Сверхъестественное - 27 Сентября 2016 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2016 » Сентябрь » 27 » Сверхъестественное
16:34
Сверхъестественное
То реже, то чаще, но регулярно и неизменно настойчиво меня спрашивали рассказать случаи встреч с потусторонними силами и проявлениями мистических событий во время службы.  Я не раз отмечал, что я – знатный скептик (или «упёртый баран», как предпочитает произносить вслух эту характеристику моя жена), но тем не менее настал уже такой момент, что мне представляется более приличным кратко описать эти события, чем писать слово «потом» в ответ на каждое письмо с такой просьбой. 

 

Чем меньше мы осведомлены о физических параметрах некоторой вещи и её существовании вообще, тем легче  убедить нас поверить в её существование с любыми параметрами. Это утверждение, на первый взгляд спорное, покажется вам очевидным, если вы зададитесь целью немного об этом подумать.

 

    Смотрите:  если вы, например, никогда не видели корову и не знали о её существовании, то поверить в то, что корова – крайне опасное животное, которое передвигается на двух ногах и питается кроликами, вам будет намного легче, чем если бы вы хоть раз в своей жизни видели корову, мирно пасущуюся на лугу. Особенно важным здесь будет то, кто пытается вас убедить поверить в то, чего по вашему мнению не существует: доверительно ли случаю он одет, каков у него тембр голоса, и обладает ли он признаками принадлежности к какой-либо организации. Хорошо, если ещё при этом у него будут в наличии какие-либо титулы, пусть  их название вам ни о чём  и не говорит. Особенно, если их название ни о чём вам не говорит.   И непременно без исключений найдутся свидетели, которые будут утверждать, что вот всё это вот  видели собственными глазами или по крайней мере лично знают человека, который точно видел. Непременно.

 

Кроме того, к вашим услугам всегда будет ваша память, об особенностях работы которой вы не задумываетесь, а просто пользуетесь ею в своё удовольствие. Между тем, работу памяти можно, несколько упростив, представить в виде слепого, собирающего пазлы. Вокруг слепого бегают мышки и растаскивают кусочки из уже собранных пазлов,  слепой находит подходящий по размеру и форме фрагмент и вставляет его на место украденного. В итоге все пазлы собраны и имеют законченную прямоугольную форму, но рисунок на ней будет соответствовать изначальному с ничтожно малой долей вероятности.

Сверхъестественное манит человеческий разум, как магнит железные гвозди. Во-первых,  это интересно и захватывает дух, а во-вторых, в это легко поверить,  не имея общепринятых представлений о том, как  обстоят дела на самом деле, тем более не обладая изрядной долей скептицизма и не заставляя себя критически относиться ко всей поступающей извне информации, как, впрочем, и поступает большинство людей.

Завелось как-то в нашем военно-морском училище привидение. Аккурат после очередного всплеска паранормальной активности на крейсере «Москва». Однотипный со «Славой», он в отличие от неё обладал несколько дурной репутацией и преследовался чередой несчастий, в которых было принято обвинять в основном нечистую силу. На крейсере регулярно появлялись переборки, какие были на кораблях  Великой Отечественной войны, в неожиданных местах (по ним сочилась вода, и они передвигались, сужая пространство), и в трюмах расхаживали привидения матросов в окровавленных одеждах (чаще всего в белых робах времён той же войны) со струпьями на лицах. По словам очевидцев, естественно.  И сколько мы ни расспрашивали очевидцев, так и не удалось установить, отчего они появлялись, чего хотели и куда исчезали, если никто с ними не боролся, а только обсирался от страха при одном их виде.  Рассказы очевидцев ширились, росли, наматывая на себя новые подробности и прирастая мелкими деталями, но так и не проливая хоть сколько-нибудь света на свою природу.

И, видимо, не выдержав такой несправедливости (не, ну а чем мы хуже крейсера?) военно-морское училище в бухте Голландия завело своё собственное привидение.  Его источником стал лейтенант  (фамилию его я умышленно  не называю из уважения к  памяти),  который,  прослужив чуть более полугода после выпуска, погиб на одной из атомных подводных лодок.  Летними и осенними ночами он стал появляться на аллеях училища в белой парадной форме и с кортиком, лицо и руки его были страшно обожжены, но не подвержены неизбежному разложению временем. Он ходил под плотными крышами из ветвей каштанов и грецких орехов, где и погожим днём было несколько темновато, и пытался что-то сказать курсантам, которые ночью отчего-то гуляли там же. Что он хотел сказать, никто не знал, хотя поводов бояться его не было - про его агрессивность либо плохие намерения известий ни разу не поступало, тем не менее курсанты предпочитали всегда либо терять сознание, либо бежать со всех ног, позоря гордое имя военного моряка, но спасая  таким образом свой рассудок. 

 

 Не удовлетворившись такими объяснениями и считая рассказы очевидцев в основном с химического факультета несколько неполными,  мы со Славой решили взять дело в свои руки и выяснить, откуда у всего этого растут ноги. Не с крейсером «Славой», а с моим другом, в честь которого, как он любил говорить, и был назван тот самый славный крейсер.  К тому времени мы уже знали, переняв опыт старших товарищей, что  как в жизни ноги всегда растут из жопы, так и в училище всё, что не подлежит здравому объяснению и не укладывается в нормы приличия или логики, появляется строго из недр химического факультета.

 

С одной стороны, это выглядело логичным – если вы можете выбрать профессию благородного турбиниста, степенного управленца, ловкого перегрузчика, бесшабашного электрика или загадочного киповца, но выбираете профессию, называемую в народе «дуст» (просто дуст, без всяких прилагательных), то чего от вас вообще можно ожидать? Хорошего, в смысле. Но, с другой стороны, объяснение такое хоть и выглядит логичным,  отнюдь не исключает возможных из себя исключений, и вдруг это оно самое и есть?

Выслушав нас внимательно, заместитель командира взвода (пятикурсник) сказал, что с такими тараканами в голове нам проще перевестись на химфак, но ладно, так как учимся мы хорошо, замечаний по службе имеем в пределах нормы, и просьба наша не коррелирует с развратом, пьянством и нарушениями воинских уставов, он так и быть согласен расписывать нас со Славой в парно-пожарный дозор до начала зимы. С тем условием, что причина этого останется между нами до конца наших дней, или хотя бы разглашать её мы не будем минимум пять лет. Согласившись на эти кабальные условия (а выбора у нас не было), мы со Славой занялись подготовкой к нашей миссии, то есть засели за штудирование По, Кинга и  Лавкрафта; остальных писателей типа Стокера и Кунца мы хоть и уважали, но считали несомненно попсовее классической тройки и не допустили себе полагаться на их мнение в столь ответственном мероприятии, как отлов привидений.

Эх, как я завидую вам, современные пытливые умы! Имея под рукой интернет и каплю усидчивости, как быстро и безопасно можно научиться всем этим хитростям и мерам безопасности – даже в этом, казалось бы, туманном вопросе  экспертов как блох на собаке! Не то что получить исчерпывающую информацию, но и приобрести всё необходимое ( например, крылья летучей мыши, хвост носорога, пепел Феникса и кровь девственницы) можно прямо не выходя из дома и за довольно разумные деньги! 

Мы же со Славой, проштудировав классику и написав краткий конспект с алгоритмами действий в различных ситуациях, отправились на цыганский двор за дельными советами и практическими приспособлениями.  К тому времени мы уже знали, что гипнозам не подвержены, и опасений этот поход у нас не вызывал, да и денег, как и материальных ценностей,  у нас отродясь не водилось. 

Старый цыганский двор располагался на Северной стороне в частном секторе, был широк, неухожен и кишел цыганами – в различные времена в нём проживали или временно располагались от десяти до пятидесяти человек, большинство из которых промышляли на пристанях и рынках города Севастополь.
- Кто тут у вас главный по колдовству? – не найдя другого повода, напрямую спросили мы у цыганёнка лет пятнадцати, который шил сапоги, сидя на вытертом крыльце.
- Пошли, – сказал цыганёнок, не проявляя лишнего любопытства, и сразу повёл нас вглубь странно дышащего жизнью, но неприглядно запущенного дома.
- Чарген! – крикнул он на пороге одной из дальних комнат. - К тебе пришли!
- Здорово, морячки! – весело подмигнула нам сгорбленная старушка с чёрными, обильно тронутыми сединой волосами, одетая во вполне цивильные брюки и свитер. - За приворотным зельем?
- А откуда вы узнали, что мы морячки? – немного затупил Славик.
- Так вы же в форме и бескозырках! Что ж я – совсем из ума выжила?
- А! Точно! – обрадовался Слава отсутствию колдовства на этом этапе. - Не, не приворотное, мы же и так красавцы! Надо какое-то средство для привлечения привидений и вступления с ними в контакт!
- Привидения отпугивать? – пробормотала старушка. - Да есть что-то, сейчас поищу.
- Да нет, - говорю я, - не отпугивать, а наоборот – приманивать надо привидение.

- Приманивать? – она как будто и не удивилась вовсе. - А для чего вам такое в голову пришло?

Вкратце пересказав ей историю и добавив, что кроме как военными моряками нам бы хотелось стать ещё и охотниками на привидений по совместительству или, может быть, потом, на пенсии.

- Слышала я про это приведение! – подтвердила бабка рассказы дустов, от чего они стали ещё более подозрительными. - Сама-то я его не видела, хотя с другими-то да, встречалась!
- Не, ну Вы-то понятно, что встречались. Это конечно. Вот как бы и нам встретиться, не прибегая к сильнодействующим наркотикам и в здравом уме?  Есть какой-то надёжный способ, желательно проверенный на практике?
- Есть один! Да! Но для этого мне надо обряд над вами провести специальный для привлечения нечистой силы – вещь опасная, конечно, но может помочь! Потом, когда дело закончите, ко мне вернётесь – я обратно вас расколдую!

  Так как мы со Славиком были атеистами и обряд не был связан с болевыми ощущениями, питьём крови и поеданием несъедобных или плохоперевариваемых веществ, то мы с готовностью согласились, предупредив цыганку, что денег у нас нет, и мы надеемся на её сознательность в деле проведения научных экспериментов, потому и настаиваем на бесплатном магическом обслуживании.

  Цыганка пожевала губами и махнула рукой, что ладно, потом, мол, сдерёт с нас двойную цену, кода мы расколдовываться придём, в чём мы, конечно же, от души пожелали ей удачи, так как денег больше чем на пару пирожков с ливером, а то и картошкой у нас в карманах в те времена отродясь не водилось, а вряд ли магические ритуалы эквивалентны таким суммам, как их не интерполируй.

 Усадив нас на старый сундук и вызвав  себе на подмогу чёрного кота с каким-то непроизносимым цыганским именем,  старуха долго хлопотала, выискивая какие-то куриные лапы, сухие палочки и специальные мисочки, после этого лазила в погреб и доставала оттуда пузырьки с загадочными жидкостями и вязанки трав, разводила огонь в маленьком примусе и, когда мы совсем уже было заскучали, начала обряд.

Сказать, что в обряде этом было что-либо необычное, я не могу – повидав на своём веку всяческих, начиная от официально принятых в церквях и заканчивая совсем уж примитивными, я твёрдо укоренился во мнении, что все они имеют одинаковую суть и никаких иных целей, за исключением нагнетания загадочности, не преследуют.  Во время проведения этого, правда, в комнату вошёл тот самый юноша, который встречал нас у порога и постояв секунду, сделал страшные глаза и начал было пятиться назад, бормоча что-то себе под нос и закрываясь руками, но так как вошёл он после того, как цыганка начала петь,  а расслабился, как только Славик сказал, что у нас денег нет и всё это за бесплатно, то немудрено было сделать вполне очевидный вывод о некоторой театральной природе этого эпизода.

Попев песен и напоив нас ароматными травами с ноткой полынной горечи, бабушка поводила по нам сухой куриной лапой (не уверен, правда, что она была именно куриной) и на том завершила обряд, сказав, что теперь на нас привидения будут слетаться как мухи сами знаем на что, правда одно условия для этого необходимо: нам со Славой непременно нужно находиться вместе, а поодиночке можно тоже, но это может быть несколько более опасным предприятием, хоть и привидения будут не так активно нападать – в два раза же слабее заклятие, что мы должны понимать как будущие инженеры.  Конечно-конечно, ответили мы, и да, мы помним, что надо прийти расколдоваться во избежание, и на этом покинули гостеприимный цыганский дом. 

 

Доложив заместителю командира взвода о завершении предварительной подготовки, мы сообщили ему, что всё – уже пора расписывать нас в парно-пожарный дозор, когда взвод наш будут назначать дежурным, то есть несколько раз в месяц.

Парно-пожарный дозор был не то чтобы самым лёгким бременем в дежурном взводе, но пользовался определённой популярностью – иногда даже приходилось тянуть спички или бумажки из шапки с целью установления того, к кому благоволит Фортуна. Но то – Фортуна, сущность если и существующая, то довольно капризная и непостоянная, а то – заместитель командира взвода! Куда там Фортуне с ним тягаться!

Обязанности парно-пожарного дозора состояли в том, как не трудно догадаться из названия, чтобы предотвращать возможные возгорания в учебном корпусе ночью путём непрерывного его патрулирования как внутри, так и снаружи.  Учебный корпус был спроектирован инженером А. Венсаном в 1915 году и состоял из пяти четырёхэтажных зданий, соединённых колоннадами с внутренними оранжерейными двориками, и имел центральный парадный вход с башней и шпилем; вокруг он был окружён довольно густым парком и по ночам внутри не освещался почти совсем, а снаружи – лишь редкими жёлтыми фонарями.  Даже просто хождение по учебному корпусу ночью уже было определённого рода приключением -  он был и вправду огромен,  с гулкими паркетными полами, высоченными потолками и огромными окнами, сквозь которые лунными ночами струи белёсого света так необычно освещали все эти барельефы вождей, космонавтов и учёных, а также мотивационные лозунги на стенах «Учится настоящему делу военным образом!» (или наоборот – я уже точно не помню) и прочие, что даже им, сто раз виденным днём, придавалась некоторая мистическая загадочность и смыслы, которых во век не увидеть при дневном свете.

 

Вот этот корпус, если кто не видел ещё.

 

  Попади туда в зрелом возрасте и вооружившись бодрящим напитком (конечно, я имею в виду ром с капелькой кофе), я бы бродил по этим лабиринтам с открытым ртом без устали и переполненный восхищением, но во времена юности в парно-пожарном дозоре полагалось найти укромное местечко и крепко в нём спать. Были как стандартные шхеры: рояль за бальной залой, маты под турниками в малом спортзале или парты в каком-нибудь учебном классе, так и необычные места, которые искались с завидным рвением. Дежурные по училищу, естественно, были осведомлены об этих привычках юных пожарных и периодически совершали обходы с целью найти, разбудить, пригрозить, дать тумаков и отправить дежурить. Бывало, что и находили, да.

Но мы-то со Славиком спать не собирались, полагая, что научная польза от нашего эксперимента будет значительно превосходить пользу от нашего крепкого сна. Причём превосходить будет как для нас, так и для всего Человечества в целом. К первому своему дозору в заколдованном состоянии мы подготовились со всей необходимой тщательностью: подстриглись, помылись, побрились, надели свежее бельё (наизнанку, согласно инструкциям цыганки) и новенькие чехлы на бескозырки, взяли с собой мешочки с солью и написали прощальные письма матерям, в которых изложили мотивы нашего поступка и просили не иметь на нас зла за чрезмерную тягу к неизвестным граням бытия. Письма спрятали в свои учебные шкафчики с тетрадками и учебниками, чтоб их не обнаружили заранее,  дождавшись темноты, присели на дорожку и выдвинулись на позиции.

   Для приличия, а скорее от некоторой робости, для начала обошли учебный корпус изнутри, ожидаемо никого в нём не встретив, кроме сонного караульного и сонного дежурного по училищу, а впрочем, встретить там никого сверхъестественного  мы и не планировали – призрак лейтенанта предпочитал исключительно открытые пространства.
- Как думаешь, уже достаточно стемнело? – спросил Славик.
- Думаю, что да. Да и полночь совсем скоро – пора приступать.
- Ну погоди, сейчас я курну ещё одну и пойдём.

   В курилке прямо у дверей такого уютного сейчас  и манящего роялем, матами и столами  учебного корпуса  Славик выкурил свою «Астру», а я потренировался закусывать ленточки у бескозырки, чтоб не потерять её, если вдруг случится… резко менять позиции для более удобного наблюдения, и мы, соблюдая почтительное и торжественное молчание, тронулись. В смысле на позиции тронулись, а не умом.

 

Если вам никогда не доводилось видеть летних южных ночей, то я вынужден предупредить вас, что скорее всего последующее повествование не заиграет для вас теми красками, которые переливаются в моей голове – и в том не будет вашей вины, а, скорее, моя: я, к своему глубокому сожалению, мало того, что не Гоголь, но и  не могу им даже притвориться хотя бы на время одного рассказа.

Напишу я, например,   просто «Ночь была черна», а вы, сидя в своей Пензе, Санкт-Петербурге, Бобруйске или Петрозаводске, выглянув в окно, наверняка подумаете, что ну да, ночь чёрная, но видали мы и почернее цвета – в этом и будет заключаться главная ваша ошибка.  

Чернота южной летней ночи настолько глубока и насыщенна, что пытается поглотить даже контуры света от фонарей – делая их края неровными, расплывчатыми и дрожащими. Если долго сидеть в этой темноте, то становится понятным, что даже и звуки немного не те, какими должны бы быть: нет, они есть, конечно, но настолько несмелые и настолько не к месту, что, кажется,  даже и цикады понимают, что у них мало шансов своими стрекотаниями наполнить эту темноту хоть чем-нибудь, кроме неё самой. Может быть, даже и само слово «чёрный» было придумано именно в летней южной ночи - тогда это многое объясняло бы.

Мы со Славиком медленно пересекли плац – единственное место, которое было ярко и ровно освещено, как и положено любому капищу, - к плацу военные всегда проявляют максимальную степень почитания.  Нам не было страшно в классическом понимании этого слова, мы, скорее, почтительно робели от того, что не понимали, надо нам бояться или вовсе нет: в привидения мы не верили, но всегда же есть шанс, неважно какого размера, что то, во что ты не веришь, выскочит у тебя перед лицом во всей своей ужасности и с радостным оскалом на клыках скажет: «Привет, морячок!» И вот что тогда делать? Когда страшно – всё понятно, нужно изолироваться от источника страха и всех делов, а вот когда не страшно?

Обходя по кругу аллеи вокруг учебного корпуса раз за разом, мы, конечно, потеряли и первоначальную робость, и странное чувство сожаления даже стало одолевать нас – ну блин, ну так же интересно могло бы быть, а тут просто выскакивают бешеные мотыльки, да листья каштанов, в темноте похожие на огромные человеческие руки, машут приветливо южным тёплым ветерком. Все эти загадочные тени, движения и звуки тоже могли бы насторожить, а то и испугать особо впечатлительные натуры, но с нами таких не было.  Даже если мы и обладали некоторой степенью впечатлительности, а вернее мы точно ей обладали, то в данных условиях при всей предварительной подготовке и больших ожиданиях степень эта не работала абсолютно.

- Облом, да? – первым не выдержал Славик круге на четвёртом. - Ни тебе привидений, ни тебе упырей, ни котов учёных на деревьях!
- Слава, ну так ты что думал, что вот прямо с первого раза и клюнет? Мы же охотники. Терпение – наш ключ к успеху!

  Но, в принципе, он был прав: облом  - именно то самое чувство, которое пришло на смену робости и дрожи в коленках, лучше и не скажешь.  

 Чтобы сменить обстановку и тем самым привлечь к нам внимание Судьбы, мы решили уйти с маршрута и побродить по корпусу – там именно это привидение никому не встречалось, но вдруг какое другое попадётся?  Дусты утверждали, что и там встречалось им много необъяснимых вещей. Что было неудивительно вообще, если задаться себе целью проанализировать статус кво химического факультета.

Факультет этот не был, условно говоря, родным для Голландии – изначально в ней предполагалось выпускать только нормальных инженеров для флота, а химический  был переведён из Баку  только в 1985 году, хотя само Каспийское училище просуществовало до 1992 года.  Чтоб бедные дустики не чувствовали себя обделёнными, им построили отдельную казарму – не в пример остальным -  современную, красивого внешнего вида и со всякими излишествами в виде душевых и прочих мелких пережитков сибаритсва.  Правда, в учебный корпус  допустили их не сразу и неохотно – в основном занимались они в здании, где находилась самая загадочная в инженерном училище кафедра морской пехоты (до сих пор не понимаю, для чего будущему инженеру перед допуском к граалю инженерных знаний на первом курсе полагалось изучить тактику морской пехоты и сдать по ней зачёт) и в своём отдельном учебном корпусе. (Здесь всё это можно посмотреть в хай резолюшене – там и подписано всё). 

С появлением химиков жизнь в училище несомненно оживилась и заиграла новыми творческими нотами.  Раньше ведь как приходилось враждовать? Со смежными в определённой степени специальностями – управленцам с турбинистами, спецтрюмным с перегрузчиками   и всем им – с электриками от неизбавимой зависти за то, что они единственные жили в общежитии прямо с первого курса. Не, ну а как – белая кость всё же.  А тут – химики! Это как в клетку с тиграми бросить кролика – в этом сравнении принимать в расчёт нужно только сам эффект такого поступка, без окрашивания его кровью.  Да и слово «вражда», которое я написал выше, имеет не совсем тот смысл, который в него обычно вкладывается – здесь это, скорее, такой разовый синоним гусарства, чем  вражда по классовым или каким другим признакам. Видимая вражда без признаков вражды и без цели в ней победить– лучше и не скажешь.

Химиков сразу все полюбили – теперь появился повод, по которому можно, наконец, объединиться и выступить одним фронтом!  К чести химиков стоит заметить, что приняли они всё это с пониманием и должным достоинством и ролью своей даже гордились, что не может не говорить о том, что ребята-то они были отличные, ну вот просто им не повезло с выбором специальности.

 Например, традиционным считалось обливать химиков водой, когда они шли в баню (именно на пути туда, на пути обратно, когда они шли чистые и распаренные никто этого не делал), а шли они  мимо всех факультетов, или  кричать им хором во время проведения футбольных кубков училища: «Дусты! Отдайте наши казармы!» Сначала это было просто смешно, а потом превратилось в ритуал.

 

  Об обособленности этого факультета может ещё сказать тот факт, что внутри училища можно было переводиться с факультета на факультет (если, например, при поступлении не добрал баллов на желаемый), но на моей памяти никто не переводился на химический, как, впрочем, и с него тоже если и уходили, то только за ворота.  

Ну и вот теперь представьте, как бурлила фантазия в части по*ъёбывания этих загадочных и не совсем понятных существ – химиков. В ход шло всё, что могло идти в ход, и особенно то, что могло бы намекать на сверхъестественную природу – хлопанье ставнями пустых помещений, вывешивание простыней на верёвках, загадочные звуки и прочие шелестения в ночной траве. А химики же верили во всё, как дети, и рассказывали потом тебе же, как вчера они видели окно само собой открывающееся и закрывающееся (что ты и так знаешь, потому что сам же это и делал), но добавляли столько деталей в виде блеклых силуэтов, нагрянувших на луну туч и уханья филина (филина, блядь, в Севастополе в бухте Голландия – ну вы только подумайте!) , что хотелось вот прямо погладить их по голове и сказать: «Как же вы теперь дальше–то жить будете? Я даже не представляю».  Непременно с тоской в голосе.

Наше со Славиком топанье по учебному корпусу ожидаемо принесло два результата: на нас наорал караульный, что мы зае*али тут топать всю ночь и, может, уже успокоимся и уснём где-нибудь, как нормальные люди, и очень удивился дежурный по училищу – за всю свою долгую службу он, скорее всего, впервые видел такой исправно работающий парно-пожарный дозор, о чём и упомянул на следующий день,  приказом по училищу отметив нашу ответственную службу. 

И это было бы хорошо, но цели такой мы себе не ставили, поэтому, отмахнувшись от славы и почестей, в нетерпении начали ждать второго заступления на службу.  А потом третьего, а потом четвёртого, а потом уже не так сильно пятого и уж совсем разочарованно – шестого. 

 

К этому времени уже подходил к концу бархатный сезон (который так назывался, потому что дамы, отдыхавшие на курортах в стародавние времена, нежась от жары днём, к вечеру вынуждены были надевать бархатные наряды, чтоб не мёрзнуть от неожиданной вечерней прохлады – это нам командир роты так рассказывал), и начались роптания на тему, а чего это только их в парно-пожарный дозор расписывают? Остальные лысые, что ли?  Правда, эти роптания пресекались заместителем командира взвода универсальным  военным ответом: «А тебя е*ёт?».   Но и без роптаний мы со Славиком уже достаточно разочаровались в своём предприятии и, не имея большой веры в самом начале, к данному этапу лишились её практически полностью.  Кроме того, не высыпаясь в этих дозорах как нормальные люди, мы заметили некоторое отставание по парочке зубодробительных предметов – сопротивлению материалов и теоретической механике, что при дальнейшем нашем попустительстве однозначно привело бы к отсутствию зимнего отпуска и пересдаче зачётов в «академии» - так в народе называлась учёба в то время, когда все остальные убывали отдыхать.

 
- Ну что, Славик? Ещё раз и закругляемся?
- Ну давай два!
- Ну хорошо- давай два. Вот ты оптимист, конечно, да.
- Это ты стихами сейчас говоришь?
- Я всегда стихами говорю, просто вы, мелкие людишки, их не слышите!

Шестой наряд начался для нас так же обыденно, как и предыдущие, за исключением разве что того, что непонятного смятения мы не испытывали совсем и были одеты в бушлаты по причине ночной свежести.  Топая по тёмным аллеям, мы строили планы, обсуждали возможности и прикидывали варианты, совсем уже позабыв об истинной цели нашего здесь нахождения, как вдруг Славик замер на месте, как будто упершись лбом в невидимую стену, и судорожно схватил меня за рукав.  По дрожи его пальцев и тому, как цепко они ухватили меня за рукав бушлата, я понял, что надо заткнуться и медленно посмотреть вперёд.  

Впереди, метрах в двадцати от нас, в курилке слева от асфальтовой дорожки сидел силуэт в белой тужурке и белой фуражке.  Фонарь, который был чуть впереди силуэта, желтил его контур и размывал края, вокруг которых вилась какая-то дымка – силуэт был неподвижен и задумчив, если так вообще возможно сказать про силуэт.

Испугались мы в тот момент или нет, я не знаю – мозг мой говорит мне, что нет, но вместе с тем  он услужливо подкидывал мне картинки, как сразу вокруг зазвенела тишина, как сразу весь мир отдалился, как будто отодвинутый чьей-то рукой, и какими маленькими мы казались себе в тот момент. И всё это позволяет сделать логическое предположение, что да – струхнули немного.  Хорошо, что не подвёл адреналин и тщательная подготовка – мы достали из карманов мешочки с солью и приготовились… вот даже и не знаю, к чему точно, но тогда было чёткое ощущение, что к чему-то мы точно приготовились. 

Между тем дымка вокруг силуэта как будто растаяла, и он абсолютно неожиданно для нас поднял руку с тлеющим в ней огоньком сигареты, глубоко затянулся и выпустил новый клуб дыма вокруг себя. При этом что-то звякнуло… мать моя, да это же кортик! Как пить дать кортик!

- Ну чего вы там застыли-то? С самохода крадётесь, туристы?

И силуэт развернулся к нам: не, ну понятно, что привидения, если и существуют, то вряд ли курят, но за секунду, в которую это произошло, было не до таких мелких нюансов.

- А, это вы? Дежурите, что ли, не спите? Молодцы, огурцы!

Это был дежурный по училищу – начальник нашей кафедры автоматики, невысокий, пухленький, очень улыбчивый и всегда крайне позитивно настроенный.

- Да что вы там застыли-то, как мухи в сиропе? В лужу с клеем попали?  

Несмело семеня, мы подобрались к курилке и как-то пролепетали какой-то доклад о том, что всё в порядке – страх даже если и был, то уже отступил, но какая-то странная опустошённость не давала пока собраться обратно.

- А что у вас в руках?
- А… соль.
- Соль?
- Соль.
- А зачем вам соль?
- Ну… так. На всякий случай.
- Так. Садиться и рассказывать. Мне сорок лет, и из них двадцать два я провёл на флоте – ох уж и наслушался, доложу я вам, про эти навсякие случаи. Курите и говорите.
Ну а что делать-то? Ну не на пикник же мы шли с двумя пакетами соли, верно? Рассказали, конечно,  всю эту историю.
- И бельё наизнанку надели?
- Ага.
- И соль с собой взяли?
- Так точно.
- И не страшно.
-….ну как бы… нет.
- Слушайте, а молодцы вы, хочу я заметить! Вот это я называю системным подходом!  Не зря вот мы вас на нашу кафедру-то взяли. Только вы вот этот системный подход к учёбе бы проявляли, а не к поиску потусторонних сил, а то звоночки тревожные поступают от одной моей подруги, знаете ли.

Да знаем – с преподавательницей по теоретической механике они были очень дружны.

- Ну и вот давайте теперь займёмся нашим любимым делам – будем анализировать. Вот с чего вы взяли, что в этих рассказах про привидение  лейтенанта есть какая-то правда? Вот какие основания, если не брать в расчёт вообще антинаучность этого явления?
- Ну как же… ну а почему бы и нет?
- Нет, это антинаучный подход. Научный подход – почему же всё-таки да.  Вот какие у него основания здесь появляться? Не на кладбище, где он похоронен, не на месте, где служил, а в училище, из которого он успешно выпустился?
- Ну… люди говорят, что курсанты наши, когда его выносили, понесли его не ногами вперёд, а головой.
- Люди. Люди всегда говорят! И если бы люди всегда говорили, предварительно подумав, то мы уже давно научный коммунизм построили бы в отдельно взятой стране! Хорошо. Давайте рассуждать логически  - ну понесли его головой вперёд и что?
- Может это обидно как-то для покойника, кто его знает.
- Ну вот когда вас пьяных из увольнения несут, вам не всё равно -  головой несут вперёд или ногами?
- А я никогда до такого состояния не напивался! – честно говорю я.
- И я, – врёт Славик.
- Ну допустим. Теоретически предположим, что напились – будет вам разница?
- Да нет.
- А вот теперь расширяем горизонты сознания – если вам пьяным, но живым всё равно, как вас несут, то мёртвым, но трезвым как будет? Ну если теоретически продолжить рассуждения.
- Да, наверняка, тоже всё равно.
- Ну. Так и что у нас в сухом остатке?
- Что?
- Ложь, пи*дёж и провокация – вот что! Эх, до чего же я логику люблю!
- Тащ капитан первого ранга, разрешите вопрос!
- Разрешаю.
- А чего вы в белой тужурке?
- А у нас партсобрание завтра – жена подшила дома и принесла, вот я и примерил, пока сижу тут и курю.

И он похлопал рукой по нормальной чёрной тужурке, которая была аккуратно сложена рядышком с ним на скамейке.

- Так нет, получается привидения –то?
- Какое-то сожаление я слышу в вашем голосе, юноша.
- Ну да. Привидение – это же романтика. Загадочность там,  всё такое.
- Есть привидение, нет привидения – вот бы мне заботиться только об этой проблеме, Маркс меня побери! Какая разница -  есть оно или его нет? Нравится вам думать, что оно есть – так пусть будет! Кому оно мешает-то? Разве только вам в учёбе! Ну давайте – говорите уже, что больше так не будете, да расходимся.

Ну мы сказали, конечно, но в ещё пару нарядов сходили на всякий случай, а кроме того, не так-то легко, знаете, свыкнуться с мыслью, что мечта твоя не достижима просто потому, что её нет.  Но так как легенда эта всем нравилась и охотно передавалась из уст в уста, мы со Славиком решили пусть и не отловить привидение, но хотя бы укрепить веру в него.

Шпионским путём разузнав, когда в дежурный взвод заступают дустовские первокурсники (сами мы уже были на втором курсе), мы раздобыли простынку, оставили в кроватях куклы на случай проверки, предупредили дежурного по роте, что мы в самоход (дело святое), выскользнули из общежития, спрыгнув со второго этажа, и залегли на косогоре, по верху которого и шла та самая тропинка. Простынку мы укрепили на кусте шелковицы и прикрыли веточками, чтоб издалека не светила . Планирование – ключ к успеху, точно вам говорю!  Тихо перешёптываясь, мы лежали и ждали – точно были уверены, что первокурсники непременно будут делать обход: наглость-то у них ещё не отросла. И точно – вскоре по асфальту зацокали прогары.  Юные, но уже дусты, шли и громко рассуждали о методах охмурения женского пола,  как будто в восемнадцать лет об этом можно хоть что-то знать – цирк да и только. Когда они подошли к условленной точке, я пнул Славика ногой, и мы верёвочками раздвинули ветви.

- Уууууууу! – сказал при этом Славик самым зловещим голосом, на который только был способен.

 До того самого момента я был уверен, что слово «врассыпную» можно применить только к группе людей от отделения и выше – о, как я ошибался! Дусты ринулись врассыпную вдвоём так, что даже пули врага их не догнали бы.

- Славик, ну что за «У»? Ну каждое приличное привидение должно говорить «Оу», а не просто «У»,  ну мы же репетировали!
- Это был экспромт, что ты понимаешь! Смотри, как бегут – Бен Джонсон не догонит!
- Это точно. Сразу видно – спортсмены!

Ну а на следующий день всё было как положено: «Его опять видели!», «Вон те двое поседевших юношей! Лицо обгорелое! Руки к ним протягивал и звал! Заунывно так!  И кортиком звякал! » 

- Надо же, – бурчал Славик, - вот уж не предполагал, что от одной простынки может быть такой реалистичный эффект!

 

На этом я и закончу свой первый рассказ о встрече со сверхъестественными силами.  Самое важное,  на что хотелось бы обратить внимание во всей этой беллетристике: «Планирование – подготовка – терпение – решительность в нужный момент». Запишите, а лучше выучите назубок.

И скажу вам, чтоб подвести некоторый итог, что привидения, несомненно, бывают, мало того – я  сам был одним из них.

Источник: https://legal-alien.ru

Система Orphus Просмотров: 151 | Добавил: kapt_of_fregat | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...
Translate site
EnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanish


E-mail:wpristav@yandex.ru

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка



00:24:56

00:03:02

Новости нартнёров

Полезные ссылки
Заработок в интернете
Cкачать бесплатно программы


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика Военно-исторические ресурсы Military Top rankings. Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг Военных Ресурсов
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz