В настоящее время обсуждение возможности переезда правительства с точки зрения национальной безопасности сводится к двум противоположным тезисам. Первый – чем дальше от границы, тем лучше. Второй – в Москве создана большая и серьезная инфраструктура: командные центры, узлы связи, уникальная система противовоздушной и противоракетной обороны, потому просто бросить все это нельзя. Попробуем разобраться с доводами той и другой стороны.

Есть ли штука против гиперзвука?

Действительно, Москва расположена достаточно близко к западной границе и потому находится в радиусе поражения не только дальнобойных крылатых ракет, но и стартующей из Прибалтики тактической авиации. С учетом современной механизации сухопутных войск и их возросшей аэромобильности в случае вторжения с северо-западного направления и при неблагоприятном стечении обстоятельств противник может быть в Москве через несколько суток.

Во времена СССР столицу прикрывали Белорусская и Украинская ССР, Прибалтика. Там стояли достаточно большие воинские контингенты, а главное – были размещены контуры противовоздушной и противоракетной обороны. Сейчас Москва лишена такого щита.

Именно уязвимость от возможных массированных ракетно-авиационных ударов заставила в свое время создавать вокруг столицы РФ кольца противовоздушной и противоракетной обороны. За 60 лет в Подмосковье созданы десятки, если не сотни военных объектов, обеспечивающих такую защиту. Успело смениться несколько поколений систем ПРО от А-135 «Амур» до новейшей А-235. А полки ПВО уже готовятся получать уникальную зенитно-ракетную систему С-500. Несомненно, вокруг столицы РФ создана не имеющая аналогов в мире комплексная воздушно-космическая оборона.

Но тезис, что Москва – нервный узел российской обороны, достаточно спорен. Даже если обратиться к открытым источникам, становится понятно, что в случае войны управлять войсками непосредственно из столицы никто не намерен. В случае быстротечного ядерного конфликта существует система запасных командных пунктов. У президента РФ, а также у руководства Минобороны есть специализированные воздушные КП. Это «Борт номер один», Ил-80 и Ил-82, а также не столь большие, но весьма функциональные Ил-22. Главная задача военной инфраструктуры Москвы – обеспечить выживание в первом ударе и последующую эвакуацию из города высшего руководства страны, ключевых специалистов Минобороны и других силовых ведомств.

На случай ядерной войны еще с советских времен у всех министерств и ведомств есть свои запасные места работы в других регионах РФ. Адреса их нахождения не разглашаются. Но, к примеру, хорошо известно, что специальные объекты, построенные еще в военные годы, есть в Самаре.


 

В то же время в Москве создана сложнейшая система связи, которая обеспечивает управление Минобороны, других силовых ведомств, а также оборонно-промышленного комплекса в мирное время. Это сотни коммутационных узлов, тысячи километров кабельных и оптоволоконных линий, огромные антенные поля и спутниковые антенны. Именно они и превращают Москву в «нервный центр» оборонно-промышленной и военно-политической систем России.

Но, как и в случае с ВКО, многоуровневая структура систем связи и управления обусловлена не практической необходимостью. Причина имеющейся сложности достаточно проста. Структура соединяет в себе несколько поколений. Были старые объекты, создавались новые, что-то модернизируется и объединяется. И такой процесс идет непрерывно.

Предшествующие системы не выводятсяиз эксплуатации, а используются как резервные. Скажем, судя по данным из открытых источников, по всему Подмосковью разбросаны вышки связи и городки для их обслуживания. В частности, они используются в системе военных комиссариатов. В определенное время передают условленные кодогруппы. При этом существуют более современные средства обмена и передачи этих команд, но старые не ликвидируются. На всякий случай.

Надо признать, что Москва действительно уязвима. И с появлением новых систем воздушно-космического нападения, вроде гиперзвуковых летательных аппаратов, высокоточных крылатых ракет и «умных бомб», угроза возрастает многократно. Ответными мерами становятся постоянный апгрейд и расширение систем ПРО и ПВО. Причем по мере роста мегаполиса некоторые старые объекты ВКО оказываются в черте города.

Одно из главных следствий уязвимости Москвы – необходимость создания сложной системы эвакуации первых лиц страны, высокопоставленных военных и специалистов за пределы города в специальные укрытия.

Ездили, знаем

Как успешный пример можно привести переезд главкомата ВМФ в Санкт-Петербург. Да, первое время у военных моряков были серьезные проблемы – приходилось постоянно ездить в Москву, а мощность имевшихся узлов связи не обеспечивала прохождение возросшего информационного трафика. Но по большому счету все эти проблемы стали лишь следствием поспешности перевода – морякам дали на него чуть больше месяца. Сейчас же ситуация стабилизировалась и оказалось, что даже находясь на приличном расстоянии от Главного узла связи ВМФ, который расположен в Подмосковье, работа главкомата идет стабильно. Поэтому при достаточном времени на подготовку перевести систему военного управления из Москвы в другой город вполне реально. Все определят время и средства, выделенные на переезд.

Но главная проблема потенциальной будущей столицы – ее защита от современных средств воздушно-космического нападения. И в данном случае лучшими вариантами станут города, удаленные на расстояние тысяч километров от западных и восточных границ. Также нельзя забывать, что пока на севере России не воссоздано единое радиолокационное поле, некоторые направления остаются весьма уязвимы.

Выполнив такие условия, можно серьезно сэкономить время и средства на создание сложной системы эвакуации, а также на формирование объектов «второй Москвы». Фактически можно обойтись системой закрытых командных пунктов вокруг новой столицы.

Если она окажется вне зоны действия тактической авиации, не требуется сложная многоконтурная система противовоздушной обороны. Но в случае с ПРО дешевыми решениями не обойтись – удаленность столицы от границ как элемент защиты абсолютно бесполезна. А быстро создать противоракетный зонтик, увы, не получится, работы займут не один год.

Сейчас Москва – единственная мировая столица, которая настолько плотно прикрыта средствами противоракетной обороны. Ни Вашингтон, ни Лондон, ни Париж противоракетного зонтика не имеют. Однако при наличии эффективной системы предупреждения о ракетном нападении от формирования системы ПРО, аналогичной уже существующей вокруг Москвы, можно либо совсем отказаться, либо ограничиться некоторыми элементами.

Получается, что с военной точки зрения перевод столицы в другой город – вполне осуществимое решение, более того – еще и достаточно обоснованное. Однако и критической необходимости в срочном переезде пока нет. Значит, военный аспект станет, может, и весьма важным, но не единственным при принятии решения о создании «Нью-Москвы».