«Слушая войну: дневник ополченца из России» ч.3 - 19 Сентября 2016 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2016 » Сентябрь » 19 » «Слушая войну: дневник ополченца из России» ч.3
07:57
«Слушая войну: дневник ополченца из России» ч.3

День тридцать четвертый, 30.08.2014 г.

Уже по традиции для Металлиста встал в обед, отоспавшись с ночного караула. Точнее, меня разбудил «Связист» для стрельбы с АГС. Это мой второй номер, временно приданный ко мне. Пошли на позиции второй роты вдвоем, я установил машинку быстро, а вот зарядились только с третьего раза. Ну, бывают у всех косяки, особенно поначалу. Зато потом отстрелялись в поле подсолнухов полной «ракушкой», заснял это на видео на телефоне, после обеда собирался помыться, но в зеленке началась перестрелка. Решил переждать, как оказалось, группа диверсантов пыталась прорваться в город. Напоролись они на наших минометчиков, в итоге те залегли и открыли огонь. Через час приехало подкрепление во главе с «Коброй», вроде как диверсантов должны зачистить. Мне же приказали выставить АГС на максимальную дальность и выпустить полную «ракушку» на дорогу. Установил тот прицел, с которого «Борода» с помощью «Полкана» пристреливался (да прицелов у меня два, так оказалось…) Поменял позицию на ту, которую готовил, в итоге понял, что не стоит экономить на окапывании. Нас начали обстреливать «укропы» из минометов, а команды мне никто так и не дал. Точнее ее дал «Зеленый», а «Дым» отменил. Клали близко, неожиданно мы со «Связистом» почувствовали сильный удар и резкий запах пороха, мина вошла в грунт в полуметре от траншеи, где мы и сидели. Слава богу, у «укропов» половина 120-х мин бракованные, если бы разорвалась, в лучшем случае, была бы тяжелая контузия, а могло и накрыть обоих вообще. Кто-то наверху меня бережет, надеюсь, я и дальше буду кому-то нужен, главное, не исчерпать запас везения раньше времени. Затем пообедал на втором посту, осознав, что ел первый раз за сутки, а было уже полвосьмого вечера. Правда, потом ушел пить кофе в штаб, там заодно и поужинал макаронами, давно их уже не ел.
Когда был прорыв, была страшная суматоха. «Зеленый» лично бегал и собирал магазины, чтобы отнести их минометчикам. Мне так никто и не дал ориентиры, хотя выставиться приказали. Рота, на самом деле, одно название, нас всего 22 человека на 740 метров обороны, плюс еще минометчики, ПЗРК, короче, вместе всех взятых, считая командиров и связистов 40 человек, вот такая вот оборона Металлиста.

День тридцать пятый, 31.08.2014 г.

Утром «Кащей» разбудил часов в 9, что тут для меня большое достижение, здесь сегодня большой праздник, День шахтера. С утра уже просыпался от поздравления «укров», землей немного присыпало в блиндаже. Стоило сходить помыться в летний душ, как начался обстрел. Ладно душ находится в яме под бревнами, так я и мылся, пока метрах в ста рвались снаряды и над головой летали осколки. Пока ходил за чайником, обстрел усилился, ждал его окончания в окопе под высоткою. Те еще ощущения, вне блиндажа хоть и в окопе пережидать обстрел. Опять о чём только не передумал. Зато потом пообщался с «Тундрой», единственным оставшимся кроме меня и «Лесника» добровольцем во взводе, а на позициях нас всего шестеро.
Обстреливали нас сегодня густо, в паузе успел постираться, попить чай и пошел выбирать себе новую позицию на АГС. Стрельнуло в голову зайти на КП, узнать, что там с новостями.
Не успели завести разговор, как начался плотный обстрел. Садили в том числе и по блиндажу, опять же поздравляли с праздником и пытались сбить красное знамя над позицией, долбили, наверное, часа два. В блиндаж ввалился ротный «Дым», тяжело дыша, он на машине ехал до нас под обстрелом, пару раз чуть не перевернулся и чудом избежал попаданий. Сбив знамя, «укры» успокоились, и обстрел утих, правда, вечером «Дым» установил знамя снова.
Потом посмотрел свою огневую позицию – плиты сдвинулись, со своего спального места откидал обвалившийся в результате обстрела грунт. Потрудиться пришлось изрядно для наведения порядка, после почти прямого попадания вещи все целы. И как это меня надоумило пойти на КП перед обстрелом, а не к себе.
Наша артиллерия весь день молчит, обстреливать «укропов» запрещено с нашей стороны. Самый логичный вывод, что с другой стороны стоят наши и загоняют «укропов» в котел. Чертовски неприятно, когда у тебя над головой шелестят снаряды гаубиц, они именно шелестят, мины свистят, снаряды танковых пушек не слышны, слишком большая скорость, выстрел, и почти сразу разрыв. Ракеты «Градов» воют, хотя они тоже слишком быстрые, так что, если залп по тебе, то не услышишь. Если хочешь выжить, то надо научиться слушать воздух и делать это непрерывно. Я начал, наконец, делать новую позицию для АГС, правда, времени на это у меня осталось всего два часа, так что сделал, немного, а потом был ужин. Да, я, кстати, сегодня, первый раз за три дня ел аж два раза в день.
«Борода» так и не приехал, он перешел в караул охранять ВАУШ. «Борода» поплыл, как и многие, кто был здесь, у человека потекла крыша от длительного нахождения на передовой и его списали. Есть здесь и такой вид потерь, причем не самый редкий. А я, значит, первый номер АГС теперь уже точно. Значит, буду полностью переносить огневую точку и съезжать с нынешней обязательно, а первым делом наведу порядок на этой точке. Тем более, что в результате сегодняшнего обстрела над ней сдвинулись плиты, рано или поздно ей придет конец, «укры» ее накроют. А как-то не хочется что бы и мне пришел конец вместе с позицией.
Сегодня пили водку по случаю праздника, народ был разговорчив, но не весел. Хотел упомянуть, здесь среди молодых много не служивших в армии, просто потому, что они не считают ту армию своей и на отмазку это не похоже, так как эти люди реально воюют.

День тридцать шестой, 1.09.2014 г.

Наступил сентябрь, но, что удивительно, ночи здесь стали теплее. Это действительно радует, а то без теплого белья ночью на постах дико холодно. Вообще ночные шестичасовые караулы сильно выматывают, даже если нет обстрела. Сегодня не дали поспать после смены, вначале объявили о воздушной тревоге, пришлось бежать на второй пост, предупреждать, ибо рации опять сели. Затем сказали, что будет обмен военнопленными и приказали выставить АГС. Поставил машинку, видел краем глаза, как наши вели двух пленных с мешками на головах. Затем начался переговорный процесс, обе высокие стороны разговаривали на русском. Вся канитель длилась часа полтора, в конце концов, девять «укров» обменяли на троих наших.
Потом был завтрак, а после я решил поспать, но опять подняли, сказали, что едем в военкомат за карманными деньгами. Мы добровольцы и в отличие от местных ополченцев, мы не получаем зарплату. Но так как нам тоже надо как-то существовать и покупать вещи, то командование решило нам выделить разовую материальную помощь. Такая вот история. Получили по 500 долларов, ага, тех самых, зеленых президентов, исключительно материальное пособие на сигареты, мы же не наемники, чтобы получать зарплату. Зашел к товарищам в военкомате, поболтали с ними, оказывается, мое бывшее подразделение отправили охранять танк под аэропортом. Они там уже дня три. Выцыганил у минометчиков один магазин под АК на тридцатку, доволен так будто еще 500 долларов получил. Теперь у меня пять магазинов и одна РГ-42, надо будет достать еще одну гранату.
Понял еще одну истину: рота, стоящая перед лесопосадкой без просек, теряет тыловую опору в виде АГС и ПТУРов, их приходится ставить в первую линию, что, однако, чревато. Да и здесь очередная глупость в виде понтов, ПТУР стоит у ротного рядом с лежанкой вместо того что бы быть на позициях, с расчетом в случае боя будет не до него, а если и потащат, то это придется делать под огнем.
Приехали обратно ближе к пяти вечера, пока разнесли продукты, взятые в военкомате, пока поужинали, уже и стемнело. Старшина на ВАУШе выдал гору конфет – цукерок, по здешнему – половина просрочена, никто не знает, что с ними делать. Видимо так и бросят, когда сменим позиции. На счет последнего все интересно, у людей появляется чемоданное настроение. Многие местные уже ждут конца войны. Есть для этого все основания, мы вроде как наступаем. Вчера ночью покрошили много «укроповской» арты. Сегодня же взяли аэропорт, «Тюльпанами» взломали бункер и потом просто зачистили территорию, скорее всего, так же возьмут РЛС. Значит, скоро «укропа» зачистят и на нашей территории. Может, даже примем участие.
Видел сегодня Стаса, он говорит, что завтра забирает еще двух-четырех добровольцев, поток добровольцев не ослабевает, и народ продолжает ехать.
«Тундра» правильно заметил, что русские привыкли начислять врагам и гонять боевиков по горам. Со времен Великой Отечественной не воевали с регулярной армией противника, не считая Даманский и войны 08.08.08. И здесь, на Донбассе, русских, пусть и не россиян, обстреливают «Градами», минометами и гаубицами, пусть даже и такая недоармия, как украинская. Очень надеюсь, что еще так же долго не придется нам этого испытывать.

День тридцать седьмой, 2.09.2014 г.

День увольнения. Ночью наблюдал работу «Градов», вначале наши отстреляли два пакета с разницей в десять минут, затем через полчаса «укропы» отстреляли два раза по полпакета, с разницей в двадцать минут. Как раз в это время шел отнести кружку на КП по окопу, сильно успел упасть на дно, когда пошла взрывная волна. Утром отправил сверху своего дзота смску – дошла, так что теперь надеюсь на устойчивую связь с домом. В семь собрал вещи и лег спать, в полдвенадцатого подняли, привели другой расчет АГС – ребята со второго взвода нашей роты. Второй взвод был кинут на Хрещеватое, когда вокруг нас замкнули кольцо, этим и объяснялась бессменность нахождения наших на позициях, вся рота была на передовой, ротацию осуществлять было нечем. Теперь, со взятием Хрещеватого, такая возможность снова появилась. Пока собирался, объяснил про огневую точку. И поехали мы 14 человек с автоматами в кузове газели. Наш прекрасный «Фордик», к сожалению, окончательно вышел из строя. Жаль, он крайне соответствовал городу в военное время, да и стрелять в случае чего мы могли хоть ввосьмером, так как располагались в два яруса и никакого борта не было. Приехали на ВАУШ, я сдал оружие, временно выделили койку, проканителили час, но все же выдали увольнительную, а то иначе «Зеленый» хотел оставить меня на ВАУШе. Увольнительную я решил провести в военкомате, ибо больше некуда, но это огромное чувство свободы, когда ты, наконец, без всех передвигаешься по территории просто по своим делам.
В военкомате с толком помылся, постирался, окопы это хорошо, но грязно и пыльно. Народ в военкомате был рад меня видеть, пообщались, к вечеру поспорили, обязательно за историю. Вечером сказали, что «Кот» двухсотый, а «Седой» трехсотый. Чертовски жалко «Кота», уже третья смерть знакомого на этой войне, и все добровольцы. Были они на выходе: «Кот», «Седой» и «Охотник». Последнего оставили на высотке, а «Кот» и «Седой» пошли в зеленку, «Кот» шел впереди и нарвался на мину. «Седого» тоже посекло. «Охотник» не сразу сориентировался и пришел на помощь. «Кот» умер в дороге, не приходя в сознание.
Приехал, Стас и «Колесо» привезли больше десятка добровольцев, в том числе группу, прошедшую одну из военных компаний на бескрайних просторах бывшего Союза в полном составе. «Баян» приехал их забирать в цирк. Рассказал подробности смерти «Кота» и что «Еж», Ольга и Димка уехали на отдых. Пытался завербовать новичков к себе в роту, рассказывал о передовой, и что они могут своими глазами увидеть «На западном фронте без перемен» и «Сашку», но, судя по их глазам, видимо, перестарался.

День тридцать восьмой, 3.09.2014 г.

Вышел покурить с утра из военкомата и просто обалдел. На плацу стоит техника батальона связи бригады, спутниковые тарелки, новенькие «Камазы» кунги, БТР, КШМ-ка. Видимо, все стало настолько хорошо, что территория военкомата стала безопасна для такого серьезного подразделения
С утра с «Карелом» и «Студентом» съездили в больницу к «Седому», привезли ему фруктов и винограда, он рассказал, как все произошло.

Разведгруппа из четырех человек в составе «Кота», «Охотника», «Седого» и еще одного парня (честно, не помню кого), вышла с задачей выяснить обстановку в районе Георгиевки. У точки выхода с дороги «Кот» оставил одного бойца. Втроем они поднялись на высоту, с нее Георгиевка была как на ладони. Наблюдение не выявило никаких сил «укропов» в селе. Но «Кот» решил проверить обстановку на месте, оставил «Охотника» на высоте и вдвоем с «Седым» они пошли по танковой колее в поле подсолнухов, оставленной отступавшим танком «укров». «Кот» шел первым, «Седой» в метрах пяти за ним. По идее, это был самый безопасный путь, танк должен снять все растяжки перед собой. Реальность оказалась иной, «Кот» нарвался на растяжку, «эфку»: «Седого» обильно посекло, «Кота» же в очередной, четвертый раз, контузило. Они оба стреляли из автоматов в воздух, чтобы к ним пришла помощь, но ветер на высоте сносил все звуки, поэтому «Охотник» ничего не услышал. Стояла страшная жара, не дождавшись помощи, оба потеряли сознание. Наконец, немного отойдя, «Седой» снял окровавленную одежду и разгрузку, сам пошел к «Охотнику» за помощью. Когда он, теряя несколько раз сознание и пошатываясь, вышел на высоту, «Охотник» не сразу понял, что произошло, он не сообразил что за голый окровавленный мужик идет с автоматом к нему. Затем ребята тащили по дневному пеклу через минное поле «Кота» к дороге, четвертый тем временем ловил машину, «Кот» был в сознании все это время. Как они не нарвались на мину, это просто чудо. Бусик удалось остановить очень быстро, в нем ехала медсестра, так что «Коту» и «Седому» оказали помощь, «Седо»й все волновался, что ему повредило гениталии, так и забылся по дороге в областную больницу, а «Кот» умер не приходя в сознание.
«Кот» был снайпером во Второй Чечне, в Москве у него остался весьма неплохой бизнес, жена, в этой войне он буквально всегда был на грани. Несколько контузий не остановили его. Он всегда старался быть в самом жарком месте: Металлист, аэропорт, Вергунка, его называли «губернатором Металлиста». Вечная ему память…

Потом мы заехали на рынок, парням в военкомате я купил печенья и конфет, себе ВД-40 и кофе, теплые подштанники и прокладки. На рынке уже толпится народ, правда работает только одна торговая точка из десяти, но есть почти весь ассортимент, как и на нормальном рынке. Видны следы от прямых попаданий, от взрывов искореженные торговые ряды. Здоровые мужики торгуют, вместо того чтобы идти в ополчение. Народ ко мне как ополченцу (а я был в камуфляже и с РД) относился очень хорошо.
Приехали в военкомат, а там говорят, что «Заря» пошла в наступление. Естественно, что я не мог упустить такой шанс наконец-то пойти в атаку. Спросил разрешение у «Змея», он дал добро. Взял АКМ, разгрузку «Студента», выдали РПГ и 12 выстрелов к нему, в том числе три термобара, три ПГЛки и шесть осколочных. В кузов газельки загрузили ПТУР и ПЗРК. Точкой сбора была какая-то заброшенная рембаза, там ждали два часа, когда отработают наши 120-е минометы. Познакомились с танкистом, который все рассказывал о своей «ласточке» – Т-64, на борту которой было действительно написано «Ласточка», никогда не думал, что можно так ласково и нежно говорить о танке.
«Змей», наконец, сказал, чтобы выезжали на усиление блокпоста. «Укры» выходили с РЛС. Поехали втроем: я, «Студент» и Саня-«Бутик». «Док» и «Карел» остались помогать «Змею» с ПТУР-ом. Как всегда я выслушал спокойные, тихие и очень грамотные инструкции «Змея», как будто он меня чай просил сделать, а не приказывал остановить танки. Меня он поставил старшим в нашей небольшой группе. Помимо нас на блокпосту был СПГ, еще один гранатометчик с «семеркой», «Утес» и БТР, усилили блокпост основательно. Никто не смог сказать кто на посту старший, не стал этим заморачиваться и решили, что как-нибудь сами решим. Мы выбрали себе позицию и просидели еще три часа, колонна «укров» выдвинулась, но ушла по зеленке к себе. Зато по дороге на блокпост прокатились верхом на БТРе, очень плавно идёт машина. «Змей» приехал на «Ниве» и забрал нас в военкомат. Вечером он договорился с Геной-«Коброй» дабы меня не считали дезертиром, в роте сейчас все хорошо, ночую в военкомате, а потом часов в девять на ВАУШ, получить автомат и на Металлист.
Пока был на блокпосту, видел трофейную «беху» с надписью «Воля або смерть» на борту. Экипаж предпочел волю, состояние у нее ужасное, но пушка стреляет и если починить движок, будет исправно ездить. Ее отбуксировали танком в наше расположение.

День тридцать девятый, 4.09.2014 г.

Утром забрал из военкомата «Зеленый» на газели, они с «Совой» заезжали по служебным делам, увидели меня, и пришлось погрузиться в машину. Хорошо, что «Змей» все-таки поговорил с Геной, а то грозила комендатура. Немного отчитали за то, что пропал, но все быстро улеглось. На ВАУШе узнал, что парням выдали разгрузки: новенькие, достаточно неплохие, модульные, со стропами. Кроме того, ранцы и форму, РДшки тоже неплохие, а вот форма убогая – молнии, кнопки, в такой только по городу ходить. Как Тёма говорит «Донбасский синдром» переживать. На ВАУШе и военкомате видел «Осы», несколько комплексов. Правда, говорят ушатанные, но работать на них можно. На огневой позиции оказался снова вторым номером, вместе с «Хохой», который ехал с нами в Луганск. Он, оказывается, был АГСником во втором взводе нашей роты.
Полдня сидели под обстрелом, то танк нас долбил, то минометы, стреляли не часто, но продолжительно. На КП в обед завалились три странных типа. Один из них был в штанах «березка», тельняшке и кубанке, второй вообще в синих шортах и синей футболке. Сказали, что с ГБР, здесь они для установки контактов, долго рассуждали о том, что надо гасить «укропов», мол, сейчас подтянем свои минометы и устроим веселую жизнь им. Все выспрашивали пути подхода к «укропским» позициям, мол, они разведка. Странная такая разведка, конечно. После начала обстрела быстро исчезли, больше их у нас не видели.
Ближе к вечеру наши работали по ним, корректировал сам Гена. С «Хохой» поговорили о жизни, он был на гражданке менеджером, а до этого в лихие 90-е братком, за что отсидел положенный срок, во время которого многое переосмыслил. У него семья на Родине, он очень переживал, что они останутся без денег в его отсутствие. Вместе с ним подумали, как достать «укропов» с АГС-а, завтра надо получить на это дело разрешение от «Дыма». Есть одна интересная возможность, «Студент» рассказывал, что есть хорошая позиция на примете, но всё её преимущество нивелируется тем, что пришлось стрелять бы через Металлист, а это значит ответка прилетит на поселок, чего мы не могли допустить. Не оставляет в покое мысль об оборудовании новой огневой точки. Надо обсудить ее с кем-нибудь, с «Хохой» пока решили дооборудовать старую.
Еще «Хоха» рассказывал про Хрещеватое, как их с фланга вдоль линии окопов накрывал 82-й миномет диверсантов. Как «укропский» пулеметчик кошмарил их из воронки, за километр от позиций, как они накрывали его с АГС.
Вечером пока пил кофе на КП перед караулом еще раз посмотрел на свое начальство, обычные парни, без военного образования вообще, что будет, если пойдем в атаку, страшно даже представить.
Немного размышлений: здесь никто не говорит о возможности умереть, это негласное табу. Это успокаивает, а так, конечно, пока находишься под обстрелом, мысли о смерти возникают, просто сидишь и ждешь, чем кончится, кто умеет, тот молится.
*****
День сороковой, 5.09.2014 г.

Металл-фест сегодня был у «укропов», наконец-то группа ACDC выехала на гастроли к ним. Утро, как обычно, прошло с обстрелами, зато помылся и опять перед минометным обстрелом. Парни в это же время готовили обед. Свою позицию так и не укрепили, с АГС не постреляли, «Хоха» предлагал пострелять с его подствольника, дал даже две гранаты, но «Зеленый» почему то не разрешил. В это время по «украм» работали «Грады» полными пакетами, минометы, ПТУР-ы и даже наш танк. «Грады» умудрились даже пройтись по нашим позициям, хорошо, что все сидели в блиндажах, только один 300-й у разведчиков. «Хоха» называет «Град» «иголочками боженькими», в этом что-то есть, главное не оказаться под их ударом.
Часа в четыре народ начал собираться в атаку, пошли и мы с «Хохой», подготовили «улитку», опять ВДшка помогла. Пришли на КП, но меня и «Хоху» забрал Михалыч, помогать с «Градом-П». Пришли на огневую, вытащили обе ракеты, одну зарядили, и… проболтал два часа с «Кащеем». «Хоха» же сразу ушел участвовать в зачистке, а мне Михалыч приказал оставаться, на случай если понадобиться заряжать «Град-П». Было слышно за все время пару минометных выстрелов и тишина, как ЛНпотом рассказал вернувшийся с вылазки народ.
Ребята пошли на зачистку с особым воодушевлением, в конце концов, атака. Но «укры» бросили позиции и ушли на трех танках, где-то за час до неё. Их позиции полностью заминированы, так что с утра ждем работы саперов. После отбоя вскипятил чайник в бытовой яме, в зеленке за позицией на костре поели БПшек, и я пошел дежурить. В итоге из полезных дел помог принести Лехе-«Связисту» газовый баллон на КП.
Нравится мне местное, луганское радио, никакой рекламы, музыка – только русский рок, вперемешку с фразами из хороших фильмов и, главное – самые актуальные новости. В общем, Доброе утро, Вьетнам – ты улыбаешься нам. Жаль будет, что оно при нормализации обстановки снова как и всё станет унылым коммерческим продуктом.

День сорок первый, 6.09.2014 г.

День переезда, мы покидаем Металлист. С утра была команда о сборах, «Дым» приказал всем сказать собираться, пришлось обойти все позиции, в первый и последний раз. На самом деле на такое количество народу очень большая полоса обороны. Если бы «укры» хотели, то давно бы взяли высоты, пусть и с большими потерями. Не сделали они этого, видимо, потому, что боятся этих самых потерь, в атаку вообще идти нелегко. Появился какой-то новый псих, постоянно орет. Ну, ничего, он либо успокоится, либо долго у нас не задержится.
С «Хохой» собрались за час, сожгли мусор и осталось только ждать, ждали до двух часов дня, за это время сказали, что едем на ВАУШ на десять суток, война закончена и так далее. По приезду узнал, что не все так просто, и, скорее всего, отдохнуть дадут сутки, а потом будем занимать позиции перед Счастьем. Черт, а я, дурень, уже размечтался о том, что поеду домой. В принципе, я и сейчас могу ехать, но стыдно, раз сказал, что буду два месяца, значит, два месяца.
ВАУШ мне не нравится какой-то он обшарпанный, да и поболтать особо не с кем. Хотя кормят здесь замечательно, пришлось провести день и ночь здесь до построения, завтрашним утром никого не отпустят. Зато нашел что почитать. Да и поучаствовал в разгрузке трофеев, в основном продуктов. Что было еще, не видел, так как упаковано, а, вообще, по рассказам парней, много натовской снаряги в разном состоянии.

День сорок второй, 7.09.2014 г.

Все-таки на ВАУШе неплохо кормят, завтрак однозначно удался. Потом сразу свалил в увольнение. Я получил соответствующий листок, а «Студент» рассказывал, что раньше вообще ходил в увольнение безо всяких документов.
Увольнение однозначно удалось, только успел поздороваться с группой «Змея», помыться и постираться (чертовы окопы), как встретил «Баяна», он был здесь на машине по делам. Забрал меня и поехали в областную больницу, увидел «Седого», тот нормальный уже, бегает и трубку из тела вытащили. Жалуется на скуку. Поболтали с ним, позвонил домой, правда, дозвонился только до Пашки. Он был, по-моему, удивлен, но быстро сориентировался. С этим звонком закончились деньги на «Киевстаре», вся сотня гривен улетела. Потом полазили по городу, посмотрели на девушек, они теперь здесь есть в нормальных количествах, город все больше оживает. Заехал в цирк к ребятам из бывшего моего подразделения , у них все так же, проходят тренировки два раза в день по тактике, ходят на мелкие выходы, ну и все, в целом. Видел «Якута» и понял, что ушел не зря, к черту такого командира и такое сидение. Потом поехал в военкомат, посидел с народом, попил кофе с колбасой и сыром, посмотрел «Россию 24». Какое счастье узнать новости после того, как неделями кормишься, в основном, слухами. Ну, и пошел к себе пешком. Опоздал на полчаса, так как вышел поздно, а потом еще и свернул не туда. Зашел в часть и даже никто не окликнул, так и прошел спокойно к себе в расположение. С таким же успехом можно было занести мину в расположение и никто бы не понял, что случилось, это к вопросу о караульной службе в расположении.
В роте народ выпивал после бани, предлагали водку, но я съехал, пил только пиво. Разговаривали о жизни, сравнивали Украину с Россией. Андрей с третьего взвода жаловался на беспредел, он очень боится здесь разгула преступности после войны, говорит, что некоторые из ополченцев прикапывают оружие, кто с желанием пограбить, а другие, чтобы защитится. Он не верит в пропаганду ни той, ни другой стороны, но пришел защищать свой дом и хочет стать командиром расчета противотанковой пушки. Да-да, в нашей штурмовой роте есть пара противотанковых пушек БС-3. Прекрасные мы штурмовики, ещё гаубиц и РСЗО не хватает для комплекта.

День сорок третий, 8.09.2014 г.

Вот и наступила осень в Донбассе, стало прохладно, начали капать дожди, как-то грустно, еще одно лето жизни прошло и ничего хорошего не было, можно сказать. Война – не лучший способ провести лето, ни тебе купаний, пикников, девушек, одни караулы, обстрелы и боевые… И самое тяжелое ожидание, вечное, мать вашу, ожидание тревоги, обстрела, атаки противника, диверсантов, того, что во время обстрела в тебя прилетит, и ты либо спекаешься, либо пьешь, либо привыкаешь, привыкаешь что в любой момент тебя могут убить, и все висит на волоске.
Почти весь день читал книжку Панова «Продавцы Невозможного», давно не читал развлекательной фантастики, ничего познавательного, но позволяет отвлечься от реальности. В 8 часов было построение, выяснилось, что в ближайшие дни никуда не едем. На построении половина стояла в тапочках, ополчение, что поделаешь, хотя порядок уже пытаются наводить, без увольнения в город теперь не свалишь, как раньше. Из-за бардака уже третий день кочую по койкам, никто не знает какие свободные, а какие нет, так и сплю по разным койкам, тем более, пока застрял на ВАУШе, до изготовления новых позиций под Счастьем найти себе койко-место актуально. Зато съездил в военкомат после обеда, написал рапорт о зарплате, чтобы переводили на карточку, будет так или нет – увидим. Затем зашел к народу в расположение, посмотрел фильм по ноуту, попил кофе, позаимствовал две лопаты и пошел обратно на ВАУШ. Вечером снова построение, завтра буду стоять на блокпосту, выполнять функции комендатуры.
Вечером народ спорил по поводу нового чудо агрегата, пятиствольного «Града» на шасси газели. Итогом прений был вывод, что это чудо техники абсолютно не нужно, для стрельбы прямой наводкой у него нет брони, а для стрельбы с закрытых позиций не хватает прицельных приспособлений. Такие «уродцы» – следствие отсутствия четкой координации. Для выполнения поставленных задач не хватает огневой мощи, а наладить работу с артиллерией никто не пытается, в итоге у нас в роте прописались: 100 мм. пушка, «Град-П» и 82-мм миномет. Если создание, допустим, огневого взвода 82-х еще как-то оправданно, то все остальное – вообще от лукавого. Теперь еще и минометчиков раскидали по взводам, вместо того, чтобы создать из них второе нормальное подразделение минометов с собственным графиком смен.

День сорок четвертый, 9.09.2014 г.

Блокпост, да, именно, как в фильме, группа мужиков с автоматами сидит посередине дороги и проверяет проходящий мимо транспорт. Только не все так просто. Помимо бетонной коробки – основного помещения блокпоста, по дороге за сто метров от него разложены бетонные блоки. Блоки, заставляющие транспорт на малой скорости лавировать между ними, как полагается, есть огневая поддержка виде «зушки», позиция пулемётчика, укрытия для отдыхающей смены. Целый день мы занимаемся тем, что досматриваем транспорт и спасаемся от дождя. Машин не так уж и много за день проехало, наверное, штук пятьдесят-шестьдесят, из них десяток принадлежащих ополчению, было еще десятка два велосипедистов и несколько человек на скутерах. Проверяли багажники у машин и у всех проезжающих документы. Народ относится к этому с пониманием, да и по другому, нельзя: ну, как ты будешь возражать мужику с автоматом, еще и в военное время. Документов у нас нет никаких, у проезжающих машин ополчения тоже, все строится на доверии и нежелании вступать в конфликт ну и плюс в ополчении многие знают друг дружку. А так, хорошо подготовленные диверсанты смогут проехать спокойно, разве что минометов не провезут. Мирные угощают нас виноградом и грушами и рассказывают, что видели у «укропов», но мы уверены, что они точно также рассказывают «укропам» про нас. И еще дождь, осень все-таки, и так прохладно уже становится, а теперь еще льет часами. Нашел на блокпосту плащ-палатку, свернул ее, как полагается, на пару часов моросящего дождя хватает, потом иду сушиться в помещение. На меня «зушники» смотрят с удивлением, они до этого не знали, что этот кусок брезента, оказывается, плащ-палатка, и что ей можно нормально укрываться от дождя. Народ ходит в ОЗК и паре дождевиков, спим в блиндажах у дороги. Да, чуть не забыл, блокпост этот бывший «укропский». Составлен он из прекрасных бетонных блоков, но крыша из простого шифера, наши минометчики огорчаются, что не знали об этом раньше, непременно постарались бы положить мину в это здание. Внутри нашли детские рисунки, посланные из Мидгорода. Нарисованы как будто под копирку, зная школьную систему, могу догадаться, что учитель давал на уроке определенный сюжет, а потом собирал работы. Дети наверняка ещё по своей наивности толпились и просили отправить непременно их рисунок, мерзость. Поотрывал бы руки таким учителям! Промывание мозгов на Украине идет полным ходом.
Мы здесь, по сути, выполняем функции комендатуры, второй взвод в это время прикрывает наши трактора, которые готовят позиции для нашей роты под Счастьем.
Очень сильно сомневаюсь, что мы будем его штурмовать, здесь нет командиров, способных управлять боем, и вырасти им не из кого. Так как пехота только и делала, что сидела в окопах под обстрелами. Здесь вообще мало кто воюет, многие занимаются своими делами. Кто-то наживается, кто-то делает карьеру, кто-то формирует свою полулегальную ОПГ и т. д. Танки, к примеру, судя по разговорам, ломаются восемь из десяти. После боя под Хрещеватым из девяти танков батальона «Заря» воюют реально два, а ведь есть еще десяток БМП и наверное столько же БТРов, но ни тех ни других особо не видно.

День сорок пятый, 10.09.2014 г.

Тяжело вставать в два часа ночи и сидеть до утра, слушая тишину, иногда эту тишину нарушают хлопки разорвавшихся мин и растяжек, иногда... Никто не ходит проверять, подорвался там человек или животное, себе дороже, точное расположение всех минных полей никто не знает. А так, делать нечего, машин на трассе нет, все соблюдают комендантский час. С рассветом появляются первые автомобилисты, и начинается суета. Дабы избежать ее, сажусь за ПКМ и продолжаю читать «Град Обреченный» Стругацких. Когда подъезжают к посту машины, навожу на них пулемет и перевожу флажок предохранителя на положение огонь. Патрон уже в патроннике, лента в коробе на сто патронов забита полностью. В случае чего – сброшенный вниз палец и из машины будет решето. А люди мило разговаривают с проверяющими их ребятами и даже не подозревают, что будет, если проверяющий машину боец, решив, что ему что-то угрожает, упадет на землю. Как только дорога становиться пуста, перевожу предохранитель в обратное положение и сажусь читать дальше. Так до обеда, потом иду спать, прошу «Батю» сменить меня. В «укроповском» блиндаже прохладно, просторно, а главное – сухо. Будят часа в три, с криками что уезжаем, быстро собираюсь, но меня, «Батю» и «Гудвина» оставили. «Зеленый» тоже остался с нами. Смотали километра три телефонного провода с «Батей» для новых позиций, и я опять стал читать. ПКМ с налетом ржавчины на звеньях ленты и патронах после вчерашнего дождя.
Приехали штрафники, в обиходе некоторые их называют «рабами», среди них оказался «Эстонец». Как он попал, не говорит, скорее всего, за пьянку. Они прибрались после того как танк снес все блоки (роль инженерных машин в ополчении выполняют танки), потом пожарили картошки. «Эстонец» все пытался меня ею подкормить, видимо, по старой памяти.
Танк оттащил с дороги и ржавый остов БТРа, говорят, его сжег «Крик» 17 июня из ПКМа. «Крик» теперь командир второго взвода в нашей роте. Награды ополченцам? Я не слышал о них.
Ехали обратно вместе со штрафниками. Завезли их в военкомат и, наконец, прибыл на ВАУШ, в сухую и теплую казарму. Нашел себе, в конце концов, свою постоянную койку, ура, я теперь не бомж. Ужин сильно задержали, не смог сдать автомат в оружейку, зато добил уже шестую книжку за полтора месяца. Вечером объявили, что кто поедет послезавтра на позиции сторожить трактора, завтра получит увольнение, ну, я, не будь дурак, записался. Затем провалился в сон на почти чистой простыне в одном белье, без берц, формы, разгрузки и под теплым одеялом.

Немного об «укропах»

Выше я уже писал, что эта война в основном ведется артиллерией и РДГ, прямые бои происходят не каждый день. Поэтому даже будучи в пехоте, я не видел их в прямой досягаемости. Так только в оптику или получал подарки от их артиллерии, ну и пленные само собой. Так что враг для меня был чем-то аморфным. В отличие от местного населения. Наш блокпост находился на старых «укроповских» позициях. На теперь уже освобожденной территории. Первое что меня удивило это то, что десятки белых мешков, сваленных вдоль обочины, были наполнены черствым, заплесневелым хлебом. Это притом, что мирные каждый день, рискуя попасть под обстрел, проделывали пешком путь до позиций ополчения, спрашивая у нас еду, или шли в Луганск в поисках пищи. Каждый день на Металлисте можно было наблюдать с утра десятки людей идущих в Луганск, некоторым давали еду мы, но у нас не было избытка. А здесь хлеб выкидывался мешками, ни себе ни людям. Вообще с позиций укропов было вывезено несколько полных «Уралов» продовольствия, которое в том числе поступило и в бесплатные столовые Луганска. За все предыдущие полтора месяца я ни разу не видел столько мирных, сколько за эти два дня. Служба на блокпосту имеет свою специфику. Я уже рассказывал, что нас угощали виноградом и грушами, что когда мы проверяли автомобили, мы не забирали ничего, и были предельно вежливы, что очень удивляло мирных привыкших к другому обращению. Водилы чуть ли не силком пихали нам пачки сигарет, они привыкли их брать про запас, так как «укропы» очень часто при проверке забирали несколько пачек. Мы отбивались, говорили, что у нас у самих есть.
Расчувствовашись местные рассказывали о командире батальона «Айдар», который обколовшись выходил на улицу и стрелял над головами прохожих, а иногда и чуть ниже, получая удовольствие от того как люди ползают в страхе по земле. Рассказывали, что в поселке пропало несколько молодых девок, а отец одной из них пошедший искать правды был найден мертвым в канаве. Рассказов было много, видно было, что местные жители считают, что этот кошмар теперь закончился. Хотя были и те, кто неплохо пристроился при хунте. Помню одну немолодую пару, с плохо скрываемым пренебрежением смотревшую на нас. Тот самый момент, когда жлобы по жизни мирные, а ты с пулемётом и жлобы молчат в тряпочку и тихо выполняют всё что ты скажешь. Вечером, когда размещались спать, я обнаружил в блиндаже, где остался на ночь, плазму. Ребята рассказывали, что на позициях нашли много ноутов и разных гаджетов, тем самым подтвердились рассказы о том, что «укры» забирали, не спрашивая хозяев, всё что хотели в домах. Вы же не повезетё на передовую ноутбук из дома? Тем более, если вас забирают через военкомат.
В эти дни я ещё раз убедился, что не зря поехал, на Донбасс. Что бы ни говорила «укропская» пропаганда, но так своя армия себя не ведёт, это поведение оккупантов. Так ведёт себя армия захватчиков, по странному выверту судьбы юридически считающаяся своей, хотя турки на Балканах ещё в девятнадцатом веке тоже якобы защищали свою землю от иностранцев, а сербы и болгары были мятежниками и русские оккупанты захватывали исконно турецкие земли на Балканском полуострове, создавая народные республики… простите православные монархии.

День сорок шестой, 11.09.2014 г.

Увал, как давно я тебя ждал! После хорошего завтрака, мною любимая гречка как уже принято с курицей, ушел в увольнение. Вышли с «Крылом», он, оказывается, одессит, при всем его раздолбайстве, смелый человек, поехавший мстить за 2 мая. Он три дня ночевал на улице рядом с Луганским военкоматом пока его не взяли в ополчение. Поймали «семерку» и доехали до военкомата. «Студента» на месте не было, «Карел» сказал, что он на задании. Так что, я помылся, постирался и пошел на рынок пешком, охота было посмотреть город. Город оживает, прохожих достаточно, ездят довольно часто гражданские машины. Рынок по сравнению с прошлым разом больше, больше как покупателей, так и продавцов. Покупки составили: войлочные стельки, шнурки для «Карела», сборник рассказов американских фантастов, крем и щетка для обуви, печенье для отряда «Змея», у которых квартирую в увале, катушку ниток и... подаренный фонарик. Я спросил у мужиков сколько стоит, а мне его отдали просто так, сказали, что все у них есть, за фонарь ничего не надо, я не стал разбираться, поотпирался немного для приличия и забрал презент. Цены, кстати, на рынке скачут, одна и та же вещь может стоить в два раза дороже в одном месте и, соответственно, дешевле в другом, спекуляция, мать ее, значит, спрос превышает предложение. Обратно тоже зачем-то пошел пешком, вымотался только. Судя по разговорам, закупаются местные в основном в Харькове, война войной, а бизнес бизнесом.
На военкомате видел ребят с бывшего моего подразделения, они все такие же и все так же занимаются у себя ерундой. Составляли боевое охранение танка, неделю, как обычно даже не окопались, и как обычно им повезло, что никто не напал. Видел «Баяна», поболтали, потом подошел «Якут», сам «Якут» даже соизволил поговорить со мной! Он так и думает, что я у «Змея». Долго разговаривать с ним не стал и быстро слинял. Посмотрел два фильма за день по ноуту, побрился, зарядил телефон, вот, собственно, и всё. «Зеленый» поймал меня в военкомате, наехал опять, что я не базируюсь полностью на ВАУШе, я съехал на том, что в военкомате есть душ, и мне удобнее там мыться. Видел «Пуха», он рассказал слух, что у «укропов» есть триста «Абрамсов».
В расположение прибыл почти вовремя, поужинал, ребята угостили вареной курицей, домашней. Обсудил слух про триста «Абрамсов» под Харьковом, из которых уже сорок под Дебальцево, пришли к выводу, что все это сплетни. Проще поставлять «укропам» старую советскую технику из бывших стран ОВД.
Но, вообще, в воздухе стягивается ожидание чего-то нехорошего, все ждут, что на день города «укры» дадут жару. Я могу в теории свалить хоть сейчас из этого бардака, но не могу. Что мешает? Упрямство, я обещал два месяца и должен их протянуть, а еще не хочется прослыть слабаком. Мне почему-то важно мнение тех людей, которые здесь, не тех, что дома и мои близкие друзья много лет, а именно ребят, которых я знаю всего несколько недель.
Зачем я приехал? Ну, кто-то мечтает в детстве о машине, а кто-то о вьетнамском синдроме. Еще, конечно, хотел доказать, что я настоящий патриот, а не диванный. Хотел разобраться, что к чему на самом деле, хотел помочь. Что осталось, в происходящем я разобрался, синдром, слава богу, не заработал, наверное… Помочь – помог, не до конца, скорее всего, но до конца и не собирался, а вот доказать... Видимо, еще не доказал, в первую очередь сам себе, ох и страшно, что могу попасть в бойню, но кто я буду если свалю сейчас? Ну, и идиот я, все-таки.

День сорок седьмой 12.09.2014 г.

Вот, наконец, и под Счастьем, естественно, выехали не в семь утра, как планировалось, а ближе к девяти. Выгрузили нас троих, вместе со штрафниками на позициях, где в будущем должны быть окопы третьего взвода. Штрафники до обеда сидели на месте, пока их не прогнал «Зеленый», он заехал в очередной раз. Зато штрафники вполне неплохо пожарили картошку, «Эстонец», кстати, был среди них. Был там еще один штрафник из числа добровольцев, точнее, он разведчик, но половину срока нахождения здесь был штрафником, он уже просто хочет домой, но никак не может освободиться. Точнее, как только освобождается, так снова получает суток десять за пьянку. Ругал здешнюю разведку, рассказывал в качестве примера, как правильно, по своему боевому опыту. Занимательный мужик, а позывной у него – Змей, повторяющиеся позывные здесь не редкость.
Мы же в течение дня прокопали себе огневые точки, грунт здесь тяжёлый, каменистый, выручала взятая с собой МПЛка. Тема успел смотаться к БМП-шникам и выйти в Интернет с их Wi-Fi, «Кощей» же нажарил целую сковородку блинчиков. Вечером, часов в шесть «Зеленый», подъехав, вдруг заявил, чтобы мы шли на позиции своего взвода. А данные этой позиции займет третий взвод. Ну, мы и пошли. А так как нам не объяснили конкретно, куда идти, то пройдя большую часть пути и решив, что ошиблись, мы сменили направление. Сделали крюк километра в два через поселок. Нашли своих, наша рота только обустраивалась на месте. Поужинали, нас добавили в караул, и мы стали охранять недостроенный дом перед позициями, а взвод ушел на турбазу.
Мы занимаем высоту перед Счастьем по берегу Донца. Позиции роты раскиданы на два-три километра взводными опорными пунктами. Нам теперь придали по одной БМП на взвод, так что мы теперь частично механизированы. Второму взводу выдали вторую 100-мм пушку, так что, по сравнению с тем, что было на Металлисте, мы стали сильнее. Все равно идут разговоры, что все плохо, среди ребят все равно ползут разные слухи. Это все тот же информационный голод, какая обстановка на самом деле никто не знает.

Начать, наверное, стоит так, здравствуй, дорогой дневник! Именно так, три дня не писал, так как днем не было времени, а ночью караул был в поле. Теперь караул в окопах и отсвет от телефона меня не сильно демаскирует. Есть, конечно, вариант, что пока я глубоко погружен в написание, меня утащит «укроповская» разведгруппа, но он очень мал, да и будет чертовски обидно, что это произойдет за несколько дней до отъезда домой. Поехали:

День сорок восьмой, 13.09.2014 г.

Ночью чертовски холодно, караул живет в недостроенном доме метров за сто перед предполагаемыми позициями. В подвале достаточно тепло, есть даже камин, так что не бедствуем. Днем строим два блиндажа, полностью вручную, так как обещанной техники так и не видели, точнее, приехал МТЗ, но быстро сломался. Весь остальной взвод кроме караульной команды вечером на «Газели» отбывает на ВАУШ. Блиндаж, под этим громким названием у нас скрывается яма примерно три на четыре метра и глубиной метра в два, это дело укрывается в два ряда бревнами, пленкой и засыпается землей метра на два. Выход делается зигзагами и заставляется мешками с землей так, чтобы был узкий проход для одного человека. Внутреннее убранство зависит от вкуса и возможностей хозяев, но, в основном, это застеленный чем-нибудь пол, на котором лежат матрасы. Вечером приехал с увольнительной «Сова», подбил всех в карауле травить на сон грядущий анекдоты, а потом страшные истории. Но как-то не было страшно, несмотря на то, что находились в одиноком доме по среди поля. На самом деле, самая страшная история на войне для пехотинца – это характеристики тяжелой вражеской артиллерии! Наверное, самая добрая история для меня сейчас – характеристики и количество артиллерии ополчения, жаль, что у нас нет современных российских систем, тогда бы «укропам» пришлось не сладко. В итоге, легли спать довольно поздно, толком и не отдохнули ночью. Но я понял, что мне нравиться здесь, как-то хорошо, не смотря на обстрелы и не совсем комфортные условия. Я буду по всему этому скучать.

Есть такой фильм "Взвод", один из моих любимых, и плевать что он американский, война и человек на войне везде одинаковы. Ну, так вот у меня сейчас свой взвод, это те парни, которые меня окружают. Я обязан написать немного подробнее о них:
Михалыч: мужик лет пятидесяти, самый уважаемый человек во взводе. Невысокого роста, седой, поджарый. Легко может стать взводным, но не хочет. Хотя в отсутствии командиров рулит взводом. Сбил самолет из своего ПЗРК, а он единственный зенитчик во взводе, со словами «нех*й тут летать» и никогда об этом больше не говорил. Делает все неспешно основательно, прижимист, но не жаден. Очень не любит позывные.
«Дед»: в самом деле дед, 63 года. Шахтер, всю жизнь проработал на шахте. Очень часто невыносим, постоянно брюзжит, чем доводит окружающих до кипения. Всегда считает себя правым, любит вспоминать службу в СА. Невысокого роста, сед, поджар, но печать годов видна. Очень бережлив, любит копить вещи, пусть даже ему и ненужные. Стрелок.
«Гудвин»: Мой тезка. Мужик 54 лет, бабник, балагур, но спокойный. Тоже невысокого роста, с проседью, обаятелен. Ценит в одежде карманы и любит сладкое. В расчете СПГ.
«Батя»: среднего роста, лысый, с остатками седых волос, за пятьдесят, был до войны начальником, как и многие здесь, большой любитель выпить. Основательный, но бойкий, был в расчете СПГ.
«Рэм» или «Рэмбо»: около сорока лет. Среднего роста, поджарый. Любитель выпить и поворчать, «приласкать» человека, в кавычках. Еще любит баб, считает, что неправильно обходится без них, даже если есть жена и она далеко, очень хозяйственный. Говорит, что его детство прошло в армии, отец военным был. Пулеметчик.
«Карп»: сорок пять лет, бросила жена, толстый, немного тормознутый. Любит советские книги про военных и отечественные фильмы про войну, правда, особым вкусом не отличается. Жаден до сигарет. Стрелок.
«Базиль»: когда я приехал, он был оружейником роты, на ВАУШе торчал после ранения. Любитель выпить, покурить время от времени. Среднего роста, плотного телосложения, есть в нем что-то от кота, спокойный, но не прочь влезть в драку. Любитель рок-музыки. АГС-ник.
Женя: лет тридцать пять, темный, среднего роста, какой-то весь плавный. Зять Михалыча, держится рядом с ним. Спокойный, особо не болтливый. Достаточно умерен во всем. Гранатометчик.
«Сова»: среднего роста, худощавый, лет под тридцать. Мастер горных работ. Наш замок, не прочь выпить, но в меру. Любит шутить, в основном удачно, может быть душой компании, немного раздолбай, но тоже в меру. Любит «блатняк». Больше всего хочет жить с девушкой, от которой у него ребенок. Сожалеет, что не совершил подвига, например не подбил танк, хотя в расчете «Града» танк подбил.
«Лесник»: среднего роста, среднего телосложения, светловолосый, мастер леса 29 лет. Доброволец, любитель выпивки и доступных женщин. Раздолбай, хотел поехать на Казантип, но поехал на войну. Умен, хоть это и не всегда заметно. Пулеметчик или стрелок, как придется.
Тема: Высокий, плечистый, инженер, работал сварщиком оптоволокна. Почти всегда серьезен, очень серьезно подходит к войне обычно не разговорчив. Главный пессимист в роте, обожает отстаивать свою точку зрения, с трудом соглашается с чужой. Гранатометчик.
«Заз» или «Запорожец»: среднего роста, худощавый, позывной не зря дан, он с Запорожья. Любит выпить, покурить, спит со всем, что движется. До войны был предпринимателем, уехал воевать на Донбасс, дорога назад только на БМП. Командир отделения, пулеметчик.
«Кащей», Валера: высокий, худой, хотя и аппетит отменный. Превыше всего ставит деньги. Работал до войны сварщиком, часто говорит о машине и ремонте, мечтает, что когда освободят родной дом, уйдет из ополчения. Стрелок, расчет «Града-П», главный оптимист взвода.
«Али»: высокий, подтянутый, с черной бородой, за что и получил данный позывной. Мой тезка. Любит выпить и покурить, особо не разговорчив. Гранатометчик.
«Солнце», Миха: высокий, стройный, с простым лицом. Верит в духов и магию, гитарист. Любитель выпить и подуть. Болтлив, переживает за товарищей, один из самых адекватных и грамотных минометчиков.
«Десятый»: Среднего роста и телосложения. Молчалив, хозяйственен, немного раздолбай. Не прочь выпить и покурить. Командир минометчиков в нашем взводе.
«Мартын»: невысокий, жилистый. Веселый любитель выпить и подраться, за что и страдает временами, считаясь залетчиком. Минометчик.
«Крыл»: среднего роста и среднего телосложения. Главный залетчик взвода, большой любитель покурить и нарваться на неприятности. По пьяни умудрился взять в плен пьяного «укропа», купавшегося в реке. В ополчение приехал из Одесской области. Минометчик.
О чем я, собственно, эти люди три месяца держали оборону на Металлисте, конечно, не только они, но это мой взвод, конечно, не весь. Это они остановили нацистов «Айдара» 17 июня. Это они без еды и, первое время, с одними автоматами сутками сидели под обстрелами, удерживая Металлист.

День сорок девятый, 14.09.2014 г.

День, когда я обрел жилье. Не, серьезно, блиндаж – это действительно доступное жилье. Два часа работы экскаватора и полный «Камаз» бревен, ну, плюс еще метров двадцать пленки.
Так как на позициях нет никого старше замка, то никто собственно не знает, где ставить огневые точки, план никто не составлял. Взводный катается на фургоне, выполняя задачи старшины, чьи задачи выполняет настоящий старшина и ротный, никто не знает. Мы просто расставили блиндажи через каждые пятьдесят метров, и командиры расчетов выбрали каждый себе блиндаж в зависимости от своих огневых позиций. Выбирали огневые сами, рассуждая логически. Так собственно и я определился с блиндажом, мне его выкопал, да и все остальные тоже, наконец приехавший нормальный экскаватор, мы прикрывали его всем взводом плюс штрафники. Последние рассказывают жуть про губу, что комендантские совсем обнаглели и временами избивают заключенных почем зря, не чувствуя за собой контроля. Один парень, артиллерист, с САУ-шки попал в комендатуру за то, что с разрешения командира сходил с оружием в медпункт в военкомате, там ему сказали прийти утром, а обратно из военкомата его не отпустили, типа дезертир. Так без вины и оказался штрафником (на следующий день его уже среди штрафников не было, видимо разобрались). Он рассказал примечательную историю своего прихода в ополчение. Оказывается, до войны он был ментом, что-то вроде нашей вневедомственной охраны, в конце июля, когда все местное начальство сбежало, милиция просто разошлась по домам, так как никто не ставил задачи и не платил зарплату. Пропил неделю и еще неделю провисел на турниках. А потом стандартная схема: шестой взвод на пять дней, потом в подразделение, в самоходки, день обучения на заряжающего и вперед за работу, вместо предыдущего заряжающего с оторванной осколком ногой. За три недели стрельб в САУ-шке, у него начали болеть легкие от пороховых газов.
Итог дня для меня: недоделанный блиндаж и недокопанная огневая. Из приятного то, что «Кащей» разобрался с камином и теперь в подвале ночью действительно тепло.

День пятидесятый, 15.09.2014 г.

Перемирие, говорят, закончилось, стала слышна стрельба, пока это пристрелочные выстрелы, на той стороне Донца в бинокли видно движение «укропской» техники. Весь день ушел на доделку и благоустройство блиндажа. Начал делать новую огневую точку, так как прежнюю отдали под СПГ-9, его расчет поселили у меня в блиндаже, не так уж и плохо, «Батя» и «Гудвин» гораздо лучше наших минометчиков. Пока копал себе позицию чуть не потерял автомат, вот действительно испугался. Вселился в блиндаж, все, новый этап окопной жизни начался, второго номера мне так и не дали, зато теперь не один, да и жилье гораздо лучше прежнего, хотя работы с ним предстоит еще немало.
За десять дней отвык от обстрелов, так хочется, чтобы и дальше их не было, а еще хочется, очень хочется помыться, а то как бомж скоро стану, сегодня даже зубы не чистил, некогда было...
Из хороших новостей, обзавелся противоосколочными очками, «Батя» их нашел и мне отдал, уж больно жадно я на них смотрел, так что скоро соберу комплект «вежливого человека».
Сегодня штрафники похоронили найденных вчера «укропов», то, что это были не ополченцы, определили по форме и шевронам. Судя по давности тел, их убили свои, отобрали всё ценное и бросили в траве. Как и за что их убили остается загадкой.

День пятьдесят первый, 16.09.2014 г.

С утра все-таки почистил зубы. День ушел на оборудование позиции для АГС, наверное, свою небольшую великую стройку довел бы до конца, если бы не два обстоятельства. Во-первых, почистил, наконец, автомат, мне показали, как снимать курок и предохранитель, зубная щетка оказывается нужна не только для зубов, но и для чистки автомата. Во-вторых, ходили в баню, нет, не так… В Баню!!! Черт возьми, за два месяца впервые толком помылся, почувствовал себя, наконец-то, человеком. Из неприятного: сломалась бляха на моём солдатском ремне, та самая, которую отдал мой хороший товарищ лет семь назад на срочной службе. Очень обидно, ну, значит, скоро и впрямь окончание службы. Интересная вещь – незнание обстановки, кто-то сказал, что Станицу взяли и теперь все гадают, то ли чтобы «укры» ее взяли двое суток назад, то ли наши ее просто отбили. Работаю над окопами, не бей лежачего, по пять-шесть часов в день, остальное время как-то растекается по мелочам. Обстановка этому благоволит, тем более сидим до сих пор без оружия с одними автоматами, а это так для самообороны от ДРГ только, не более. А разведчики, на территории которых мылись (дачи ментовского начальства Луганской области), забавные, даже караула не выставляют.

 

Источник

Система Orphus Просмотров: 201 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Кто до сюда дочитал я думаю не жалеет, хотя в начале была муть...
avatar


Loading...
Translate site
EnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanish


E-mail:wpristav@yandex.ru

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка

00:02:41


00:24:56

00:03:02

Новости нартнёров

Полезные ссылки
Заработок в интернете
Cкачать бесплатно программы


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика Военно-исторические ресурсы Military Top rankings. Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг Военных Ресурсов
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz