Боец невидимого фронта. Часть 4 - Беллетристика - Каталог статей - world pristav - военный информатор
Главная » Статьи » Беллетристика

Загрузка...
Боец невидимого фронта. Часть 4

Глава 12

Девяносто первый сидел под цветным зонтом небольшого летнего кафе. На столике стояли десять бутылок темного пива. Десять, потому что дармового,

— Может, еще по парочке закажем? А то жарко, сил нет, — предложил собеседник Девяносто первого. Следователь горотдела милиции.

— Заказывайте.

— А?..

— Все нормально, можете не стесняться, плачу я.

— Тогда закажу шесть.

— А не много?

— Не допью, с собой заберу.

На стол поставили еще шесть бутылок.

— А что насчет дела с тем мужчиной на конечной остановке автобусов?

— Это где потерпевшему руку отпилили?

— Ну да. Читатель живо интересуется подобными делами.

— Там как раз не очень…

— А что такое?

— Потерпевший пропал.

— Как пропал?

— Совсем пропал. Из морга. На днях хватились, а его нет. Возможно, его кому-то по ошибке выдали. Там такой бардак… Только я вам этого не говорил.

— Конечно, не говорили. Я вообще вас не знаю. Следователь отер пот со лба и вскрыл еще одну бутылку пива.

Повезло ему со столичным журналистом. Повезло, что он именно на него вышел. А мог бы на другого. И тогда ни пива тебе, ни всего остального…

— И что теперь будет?

— Ничего не будет — закроют дело, и все. Потерпевшего нет, родственников потерпевшего нет — никого нет, И, значит, претензий к следствию предъявлять некому.

— И что же, никто преступников искать не будет?

— Ну, может быть, формально… И то едва ли. Кому хочется вешать на себя стопроцентный глухарь? Проще переквалифицировать дело по другой статье, ну там несчастный случай или еще что, и тихо сдать в архив.

— Но, может быть, известно, кто это сделал? Хотя бы предположительно?

— Кое-какие соображения у следствия, конечна, есть… Но только это не самое интересное дело. У меня лучше есть.

— Ну почему не самое — отпиленная рука, пропажа тела из морга, глухари… Так сказать, неприкрашенные будни милицейской жизни. Читатель хочет знать не только парадную сторону. Это дело мне, пожалуй, подходит. Вы бы могли разузнать о нем подробней?

— Ну в принципе, хотя, конечно, это дело находится в производстве не у меня…

— Наша редакция будет вам очень благодарна.

«Очень благодарна» обозначало двести долларов наличными прямо здесь.

— Ну я не знаю… Может быть, лучше что-нибудь из уже расследованных дел?

— Наша редакция будет вам крайне признательна!

Крайнее признание было эквивалентно сумме в пятьсот долларов.

— Или, может быть, мне обратиться к кому-нибудь другому, кто осознает важность работы органов правопорядка с прессой…

— Ну зачем к кому-то другому? Я же тоже понимаю важность… И не отказываюсь.

— Когда вы сможете узнать детали?

— А у вас… с собой?

— Что — признание? Конечно, с собой.

Девяносто первый похлопал себя по карману.

— Просто деньги очень нужны. Мне тут дочке надо учебники купить, — застеснялся майор.

Девяносто первый вытащил из кармана, положил на столик, прикрыл салфеткой деньги. Майор заторопился.

— Я тут поспрошал наших, они говорят, что это сделал Филиппов, по кличке Харя, со своими дружками.

— Почему именно он?

— Стукачи базарят… В смысле — секретные сотрудники информируют, что в уголовной среде ходит слух, что это убийство совершил Харя… который Филиппов.

— Где его можно найти?

— Кого? Филиппова? Зачем найти?

— Интервью взять. Как он докатился до жизни такой. У нас это называется — журналистское расследование.

— Так у вас тоже…

— Тоже.

— Но я не знаю, где он может быть.

— Постарайтесь узнать. И постарайтесь узнать фамилию следователя, который ведет дело. Тогда наша редакция будет благодарна вам безмерно.

«Безмерно благодарна» было тысячью долларов.

— Безмерно и еще раз безмерно благодарна… Итого…

Чистильщики подтягивались к дому с четырех сторон. Они обкладывали его, как свора гончих поднятого из берлоги медведя, — справа, слева, сзади… Они перекрывали все возможные и невозможные пути отхода.

Серые в предрассветном сумраке фигуры придвинулись к окнам, кому-то подставили плечи, он вытянулся, уцепился за карниз, подтянулся на руках, забросил ногу, вполз на крышу. Минуту повозился, отдирая от стропил лист черепицы, нырнул внутрь, на чердак.

Три десять ночи. Пора.

— Двое со мной! — показал командир два пальца.

Крадучись, на носках, подошли к входной двери, сунули в щель тонкий нож, нащупали, приподняли крючок, ступили в сени. Прикрыв ладонями, включили фонарик, чуть развели пальцы, пропуская узкие лучики света.

Дверь.

Снова попытались сунуть внутрь нож, но он не лез. Нашли в сенях топор, тихо, медленными толчками засунули за косяк, замерли, глядя на часы.

И все — во дворе, на подходах к дому и на чердаке — замерли, уставившись на секундную стрелку.

Три двадцать! Разом!..

Навалились на топор, дернули за дверную ручку.

Одновременно с улицы, ударив ногой под шпингалеты, вышибли створки на двух окнах. Кто-то быстро присел возле стены, уперевшись в землю коленями и руками, ему на спину, один за другим, с ходу вспрыгнули несколько человек, оттолкнувшись, рыбкой нырнули в темноту дома, перекувыркнулись через головы, раскатились в стороны.

— Че это? Кто это? — недовольно спросили сонные голоса.

Все, кто оставался снаружи дома, мгновенно прикрыли ставни, чтобы заглушить возможные крики и выстрелы.

Но все обошлось тихо.

— Это ты, что ли. Харя?

По комнате заметались лучи мощных фонариков. Они светили прямо в лица, в глаза, слепя, парализуя волю.

— Это, блин, кто?!

Короткий, из темноты в освещенное лицо, удар. Брызнувшая во все стороны кровь, тихий, со свирепым присвистом голос:

— Молчать! Всем лечь на пол!

Кто-то, кажется Ноздря, потянулся под подушку за шпалером. Но на него обрушился жесткий, как кирпич, кулак. Ноздря дернулся и осел на пол.

— Я сказал — всем на пол!

Бандиты поползли на пол, привычно задирая руки на затылки.

— Менты поганые, — прошипел кто-то.

Но бандитам не повезло, потому что это были не менты. Вспыхнул свет, высветив распростертые на полу тела и людей в масках.

— Где остальные? Где остальные, я спрашиваю!

Жесткий рант ботинка впечатался в ближайшие ребра.

— А! Ой! Больно!

— Где остальные?

— Все здесь! Все!

Чистильщики быстро разбежались по дому, переворачивая все вверх дном. Под одной из коек нашли кейс. Тот самый кейс!

— Куда дели трубки?

— Какие трубки? Мы не знаем ни про какие трубки! — затараторил Ноздря.

— Где трубки, падла, — перешли незнакомцы в масках на привычный бандитам язык. — Будете молчать — пришьем всех…

И, подверждая серьезность своих намерений, прошлись каблуками по спинам, так, что кости захрустели.

— Где телефоны?

— Это он, он продавал, мы не знаем! — захныкали бандиты, кивая на Ноздрю.

Того подняли, встряхнули и уронили на стул.

— Где трубки?

— Я не — договорить Ноздря не успел, кулак впечатался ему в нос, сломав хрящ. По его губам, по подбородку густо потекла кровь.

— Вспомнил?

— Вы чего, чего?.. — испуганно закричал Ноздря. Он вдруг понял, что это не менты. Менты бьют, но не калечат. А эти… Эти не шутят…

Человек в маске выдернул из ножен на поясе большой, с черным лезвием нож, схватил Ноздрю за волосы, рванул назад голову, до звона натянув кожу на горле, ткнул острое, как шило, лезвие под кадык. Нажал, очень расчетливо нажал, чтобы не убить, но чтобы напугать, чтобы пустить кровь.

— Говори! Или!..

— Я скажу, скажу…

Ноздря сказал все. Сказал даже больше, чем требовалось.

— Что еще было в кейсе?

— Больше ничего! Нет, еще замазка. То есть взрывчатка. Она там, в погребе.

— А блокнот?

— Какой блокнот? Там больше ничего не было! — искренне удивился Ноздря.

— Блокнот где?!

Нож буравил горло, раздирая кожу.

— Это не я, это они, — завизжал Ноздря, показывая на своих прятелей. — Они! Я не знаю ничего.

Чистильщики обрушились на бандитов. Они потрошили их по всем правилам скоротечного допроса — быстро и предельно жестко. Чтобы испугать, оглушить, отключить сознание, чтобы заставить заговорить инстинкт самосохранения. Чтобы заставить заговорить…

— Я! Я вспомнил! Я это… в общем, в туалете он!

— В каком туалете?

— В том, что во дворе.

— Ты что плетешь?!

— Я честно! Мне очень надо было. Я же не знал, что он вам тоже нужен.

— Ах ты, сволочь! Ты что, газету не мог найти?!

— Ну я же не знал!..

— Ну, значит, так: ты выбросил — тебе и доставать.

— Как доставать?..

— Так доставать! А ну — встал!

Двух бандитов погнали к туалету. Одного запустили внутрь, одного оставили снаружи, чтобы его могли видеть соседи, если они вдруг случайно проснутся и заметят возню в соседнем дворе. Чистильщики залегли рядом в кустах.

— Кто дернется — пристрелю, — предупредил командир. — Я не промахиваюсь!

Он мгновенно вытащил откуда-то из-за пазухи пистолет с большим, матово отблескивающим цилиндром глушителя, вскинул и, почти не целясь, выстрелил. Тихо лязгнул затвор, выбрасывая гильзу, слабо вспыхнули вырвавшиеся из ствола искры, и где-то далеко, за четыре дома, погас уличный фонарь, у которого со стеклянным звоном лопнула лампочка.

— Все ясно?

Все было очень ясно, потому что доходчиво.

Бандиты поскучнели.

— Ломай верхние доски. А ты пока гильзу поищи.

— Зачем доски?

— Ломай, тебе сказали!

Бандит, не нашедший газеты, выломал доски.

— Теперь ныряй!

— Куда?

— Туда ныряй! Быстро!

— Там же дерьмо!

Набалдашник глушителя совершил короткий полет и уткнулся в фигуру у туалета.

— Считаю до трех.

Бандит мгновенно, солдатиком нырнул в яму. Тяжело булькнула вязкая жижа, не самый приятный запах пополз по окрестностям.

— Ищи!

— Как искать?

— Руками!

Бандит стал собирать плавающие по поверхности бумажки.

— Разверни. Разворачивал.— Подними.

Поднимал.

— Нет, это не то. Давай дальше ищи. Давай, давай!

Бандит, переступая на носках, чтобы быть подальше лицом от поверхности дерьма, переходил в другой конец ямы.

— Не то… И это тоже…— Здесь больше нет ничего.— Тогда ныряй!— Как… нырять?— С головой!— Туда?!! Не буду, падлы!..

Уговаривать его не стали. Командир сделал несколько быстрых шагов вперед и выстрелил. Над самой головой бандита. Пуля чиркнув по темечку, содрала с черепа кожу и, сочно чавкнув, ушла в землю. Дуло пошло вниз, остановившись строго против глаз.

— Раз!..

У бандита подкосились ноги, и он ушел вниз. С головой ушел.

— Так-то лучше!

Он возился минут десять и даже что-то нашел, но нашел не все. От тяжелых, поднимающихся с потревоженного дна удушливых испарений ему очень скоро стало дурно.

— Теперь ты!— Я?— Ты.

Второй бандит посмотрел на дощатую коробку туалета, понюхал воздух и вдруг метнулся к близкому забору. Он бежал, петляя из стороны в сторону, но добежать не успел. В воздухе черным пропеллером метнулась тень брошенного ему вдогонку ножа. Клинок с хрустом вошел беглецу между лопаток. На всю длину лезвия вошел! Бандит без вскрика рухнул в траву лицом вниз.Его, не вытаскивая нож, затащили в дом, бросили на пол. Так, чтобы видели все. Чтобы отбить охотку к побегам.

— Следующий,

Бандиты испуганно косились на торчащую из спины рукоять ножа, на выступающую из-под него кровь.

— Следующим пойдешь ты!

Теперь бандиты не возражали, теперь они слушались беспрекословно — выходили, когда надо было выходить, ныряли в сортир, когда надо было нырять. Дерьмо, конечно, пахнет неприятно, но пахнет лучше, чем смерть.За пару часов они смогли найти все и даже брошенные туда же корочки блокнота. Осмотрели, пересчитали листы, сложили горкой.

— Бензин у вас есть?— Там, в сарайке.

Притащили бензин, облили листы, подожгли, разворошили, втоптали в землю пепел.

— Ну вот, теперь все, — удовлетворенно сказал командир. — Пошли.— Куда?— Не куда, а откуда. Отсюда.

Бандитов согнали в цепочку, пристегнули друг к другу наручниками и, встав по бокам, болезненными ударами случайных палок погнали через огороды в лес. Своего мертвого приятеля они тащили сами.Их загнали в самые дебри, в топкое, доходящее до колен болото.

— Стой.— Что вы хотите с нами сделать? — забеспокоились бандиты.— Ничего. Отпустить вас. Ну, идите, идите.

Бандиты недоверчиво переглянулись, попятились назад. Они не верили людям в масках, но очень хотели верить, потому что хотели жить.Командир кивнул своим ребятам.Чистильщики выхватили ножи и прыгнули вперед.

Они не использовали огнестрельное оружие, чтобы лишний раз не следить. По пулям можно идентифицировать оружие, а ножи одинаковой формы оставляют одинаковые раны.Бандиты умерли мгновенно. Все и мгновенно. Они упали в болотную жижу. Но им было уже все равно. Их земной век закончился. И даже не теперь, когда их убили, а задолго до того, еще тогда, когда они позарились на чужой кейс.

Чистильщики ухватили мертвецов за волосы, оттащили подальше в трясину, обвязали металлическими тросами, к которым прикрепили груз. Теперь тела не должны были всплыть на поверхность. Но все же, для страховки, сверху на них навалили валежник и ветки.Дело было сделано. Часть дела была сделана… К утру, разными маршрутами, чистильщики вернулись в город. Но не пошли отсыпаться после бессонной ночи, а, разбившись на мелкие группы, разошлись по указанным Ноздрей адресам.

День они отсматривали подходы к «объектам», знакомились с образом жизни обитателей дворов, прорабатывали маршруты проникновения в жилища: пожарная лестница… труба газопровода, идущая вдоль дома на уровне второго этажа… карнизы… балконы…Первым они посетили Рваного. Еще ранним вечером, когда использовать лестницы и трубы было опасно. Позвонили, пнули в дверь ногами и уверенным, не терпящим возражений, хорошо узнаваемым уголовниками голосом сказали:

— Открывай! Милиция!

Сунули к «глазку» удостоверения.

— Открывай, а то дверь вынесем. Рваный открыл. Потому что знал — вынесут. И чем позже вынесут, тем дольше будут бить.— Вы чего, я же ничего, я же завязал, — испуганно затараторил Рваный, отступая в комнату.

Его повалили на пол и для острастки протянули поперек спины дубинкой.

— Ой, вы что, волки позорные! Добавили за волков.— Где мобильные телефоны?— Какие телефоны?— Все телефоны! Все, которые ты купил у Ноздри!— Ничего я не покупал. И никакого Ноздри не знаю. А!.. Ой… Больно же, падлы!..

Но долго кричать Рваному не дали, заткнув глотку ударом кулака в зубы.

— Где мобильные телефоны, которые ты купил у Ноздри? Говори!— Я их на базаре загнал.— Кому?— Мужику одному.— Какому?— Я не помню!— Придется вспомнить.

«Милиционеры» в масках вытащили нож, показали его Рваному, одним махом вспороли ткань и приставили острие к голому животу..

— Вы чего, вы чего… — негромко, испуганно затараторил Рваный. — Вы чего делаете-то?!— Сейчас узнаешь.

Чиркнули поперек живота, подрезая кожу.

— Ну что, вспомнил?— Да, да, вспомнил! Я их Сивому отдал! Сивому!..

Один из чистильщиков остался с Рваным. Остальные пошли в гости к Сивому.

— Как там?— Все спокойно. Соседей справа нет. Слева — смотрят телевизор, так что ничего не услышат.— Он дома?— Дома.— Один?— Один.

К известному в городе уголовному авторитету Сивому зашли через балкон, потому что было уже темно, а его окна смотрели в кирпичную стену противоположного дома.

— Здорово, Сивый.— А?! Кто это?! Кто?! — испуганно засуетился Сивый, прыгнул, сдернул висящую на спинке стула куртку. Выхватил нож.— Ну, что, падлы!..— Брось перо!— А ты сам возьми, попробуй, — истерично заорал он, картинно перебрасывая нож с руки на руку.

Люди в масках не испугались, они даже не шелохнулись.

— Отдай перо.

Сивый замешкался. Такая реакция была ему незнакома. Обычно люди, и даже менты, пугались. А эти стоят как ни в чем не бывало.Двое чистильщиков спокойно подошли к Сивому, и, когда он рванулся вперед, чтобы пырнуть кого-нибудь из них в живот, его руку перехватили и с хрустом заломили назад.

— Где мобильные телефоны, которые ты купил у Рваного?— Какие мобильные телефоны? Я ничего… Один из чистильщиков сгреб со стола лампу, ухватился двумя руками, дернул, разорвал провод. Обрывок с вилкой сунул в розетку, два оголенных конца провода поднес к лицу Сивого.— Вспомнил?— Но я… — Провода на мгновенье ткнулись в кожу. Сивый дернулся, затрясся.— Вспомнил?

Два провода встали прямо против глаз. Приблизились. Еще приблизились…Что было страшно. Очень страшно…

— Вспомнил, да, вспомнил! Я их барыге одному загнал.— Имя и адрес барыги? Быстро!..

Из квартиры Сивого набрали телефон Рваного. Набрали по-хитрому, используя заранее оговоренный код — два набора по два звонка через четыре секунды, пауза десять секунд и длинный, на пятнадцать гудков, звонок.

— У нас все в порядке. Можешь уходить.

Чистильщик, охранявший Рваного, ничего не ответил. Он подошел к стенке, вывалил из нее все, что там было, на пол, перевернул ящики столов, взломал корпус телевизора, раскидал постель, вспорол матрас и подушки, разорвал пару книг, рассыпал по кухне сахар и макароны.Оставленный пейзаж должен был наводить на мысль, что в квартире что-то искали. Что в квартире что-то искали люди недалекие, потому что не столько искали, сколько ломали и курочили.Теперь вывалить все из холодильника, раздавить пачку кефира и растоптать масло…Вот так вроде ничего, убедительно.

Чистильщик зашел в туалет, где на унитазе сидел связанный, с заклеенным лейкопластырем ртом Рваный. Поднял его на ноги, доволок до комнаты, бросил на кучу разбросанных вещей и убил ударом кухонного ножа в сердце…Теперь Рваный никому ничего рассказать не мог…С барыгой управились быстрее всего. Барыге надели на голову полиэтиленовый мешок и стянули горловину. Мешок Облепил лицо, и барыга начал задыхаться. Мешок отпустили.

— Где мобильники?— У меня их забрали. Ну честное слово, забрали!— Кто?— Сивый. Пришел, вернул деньги и забрал.— Да? Тогда все хорошо. Тогда пиши: «Я не могу заплатить долги, я устал жить, мне все надоело. Не осуждайте меня…»— Зачем писать?— Затем, что, если ты не напишешь, мы на куски тебя изрежем!— А если напишу?

— То твоя записка будет храниться у нас. На случай, если ты вдруг вздумаешь кому-нибудь рассказать о нашем визите!..— Ладно, я напишу, напишу. Барыге дали лист бумаги и карандаш. «Я не могу заплатить долги, я устал жить, мне все надоело. Не осуждайте меня…» — написал он.— И роспись.

Поставил роспись…Оставляя дом, чистильщики набрали номер Сивого — через два набора по два звонка с паузой в десять секунд и длинным, в пятнадцать гудков, звонком.

— У нас все в порядке. Уходи. Чистильщик повернулся к Сивому.— У тебя водка есть?— М-м, — замычал, закивал Сивый. Водка была в холодильнике. Пять бутылок. Чистильщик вытащил изо рта Сивого кляп, сунул в него горлышко бутылки и зажал двумя пальцами нос.

— Пей!

Захлебываясь, пуская пузыри. Сивый стал глотать водку.

— Давай еще. Гулять так гулять!

Влил еще бутылку.Лицо Сивого поплыло, расслабилось, он закрыл глаза.Чистильщик подтащил вялое, уже не сопротивляющееся тело к газовой плите, открыл духовку, сунул головой вперед, набросил сверху кожаную куртку и открыл газ.Сивый почти не сопротивлялся, он немного подергался и затих.Чистильщик проверил у него пульс. Пульса не было.

Поднял, посадил здесь же, в кухне, на стул, поставил на стол две пустые бутылки и стакан, достал из холодильника, бросил на тарелку закуску.На газовую плиту поставил взятую из холодильника кастрюлю с каким-то супом. Подлил воды, чтобы суп поднялся до самого верха кастрюли. Открыл на полную газ, дождался, пока закипевший суп сползет на конфорку и загасит огонь. И закрыл все форточки.

Картинка получилась убедительная. Не в меру перепивший хозяин квартиры решил разогреть себе обед, поставил на газ суп, который, закипев, залил огонь.Вскрытие обнаружит в желудке покойника литр водки, а в крови — типичную картину отравления пропаном. Чем подтвердит версию следствия об имевшем место несчастном случае.Хотя никакого случая здесь не было. Был злой умысел. Была зачистка. Полная зачистка…

Следующим умер шестерка Губы, которому Сивый рассказал о мобильных телефонах. Имея дачу с двумя гостиными и роскошную спальню, он почему-то предпочел иметь дела с полюбовницей в машине, стоящей в гараже. Вначале их подогревала любовная страсть и спиртное, но потом они все-таки замерзли и включили двигатель. Отчего помещение гаража и салон автомобиля быстро наполнились выхлопными газами.Они умерли. Типичной, не внушающей никаких подозрений «смертью гаражных любовников».Почти одновременно с ними умер, повесившись в подвале своего дома на водопроводной трубе, барыга. Он умер, не имея возможности расплатиться с долгами и устав жить, о чем было сообщено в предсмертной записке.

Умер сразу после странного, с тремя наборами, паузами и отсеченными гудками телефонного звонка.Следующим в распутываемой чистильщиками цепочке был Губа. На него, как на главного, потому что оптового покупателя, показал Сивый.Губа держался дольше других. И лучше других. Он не испугался угроз и не испугался боли. За пятнадцать лет, проведенных за решеткой, его много пугали, много били и пару раз даже резали.

— Где мобильные телефоны, которые тебе продал Сивый?

Губа угрожающе скалил зубы и страшно матерился.

— Где мобильные телефоны, которые тебе продал?..— Хрен вам! Кровью харкать будете, падлы! Потроха свои жрать!..

Ему надели на голову полиэтиленовый пакет и, когда он задохнулся, сняли.

— Говори, где мобильники.

Но связанный по рукам и ногам Губа только рвался, скрежетал зубами и бился головой о пол. В уголках рта у него пузырилась пена.

— Урою, гниды-ы-ы!

— Обыщите дом, — приказал командир. Чистильщики перетряхнули дом. Но очень аккуратно перетряхнули, возвращая все вещи на свои места и укладывая точно так же, как они до того лежали.— Ничего нет.— Проверьте подвал и чердак. Губа ошалелыми, бессмысленными глазами глядел на бесшумно снующих туда-сюда чистильщиков.— Нет.— Дайте мне его блокнот.

Командир быстро пролистал блокнот. И нашел несколько свежезаписанных телефонных номеров. Длинных номеров. Мобильных номеров.Так, может…Командир вытащил из внутреннего кармана точно такую же, что были в кейсе, трубку. Набрал один из взятых из блокнота номеров.

— Всем тихо!

Чистильщики замерли и прижали к полу беснующегося Губу.Где-то далеко, на кухне, раздался еле слышный зуммер.

— Там!

Трубки были спрятаны в тайник под полом… Губу привели в чувство, с силой вытянули ему левую руку и, прикидывая, как бы он действовал, ставя себе укол, ввели в вену смертельную дозу героина. Потом вложили шприц в руку, чтобы оставить на его поверхности отпечатки его пальцев, и оттащили на диван.Губа умер «чисто», от передозировки наркотика.Но умер не один. Потому что до него умерли Ноздря, Харя, Рваный, барыга, известный в местных уголовных кругах авторитет Сивый…

Последней жертвой зачистки стал следователь, расследовавший происшествие возле конечной остановки автобусного маршрута. Его сбила машина. По-глупому сбила, когда он шел забирать дочь из сада. Он не нарушал правила дорожного движения, он стоял на тротуаре, пережидая красный свет, когда случайно вильнувший «КамАЗ», въехав передним колесом на тротуар, ударил его бампером, опрокинул и придавил задним колесом. Следователь скончался по дороге в больницу. «КамАЗ» нашли довольно быстро, но он оказался пустым. Выяснилось, что какие-то неизвестные угнали его буквально за пять минут до наезда.

Круг замкнулся.Людей, которые знали о происхождении мобильников, знали о кейсе, в котором они были, или могли догадываться о существовании кейса, не осталось.Чистильщики, в разное время, разными маршрутами, на самолетах, поездах и междугородных автобусах, выехали из города.На их присутствие в городе никто не обратил внимания.Их исчезновения никто не заметил.Операция прошла успешно.

Глава 13

Бывший Курьер, а теперь Помощник Резидента читал прессу. Десятки, сотни, тысячи статей в местных газетах, журналах и предвыборных листовках, распечатки радио-и телевизионных передач, аналитические доклады экономистов и политологов местного университета, слухи и сплетни, скачанные из Интернета…Открытые источники подкреплялись закрытыми копиями громких уголовных дел, купленных Резидентом по случаю, выдержками из записанных посредством внедренных в фирмы и госструктуры «жучков», разговоров, показаний сексотов…Цитаты из «прослушки» и показания сексотов он читал исключительно на электронных носителях с автономным питанием и «взведенным» в боевое положение самоликвидатором.Он читал.Читал.Читал…

И в других регионах страны другие помощники и резиденты тоже читали. Очень внимательно читали, отсеивая самые значимые события, выписывая наиболее часто встречающиеся фамилии, отслеживая взаимные контакты и интересы…Отчеты из регионов уходили в Центр, где их сравнивали и увязывали друг с другом, отчего составлялись интересные комбинации. Очень интересные комбинации!

Новый Помощник Резидента работал с увлечением. Ему это было интересно. Пока еще интересно. Он сканировал тысячи страниц текста и, задавая фамилии, числа, географические названия и названия фирм, выявлял истинных хозяев региона и сферы их интересов. Он был настолько увлечен, что не ограничивался местной прессой: используя Интернет, он влезал в другие регионы и снова печатал интересующие его слова.Он трудился, словно кроссворд разгадывал, составляя из десятков пустых, переплетающихся друге другом квадратиков узнаваемые слова.Столь интенсивная работа не могла не принести результата. И головной боли.

— Я все сделал! — обрадованно сказал Помощник.

«Так, понятно, энтузиаст, — напрягся Резидент. — Исполнил назначенную работу с присущим новобранцу рвением. Наверняка или мировой заговор китайцев распознал, или тарелку марсиан в грязной посуде обнаружил».

— Я нашел, — подтвердил худшие опасения Резидента Помощник. — Нашел!— Что нашел?— След. Очень интересный след. Вот, смотрите, — показал распечатки сканированных газетных статей. — Семнадцатого числа прошлого месяца в областном центре было совершено убийство известного предпринимателя…

— Ну, допустим, было такое. Помню. Теперь каждый день стреляют..— Нет, тут случай особый! Потерпевшего убили из снайперской винтовки. Так?— Ну так. Что с того? Мало, что ли, у нас безработных снайперов? Вот и постреливают.— Из чего постреливают?— Из чего придется.— На расстоянии тысяча девятьсот метров? Ведь того потерпевшего убили с расстояния тысяча девятьсот метров!— Откуда это известно?— Из заключения баллистической и медицинской экспертиз.

Помощник вывел на экран нужные страницы.Калибр… Форма пули… Нарезка… Направление пулевого канала… Так, дальше.-…Смерть наступила в результате сквозного ранения в область…Это с расстояния в почти два километра сквозного! Однако!И рана какая! Просто как от зенитного снаряда!Это действительно интересно! За тысячу девятьсот метров из простой снайперской винтовки, даже самой мощной, в цель не попасть. А если вдруг, как-нибудь ненароком, попасть, то даже синяка не поставить.А здесь…знать, откуда в заштатном регионе было взяться новейшим, только-только начавшим поступать в армию образцам стрелкового вооружения?Откуда?

— У тебя все?— Нет, не все,

Что уже синеем занятно.

— Я просматривал сводки преступлений по стране… «Хотя его никто об этом не просил», — отметил Резидент.— И нашел вот это,

Помощник раскрыл еще один файл.Число… Время… Так, это можно опустить, это беллетристика. Был убит выстрелом в голову генеральный директор АО «Цветмедникель»…Это тоже не важно.….Был убит с расстояния не менее двух километров…Откуда они знают, что не менее? Ах, ну да, потому что там была река и пустынный берег.Покойник был хорошим организатором производства… Ранее возглавлял…Это тоже пока можно опустить.

Начато следствие… Никто ничего не видел и не слышал…Как и в первом случае. Там тоже никто и ничего. Что вполне закономерно, так как глухие и слепые в наше время живут дольше зрячих и хорошо слышащих.Так, что там дальше?Из близких к органам источников стало известно, что в качестве орудия убийства было использовано оружие калибром 12.7…Ах, вот как… Калибр тот же!Это уже более интересно. Все более и более интересно:.

Хотя… Мало ли по России-матушке бродит неучтенного оружия, В том числе самого нового оружия. В Чечне противостоящая федералам сторона имела экспериментальные, о каких в армии даже не слыхивали, БТРы, выпушенные в трех экземплярах. А тут всего-навсего винтовка. Стоит ли удивляться. И стоит ли этим заниматься.Помощнику кажется, что стоит. Вон он копытом бьет, аж искры летят. Так ему не терпится…

— Хочешь сделать вывод?— Хочу.— Ну-ну.— Я сравнил оба происшествия. И в том и в другом случае было использовано близкое по характеристикам оружие, выбрана одна дистанция, время суток…

Верно излагает.

— Если судить по почерку, то можно сделать вывод, что и то и другое преступления мог совершить один и тот же человек. Или одна группа лиц.— Может быть…— Наибольший интерес представляет использование в качестве орудия убийства снайперской винтовки В-94-95 калибра 12,7, предназначенной для противоснайперской борьбы. Но вряд ли это просто базовая модель.— Почему?

— Винтовки В-94 и 95 в базовом варианте используются при стрельбе по живой силе на расстояние до тысячи двухсот метров с использованием оптических прицелов от трех до тринадцати диоптрий. Они сохраняют убойную силу до двух и более тысяч метров, но на таком расстоянии попасть в человека затруднительно. Кроме того, при стрельбе из винтовок В-94 и 95 звук выстрела настолько силен, что стрелку предписывается использовать беруши.

— А здесь выстрела никто не слышал?— Да. никто не слышал. Из чего можно сделать вывод, что в данном случае использовалась спецмодификация базовой модели с улучшенными боевыми характеристиками, с оптическим прицелом более высокой кратности, целевыми патронами и глушителем,

По имеющимся у меня данным, их выпускает только одно предприятие, малыми сериями. Всего было выпущено около пятидесяти штук.

— Откуда информация?— Я отсмотрел сайты Росвооружения и других фирм, торгующих военной техникой, производителей стрелкового оружия, каталоги выставок, статьи в специальных изданиях, посвященных…

Много отсмотрел, похвально.

— Ладно, понял, можешь не продолжать.— В связи с тем, что оружие использовалось в преступлениях уголовного характера, можно предположить утечку спецсредств из армии или, что не менее вероятно, у производителей.— Можно предположить. Только что с того?— Как что? — поразился Помощник. — Это оружие строгой отчетности!.. Которое оказалось в руках преступников! Это… Это же…

Ну да, конечно, две снайперские винтовки — это просто дальше ехать некуда. Это как немцы под Москвой…Не видел Курьер жизни. И настоящей работы не видел. На две паршивые винтовки бросается как голодная собака на кость. Нет, он, конечно, прав, но если за каждой украденной у государства винтовкой бегать — никаких ног не хватит. Тут на прикарманенные, авианосцы сквозь пальцы смотреть приходится.Резидент вспомнил не такое уж давнее дело о хищении атомного оружия. А тут какие-то винтовки… И Помощник…

— Ладно, понял, что ты предлагаешь?— Как что? Провести расследование, для чего познакомиться с обстоятельствами дела на месте…

А вот это верно! Что не здесь, что там, на месте.

— Где, говоришь, было второе убийство?— В Уссурийске.

Вот это в самый раз!

— Ты все правильно решил. Молодец! Давай, езжай, посмотри, что да как. Только отчет доделай, а потом… А потом сразу в Уссурийск. И не спеши, вникни в это дело как следует… Потому как служение нашей музе не терпит суеты. Это я тебе точно говорю. Как старший и потому более опытный товарищ…

Глава 14

Девяносто первый позвонил Девятому. С обыкновенного, междугороднего телефона-автомата.

— У нас все в порядке. Тетю похоронили. Шкатулку забрали. Племянники разъехались по домам. Ну слава богу!— Сколько родственников было на похоронах?— Двенадцать.— Сколько?!— Двенадцать. Всего — двенадцать. Девятый аж задохнулся.— У вас там что, война была?— Почему? — на мгновенье удивился Девяносто первый не укладывающемуся в рамки конспиративной абракадабры тексту.— Потому что двенадцать родственников!— Но это вызвано объективными обстоятельствами. Сплетня успела расползтись. Мы и так приглашали на похороны лишь близких родственников. Самых близких. Первого уровня.

Мы не уверены, но возможно, что дальних родственников тоже надо было пригласить.

— Сколько их?— По приблизительным подсчетам, шесть-семь человек. Которые могли встречаться с близкими родственниками и случайно узнать от них про тетину шкатулку.

Еще семь?.. Час от часу не легче!

— Так, все — хватит! Хватит тех родственников, что были! Похоронили тетю, и довольно. Выезжайте домой.— А как быть с дальними родственниками? Мне нужно узнавать адрес дальних родственников, чтобы послать им телеграмму?— Нет! Не надо ничего узнавать! Пока не надо. Приедете домой, я… то есть деверь с вами встретится, и вы ему все расскажете.

Вы поняли меня?

— Да, понял.— Тогда отбой. Племяши хреновы!..

Девятый бросил трубку, отдышался и набрал Восьмого.

— Тут такое дело, племянники там на похоронах тети слегка переусердствовали и, боюсь, как бы не испортили праздник.— Сколько родственников приехало на похороны?— Двенадцать.— Да вы что! Это же не в какие ворота!..— Так получилось. Я сам не ожидал такого наплыва родственников, когда посылал племянников на похороны.— Да там же теперь всех на ноги поднимут, чтобы про родственников узнать!

— Нет, племянники утверждают, что в этом смысле все обстоит благополучно. Часть родственников уехали с похорон все вместе и обратного адреса не сказали. Другие уехали по своей воле. Добровольно. По крайней мере, все так считают.— А тетина шкатулка?— Со шкатулкой все в порядке. Племянники нашли шкатулку. Правда, там потерялись отдельные украшения. Но они узнали, где и кто их потерял. Там все нормально.— Собрать украшения невозможно?— Нет, они совсем потерялись. Разбились и потерялись.— А если дать обломки специалисту?— Там нет специалистов такого уровня. Украшения утрачены невосстановимо.

— У тебя все?— Не совсем. Там еще родственники нашлись. Дальние.— Да вы что, больше никаких родственников. Вообще никаких! Нам бы с этими расхлебаться…— Я так и распорядился. Я распорядился ничего им о смерти тети не сообщать.— Хотя… Ты все ж таки пошли кого-нибудь из племянников присмотреть за могилой тети. Мало ли что. Только одного пошли.— Как долго ему смотреть за могилой?— Неделю, может быть, две. Там поглядим.— Хорошо, сделаю.— Ну все. Вечером жду. Расскажешь подробней, как прошли похороны. До встречи.

Восьмой положил трубку и тут же поднял трубку, набрав номер «овального» кабинета.Услышал властный голос Хозяина.

— Слушаю.— Я хочу сообщить вам, что все в порядке, что тетю похоронили. Шкатулку с украшениями она завещала племянникам.— Как прошли похороны?— Были некоторые осложнения, но они исправляются. В рабочем порядке.

Про двенадцать прибывших на похороны родственников и про дальних родственников Восьмой ничего говорить не стал. Не тот масштаб информации. Каждый должен решать задачи своего уровня.

— У тебя все?— Все.

Хозяин «овального» кабинета нажал кнопку отбоя.Значит, похоронили… Ну и слава богу… Хотя поминать бога всуе, да еще в таких делах…Но все равно — слава богу…

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/24134/30/Il%27in_07_Boec_nevidimogo_fronta.html
Система Orphus Категория: Беллетристика | Просмотров: 6 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0
avatar




Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Радио

Категории раздела
Мнение, аналитика [233]
История, мемуары [988]
Техника, оружие [85]
Ликбез, обучение [59]
Загрузка материала [12]
Военный юмор [59]
Беллетристика [455]

Калькулятор ЗП

Видеоподборка


00:38:55


00:44:18

Новости партнёров



Рекомендуем фильм

Новости партнёров
Loading...

Решение проблемы

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).


Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz