Шизофрения Трампа в отношении России - 30 Ноября 2017 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2017 » Ноябрь » 30 » Шизофрения Трампа в отношении России
11:46
Шизофрения Трампа в отношении России

Забавная рефлексия американцев по поводу провалившихся переговоров по вводу миротворцев на Донбасс и "шизофренической" политики администрации Трампа в отношении России через призму деятельности Курта Волкера, которому было поручено "договориться с русскими".
Все это как обычно сдобрено плохо скрываемыми подозрениями, что Трамп продолжает подыгрывать Кремлю и предавать интересы США.

Есть два подхода к Кремлю в этой администрации: подход президента и подход всех остальных.

Соединенным Штатам следует послать оружие в Украину, чтобы помочь ее "самообороне" против российской агрессии. Они должны заставить Россию ответить за ее незаконную "оккупацию" территории там и добиться ввода международных миротворцев. Российский президент Владимир Путин несет ответственность за этот конфликт в Европе, и он будет являться "принимающим решение" о том, закончится ли этот конфликт.
По крайней мере, по словам посла Курта Волкера, спецпредставителя администрации Трампа, которому поручено завершить войну в Украине. Если это звучит как вполне обоснованная американская политика в отношении России, то это потому, что это так и есть, и как более или менее та политика, которую проводила бы любая партия. Но, конечно, с этим есть одна большая проблема: она почти наверняка не отражает полностью то, что реально думает президент Соединенных Штатов.

В новом интервью для программы "The Global Politico", его первом обширном интервью с американским изданием с момента вступления в должность этим летом, Волкер подробно беседовал о том, насколько осложнены отношения с Россией сегодня, несмотря на надежду Дональда Трампа на их урегулирование, о том, как несколько раундов переговоров, которые он провел с ведущим советником Путина, не дали пока никакого результата, и о том, каково это - быть спецпредставителем госсекретаря, который обещал избавиться от спецпредставителей.
В целом, сказал он, перспективы мира настолько слабые, что он считает, что активные боевые действия, весьма вероятно, будут продолжаться и год спустя в Украине, которая вовлечена в военный конфликт с 2014 года, когда Россия насильственным образом аннексировала Крымский полуостров, что является первым подобным захватом после Второй мировой войны в Европе, и спровоцировала сепаратистскую войну в восточной Украине - приведшую к международному осуждению и, в конечном итоге, к санкциям, к снятию которых Путин отчаянно стремится.

С какой вероятностью?

"Я бы сказал, что, по крайней мере, 80 процентов", - сказал мне Волкер. "Есть шанс, что (войны) не будет, но самым вероятным сценарием является то, что это продолжится", - добавил он уныло, отметив, что более 10000 человек были убиты в восточной Украине с начала боевых действий.  Проводить время с Волкером - это значит столкнуться с основной шизофренией политики администрации Трампа в отношении России. Его версия является тем мнением, которое бы было почти у любой администрации США в отношении России и украинского конфликта. И это мнение достаточно сходно с суждениями других людей в администрации Трампа, с которыми я говорила недавно: это крайне критические мнения о Путине и уж точно не поддающиеся его влиянию; обеспокоенные, что по ключевым вопросам можно добиться мало или никаких результатов, и что самый низкий уровень в американо-российских отношениях еще не достигнут после хакерского взлома выборов в прошлом году, после зеркальных обвинений в шпионаже, высылки дипломатов и закрытия консульства.
Волкер сказал, что сам Трамп теперь согласен с этой версией его политики в отношении России, хотя бы потому, что действия России были такими конфронтационными. "Россия очень старается", - сказал Волкер. "Это то, что всегда говорит президент: мы бы хотели наладить отношения. Но то, что делает Россия, реально это затрудяет". Но, конечно, эта политика в отношении России - не совсем политика Трампа.

И напоминания об этом появляются почти каждый день. Собственно, всего за несколько часов до моего интервью с Волкером Трамп не преминул позвонить Путину, и официальное сообщение об их более чем часовом разговоре изображало это как широкую дискуссию по Сирии, Украине, Северной Корее, ИГИЛ, Ближнему Востоку и Центральной Азии. Решение поговорить с Путиным вызвало буквально гул недовольства со стороны некоторых членов администрации, занимающихся Россией, учитывая, что это произошло через день после того, как Путин был сфотографирован физически обнимающим сирийского диктатора Башара Асада во время встречи в Сочи, а в заявлении Трампа о телефонном звонке не упоминалось никакой критики в отношении поддержки Путиным сирийского режима или его недавнего решения заблокировать расследование ООН использования режимом Асада химического оружия.

Это не показалось случайным тем, кто следит за отношениями Трампа с российским лидером. Несмотря на горячие просьбы его сотрудников и их мнения - как у Волкера - которые обычно намного более скептически настроены в отношении авторитарного правителя Кремля, Трамп так и не отказался от своих надежд на новую дружественную эру в российско-американских отношениях. Во время его недавней поездки в Азию он даже снова разжег спор по поводу вмешательства Путина в 2016 году в президентские выборы в США, дав понять, что он верит отрицаниям Путина - несмотря на четкие выводы разведывательного сообщества США. (Белый дом позднее неубедительно пояснил, что Трамп не подразумевал ничего такого.)
И все это ставит Волкера неожиданно прямо в центр самой спорной внешнеполитической схватки президентства Трампа.

***

Нет никаких сомнений, что 52-летний Волкер является необычной фигурой, присоединившейся к администрации Трампа. Его предыдущей работой была работа исполнительным директором института, созданного сенатором Джоном Маккейном, вероятно, самого жесткого критика внешней политики Трампа в его партии и давнего "ястреба" в отношении России, который был особенно резок касательно похвалы Путина Трампом. А до этого Волкер работал на ключевой должности с союзниками США, чтобы противодействовать российской агрессии, как посол в НАТО при президенте Джордже У. Буше, внешнюю политику которого Трамп в течение большей части предвыборной кампании 2016 года критиковал как дорогостоящую и неадекватную.
И все же Волкер демонстративно не подписал письмо от большого числа типичных представителей национальной безопасности от Республиканской партии, отмежевавшихся от Трампа во время этой предвыборной кампании. Немногие из тех, кто подписал его, сказали мне, что они рады, что он делает все необходимое и проводит то, что выглядит его собственной версией политики в отношении Украины, которая их устраивает; их единственным вопросом является то, имеет ли он и другие, разделяющие его взгляды в администрации Трампа, реальное значение, когда дело касается выработки политики.

У Волкера также есть вызывающее вопросы отличие в том смысле, что он является единственным спецпредставителем, которого назначил на должность госсекретарь Трампа, Рекс Тиллерсон, который пришел на свою должность с обещанием реорганизовать Департамент и упразднить десятки других должностей спецпредставителей, как, например, та, что он только что создал для Волкера. И, кстати, Волкер сказал мне, что он согласился на эту должность только временно, в добровольном порядке, и что это было необходимо из-за "особенно трудного переходного периода", который привел к тому, что у Трампа не оказалось в Госдепартаменте ни одного политического назначенца, чтобы разбираться с русскими по вопросу Украины.

Когда мы беседовали, то Волкер только что вернулся на предыдущей неделе с личной встречи в Белграде с ведущим советником Путина, Владиславом Сурковым. Эта была их третья встреча, но Волкер был откровенен в отношении того, что было достигнуто: ничего. Переговоры, сказал он, стали "шагом назад", так как Сурков вернулся к первоначальному предложению России в сентябре о размещении миротворцев ООН в восточной Украине вдоль линии, которая в настоящий момент разделяет правительственные войска Украины и поддерживаемых Россией сепаратистов. Сурков сказал журналистам после встречи, что Волкер представил русским 29 особых параграфов и что Сурков согласился только с тремя из них.
Как бы там ни было, провал этой встречи говорит не только о трудности заключения мира в Украине, но и о неблагополучном состоянии текущих американо-российских отношений.

Более того, незадолго до последних украинских переговоров появился новый раздражитель: неудачная попытка организовать встречу Трампа и Путина во время недавней азиатской поездки Трампа. Мне сказали, что русские были рассержены, что у Трампа и Путина не состоялась формальная двусторонняя встреча в кулуарах недавнего саммита мировых лидеров в Азии, и что Белый дом Трампа колебался в обоих направлениях, сначала отвергнув идею встречи двух лидеров, а затем, когда стало ясно, что русские недовольны, в последнюю минуту предложив добавить совещание Трампа с Путиным, что было отвергнуто обиженными русскими. Фактически несвоевременный телефонный звонок Трампа Путину прямо перед моим интервью с Волкером являлся частью усилий по сглаживанию озабоченности русских.

Во время интервью Волкер, как кажется, согласился, что это могло быть частично причиной того, почему Сурков казался таким неуступчивым во время их последней встречи. "Наша третья встреча, как вы сказали, была шагом назад", - сказал мне Волкер. "Они снова вернулись к их первоначальному предложению. Я не знаю, каким будет следующий шаг после этого. Возможно, что это произошло совершенно по иным причинам, никак не связанным с Украиной, просто из-за того, где мы находимся в наших американо-российских отношениях. Это могло быть связано с не состоявшейся двусторонней встречей между президентом Путиным и президентом Трампом".

В общем и целом я видела, что Волкер вряд ли раздувал перспективы заключения большого мирного соглашения с Путиным. Он сказал, что нашел Суркова полезным собеседником в том смысле, что кремлевский советник явно имеет влияние на президента и участвует в качестве "политтехнолога", говорящего по большому счету о политическом решении, а не как некий беспомощный функционер из российского Министерства иностранных дел. И он сказал, что есть "проблески" надежды, говорящие о том, что Путин, возможно, готов найти выход из "тупиковой ситуации" в восточной Украине, учитывая, что боевые действия более или менее остановлены, а Путин сталкивается с жесткими американскими и европейскими санкциями из-за вторжения в Украину.
Волкер настойчиво утверждал, что Путин мог бы исправить это, заключив сейчас сделку о прекращении боевых действий и вводе внешних миротворцев.
"Вторжением в страну и захватом части территории они создали более националистическую, более прозападную, более объединенную Украину, чем это было когда-либо раньше", - считает Волкер. "Это совершенно противоположно тому, чего они хотели добиться, так что это дает им основание сказать - "Хорошо, мы не извлекаем из этого то, что мы хотели. Это нам дорого стоит, как в весьма конкретном виде военной операции и гражданской администрации, но также в виде санкций, их (России) репутации, их отношений с Европейским Союзом, их отношений с Соединенными Штатами. Так что у них может быть заинтересованность в том, чтобы урегулировать это".

Однако слышать рассказ Волкера - это не совсем то же самое, что слушать о конфликте на грани его урегулирования. Не только личная заинтересованность Трампа подтолкнуть Путина и установить мир в Украине вызывает большие подозрения, но и у самого Путина, как кажется, нет особых причин делать сейчас такие шаги - особенно из-за его грядущих перевыборов в марте 2018 года и того, что конфликт с Украиной неизбежно должен быть изображен как российский успех.

К тому же есть аналогично непростая американская часть уравнения.
Волкеру и другим в администрации явно приходится также убедительно представлять их главную цель Трампу, а не только русским. Их аргументы для Трампа выглядят примерно так: вы говорите, что вы хотите улучшения отношений с Москвой. Но это невозможно, пока русские поддерживают горячую войну в Украине и находятся под американскими и европейскими санкциями в результате этого. "Если у нас будет какое-то улучшение американо-российских отношений", - сказал Волкер, - "то мы не хотим оставаться там, где мы находимся. Мы бы хотели, чтобы это было более конструктивным", а для этого "нам придется увидеть результат в Украине". Волкер говорит, что Трамп это понимает. "Я знаю, так как непосредственно слышал это от президента, что он хочет это сделать. Он хочет заключить мир; он хочет, чтобы это было урегулировано; он хочет видеть, как Украина получит обратно свою территорию. Это совершенно ясно".

Самым неотложным текущим вопросом, который вполне может подорвать переговоры Волкера - и еще больше свести на нет надежды Трампа на улучшение отношений с Путиным - являются продажи оружия Украине. После нескольких месяцев внутренних дискуссий и Пентагон, и Госдепартамент, по сообщениям, рекомендовали Трампу одобрить продажу оружия на 47 миллионов долларов, включая противотанковые ракеты "Javelin", которые Украина интенсивно лоббировала. Но сам Трамп пока не утвердил это, и многие специалисты по России считают, что он не хочет это делать; так как грядут президентские выборы в России, а судьба украинских переговоров с Сурковым все еще не ясна, то вполне возможно, что США и не станут действовать в соответствии с рекомендацией в ближайшее время. "Здесь нет пока решения", - сказал Волкер. Несколько источников сказали мне, что Волкер является убежденным сторонником продажи оружия, и он дал ясно понять в нашем интервью, что он поддерживает эту идею.

"Я не вижу ничего аргументированного в отношении того, почему Украина должна быть каким-то особым случаем, почему мы этого не делаем, особенно, когда они активно пытаются защитить свою территорию", - сказал Волкер, прежде чем разобрать "аргументы, приводившиеся в прошлом", которые "я не думаю, что выдерживают много критики" - от возможности того, что отправка новейшего американского оружия украинцам могла бы иметь обратный эффект и вызвать переход боевых действий в активную фазу, до идеи, что это приободрит украинцев для продолжения войны и они откажутся от участия в переговорах.

Я спросила одного опытного специалиста по России, бывшего высокопоставленного чиновника Госдепартамента, как относиться к этим аргументам. Волкер, сказал бывший чиновник, на правильной стороне. А вот Трамп - насколько можно понять - нет.
Но как это сказывается на кредите доверия Волкера у русских, с которыми он должен вести переговоры? 
Не нужно быть опытным кремлинологом, чтобы знать ответ на этот вопрос.


Сьюзан Б. Глассер

http://perevodika.ru

Система Orphus Просмотров: 28 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка





Новости партнёров
4for1 Cкачать бесплатно программы

Полезные ссылки

Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика

E-mail:wpristav@yandex.ru




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz