Боец невидимого фронта. Часть 8 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Загрузка...
Боец невидимого фронта. Часть 8

Глава 24

Подполковник Максимов, что называется, рыл землю. Фээсбэшники и вообще-то не любят, когда гибнут и пропадают их коллеги, а здесь история отдавала оргвыводами, так как была чистой воды самодеятельностью. Никто подполковника Максимова не уполномочивал вести расследование, которое он начал. И тем более кого-то куда-то посылать. Капитан Егорушкин был командирован в регион совсем с другими целями. И вдруг пропал… По факту его исчезновения будет назначено служебное расследование, местным комитетчикам прикажут отследить его контакты и маршруты, которые не совпадут с обозначенными в командировочном предписании, и с погон подполковника Максимова слетит минимум одна звезда.

Но дело даже не в звезде, дело в капитане. Который, если не доказать, что он погиб, пройдет по документам как без вести пропавший. Что отразится на компенсациях, льготах, пенсии оставшимся без кормильца родственникам. Но самое главное, исчезновение капитана даст повод подозревать его в чем угодно, хоть даже в предательстве. И виновен в этом будет не кто-нибудь, а он, подполковник Максимов.Спасти честь капитана и заодно сохранить на погонах звезду можно, только доведя это дело до конца. Только победив. Потому что победителей не судят.Время на это еще есть. Недели три-четыре. До обнародования результатов служебного расследования. Потом его от этого дела отстранят. Но это будет потом. А пока… Пока он, как непосредственный начальник капитана, имеет право провести свое расследование.Подполковник Максимов срочно вылетел в регион.

— Мне нужна сводка всех происшествий, бывших в области за последние… Когда пропал капитан? Примерно дня три назад.

— За последние трое суток.

Вряд ли капитан ушел тихо, хочется надеяться, что не тихо, и тогда какое-нибудь происшествие в сводках может навести на его след.Первое, на что обратил внимание подполковник, — на пожар в здании городского управления внутренних дел, случившийся трое суток назад. Как раз трое суток назад.

— Запросите в милиции, что сгорело во время пожара.

— Там все сгорело.

— Меня интересует не все, меня интересует лишь то, что имеет отношение к расследованию уголовных дел, — протоколы допросов, заключения экспертиз, вещдоки.

— Выдумаете?

— Я ничего не думаю. Я лишь хочу узнать, что у них сгорело.

Местные фээсбэшники направили запрос в горотдел милиции.

— Больше в городе никаких происшествий не было? — спросил подполковник. — Что-нибудь из того, что не вошло в сводку.

— Нет, значительных не было.

— А незначительные?

— Исчез следователь по особо важным с Петровки.

— Когда исчез?

— Три дня назад.

— Почему это не прению по сводкам?

— Мы не хотели раньше времени поднимать шум. Возможно, здесь нет криминала. Он мог отправиться в область или срочно уехать в Москву…

— Но командировку-то он должен был отметить?

— По идее — да. Но мало ли что… В «мало ли что» подполковник не верил. Давно уже не верил. После первого расследованного им дела не верил.

Там подследственные тоже все говорили «мало ли что» и «всякое бывает», а потом оказалось, что были шайкой сообщников, совместно убивших трех человек.

— Запросите министерство о его возможном местонахождении. И найдите людей, которые видели пропавшего следователя в последний раз…

В последний раз следователя Шипова видели выходящим из ресторана гостиницы, где он проживал, в сопровождении милиционера.

— Его вели насильно?

— Нет, он шел сам.

— Что значит «сам»?

— Ну так, сам. К нему подошел милиционер, что-то сказал, он встал, и они пошли к выходу.

— А потом?

— Что «потом»?

— Куда они пошли?

— К машине. Там милицейская машина стояла с мигалкой. Они сели и уехали.

— Номер машины не помните?

— Нет, не помню.

Значит, была милицейская машина. Которая увезла следователя по особо важным делам из ресторана и никуда не привезла.Подполковник попросил представить ему справку о маршрутах ПМГ в среду с тринадцати до шестнадцати часов местного времени. И попросил привести обслугу ведомственной гостиницы, где проживал капитан Егорушкин.

— Меня интересует жилец семнадцатого номера.

— Того, что съехал, за проживание не заплатив?

— Так, значит, все-таки не заплатил?

— Нет. Ушел — и все, с концами.

— А как он уходил — вы, конечно, не видели?

— Ну почему, видел. За ним милиционер приехал, поднялся в номер, и они ушли. Вернее, вначале ушли, а потом милиционер вернулся, сказал, что они что-то в номере забыли…

Опять милиционер. Значит, вряд ли случайный милиционер.Все это очень напоминает хорошо спланированную, под прикрытием милицейских мигалок, спецоперацию. Операцию изъятия свидетелей. Правда, непонятно, как они могли столковаться с милицией? Или они не столковывались?..

— В этот день происшествия со служебным транспортом имели место?

— Да. Одну машину захватили какие-то идиоты.

— Почему идиоты?

— Так они даже пистолеты не взяли. Раздели милиционеров, сунули в подвал, поездили немного и бросили машину.

Теперь понятно, откуда взялась машина.

— Чем занимался здесь пропавший следователь?

— Он нас в известность не ставил. У него были особые полномочия.

— Но какие-то документы он запрашивал, чем-то интересовался, с кем-то встречался?

— Да, интересовался.

— Чем?

— Примерно тем же, чем и ваш капитан.

— Так почему же вы молчали?!

Потому и молчали! Кому охота лезть в это, обрастающее трупами и пропавшими командированными дело. Тут лучше со своими догадками не высовываться.Все это подполковник понял. Понял, что ждать инициативы от местных пинкертонов не приходится.

— Вы уточнили, что сгорело во время пожара?

— Так точно.

Милиционеры положили на стол выводы комиссии, расследовавшей последствия пожара в здании городского УВД с приложением списка утрат. Здесь были столы, плафоны, вешалки, коврики, стулья… И отдельным, с грифом ДСП, списком шли сгоревшие папки с уголовными делами,А не из-за них ли случился пожар? Если припомнить, что дела сгорели сразу же после исчезновения капитана Егорушкина и следователя Шилова. Может, это события одного порядка?

— Вы можете вспомнить содержание этих дел? Хотя бы в общих чертах.

На расследовании взрыва в девятиэтажке, с единственным потерпевшим гражданином Шаминым Д.С. по кличке Хрипатый, подполковник споткнулся. Сам не понимая почему споткнулся.Что его зацепило в этом материале?Что?..Кличка! Ну, конечно же — кличка! Ему была знакома эта кличка — Хрипатый. И была знакома не вообще, а во взаимосвязи с расследуемым делом.Подполковник перебрал в памяти события ближайших недель.Показания сексота! Именно там звучала кличка Хрипатый. Причем в контексте с пропажей его приятелей. И с мобильными телефонами, с помощью которых можно было достать кого угодно, хоть даже ментов на Петровке. Кажется, так это звучало в показаниях, — почти дословно вспомнил подполковник строки рапорта.Так, может, это дело сгорело не случайно?Подполковник просмотрел списки утрат до конца. Нет, другие дела его не заинтересовали. Большинство из них были обычной бытовухой. Кроме, может быть, мужика, убитого возле конечной остановки городского автобуса. Но там не прозвучали известные подполковнику клички.

— Возможно восстановить эти дела? — показал подполковник на дело Хрипатого и еще пару, совершенно его не интересовавших дел.

— Да, конечно, работа уже идет. Думаем, месяца через три-четыре…

Нет, три-четыре — это много.

— Я хочу поговорить со следователями, принимавшими участие в расследовании этих преступлений…

Следователи говорили неохотно, следователи мямлили что-то маловразумительное, примерно так же, как их подопечные перед ними. Но заветное слово прозвучало. Кто-то из следователей проговорился, что, по заключению экспертов. Хрипатый погиб в результате взрыва трубки мобильного телефона, которую кто-то неизвестный набил взрывчаткой.Так, может, это имел в виду вор в законе Миша Фартовый, когда говорил про предложенные ему Губой мобилы, с помощью которых можно достать ментов на Петровке? А?Тогда это меняет дело. Тогда можно не бояться, что с погон слетит звезда. А напротив, надеяться получить сверх имеющихся двух еще одну. Потому что это называется уже не самодурство, называется — предвиденье. И командировка капитана Егорушкина будет оправдана. Пусть задним числом, но оправдана.Только нужны подробности. Нужны доказательства.Подполковник вышел на оперативника, работавшего с сексотом, сообщившем о сходке.

— Скажи своему человеку, пусть он сведет меня с Мишей Фартовым.

— Это невозможно.

— Почему?

— Мишу Фартового убили.

— Когда?

— Убили дня два назад. А нашли вчера вечером.

— Кто его убил?

— Поговаривают — свои. Но оперативные данные этого не подтверждают. Его не приговаривали. А просто так, без санкции сходки, его вряд ли бы кто-нибудь тронул. Нет, это не уголовники, это кто-то рядится под уголовников.

Значит, и Мишу Фартового тоже… Значит, чистка продолжается.

Глава 25

Схема действий была обычной, можно сказать, уже почти типовой, потому что многократно обкатанной в других местах, с другими персонажами. Тем — вначале звонили. И этому тоже вначале позвонили. Позвонили на работу. Исполняющему обязанности директора завода «Техноприбор».

— Приемная.

— Мне бы, девушка, с вашим директором поговорить.

— Как вас представить?

— Скажите, это Дундук звонит.

— Кто?!

— Дундук. Школьный приятель вашего директора.

Секретарь набрала шефа.

— Тут вас какой-то дундук…

— Кто?!

— Он так сказал — дундук. Ваш школьный приятель.

Да, действительно, какой-то такой приятель, кажется, был. И вполне может быть, что Дундук. Но был тогда, давно, в той жизни. А в этой дундукам места не было.

— Меня нет, — сказал ИО директора.

— Вы знаете, он сейчас занят, — вежливо ответила секретарь.

— А когда освободится?

— Позже. Может быть, завтра или послезавтра.

Второй звонок раздался через минуту. Но уже в кабинете директора.

— Ты чего это со школьными приятелями говорить не хочешь?

— С какими приятелями? Кто это?

— Дундук. Который сидел на соседней парте. Ты еще у меня алгебру списывал. А теперь сказал своей секретарше, что занят.

Ах, это тот, который только что… Но откуда он узнал прямой телефон? Странно…

— Что ты хочешь?

— Возобновить поставки изделия 12/БС на почтовый ящик 01624.

— А ты здесь при чем?

— Я? Я у них там подрабатываю. Ну так как?

— Никак. Мы перестали выпускать изделие 12/БС.

— Совсем перестали?

— Совсем.

— А что же делать почтовому ящику? Закрываться?

— Ну зачем же? Перепрофилироваться. Или искать других компаньонов.

— Им других не надо. Им прежние нужны. Что-то в голосе школьного приятеля ИО директора завода «Техноприбор» не понравилось, что-то насторожило. Но он постарался избавиться от странного ощущения.

— Все, извини, у меня дела.

— Не бросай трубку. Меня просили передать, чтобы ты решил этот вопрос в течение суток.

— А если не решу?

— Я позвоню послезавтра…

ИО директора постарался поскорее забыть о дурацком разговоре с школьным приятелем, сидевшим за соседней партой. Мало ли у него было каких приятелей — в школе, потом в институте, потом в КБ. Если всех вспоминать и всех принимать всерьез…Вечером ИО директора отдыхал на своей даче. Он сидел на веранде и лениво перелистывал страницы очередного, обещавшего миллионов так пятьдесят-шестьдесят «зелени», договора.

— Вот здесь, — отчеркнул он. — И здесь. Надо размыть ответственность сторон. А здесь, напротив, добавь строку о штрафных пени в случае задержки с оплатой. Только сформулируй как-нибудь так, позаковыристей и чтобы в глаза не бросалось…

Заместитель директора кивал головой и записывал что-то в свой блокнот. Мудр шеф. Не на товаре, так на штрафах нагреет компаньонов. Но нагреет в любом случае.

ИО директора откинулся на спинку кресла.

— Чайку налей.

Зам дернулся к самовару, быстро налил в чашку кипятку, плеснул заварку, бросил два ломтика лимона.Заместитель не был прислугой, но был вышколен лучше прислуги.

— Сколько ложечек сахара?

— Две,

Положил две ложечки сахара. Размешал. Протянул чашку.ИО директора с удовольствием потянул носом воздух, вдыхая густой аромат, настоянного на травах чая.За аромат отвечал отдельный, получавший зарплату технолога человечек, профессор ботаники, собиравший в лесах и лугах особые сборные чаи.Хорош чаек!ИО директора хлебнул раз, другой и собирался отхлебнуть в третий, как вдруг, прямо в руке, чашка с чаем, звонко лопнув, разлетелась на кусочки.Была чашка — и не стало чашки! Осталась только застрявшая в пальце ручка.Мелкие осколки хлестнули по лицу и рукам, кипяток выплеснулся на грудь и на ноги.

— А! — вскрикнул, вскочил на ноги ИО директора, запрыгал на месте.

Из дома, услышав его, выскочили телохранители, закрутили во все стороны, головами.

— Что случилось? Что?!

— Чашка лопнула.

Телохранители спрятали пистолеты и бросились собирать осколки. Но почти сразу же заметили в стене напротив стола большую, неправильной формы дырку. Сквозную дырку. Заглянули в нее и увидели еще одну дыру на противоположной, уже в комнате, стене.Так это же!..Мгновенно обступили, потащили шефа в дом.

— Вы чего это, чего?

— В вас стреляли. Стреляли в вас, а попали в чашку!

Стреляли?!Телохранители вырезали из стены пулю.Ого — двенадцатый калибр!Директор вызвал начальника службы безопасности.

— Как это понимать? — показал он на дыру в стене.

— Так понимать — что вас пугали. Или предупреждали, — спокойно сказал начальник службы безопасности. Теперь начальник службы безопасности, а совсем недавно майор ФСБ.

— Пугали?! Ни черта себе пугали!

— Если бы вас хотели убить, вас бы убили. Тот, кто попадает в чашку, — майор выглянул в окно и прикинул расстояние до ближайшего возможного укрытия, — кто попадает в чашку с расстояния девятьсот метров, я думаю, смог бы попасть в более крупную, чем чашка, цель.

Это предупреждение. Но очень серьезное предупреждение.Вас никто ни о чем в последнее время не просил, ничего не требовал?

— Никто меня ни о чем… Нет, погоди… Звонил мне тут один школьный приятель. Просил возобновить поставки изделия 12/БС.

— Как его фамилия?

— Откуда я знаю! Он представился как Дундук.

— Дундук, говорите… Можно взглянуть на ваши школьные фотографии?

Фамилию Дундука вычислили быстро. И позвонили в отдел снабжения того самого почтового ящика.

— Нам бы Слепцова к телефону пригласить.

— Кого?

— Слепцова B.C.

— Нет у нас никакого Слепцова и никогда не было. И в отделе сбыта не было. И в производственном. И вообще не было. Слепцов B.C. на почтовом ящике не числился.

— Возможно, это их «крыша», а «крыши» через отделы кадров не проводят.

— И что мне теперь делать?

— Ничего не делать. Сидеть дома, никуда не выходить, в окна не высовываться, ждать их дальнейших шагов.

— Каких?

— Это будет зависеть от того, какими возможностями они располагают, — туманно ответил начальник службы безопасности. — А я пока запрошу через картотеку МВД, что это за Дундук такой.

Ответ из милиции пришел быстро. Гораздо быстрей, чем на запросы рядовых следователей.

— Нашел я вашего приятеля, — удовлетворенно сказал начальник службы безопасности.

— Ну и кто он и где он?

— Получается, что никто и нигде.

— Как так?

— Вот так. Умер он. Два года назад в результате острой сердечной недостаточности.

— А кто же тогда?..

— Этого я пока не знаю. Но, надеюсь, узнаю, если он, конечно, еще объявится.

Школьный приятель объявился. Школьный приятель, несмотря на то что умер, позвонил, как и обещал, наследующий день. Позвонил домой.

— Что ты решил?

ИО директора кивнул начальнику службы безопасности. Тот включил магнитофон.

— Ничего не решил.

Передай своим… В общем, тем, кто тебя ко мне послал, что изделие 12/БС снято с производства. И что продолжить его выпуск невозможно, даже если бы я очень захотел.

— Хорошо, я перезвоню послезавтра, — коротко ответил школьный приятель.

— Можешь не звонить, я все равно… В трубке зазвучали гудки.

— Засек?

— Засек. Вот его номер.

Начальник службы безопасности быстро перезвонил куда-то.

— Будь добр, посмотри за кем числится номер 22-27-11.

Да, если возможно, прямо сейчас.За кем?!Начальник службы безопасности бросил трубку.

— Ну, что?

— Это номер приемного отделения роддома. Мило — почивший два года назад покойник звонит из роддома.

— Но как же так?..

— Скорее всего он подключился к распределительному шкафу на улице.

— Да кто они, в конце концов, такие?!

— Не знаю. Но буду искать.

— Как?

— Попробую навести справки через своих бывших коллег и через криминал. А пока, с вашего позволения, усилю охрану.

По дому и окрестностям разбежались многочисленные телохранители. На чердаке, к слуховым окнам встали три наблюдателя и снайпер. Окна и двери закрыли специальными, спешно смонтированными бронированными ставнями.

— Не слишком все это? — ворчал директор.

— А чашка? — напоминал начальник службы безопасности. — Береженого бог бережет. И мои люди.

— И долго мне так сидеть здесь, как в дзоте?

— До следующего шага той стороны…

Следующий шаг ждать себя не заставил. Но следующий шаг был совсем не тем, что ожидали. И более убыточным, чем стрельба по чашкам.ЧП случилось в пяти километрах от завода, на перегоне Раздельное — Липки. Маневровый тепловоз тащил пять вагонов с готовой продукцией, когда из лесопосадок, с двух сторон, головной и хвостовой вагоны обстреляли из гранатометов.Четыре заряда ударили почти одновременно, ударили с правой и с левой стороны. Вагоны вспыхнули, как спички. Машинист тепловоза успел затормозить состав, спрыгнуть и отбежать подальше.От двух крайних вагонов занялись средние. Потушить пожар было невозможно, и груз, вагоны и маневровый тепловоз выгорели дотла.

— У нас неприятности. Неизвестные подожгли состав с готовой продукцией, — сообщили ИО директора. Неизвестные? Очень даже известные!

— Какой убыток?

— Двадцать семь миллионов.

Двадцать семь миллионов было не так уж и много, но было чувствительно.ИО директора повернулся к начальнику службы безопасности.

— Ты это имел в виду?

— Не совсем это, но что-то в этом роде. И почти сразу же зазвонил телефон.

— Здравствуй, это я. Твой сосед по парте.

— Ты!..

— Ты!

— Это ты вагоны?!

— Какие вагоны? Ах, вагоны… Да, я слышал. Но очень надеюсь, что пожар не отразится на выпуске изделия 12/БС.

— Ах ты!..

Начальник службы безопасности предупреждающе замотал головой, поднес к губам указательный палец. Не надо, не надо заводиться!

— Ты принял решение?

— Такие дела так быстро не делаются.

— Сколько времени тебе нужно?

— Неделю, может быть, две.

— Хорошо. Но юридическую сторону необходимо оформить быстрее. Оформить завтра.

— А если я откажусь?

— То я позвоню послезавтра…

ИО директора бросил трубку.

— Надо договариваться. Надо звонить на почтовый ящик, — сказал начальник службы безопасности.

— Да пошли они!..

— Не стоит так резко. Судя по почерку и по используемому оружию, это серьезные люди. А с серьезными людьми лучше не ссориться.

— Другие варианты решения есть?

— Есть. Но все другие решения — это война.

— Значит, будем воевать! Или я тебе зря деньги плачу?

— Для того чтобы воевать, надо знать, с кем воевать. Мы не знаем, кто они, сколько их и что они собираются делать. Мы слепы и, значит, слабы.

Пока слепы и пока слабы.

— Что ты предлагаешь?

— Соглашаться. Лучше соглашаться. Или, если это Невозможно, сделать вид, что мы соглашаемся. Нам нужно выиграть время, чтобы сконцентрировать силы и возможности и чтобы выманить их из нор. Главное — выманить их из нор. Видимый противник перестает быть опасным. Звоните. И торгуйтесь.

ИО директора набрал номер приемной почтового ящика.

— Здравствуй, это я.

— Здравствуй, — даже как-то слегка удивленно ответил директор П/Я.

— Ты чего это на меня своих нукеров насылаешь?

— Я? Каких нукеров?

— Которые вагоны жгут. Что это за партизанщина такая! Как будто по-мирному договориться нельзя.

— Я никого не посылал! Я ничего не понимаю!

Голос директора П/Я звучал убедительно.

— Так, может, тебе моя продукция не нужна?

— Продукция нужна, но я никого не посылал.

— Не посылал, говоришь? Тогда посылай. Прямо завтра с утречка посылай. Может, мы что-нибудь вместе придумаем насчет этих 12/БС.

Ошарашенный директор П/Я положил трубку и долго и удивленно смотрел на телефонный аппарат.Чего это с ними? То ни в какую, а то вдруг ни с того ни с сего…ИО директора был ошарашен не меньше.

— Чего это он ваньку валяет?

— А он не валяет. Похоже, он говорит правду, — заметил начальник службы безопасности.

— Какую правду?

— Что он никого не посылал. Я, конечно, дам психологам прослушать пленку, но мне кажется…

— А кто тогда на нас наехал? Кто вагоны сжег?

— Не знаю. Но знаю, что единственная возможность узнать, кто они — выйти с ними на контакт. Для чего дождаться, когда они в следующий раз позвонят, и предложить им встречу.

— Им?! А если они?..

— Может быть, они. А может быть, и мы. Я надеюсь, что мы. Другого выхода все равно нет. Другой выход — принимать их условия.

— Нет, такой выход не подходит!

— Тогда я собираю своих людей. И привлекаю новых…

Когда «школьный друг» позвонил вновь, ИО директора был готов к разговору.

— В принципе я согласен. Но мы должны встретиться. И лучше не с тобой, лучше с теми, кто тебя ко мне послал.

— Зачем?

— Чтобы обсудить детали.

— Хорошо, встретимся, — на удивление легко согласился почивший два года назад школьный друг. — Где и когда?

ИО директора вопросительно взглянул на начальника службы безопасности.

— Завтра, пусть перезвонит завтра, — шепотом сказал тот.

— Перезвони завтра в это же время…

Место для встречи начальник службы безопасности выбирал лично сам. Выбрал, не мудрствуя лукаво, на ближайшем за городом пустыре. Очень удачном пустыре, потому что удаленном от лесного массива и ближайших зданий почти на два километра. Но он не ограничился этим, он мобилизовал заводскую охрану и отправил ее на расчистку территории. Вохровцы бродили по пустырю и срубали и выкорчевывали кусты, засыпали ямки, срывали кочки, убирали все мало-мальские, за которыми мог спрятаться снайпер, препятствия — камни, ветки, случайный мусор.Начальник службы безопасности знал, что делал, — он превращал пустырь в гладкий, как бильярдный стол, плац, где невозможно было спрятаться. И даже пригнал три «КамАЗа» с обломками кирпича, чтобы засыпать несколько потенциально опасных ям.Он знал, что делал, и знал больше того, что делал. Знал, что все эти приготовления не останутся незамеченными, что привлекут внимание противной стороны. И потому никакой встречи на этом пустыре проводить не собирался. А собирался совсем в другом месте. Где не ходили вохровцы и не ссыпали кирпич «КамАЗы», где нанятые им отставники силовых спецподразделений «Альфа» и «Вымпел» выходили на исходные позиции.

— Пять человек, за такие деньги?! — поражался ИО директора, глядя на представленный ему счет. — Да за такие бабки можно роту ОМОНа нанять!

— Нам не нужен ОМОН, нам нужен тот, кто нужен. ОМОН мы пригласим, когда потребуется демонстрировать силу или разгонять недовольных зарплатой рабочих.

— Но это же почти недельная прибыль предприятия!

— Они стоят этих денег. Они стоят больших денег.

— Да что могут сделать пять человек?

— Могут. Эти — могут…

Эти действительно могли сделать многое. Могли сделать больше, чем рота ОМОНа, больше, чем две роты ОМОНа, потому что уже делали. И здесь и не здесь…Ведь охрана — это не когда батальон вооруженных до зубов военнослужащих плечом к плечу стоит вокруг вверенного им объекта, выставив во все стороны стволы автоматов. Это не охрана — пародия. Настоящую охрану не должно быть видно и не должно быть слышно. Настоящая охрана действует исподтишка и неожиданно, нанося удар в спину нападающей стороны. Для чего много народу не требуется. Для чего пол-отделения умело расставленных бойцов в самый раз.Пять облаченных в темно-серые гражданские плащи фигур сидели в зашторенном микроавтобусе. Трое дремали, откинувшись на сиденьях, двое внимательно отсматривали подходы и следили за временем.Три часа ночи.

— Пора.

Пять фигур бесшумно покинули автобус и мгновенно пропали в ночной темноте.

— Как работаем?

— Только не как в восемьдесят втором в Кандагаре. Тихо хохотнули о чем-то своем. Надвинули на глаза приборы ночного видения, подхватили одинаковые объемные спортивные сумки, разошлись в стороны, уверенно ориентируясь в пространстве, хотя ни разу здесь до того не были. Был только командир, который заранее снял подробный план местности и провел панорамную видеосъемку, которую все изучили вдоль и поперек.

— Узнаешь трубу?

— Узнаю.

— Забирайся на нее и закрепляйся внутри на веревках. Когда поступит команда, поднимайся на срез и бери левый сектор обстрела. Понял?

— Понял, не впервой.

Боец, облаченный в черный комбинезон, подогнал, подтянул обвязку, ухватился за скобы и быстро, почти бегом, поднялся по трубе до самого верха, где подвязался к случайной арматуре и, перевалившись через край и стравив несколько метров веревки, закрепился, завис на двухсотметровой высоте, уперевшись ногами в черную, саженную стену.

— Второй на месте.

— Понял тебя, Второй.

— Говорит Третий. У меня все в порядке.

— Понял тебя, Третий…

Пять бывших бойцов спецподразделений рассредоточились по местности, заняв наиболее выгодные, с широким обзором и затрудненными подходами позиции.

— Мы готовы, — доложил командир спецов начальнику службы безопасности по мобильному телефону.

— Я понял. Ждите сигнала.

Им предстояло ждать ночь, день, еще ночь и, возможно, еще день и еще ночь. Но они умели ждать. Они умели ждать дольше и в менее комфортных условиях — в снегу, в болоте, в джунглях… Потому что только так можно оказаться в тылу предполагаемого противника, только придя на условленное место раньше него.Начальник службы безопасности доложил готовность ИО директора.

— Я подготовился к встрече.

— Ты уверен?

— Уверен. Там люди, которым можно доверять. Назначайте встречу на завтра…

Следующей ночью один из зарывшихся в землю наблюдателей уловил в своем секторе движение. В окуляре прибора ночного видения шевельнулись какие-то неясные тени. Замерли на несколько минут, осматриваясь.Двинулись дальше. Осторожно, короткими перебежками, а кое-где по-пластунски, на животах.

— Вижу цель, — тихо сказал наблюдатель в закрепленный против губ микрофон.

— Я тоже вижу. Три человека с грузом.

Тени остановились, встав на колени, расстелили на земле какой-то материал. Потом одновременно, в три лопаты, стали рыть землю.

— Что-то копают.

— Да, вижу, вижу…

Одна из теней все глубже и глубже «проваливалась» в землю, две другие оттаскивали далеко в сторону и рассыпали грунт, возвращались и снова наполняли импровизированные носилки.

— Окоп они, что ли, роют?

— Похоже на то.

Тень в яме скрылась почти совершенно. Две другие наклонились, сунули вниз какой-то длинный сверток, закрыли яму сверху каркасом, затянули плащпалаткой, засыпали землей. Поверх земли настелили какие-то большие прямоугольники, скорее всего дерн.

— Возле места встречи, лево сорок пять — тридцать метров от второго ориентира оборудована огневая засада, — доложил командир начальнику службы безопасности. — Один человек с автоматическим стрелковым вооружением.

— Какое вооружение?

— Судя по габаритам, снайперская винтовка или, может быть, даже ручной пулемет.

Значит, все-таки засада. Вот почему они так легко согласились на встречу!Сработали спецы! Оправдали затраченные на них деньги. С лихвой оправдали!Теперь начальник службы безопасности был спокоен. Теперь он знал, откуда можно было ожидать удар. И знал, как предупредить этот удар. Теперь сила была на его стороне…

— Третьему взять огневую точку лево сорок пять — тридцать метров от второго ориентира. Как понял?

— Понял тебя — лево сорок пять — тридцать метров от второго ориентира, — продублировал приказ Третий.

— Четвертому и Второму подстраховать Третьего по той же цели.

— Второй приказ понял.

— Четвертый понял…

— После, подавления огневой точки перенос целей по ранее определенным секторам.

— Третий понял.

— Второй понял.

— Четвертый понял…

Три «ствола», с трех сторон нащупавшие засаду, не давали спрятавшемуся там киллеру ни единого шанса на выполнение поставленной задачи. И не оставляли шанса на спасение. Наверное, один из стрелков мог промахнуться. И — если допустить почти невозможное — мог промахнуться второй. Но все трое промазать не могли!..Впервые типовой сценарий мог дать сбой. Не потому, что был плох, потому что чужой сценарий оказался не хуже. Потому что на этот раз против профессионалов выступили равные им профессионалы.Потому что коса налетела на камень!

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/24134/41/Il%27in_07_Boec_nevidimogo_fronta.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 6 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Радио

Категории раздела
Мнение, аналитика [233]
История, мемуары [988]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [59]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [59]
Беллетристика [461]

Калькулятор ЗП

Видеоподборка
00:44:49




00:44:18

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz