Боец невидимого фронта. Часть 5 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Загрузка...
Боец невидимого фронта. Часть 5

Глава 15

За сходку сказал Миша Фартовый. Авторитетный, из уходящей породы законников, вор.

— О чем толковище будет?

— О разном.

«Разное», как когда-то на партсобраниях, проходило последним пунктом повестки дня. Начинать с главного было несолидно. Настоящий вор не должен спешить, настоящий вор должен знать себе цену.

— Новый прокурор вконец оборзел, подмазку колесами берет. «Шестисотыми».

— Борзый мент.

— Они все борзые, пока хвост не прищемят…

Травили баланду уважаемые люди блатного мира, не спеша, со вкусом проговаривая слова.

— А не послать ли нам нового прокурора в баню…

— С телками?

— С телками. И с кино. Как прежнего…

Воры сидели в банкетном зале ресторана. Теперь это было принято. Тяга к роскоши разъедала общество, в том числе разъедала уголовный мир. Лет тридцать назад сходки случались где придется, главным критерием подбора помещения были запасной выход и подступающие к окнам кусты, чтобы сподручней было обрываться от ментов. Теперь времена изменились. Теперь воры могли себе позволить откупить роскошный ресторан в центре города, хоть даже с одним парадным входом, а вместо кустов обставить окна навороченными джипами.И кушать себе крабов, и пить дорогой коньяк, и не брать себе в голову этих глупостей за облаву. Потому что за облаву пусть боится бездарный фраер. А ворам милицейскую облаву сбросят на пейджер, и они уйдут, как люди, через главный вход, доев свой суп и допив свой коньяк. И разъедутся на своих «мерсах» по хатам, пока менты еще только будут мотать свои портянки.Конечно, за облаву надо отстегивать бабки, но бабки за облаву стоят того.

— Помельчал теперь прокурор.

— Помельчал.

— Раньше прокурор зашибал двадцать червонцев, ездил на «копейке» и был счастлив, если ему давали в лапу деревянный четвертной. А теперь они воротят хари от цветной капусты!

— Зажрались.

— Зажрались.

— С теми было трудно договориться, но если договориться, то им можно было верить. Они были тоже менты — но у них была совесть. Когда они говорили — можешь быть спокоен три дня, можно было быть спокойными три дня и даже больше. А эти берут бабки, обещают три дня и посылают легавых в масках со шпалерами.

— Это так.

— Разве раньше менты ходили в масках и шмаляли из шпалеров в белый свет как в копеечку?

— Не было такого.

— Они не трогали нас, мы не трогали их. Раньше был порядок. Теперь — беспредел. Теперь все мочат всех.

— И это правда.

— Тогда скажу я, — вступил Миша Фартовый. — Скажу за ментов и скажу за беспредел. Скажу, что менты скурвились и кормят с рук беспределыциков, чтобы те мочили воров. Я собрал вас, чтобы сказать за беспредел. Чтобы сказать, что они завалили Губу.

— Тубу?! Когда?!

— Губу никто не валил. Губа кончился от наркоты.

— Это брешут менты. Губа баловался дурью, но на игле никогда не сидел.

— Ты точно знаешь?

— Я точно знаю! Это менты! Это они вкололи ему дурь. И заделали его шестерку. И заделали Сивого. Вы знали Сивого?

— Мы слышали про Сивого. Он был человеком Губы.

— Он не был человеком Губы, он был сам по себе. Был блатным. И мог когда-нибудь встать на место Губы. Их замочили в один день. Всех в один день!

Воры напряглись.

— И замочили шестерку Сивого. Замочили Рваного. И тоже в тот же день. Они замочили Губу, шестерку, Сивого и Рваного. Разве это случайность?

— А вдруг?..

— Вдруг может зажмуриться один. Ну двое. А здесь зажмурились четверо. Четверо! А может, даже больше. Потому что под Сивым ходили Ноздря с Харей, которые пропали. А под Харей ходил Хрипатый, которого разнесли вместе с квартирой в клочки, и ходили кореша, которые пропали вместе с Ноздрей и Харей.

— Куда они пропали?

— Просто пропали. Совсем пропали! Воры напряженно молчали. Говорил Миша Фартовый.

— Был базар, что они замочили какого-то фраера И будто бы тот фраер вез немерено бабок.

— Так, может, их за бабки мочат?

— Может, и за бабки, а может, и не за бабки, только мочат менты. Потому что мочат чисто и мочат воров!

— А может, это бес пределы пики?

— Просю беспредельшики кончали бы только Губу. А здесь зажмурили всех! Разом! Это могут быть только менты! Или могут быть ссучившиеся беспределыцики, действующие по наводке ментов.

А раз это так, то Губы им будет мало. Следующим после Губы буду я.

«Тогда это не наши проблемы, — подумали воры. Тогда это твои проблемы». Но сказали по-другому.

— Зачем ты собрал нас?

— Я собрал вас, чтобы сказать про Губу и ментов. Сказать, что мочат блатных и воров. Что им мало будет Губы и мало будет Мишки Фартового. Теперь вы знаете за мочилово.

— Ты хорошо разложил. Но ты не сказал, почему началось мочилово?

— Я не знаю, зачем мочат блатных и воров, Я сказал то, что сказал. Но я могу сказать, что сказал мне Губа.

— Губа?!

— Губа скинул мне на пейджер, а потом позвонил.

— Говори!

— Он мог гнать порожняк, но вы этого хотели. Губа скинул мне на пейджер, что отстегнул бабки за какие-то мобилы, а потом позвонил и сказал, что может уступить пару, кому надо крутого фраера замочить или даже мента хоть даже в кабинете на Петровке.

И все будет чисто. Воры переглянулись.

— Что это за мобилы, которыми можно мента на Петровке замочить?

— Не знаю. Но знаю, что после того базара его заделали вглухую. И шестерку его, и Сивого с Рваным. И Ноздрю с Харей тоже. Всех! Я так морскую: всех, кто знал про мобилы!

«А теперь и мы знаем, — подумал каждый из присутствующих. — Ну подставил Мишка Фарт, падла! Так подставил, что не подкопаешься. Под мочилово подставил!..»

— Губа мог травить, а мог базарить по делу. Вы хотели знать — я сказал. Дальше решать вам.

— Что ты прошагаешь?

— Предлагаю не ждать, пока нас зажмурят поодиночке. Предлагаю мочить первыми.

— Ментов?!

— А хоть и ментов Тех ментов, что мочат нас!

— Как ты их найдешь?

— С помощью ментов.

— Не разводи бодягу, базарь по делу.

— Мента должен искать мент. Потому что он знает, как искать.

— Это верно. Только где взять мента, который согласится копать под мента?

— Мы отстегнем ему бабки.

— Все равно. Мент мента не сдаст.

— Раньше бы не сдал. Теперь — сдаст. Если не сдаст за бабки, сдаст за большие бабки.

— Ты найдешь такого мента?

— Я найду такого мента. Я достану важняка с Петровки. Если будут бабки.

— Важняк с Петровки стоит больших бабок.

— Не зажмурить зенки стоит дороже.

— Ладно, мы согласны. Это все, что тебе нужно от нас?

— Нет. Нужно, чтобы не было базара, что Миша Фартовый ссучился, потому что кентуется с ментами.

— Базара не будет.

— Тогда все. Тогда я скажу за мента. Я найду важняка, забашляю ему бабки, и он найдет ментов, которые замочили Губу, замочили Сивого и замочили Ноздрю с Харей. Я найду их. И намотаю кишки на шомпол. Я их достану. Я их из-под земли достану!..

Глава 16

— И еще он сказал, что достанет их и намотает кишки на шомпол. А Халява — Бурому сказал. Я сам слышал.

— Что, так и сказал?

— Да, так и сказал. Я в точности запомнил. Из-под земли, говорит, достану и намотаю!

— Ну так, хорошо. Теперь еще раз повтори, что говорилось о мобильных телефонах? Только подробней.

— Ну, он сказал, что мочилово идет за мобильники, которыми можно кончать хоть даже ментов на Петровке. Что так сказал Губа, а потом его тоже кончили.

— Ты об этом написал?

— Написал.

— Тогда все, свободен.

— А бабки?

— Ах, да… На тебе бабки. И смотри, аккуратно уходи.

— Да что я, в первый раз, что ли…

Собеседники разошлись в разные стороны, с интервалом в десять минут. Один, разжившись деньгами, пошел к ближайшему магазину. Другой — в местное управление ФСБ. Где предъявил на входе пропуск и поднялся в свой кабинет на третьем этаже.В кабинете он разложил на столе рапорт сексота и, сверяясь с ним, стал писать отчет о проведенной сегодня конспиративной встрече с агентом Резвым. На эпизоде с мобильными телефонами он споткнулся.

В этом месте показания сексота напоминали переписанный с видюшника эпизод третьесортного американского боевика. Неплановая сходка, пропавшие блатные, мобильники, с помощью которых можно кончать ментов хоть на Петровке.Просто какая-то научная фантастика. Может, он, подлец, туфту гонит для объема?Правда, в тексте мелькают вполне реальные персонажи — Губа, Миша Фартовый, еще несколько воров в законе…Ну и что со всем этим делать?

Написать как есть?Или отредактировать?Он бы, конечно, отредактировал, но Петровка… Такую ссылку пропускать мимо ушей нельзя.Нет, надо писать все. И пометить, что информация может представлять интерес для Министерства внутренних дел. И пусть они там сами разбираются…

Отчет пошел по инстанциям. И на каждом столе, каждый более высокий начальник, отсмотрев полученную от сексота информацию, спотыкался на мобильных телефонах и Петровке.И, чтобы не оказаться крайним, тоже делал пометку — информация может представлять интерес для Министерства внутренних дел. Только добавлял слово «большой» — большой интерес. Или слово «особый» — особый интерес. Чтобы показать, что он не зря казенный хлеб ест.

В рамках еженедельного отчета информация сексота ушла в Москву. И была в Москве замечена благодари пометке: «Может представлять особый интерес для Министерства внутренних дел».Но в Безопасности не стали спешить делиться оперативными сведениями с коллегами по цеху. Потому что ФСБ и МВД были конкурирующими фирмами и не упускали возможность утереть друг другу нос.Подполковник Максимов оставил полученные материалы и вызвал дежурного.

— Капитана Егорушкина ко мне… Капитан явился через десять минут.

— Вот что капитан, смотайся-ка ты на место и посмотри, что у них там случилось. Что это за сходки и за мобильники такие и чем они могут представлять большой, — выделил он слово «большой», — интерес для Министерства внутренних дел.

Все понял?

— Так точно!

Пришедшее от капитана первое сообщение успокаивало и… обескураживало.Там действительно все умерли. Но почти все умерли ненасильственной смертью. Вор в законе Губа от передозировки героина. Его шестерка, вместе со своей любовницей, угорел в своем гараже в машине. Уголовный авторитет Сивый, перепив водки, отравился бытовым газом. Причем он умер дважды, так как принятая им доза алкоголя была сама по себе смертельна. Рваного убили в его квартире, предварительно перерыв все вещи. Мелкие уголовники Ноздря и Харя пропали при невыясненных обстоятельствах, вместе со своими приятелями. То есть все в точности соответствовало тому, что рассказал сексот.

Капитан испрашивал разрешение на проведение дополнительного расследования совместно с местным управлением внутренних дел.Для официального взаимодействия работника ФСБ с милицией необходимо было выйти на аппарат Министерства внутренних дел с официальным письмом…И ждать ответа на него в лучшем случае несколько недель. Потому что в стране такой бардак…Но это для официального. А если не для официального…Полковник пододвинул к себе телефон.

— Здорово, Паша. Как личная жизнь?

— Какая может быть жизнь у опера? Никакой.

— Не прибедняйся. Какой ты опер — ты теперь кабинетный работник. Канцелярская крыса. С мозолью… знаешь где?

— Знаю. Чего тебе от меня нужно?

— Любви. Желательно до гроба.

— А помимо любви?

— Так, маленькое одолжение.

— Если прислать взвод СОБРа вскопать тебе на огороде грядки — не проси. Все просят.

— Не надо мне твоих собровцев, они у меня в деревне всех девок в плен возьмут.

— Ну ладно, тогда говори, что нужно?

— Хочу к твоим орлам на местах своего сокола подослать. Так, чтобы его не погнали.

— Без письма?

— А зачем письмо, если ты есть?

— Дело с моим контингентом связано?

— С твоим.

— Серьезное или так?

— Если выйдет серьезное, я с тобой результатами поделюсь.

— Да? Не обманешь?

Тогда ладно. Тогда говори, в какие края звонить…Личные просьбы московских начальников к периферийным подчиненным зачастую имеют действие лучшее, чем гербовые, за подписью министров бумаги.Оперативники обрадовались капитану как родному.

— Чем мы можем помочь?

— Мне нужно встретиться с осведомителями, которые водили дружбу с Сивым, Рваным или кем-нибудь из шайки Ноздри. Возможно такое?

— Сделаем…

Местные оперативники перед встречей со столичным гостем накрутили сексотам хвосты, так, что те распелись соловьями.

— Да, Ноздря какие-то трубки толкал. Мне не предлагал, но я слышал. Какие-то особенные.

— Почему особенные?

— Ну навороченные, что ли. Потому что он их за какие-то бешеные бабки гнал.

— За какие?

— Тоже не знаю. Просто говорили что дорого, а сколько — не говорили…

— Про мобильник? Слышал я про мобильник.

— От кого?

— От Хрипатого. Ну который под Харей ходил. Он хвастался, что ему Ноздря классный мобильник подарил.

— Где этот Хрипатый?

— Там, — ткнул сексот пальцем в потолок.

— Где там?

— На небе. Ему в квартиру гранату кинули, и все. И аллес капут Хрипатому!

— Так это что получается — тот список не полный?

— А кто Хрипатого взорвал?

— А черт его знает! Он вроде никому не нужен был. Капитан попросил дать ему дело по взрыву в девятиэтажке. Дело было тонкое, в три листа.

— А где протоколы допросов? 3аключение экспертизы?

— А черт его знает! Наверное, еще не сделали.

— Как так, не сделали?

— У нас криминалистическая лаборатория одна, и та едва наполовину укомплектована. А это дело ясное как божий день — криминальные разборки. Хрипатый — шестерка, ради него никто следствие толкать не будет. Вот его дело и откладывают.

— А можно экспертизу убыстрить?

— Можно; раз нужно…

Сексоты выводили на новых потенциальных свидетелей.

— Ну да, предлагал. Только слишком дорого.

— А где он их взял?

— Откуда я знаю.

— Он что, ничего тебе не говорил?

— Не говорил.

— А вот сейчас тебе лет пять намотаю за твои художества, — грозил местный, оперативник. — И пойдешь ты у меня, голубь, в северные края лес валить.

— А чего я сделал-то?

— Много чего.

И оперативник начинал загибать пальцы.

— Раньше нам с тобой возиться было неохота, а теперь нам на таких, как ты, план спустили. Так что давай собирай вещички…

— А, вспомнил я. Ноздря намекал, что вроде как они с Харей какого-то фраера урыли. Так, может, они у него были?

— Какого фраера?

— Не знаю…

— Какие бандитские нападения и убийства были зарегистрированы в последнее время?

— Надо поглядеть…

Убийств и нападений было много. Но одно было странным — у неустановленного, с липовыми документами, потерпевшего преступники отрубили левую руку.

— Где находится потерпевший? — спросил капитан.

— Тут такое дело… Нигде.

— Как так нигде?

— Пропал потерпевший. Из морга пропал. При невыясненных обстоятельствах.

— А следователь, который вел это дело? С ним можно побеседовать?

— Нельзя. Нет следователя.

— Он что, в командировке? Или уволился?

— Погиб он. Под машину попал…

Черт… как-то все получается… все один к одному…Через три дня пришло заключение экспертизы. Причиной смерти потерпевшего послужил подрыв взрывчатого вещества типа пластид, эквивалентный мощности трехсот граммов тротила. Найденные на месте происшествия и извлеченные из тела обломки позволяют предположить, что взрывчатое вещество было заложено в корпус мобильного телефона…

Такие дела!..

Глава 17

— Да вон он, ваш киношник, — показал пальцем милиционер куда-то в сторону.

Девушки огляделись.

— Странно, только что здесь был. Он, наверное, за колонну спрятался. Идите посмотрите. Он там, точно там!

Три девицы в мини-юбках длиной чуть меньшей, чем их искусственные ресницы, часто стуча каблучками о пол, побежали к колонне.

За колонной, плотно прижавшись спиной к штукатурке, стоял оператор Центрального телевидения.

Господи, неужели опять?!.

Девицы вынырнули из-за колонны, увидели оператора и, осадив бег, замерли на месте, не сводя зачарованных взглядов с объектива камеры.

— Нам сказали, что вы оператор с первого канала. А вы правда оператор с первого канала?

— Правда.

— Ой…

— А вы для каких передач снимаете?

— Для разных.

— И для тех, где кинозвезды?

— И для этих тоже.

— Ух…

— А вы и Пугачеву живую видели?

— Вот как вас.

— 0-ей!.. И остальных тоже?

— И остальных. Не мешайте работать, девочки.

— А можно, вы нас снимете?

— Можно. Только не сейчас.

— А когда?

— Позже.

— А когда позже?

— Когда освобожусь.

— А когда вы…

На ступеньках лестницы появились милицейские ботинки и штаны с лампасами.

— Все, девочки, все потом.

— А можно, мы подружек пригласим?

— Можно, все можно… Генерал приблизился к колонне.

— Российское телевидение. Программа «На страже» и «Звезды у вас дома», — махнул оператор красными корочками.

Девочки сзади тихо выпали в осадок.Генерал недовольно поморщился.

— Опять вы?

— Хочу напомнить о праве прессы…

— Ну что вам еще?

— Осмысление образа работника милиции требует более детального изучения его образа жизни.

— Вам же дали материалы, я распорядился.

— Но это архивы. Задача прессы — оперативно освещать горящие события. Мое начальство…

— У вас свое начальство, у меня свое.

— Но художественные задачи…

Оператор вприпрыжку бежал за милиционером.

— Но, может быть, можно взять у вас интервью для программы «Человек года»?

— У меня? Для «Человек года»? Ну это, наверное…

Что и требовалось доказать.Перед объективом камеры генералы сразу перестают быть генералами и становятся просто обывателями, мечтающими увидеть свою физиономию на голубом экране. Становятся как те девочки в мини-юбках.

— Так ничего, да?

— Да, так хорошо.

— А галстук не поправить?

— Не надо, все нормально.

— А ботинки будут видны?

— Не будут, успокойтесь.

— А?..

— Я уже снимаю.

Часа полтора генерал говорил о текущих задачах органов правопорядка и повышении процента раскрываемости…

— Вы очень хорошо держитесь перед камерой. Вы прирожденная телезвезда, — похвалил генерала оператор.

— Правда?

— Ну что я врать буду? Но для большего раскрытия образа милицейского руководителя новой формации не хватает деталей. Например, какого-нибудь громкого преступления, в расследовании которого герой передачи принимает непосредственное участие. Боюсь, без такой оживляющей визуальный ряд изюминки редактор не выдаст интервью в эфир.

— Вы так считаете?

— Не я считаю — редакторы. Не далее как две недели назад они зарубили интервью Президента. А до того вашего министра. Хотя от него звонили и настойчиво требовали дать интервью в эфир. Но, увы, закон жанра.

— Да? Ну если только для раскрытия образа… Теперь корреспонденту не надо было прятаться за колоннами, теперь ему рад был помочь каждый. А с каждым следователем в отдельности договориться проще…

— Вот это дело, с групповым расчленением нескольких человек. Этот материал мне бы очень пригодился для съемок документального фильма «Бандиты России», заказанного Си-эн-эн.

— Но это материалы для служебного пользования.

— Но генерал разрешил. И тем более я не за спасибо вас прошу. Си-эн-эн щедро заплатит. За это конкретное дело пятьсот долларов.

— Пятьсот?

— Пятьсот. Наличными. Причем этот материал не будет показываться в России. Только там. И опять же, генерал-следователь запирал дверь и доставал из сейфа дело с групповым расчленением.

— А нет чего-нибудь, связанного с растлением малолетних… За шестьсот долларов.

— Или вот, я слышал у вас недавно было громкое убийство — кто-то кого-то убил из снайперской винтовки.

— Ах это… Да, было.

— А нельзя?.. Я думаю, Си-эн-эн выложит за это минимум тысячу долларов.

— Ну если это так надо Си-эн-эн…

Место происшествия… Положение тела… Калибр оружия… Свидетельские показания… Раневой канал… Индивидуальные характеристики пули…

— Спасибо. Я, конечно, не понимаю деталей, но уверен в правильно выбранном тоне эстетико-художественного воздействия на психоэмоциональное восприятие зрителя. Особенно их зрителя. Ваш вклад в искусство трудно переоценить.

Оператор жал руки и тащил свою камеру вниз. На крыльце на него набрасывались два десятка мечтающих оставить свой, ну хоть какой-нибудь след в искусстве девиц.

— Завтра! Просмотр кандидаток завтра в гостинице «Центральная»!..

Без девиц было нельзя. Потому что операторов популярных телепередач Центрального телевидения без преследующих их девиц не бывает.Прорвавшись сквозь шлагбаумы ног и ресниц в свой номер, оператор ЦТ падал в кресло и подводил итог дня, вспоминая и упорядочивая в голове полученную информацию. И сравнивал с. полученной ранее. Но не здесь и не теперь, а неделю назад, за пять тысяч километров отсюда.

Сравнивал и убеждался, что преступления были идентичны. И калибр, и время суток, и выбранное расстояние и характер раны, и даже рисунок на пулях совпадали!

Главное — рисунок на пулях!Который, в сумме других доказательств, неопровержимо свидетельствует, что оба преступления, то и это, совершили одни и те же люди, использующие одно и то же оружие.И от этого факта уже не отмахнуться. Никому не отмахнуться. Резиденту не отмахнуться!..

Глава 18

Вначале следователю по особо важным делам Шилову позвонили домой неизвестные.

— Мы бы хотели сделать вам одно предложение.

Следователь бросил трубку.Потом Шилову позвонил его давний приятель. И попросил выслушать одно предложение.

— Твое предложение?

— Нет, не мое.

Шипов нажал на рычаг. Приятель позвонил снова.

— Ну что тебе стоит? — сказал он. — Ты их просто выслушаешь, а они отвалят мне кучу денег.

— Кто отвалит?

— Ну откуда мне знать? Они позвонили и сказали, что, если ты согласишься выслушать их, они дадут мне тысячу долларов.

— А не обманут?

— Нет, потому что аванс уже дали.

— Сколько?

— Триста. Ты же знаешь мое положение. Для меня это огромные деньги…

Шипов выдернул телефонный шнур из розетки… Потом его отпрыск нашел возле дома кошелек с деньгами. И до того, как его отец вернулся с работы, успел истратить половину суммы. Потому что вторую истратила жена.

— Вы где деньги взяли? — удивился Шипов, увидев дома горы игрушек и еще большие горы дамского платья.

— Купили!

— На что?

— Ты представляешь, Витька деньги нашел.

— Много?

— Много. Мы и тебе там кое-что купили. «Кое-что» тянуло на полугодовую следовательскую зарплату.

— Эти деньги надо вернуть! — твердо сказал Шипов.

— Кому?

— Ну… тогда сдать в бюро потерянных вещей. Их подбросили.

— А-а-а! — закричал сын.

— Ага! — сказала жена. — А ты докажи, что подбросили. Она недаром жила пятнадцать лет со следователем. Доказать ничего было невозможно. Выбросить вещи значило рассориться с женой и ребенком.

— Черт с вами!

Это был первый шаг к капитуляции. Второй, когда подруга подарила жене подержанный «Форд».

— Откажись!

— Почему это я должна отказаться от подарка?

— Потому что это подарок не тебе, а мне.

— С чего бы это моя подруга дарила тебе подарки? Или ты с ней что-то имел?

— Дура!

— Буду дура, если не возьму.

Жена Шипова стала ездить на «Форде». Шипов — на раздолбанной «пятерке».Потом ему позвонили снова.

— Ваша жена довольна подарком?

— Кто вы?

— А норковой шубой?

— У нее нет никакой шубы!

— Есть. Просто вы еще не знаете.

— Что вам от меня надо, сволочи?

— Пока ничего. Пока только, чтобы вы выслушали наше предложение.

— Да пошел ты!..

Вечером жена приехала в шубе. Хотя на улице было почти лето,

— Подруга? — спросил Шипов.

— А ты как догадался?..

Шипов был уверен, что на следующий день ему позвонят.Ему позвонили.

— Вам понравился подарок?

— Я все равно ничего для вас не сделаю.

— А мы не просим. Мы просим только выслушать. Иначе подарки будут продолжаться. И мы боимся, что это может стать известно нашему начальству.

— Ладно, сволочи, я согласен!

На встрече его ни в чем не убеждали. Ему показали квитанции на сделанные покупки и расписки жены в получении вещей, которые она, дура, написала, поверив, что это надо подруге для отчета в налоговой инспекции.

— Мы не предлагаем вам совершать никаких должностных преступлений. Не просим закрывать дела, изымать из них вешдоки или изменять меру пресечения. И вообще никак не хотим навредить вам и вашей карьере.

— А что же вы хотите?

— Чтобы вы провели одно небольшое частное расследование.

Миша Фартоный не послал на встречу своих подручных. Он очень правильно рассудил, что следак не станет разговаривать с блатными, Миша послал на переговоры профессиональных психологов.

— Вы ничем не рискуете. И, ничем не рискуя, имеете возможность обеспечить своей семье, своему ребенку достойную жизнь.

Вы, конечно, можете отказаться, но вряд ли это поможет вашей карьере. Даже если не давать распискам ход. Вас все равно рано или поздно уволят, и вы все равно займетесь частной детективной или иной подобной практикой. Все равно испачкаетесь, но испачкаетесь за копейки. А если согласитесь на наше предложение, то этих денег вам хватит до конца жизни. Даже если вас уволят с завтрашнего дня.

Пути назад нет, вы уже брали, жена брала и вряд ли захочет отдать все обратно. Отказываясь от нашего предложения. вы отказываетесь не только от денег, но еще отказываетесь от жены и от ребенка…И это было справедливо, между мужем и деньгами его жена выберет деньги. Да и от сына придется отрывать игрушки с кровью. И начальство этого подвига не оценит.И тут они правы. Так, может?..

— Вот эти деньги, — очень вовремя почувствовав колебания собеседника, вступили психологи. И раскрыли бывший у них «дипломат».

— Сто тысяч долларов. Сразу теперь. И сто после.

Толкнули «дипломат» к его ногам,

— Это шанс. Шанс на новую жизнь. Шанс в рамках закона. Если вы откажетесь, сейчас откажетесь, мы найдем другого следователя. В соседних с вашим кабинетах найдем. И деньги получит другой. А вам придется разбираться с вашей женой и с вашим ребенком. Потому что вещи, чтобы получить обратно расписки, вам придется вернуть.

Сказав «нет», он должен был потерять не только работу, должен был потерять все.Сказан «да», получить двести тысяч и счастье в доме.

— Хорошо, я попробую. Через неделю его послали в срочную командировку в один из провинциальных городов для надзора за следственной бригадой, ведущей расследование уголовного дела, взятого на контроль министерством.

Удачно послали. Куда надо. Очень хочется надеяться — случайно.Но… вряд ли случайно.Похоже, не только его жене щеголять в новой шубе…

Продолжение следует....



Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/24134/32/Il%27in_07_Boec_nevidimogo_fronta.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 7 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Радио

Категории раздела
Мнение, аналитика [233]
История, мемуары [988]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [59]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [59]
Беллетристика [455]

Калькулятор ЗП

Видеоподборка


00:38:55


00:44:18

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz