипел Гнусавый. — Ты что, гад, творишь?! Ты же охранник мой. Я же тебя нанимал.

— И что же, нам всем тут по этому поводу умереть? — резонно возразил охранник. — Они сильнее. Они уже тогда были сильнее, когда снесли нам ворота. Переть против силы все равно что плевать в сторону ветра. Я предупреждал тебя.

— Убейте его! — заорал Гнусавый.

Но никто из его «бойцов» не шелохнулся.

— Они не убьют меня. Потому что тогда убьют их, — сказал охранник. — Вы с ним? Или нет?

«Бойцы» отшатнулись от бывшего своего «папы». Как от чумы. И он остался стоять один. Посреди пустого двора.

— Ты, что ли, будешь вместо него? — спросил покупатель.

— Я, — ответил охранник.

— Он же офицер. Кагэбист! Он же мусор! — усмехнулся Гнусавый. — Он же мент поганый!

— Бывший кагэбист, — спокойно сказал охранник — а теперь такой же, как вы. Давно как вы.

— Ну ты, так ты, — согласился покупатель. — Только нужны гарантии. Сам понимать должен… Если такой же, как мы. Если законы наши знаешь.

— Знаю. Можно?

— Валяй.

Начальник охраны подошел и поднял из кучи брошенного на землю оружия свой пистолет.

— Ты что задумал? — подозрительно спросил Гнусавый. Охранник дослал в ствол патрон и повернулся к нему.

— Стрелять будешь? — спросил Гнусавый.

— Буду, — ответил охранник. — Два «папы» для одного города много.

— За это по твоим законам вышка!

— Те законы уже не мои законы. А по нашим законам это называется не убийство, а преемственность, — сказал начальник.

И, вскинув пистолет, нажал на курок. Он всадил в своего бывшего хозяина все бывшие в обойме пули. И последнюю, наклонившись над самой его головой, выстрелил в затылок. И бросил на агонизирующее тело пустой пистолет.

Утверждение нового «папы» города прошло при обоюдном согласии сторон. Было признано законным. И было скреплено печатью. Вернее, восемью печатями.

— Ну вы тут дальше сами, — сказал покупатель. — А нам ехать пора.

Пулеметчики поднялись с днища машин и попрыгали на землю. Местные «бойцы» глупо захихикали и заговорили друг с другом, изображая непринужденность.

— Помогите им, — кивнул на ящики новый «папа».

Его не услышали.

— Загрузите им ящики, — громко повторил «папа». — Быстро! Тот, кто хочет работать со мной! А не лежать с ним!

«Бойцы» взглянули на своего нового патрона и на старого. И дружно схватились за ящики. Так что пришлые грузчики не смогли к ним даже подойти.

— Мозга интересовался, когда можно ждать следующую партию, — спросил, усаживаясь в машину, покупатель. — Что ему передать?

— Передайте Мозге, что следующая партия будет в самое ближайшее время. Что вначале будет интересующий его товар. А потом все остальное.

— Добро…

За поступление товара с артиллерийских складов города Краснозареченска теперь можно было не беспокоиться…

Глава 32

Начальник охраны Президента второй день пребывал в мрачно-озлобленном состоянии. Его обвели вокруг пальца. Со всеми его многочисленными вооруженными первоклассной техникой подчиненными. Его обвел вокруг пальца какой-то…

А какой, собственно? Кто обвел его вокруг пальца? Что это был за человек, который, постоянно находясь в квартире, одновременно выходил из нее, когда и зачем хотел? Что это за человек, который умеет входить в президентские кабинеты и умеет выходить из обложенной со всех сторон квартиры? Так выходить, что, пока совсем не вышел, никто его отсутствия не обнаружил.

Что это за человек?

И что это за организация, которой он служит?

И где этот человек и эта организация?

Все те же, не претерпевшие никакого изменения, вопросы. На которые все так же нет никакого более или менее правдоподобного ответа. Нет, хотя он бросил на разработку того человека немалые силы.

Он ушел у них из рук, ни на йоту не приблизив к разгадке поставленной им же задачи. Он не оставил никаких зацепок…

Кто в том виноват?

Конечно, тот, кто ушел…

И, конечно, ротозеи-наблюдатели…

И вполне вероятно, в чем-то и он, главный телохранитель страны. Он тоже мог ошибиться. Вот только где он мог ошибиться?

В исполнении?

Нет. Исполнение зависело не от него. От него зависело только формулирование задачи, которую претворяли в жизнь его люди. Если он мог ошибиться, то мог ошибиться только в постановке задачи.

В чем заключалась задача?

В выяснении принадлежности человека, встречавшегося с Президентом.

Кто мог знать о его принадлежности?

Естественно, он. За кем и было установлено наблюдение, которое ни к чему, кроме повторного выхода на первоначально поставленные вопросы, не привело.

Так, может быть, он не с того начал? Может быть, не с той стороны зашел?

Он зашел только с одной стороны. Со стороны визитера. В то время как их было как минимум две. Визитер и человек, его выслушавший.

Визитер и Президент!

Кроме самого пришедшего на встречу к Президенту неизвестного, о его тайне, о тайне его инкогнито еще мог знать Президент!

Президент! Который владеет вторым ключом к разгадке.

Один ключ — человек — утрачен. Но второй ключ — Президент — остался.

С него, с Президента, и надо было начинать поиск. По крайней мере, новый виток поисков!

Для чего нужно задать себе и нужно ответить самому себе на самый главный вопрос — кто и для каких Целей может быть полезен Президенту настолько, что он готов не поставить о нем в известность главного своего телохранителя? От которого у него нет, верна сказать, от которого у него не было тайн.

Что не должен знать глава президентской охраны?

Какие-то семейные тайны?

Все тайны президентской семьи их хранитель знает лучше, чем сами члены семьи. Потому что они знают только относящиеся к каждому из них тайны, а он — знает тайны всех.

Личные тайны Президента? Полная ерунда. У главы государства не может быть личных тайн. Раньше да, раньше могли быть. Но не теперь, когда его день расписан по минутам и каждую эту минуту он на глазах. Конечно, могут быть интрижки. Но за интрижки Президента отвечает начальник его охраны. И организует их начальник его охраны. И предупреждает их оглашение тоже он.

Личных тайн Президента, которые бы миновали его телохранителя, быть не может.

Тогда бизнес?

Бизнес — это более тонкая сфера. Президент страны не может совмещать свою основную, спасителя Отечества, деятельность с торговлей. Если глава государства начнет заниматься торговлей, то он, сам того не заметив, продаст свою страну. Как самый выгодный товар.

С другой стороны, если Президент не будет заниматься бизнесом, то где он возьмет деньги, чтобы удержаться у власти? Очень немалые деньги, без которых не организуешь предвыборную кампанию, не добудешь компромата на конкурентов, не заинтересуешь нужных тебе людей в возможно более быстром и качественном исполнении порученного им дела. В общем, не подмажешь, где надо, чтобы поехать, куда надо.

Поэтому свой бизнес у Президента есть. Очень хорошо замаскированный бизнес, которым по его поручению занимается ряд доверенных лиц. О которых и о деятельности которых прекрасно осведомлен его главный телохранитель. Потому что такие связи не спрячешь. Бизнес такая штука, что контролировать его надо постоянно. И с исполнителями надо встречаться постоянно. Иначе за твои деньги, по твоим каналам тебя же и облапошат. И голым по миру пустят. Будь ты даже Президент.

Нет. Бизнес не подходит. Только если какой-нибудь очень мелкий, очень случайный бизнес? Которым ему непонятно зачем заниматься. И совершенно непонятно зачем скрывать. Когда дело идет о таких немалых, о которых прекрасно осведомлен начальник охраны, деньжищах, прятать случайные копейки глупо.

Нет, не бизнес.

Связь с криминалом? С крупным криминалом? С самым крупным криминалом? С теневыми «папами» страны? С которыми, хочешь не хочешь, надо делить сферы влияния?

Но для связи с теми теневыми «папами» не надо далеко ходить. Они сами приходят в кабинет. Когда им надо. Когда надо обсудить очередные возникшие в стране проблемы. Когда кого-то нужно поставить на место. Или придержать препятствующий дальнейшему расширению зон влияния закон. Или, напротив, протолкнуть закон, гарантирующий очередные сверхприбыли.

Нет, тот криминал, с которым имеет дело Президент, не прячется. И конспиративно в его кабинет входить не будет.

Тогда что?

Что можно прятать от собственного телохранителя?

Связь с иностранными шпионами. Чтобы не угодить под статью «Измена Родине» с очень отягчающими, по причине занимаемой должности, обстоятельствами.

Допустим. Почему бы и не допустить? В государстве с неустоявшейся политикой возможно допустить все. Связь главы государства с резидентами разведок иностранных держав — в том числе. Тут на кого бы ни опираться, лишь бы у власти удержаться. Ленин тоже деньги от немцев брал. И Брестским миром за них впоследствии расплачивался. Благодаря чему на своем месте и усидел.

Почему бы и нынешнему Президенту его положительным, в смысле конечного результата, примером не вдохновиться. И не принять предлагаемую помощь.

Пусть не деньгами, но, к примеру, информационным обеспечением. Или созданием общемирового общественного мнения. Или проще — компроматом на опасных конкурентов.

Вполне вероятно.

Невероятно другое — форма общения с подобным резидентом. Не станет Президент скрывать свои контакты с резидентами иностранных государств. Не будет играть в конспирацию и прятаться по углам, имея возможность встретиться легально. Потому что самые серьезные разведчики работают под вполне официальной крышей. В посольствах работают. В представительствах крупных международных организаций и иностранных информационных служб. И Президент по вполне объяснимым причинам может иметь встречи и приватные беседы чуть не каждую неделю.

Президент не мелкий служащий, надумавший продать очередной государственный секрет. Президент — это Президент.

Тогда что остается?

Тогда остается контакт с какой-то могущественной и глубоко законспирированной организацией, которая действует внутри страны и предлагает ее главе такие услуги, которые не могут предложить все остальные силовые ведомства. Его личная охрана в том числе.

А что не могут предложить столь могущественные ведомства, как армия. Безопасность, МВД и прочие?

Что?

Они не могут предложить противозаконные формы работы. Те, что выходят за рамки Конституции. Вернее, предложить могут, но под личную ответственность первого человека страны. А зачем ему эта сомнительная, которую так соблазнительно использовать в политической игре против него же, помощь? Нет, противозаконные способы разрешения проблем только тогда хороши, когда есть абсолютная гарантия, что о них никто не узнает.

Есть такая гарантия при обращении в силовые, насквозь бюрократические министерства? Нет!

А при обращении к своему старинному приятелю, соратнику и главному телохранителю?

Есть! Но тоже не абсолютная. Кроме того, умный политик все яйца в одну корзину не складывает. И на сякую, даже самую преданную силу старается иметь противосилу.

А что, если предположить, что в стране есть такая сила! Которая разрешает проблемы главного лица государства быстрыми, действенными, хотя и не всегда законными методами. О которой никто не знает, которая благодаря этому гарантирует сохранение тайны. И представителей которой Президент очень нечасто, но принимает в своем кабинете, не ставя об этом в известность свою охрану. Отчего в том кабинете вдруг перестают работать все электронные приборы.

Почему бы не предположить?

И не приложить максимум усилий к сбору информации в данном, очень перспективном направлении?

Почему бы не сосредоточиться на этом? Вместо поимки каких-то непонятных, скользких, как банные обмылки, индивидуумов.

Не мудрее ли будет ловить головы, а не отбрасываемые в случае опасности хвосты.

Головы!

А не хвосты!

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/24135/Il%27in_05_Bomba_dlya_bratvy.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 10 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru

Категории раздела
Мнение, аналитика [226]
История, мемуары [932]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [72]
Загрузка материала [11]
Военный юмор [28]
Беллетристика [248]

Видеоподборка
00:36:21


00:40:06


00:44:05

Новости партнёров

Обратите внимание:



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz