Визуально наблюдаю Су-24 над Дебальцево, в эфире растерянность: Чей?- Х/з, - Денис Лесняк, офицер ПВО 128-й горно-пехотной бригады - 23 Декабря 2017 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2017 » Декабрь » 23 » Визуально наблюдаю Су-24 над Дебальцево, в эфире растерянность: Чей?- Х/з, - Денис Лесняк, офицер ПВО 128-й горно-пехотной бригады
21:43
Визуально наблюдаю Су-24 над Дебальцево, в эфире растерянность: Чей?- Х/з, - Денис Лесняк, офицер ПВО 128-й горно-пехотной бригады

С майором Денисом Лесняком мы познакомились в "фейсбуке", он был одним из моих источников информации по обстановке на фронте. Денис во время Дебальцевской операции служил в 128-й, непосредственно в "котле". 9 февраля он, как все бойцы в районе Дебальцево, стал свидетелем пролета боевых самолетов над оперативным районом.

 Денис очень интересно описал этот неизвестный эпизод войны, а также написал свое мнение о том, что стало причиной неудачных боев, как именно проходил прорыв из окружения 18 февраля. Эту статью Денис прислал мне как "черновик", хотел услышать мое мнение, доработать. Времени у него было мало – после Дебальцево он пошел на должность начальника ПВО 10-й горно-штурмовой бригады. 16 августа 2016-го при трагических обстоятельствах Лесняк погиб на фронте. Сиротами остались трое детей. 18 декабря у Дениса  день рождения – ему исполнилось бы 38 лет. И я решил опубликовать текст, который, несомненно, представляет собой ценность как документ эпохи, операцию глазами офицера ПВО. Спасибо тебе, Денис, светлая память…

"На "Цензор.НЕТ" был цикл статей, где были указаны потери в боевой технике и вооружении за выход из Дебальцевского "котла". Цифры впечатляющие, особенно для неискушенных читателей разряда диванной самообороны: 46 танков, 54 БМП и т.д. Да, таковы потери, но не за время выхода, а за время всей операции, которая длилась 5,5 месяцев. Я не в восторге от нашего Генштаба, но по моему субъективному мнению, в той ситуации, которая сложилась в начале 2015 года на данном направлении, больше виновен штаб АТО. Складывалось мнение, что данные, которые передавали из штаба сектора "С" в штаб АТО далее никуда не передавались. Соответственно, Генштаб не мог правильно оценить обстановку, выработать адекватное решение, а когда таковые и рождались в умах руководства Главного оперативного управления Генштаба, то они до конкретных исполнителей не доводились в полном объёме. Полностью отсутствовало взаимодействие между подразделениями ЗСУ, НГ, ДПСУ. Да и между разными частями ЗСУ взаимодействия не было - одно название.

Приведу маленький пример (со счастливым концом).

Февраль 2015, базовый лагерь 128 бригады, точный день не скажу, но об этом писали. Наблюдательный пункт 501. Я на тот момент - зам командира зенитно-ракетного артиллерийского дивизиона, исполняющий обязанности командира сводной батареи (мы находились  между позицией зенитно-ракетной батареи "Оса" 1129 зенитно-ракетного полка и батареей 55-й артиллерийской бригады – это те самые гаубицы "МСТА-Б", которую пришлось оставить при прорыве). Моя задача на тот момент – прикрытие от атаки с воздуха базового лагеря 128-й бригады. 30%  личного состава постоянно у меня на позициях, остальные в укрытиях (обстрелы лагеря - до 14 раз в сутки). И вот со стороны Чернухино услышали звук реактивного самолёта. Даю команду – "ВОЗДУХ!" Но сам понимаю, что пришёл "белый пушистый зверёк", потому что если бы на нас зашла даже пара "Грачей", то от КП бригады осталось бы только воспоминание… К сожалению, или к счастью, у нас мало кто понимает, что такое авиаудар. Мы, зенитчики, хотя бы теоретически знаем, какая его сила. И вот я визуально наблюдаю Су-24 в направлении ДЕБАЛЬЦЕВО – СВЕТЛОДАРСК – АРТЁМОВСК. Докладываю про обнаружение цели начальнику ПВО бригады, а так как радиосеть ПВО единая по всему сектору, мой доклад принимает и начальник ПВО сектора. Он в этот момент, по-моему, находился в штабе АТО – штаб сектора уже начал перемещение в КРАМАТОРСК. В эфире растерянность: как, откуда, почему?.. Причём КАК – как вы его обнаружили, ОТКУДА – откуда вы взяли, что это СУ-24, ПОЧЕМУ – почему он летит в этом направлении. На странные вопросы я даю тупые ответы. Обнаружил визуально, тип самолёта определять по силуэту учат в "автошколе" (в моём случае – ХВУ - Харьковский военный университет), почему летит – по небу, высота до 1 км. Чей – "х/з" (неизвестно, – ред.). Причём вопрос о принадлежности цели начальники ПВО не задали, хотя должны. Тогда вопросы эти задаю я - но ответа нет. Пришлось в нарушении всего звонить по номерку старых знакомых в Генштаб, через 10 минут мне приходит информация, что это наш Су-24МР проводил разведку. Довожу полученную информацию по команде начальникам, на их вопросы, откуда у меня информация, ответ даю один – "Отстаньте"! Уже после выхода я узнаю, что полёт был запланирован, распоряжение из Генштаба пришло, но вот сигнал на пролёт своей авиации до нас, непосредственных исполнителей, не дошёл. Тут может возникнуть два вопроса: почему мы цель не обнаружили раньше и почему мы ее не обстреляли? В распоряжении ПВО сектора в этом ОР оставалась только одна моя РЛС (ППРУ-М), но ей запретили работать "на высокое", огневые средства – 2С6, 9К35, 9К310, 2А13 разбросаны по опорникам и позициям арты, системы ПВО так каковой – нет. То есть она есть, но её построение – никакое. У нас ведь нет угрозы применения противником сил воздушного нападения! Мои ребята занимались в основном задачами пехоты: непосредственная охрана позиций "арты", лагеря, конвои. Только несколько экипажей выполняли прямые функции ПВО-шников. Правда, на боевом дежурстве стояли "Осы" - это да. Этого не отнять. И 6 сбитых БПЛА на их счету есть. Но на момент пролета Су-24 на дежурстве "Осы" не стояли, в готовности три были только мои "Стрелы", возле Логвиново и Ольховатки (прикрывали арту). Они не могли  среагировать по самолету в силу ограниченных тактико-технических характеристик. Даже если бы они были бы  в готовности 1, на них нет запросчика "СВОЙ-ЧУЖОЙ", да и стрелять пришлось бы "вдогон" всего двумя ракетами – шансов мало.

Теперь про сам выход из Дебальцево. Я лично считаю, что наш манёвр был действительно успешен. В той обстановке, которая сложилась, командир 128-й бригады принял адекватное решение по организации выхода. Причём уточню – решение о выходе на верхах было принято 14-15 февраля, а было разработано и доведено (должно было быть) два или три варианта действий и только 17.02.15 был отдан приказ на перемещение подразделений в Артёмовск и проведении замены войск. Напомню, что в оперативном окружении находились не все подразделения бригады: горно-пехотный батальон ("Горный") в окружении не был и прикрывал наш выход. Бригада за выход потеряла по моим данным около 16 – "200", пленными и пропавшими без вести до 12 человек. Почему говорю, что около и до, потому что достоверно не помню: посмотрел тогда в списки в строевой части, но сейчас не помню. Техники потеряли много, этого не отнять. Про всю бригаду не скажу, по зенитно-ракетному дивизиону  знаю досконально. В 17.00 17.02. я принял командование дивизионом так как командир получил тяжёлые ранения (ТВО командира зрадн – НШ зрадн, штатный командир находился в отпуске), на тот момент в зрадн оставалось исправными – 2 2С6, 2 9К35, 5 МТ-ЛБ-АТ, ППРУ, Р-142, 3 Урала, пару волонтёрских машин + 3 КамАЗа непонятно какого-то автобата, которые не успели вернутся в АРТЁМОВСК до закрытия трассы. Дивизион сосредоточился в лагере к 19.00 17.02. После очередного обстрела вышли из строя: 1 Р-142, 1 МТ-ЛБ-АТ, 1 Урал. Попытки ремонта я приказал отставить в районе 21.00 17.02. В 01.30 18.02 я получил сигнал и отдал приказ на начало вытягивания колоны. В 01.50 миномётным огнём была уничтожена 2С6, которая прикрывала ремонтный батальон в районе КОМУННЫ. Экипаж – без потерь, прибыл в лагерь пешком. В 02.30 я начал движение по маршруту ДЕБАЛЬЦЕВО – НОВОГРИГОРЕВКА – 2 км южнее НОВОСАНЖАРОВКА – ТРОИЦКОЕ – СВЕТЛОДАРСК – район сбора бригады. Сразу возле ж/д больницы – "пробка": колона материально-технического обеспечения стоит, поступила информация, что блокпост "ЩИТ", через который мы должны были пройти на НОВОГРИГОРЕВКУ захвачен (информация позже подтвердилась – 10 бойцов комендантского взвода попало в плен). Управление подразделениями на марше взял на себя начальник ПВО, я ушёл в головной машине ППРУ на доразведку маршрута.

Про все перипетии марша не напишу т.к. долго, да и память сработала избирательно (некоторые моменты, такие, как езда по минному полю мозг отключил и всё). Из радостных моментов. Первый, когда после 2 часов мытарств по сильно пересечённому полю в темноте (укрывались от миномётных обстрелов, обходили засады, и главное маршрут был полностью не известным, НИКОМУ) перед рассветом я наконец вышел на НОВОГРИГОРЕВКУ и встретил там 2 Т-64 и 3 БМП. У меня из вооружения экипажа – АГС, ПКМ, РПГ и 8 АКС, возвращаться назад нельзя: сзади - засада, которую только проскочили, не принимая боя, слева – глубокий яр, справа в 1 км – 2-я площадка, на которой у противника уже 2 недели опорник стоит. Принял решение на скорости подойти ближе и укрываясь строениями уходить на ЛОЗОВОЕ, но вижу на антенне БМП маленький такой, рваный и грязный флажок, и он наш… Второй момент, почти сразу за первым. Колона дивизиона отстала, связь есть, но механики дезориентированы. Я уже прошёл НОВОГРИГОРЕВКУ и вышел на трассу, доложил начальнику, что село свободно, и я продвигаюсь по маршруту, на запрос о дальнейших действиях услышал ответ: мы в селе. Коротко объяснил на какую дорогу выходить и на душе стало легко – всё, хоть не заблудятся, потерь нет. Потом связь пропала на час-полтора. Третий момент. Мы, уже в составе колоны - после танковой атаки, обстрелов, минного поля - вышли на свой опорник. Честно говоря, глаза были на мокром месте.

Потом, в Артёмовске, когда собирал свою колонну, узнал, что при выходе была повреждена 9К35, и экипаж принял решение подорвать машину, экипаж прибыл десантом на БМП 30-й бригады. Итог: зрадн (дивизион) за сам выход потерял 1 БМ 9К35 и это всё. За всю операцию потери составили: 16 - "200", 10 – "300", 2 2С6 "Тунгуска", 1 9К35 "Стрела", 10 МТ-ЛБ-АТ, 6 автомобилей.

Так вот, к чему я это всё написал: как я понимаю, главным источником информации про те события для вас являются военнослужащие батальонов территориальной обороны, ну и из официальных источников можно выудить более или менее достоверные цифры. Поэтому очень хотелось бы, что бы при анализе операции в Дебальцево более широко освещались действия 128-й бригады. Ведь очень мало упоминаний про оборону Никишино, Чернухино, шахты "Полтавская", Ольховатки, Оленовки, а ведь именно там были самые тяжёлые бои, причём постоянно: с октября 2014 по февраль 2015. Про действия 15 огпб, например, знают только по блокпосту "Балу" Хотя район обороны батальона по фронту: от НИКИШИНО до ЧЕРНУХИНО. Я лично считаю, что начальным и основным фактором развала обороны оперативного района стала потеря контроля над НИКИШИНО, когда возникла угроза расчленения группировки войск на несколько мелких "котлов". А потеря Углегорска такого трагического значения не имела, - это конечно-же при более правильной организации системы опорных пунктов в секторе. Повторюсь, что изначально считаю, не Генштаб виновным в провале операции в Дебальцево, а непосредственно командование сектором, которое менялось раз в 40 дней и штаб АТО. 128-я не могла закрыть все "дырки", а остальные – подчинялись штабу сектора. И про один из батальонов территориальной обороны – мое отношение к нему предвзятое как раз из-за НИКИШИНО. Ведь это лично я заводил их туда конвоем на своих МТ-ЛБ-шках рано утром, а в тот же вечер их там и след простыл, а до того там стоял всего лишь разведвзвод. Месяц стоял, а перед ними – взвод механизированной бригады. А как НИКИШИНО сдали, так и РЕДКОДУБ в окружение попал, и на "Балу" обстановка резко ухудшилась, а это направление главного удара было. В добавок другой батальон территориальной обороны оголил фланги роте 15 огпб и три "опорника" пришлось перемещать уже в само ЧЕРНУХИНО. Причины этого я не знаю, но тем самым был открыт доступ к Дебальцеву, чем и сразу воспользовался противник, базовый лагерь сразу на себе это прочувствовал: миномётные обстрелы из города как по расписанию начались, а раньше только РСЗО долетало. Это и стало началом агонии, а потеря Углегорска не имела такого значения – выровняли бы линию соприкосновения и можно было дальше держать оборону. Но в совокупности это (Никишено, Углегорск, Логвиново) дало известный результат. Более подробно и почти документально про события, которые происходили и в ОЛЬХОВАТКЕ (район обороны мб 128 огпбр) и Чернухино (15 огпб) могут рассказать подполковник Зубаныч В.В. – ныне командир новой горно-штурмовой бригады, его 1-й заместитель майор Котлык В.Ю. (в то время – начальник боевой подготовки 128 огпбр, исполнял обязанности командира сводной роты мб под Ольховаткой),его замкомбрига по работе с л/с подполковник Петрюк Д.Т. (он вместе с капитаном Шевченко командовали "Балу" до самого выхода)".

 

Источник: https://censor.net.ua

Система Orphus Просмотров: 41 | Добавил: epaulette | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка





Новости нартнёров

Новости партнёров
Loading...
Cкачать бесплатно программы

Рекламный блок

Полезные ссылки

Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2018 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz