Особенности национальной пехоты - 4 Ноября 2017 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2017 » Ноябрь » 4 » Особенности национальной пехоты
08:39
Особенности национальной пехоты

В Сирии союзные США курды взяли Ракку после масштабных бомбардировок города американской авиацией. Перед этим в Ираке проамериканская коалиция захватила Мосул. Как сказалось падение этих городов на положении «Исламского государства» (запрещенного в России)? Что происходит в Иракском Курдистане и Киркуке после проведения референдума о независимости? Какую стратегию пытаются реализовать в регионе американцы?

Предлагаемая статья, затрагивающая эти вопросы, написана на основе материалов эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

 


Эр-Рияд поможет

Ракка была освобождена от ИГ 19 октября. В тот же день на ее руинах прошли переговоры о восстановлении города. В них участвовали спецпредставитель президента США в международной коалиции по борьбе с ИГ Б. Макгерк и министр Саудовской Аравии по делам Персидского залива Т. аль-Сабхан.

Мнения экспертов о будущем «Халифата» колеблются между сопоставлением с Африкой (Судан, Мали, Ливия, Египет, Сомали) и Юго-Восточной Азией (Мьянма, Филиппины).

Сведения об использовании боевиков ИГ в пользу США подтверждает сообщение Би-би-си о переговорах генерала Д. Глинна о выпуске из Ракки оставшихся там джихадистов. По соглашению, заключенному 12 октября курдской коалицией, Ракку покинули около тысячи игиловцев. 17 октября автобусы доставили их в сирийско-иракскую пограничную зону, где армия Асада ведет бои с «халифатчиками». На эвакуацию согласились также иностранцы-боевики, преимущественно из стран СНГ, ранее отказывавшиеся покинуть город.

В связи с этим Д. Трамп может отчитаться в выполнении предвыборных обещаний о разгроме ИГ. Взятие Мосула и Ракки хозяин Белого дома обещал осуществить в течение первых ста дней президентства, но сделать это в указанный срок не удалось. Наступление сирийских правительственных войск на плацдарме восточнее Евфрата и в Дейр эз-Зоре вынудило США ускорить взятие Ракки, не обращая внимание на последствия: город разрушили ковровыми бомбардировками, так как американцы и их союзники не смогли договориться с местной суннитской элитой о сдаче и вывод части боевиков этот вопрос не решил.

Часть джихадистов перебазировалась в Дейр эз-Зор, но в Ракке остался гарнизон, который передать город СДС отказался. Местные племена не устраивает переход суннитского города и нефтяных полей под контроль курдов из СДС. Установление курдского надзора над месторождением Аль-Омар чревато конфликтом в ближайшей перспективе. В этом ситуация отлична от взятия Мосула или Тикрита. Там сунниты в иракской армии договаривались об условиях капитуляции и определения пределов дальнейшего сосуществования с местными единоверцами.

В США ситуацию понимают. Отсюда попытки смягчить ее гуманитарной интервенцией за счет Саудовской Аравии. Сами американцы не собираются вкладываться в восстановление Ракки. В основе их политики организация такого рода операций за деньги союзников. В Афганистане они пытаются это сделать за счет Индии, в Сирии – саудовцев. Проблема Ракки – часть программы покупки лояльности племен на территории восточнее Евфрата. США в данном случае предлагают Эр-Рияду установить контакты с местными суннитами за свои кровные.

Разрушение Ракки доказывает, что США готовятся к установлению приемлемого для себя режима в северных районах Сирии. Достичь этого и фронды местных суннитов попыткам диалога с Дамаском или наступлению правительственных сил к иракской границе они намереваются заключением компромисса с местными племенами. Отсюда попытка привлечь КСА к подкупу племенной верхушки и как альтернативу иракским суннитам в качестве центра влияния вкупе с освобождением из тюрем местных уроженцев. Но все портят курды. Сунниты не приемлют их на своей территории. Эр-Рияд может дать деньги, но не военную силу. Подконтрольные Саудовской Аравии отряды в Идлибе осуществить экспансию в Дейр эз-Зор не в состоянии: они потеряли много бойцов, а впереди борьба с протурецкими группами и турецкой армией.

Говорить о массовом внедрении сторонников запрещенной в России «Джебхат ан-Нусры» (ныне «Тахрир аш-Шам) не стоит, хотя десанты для насаждения в Дейр эз-Зоре модели «Джебхат ан-Нусры» реальны. Курдов американцам надо отводить в места постоянного базирования. Альтернатива – местные сунниты под флагами «Джебхат ан-Нусры», воюющие на деньги Саудовской Аравии. Это и есть план США по «деэскалации» конфликта в Сирии с попыткой его «афганизации» исламистским фактором. Турции и Катару это не нравится. Отряды ИГ из Ракки, ушедшие в Дейр эз-Зор или в контролируемую турками зону между Африном и Джараблусом, еще помешают КСА и США. Но Эр-Рияд готов обозначить присутствие в Дейр эз-Зоре, оттягивая силы турок от Идлиба.

Вилайеты, вилайеты…

Взятие Ракки и Дейр эз-Зора – окончание суннитского военного сопротивления на территории Сирии в ИГ-формате, хотя и не означает, что оно там прекращается. «Халифат» жизнеспособен только при наличии ряда факторов. Главный – контроль территорий, на которых эта организация может сформировать органы управления, создать налоговую систему и силовой аппарат, являющийся гарантией безопасности для местных суннитов. Суть этого – предоставление им оптимальной модели социально-экономической автономии и устройства государства, основанного на шариате в его изначальном виде в противовес существующим в арабском мире полусветским монархиям и псевдореспубликам, режимы которых коррумпированы и не в состоянии предоставить молодежи системы работающих социальных лифтов.

Особенности национальной пехотыГлавное отличие ИГ от «Аль-Каиды» в том, что оно с самого начала стремилось к самодостаточной системе финансирования благодаря образованию квазигосударства с установлением контроля над основными источниками получения доходов: нефтяных и водных ресурсов, ирригационных сооружений, сухопутных и речных маршрутов. «Аль-Каида» всегда жила за счет финансовых траншей из стран Аравийского полуострова, точнее, из КСА. Когда переводы иссякали из-за того, что интерес Эр-Рияда к той или иной точке воздействия пропадал, улетучивалось и влияние группировки.

Если суннитское сопротивление загонят в подполье, оно будет называться по-другому и основываться на иных принципах, но не исчезнет, пока не создадут новую модель встраивания суннитов в государственное и экономическое управление Ирака и Сирии. По этому признаку (как и по спонсорам) ИГ отличается от «Аль-Каиды». Ее сторонники никогда не стремились основывать госструктуры и контролировать обширные территории в устойчивом режиме со своей системой налогообложения и управления. «Аль-Каида» – наднациональное джихадистское образование, которое использовалось для укрепления саудовского влияния в мусульманском мире. ИГ же – сугубо националистическое образование, использующее, но не практикующее идеологию строительства всемирного халифата для рекрутирования иностранной живой силы, без чего существовать на больших пространствах не может. От 60 до 70 процентов личного состава ИГ и «Джебхат ан-Нусры» составляет «иностранная пехота». Все «вилайеты» на других территориях и в других странах, будь то Нигерия или Филиппины, лишь попытка суннитских и этнических элит иных стран скопировать и применить этот опыт в своих националистических целях. Филиппинцам иракские лидеры ИГ отказали в праве называться «вилайетом» в силу их малочисленности, но те продолжают название использовать.

Это же справедливо и в отношении «вилайетов» в Нигерии, Сомали. Особняком стоят проекты ИГ в Афганистане и на Синае. Они создавались и финансировались Катаром для дестабилизации ситуации в этих странах. В АРЕ цель Катара – раскачивание режима военных, отстранивших от власти «Братьев-мусульман», которых в Дохе полагают универсальным инструментом распространения катарского влияния в мусульманском мире. Дестабилизация Синая важна и для противостояния АРЕ – ОАЭ в связи с конкуренцией со связкой Катар – Турция в Ливии, Африке в целом и на Ближнем Востоке. В Афганистане через сторонников ИГ Доха доказывает, что попытки Вашингтона, Исламабада и Кабула отдалить ее от афганского урегулирования ошибочны. После фиаско эксперимента с образованием ИГ в Сирии и Ираке идея эта начнет затухать, что мы увидим после переименования и раскола «вилайетов» ИГ.
Компромиссный Эрбиль

Власти Иракского Курдистана (ИК) готовы заморозить итоги референдума о независимости и начать диалог с Багдадом. Об этом, как передает телеканал «Рудау», говорится в распространенном заявлении правительства ИК. За день до этого парламент автономии проголосовал за перенос выборов в законодательный орган на восемь месяцев. Ранее за продление мандата парламента действующего созыва высказались Демократическая партия Курдистана, Патриотический союз Курдистана и Исламский союз Курдистана. Высшая независимая избирательная комиссия автономии заявила об отсрочке голосования ввиду отсутствия кандидатов. Условия сделки между Эрбилем и Багдадом курдами выполнены.

В данном случае необходимо говорить не о «предательстве» ПСК, а о сделке между ним и ДПК по передаче Киркука под контроль Багдада. По ней отряды пешмерга сдавали позиции иракским вооруженным силам и отходили из провинции. То, что в Иране приняли решение 25 октября открыть КПП на границе с ИК, свидетельствует: инцидент исчерпан, хотя зачистки провинции Киркук отрядами шиитской милиции и иракского спецназа продолжаются. Они установили контроль над нефтяными месторождениями Суан, Так-Так и вышли на южной берег реки Малый Заб.

Иракские войска двигаются к границе между Сулейманией и Киркуком в районе Шамшамала. В Найнаве шиитские отряды перемещаются к горному массиву Шангал, который находится южнее приграничного «треугольника» между Сирией, Ираком и Турцией. В данном случае продвижение войск Ирака – подготовка к окончательной зачистке от сторонников ИГ, открытию КПП на границе Сирии и Ирака. Скорее всего она будет идти синхронно с сирийского и иракского направлений силами сирийской армии и шиитскими формированиями, чья растущая роль вызывает беспокойство в США. Попытки повлиять по этому поводу на Ирак со стороны госсекретаря США Р. Тиллерсона привели к раздражению Багдада.

Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади совершил визит в КСА, Иорданию и АРЕ, а также провел переговоры в Анкаре с президентом Турции Р. Т. Эрдоганом. Эксперты связывают его турне не только с разъяснением ситуации при зачистке Киркука, но и с попыткой заручиться поддержкой ведущих суннитских государств в преддверии начала парламентской кампании, которая должна завершится в мае 2018 года выборами. Визит в суннитские страны призван сыграть успокаивающую роль в связи с возрастающим влиянием в Ираке Тегерана и его значение в заключении секретной сделки между Эрбилем и Багдадом по вопросу зачистки Киркука и выстраивания отношений между ними не только в экспорте курдской нефти через Национальную нефтяную компанию (ННК) Ирака в обмен на финансовые транши Багдада, но и в отказе автономии от новых попыток разыгрывать карту государственного обособления. Иран гарантировал отсутствие негативных последствий, в том числе со стороны отрядов Рабочей партии Курдистана (РПК), что важно для Анкары. Согласно договоренностям отряды РПК перебазировались из Синджара в горные районы ИК. Их заменили курды-езиды, официально входящие в отряды «Хазб аш-Шааби», что устраивает Тегеран. Причем в эпизоде с «независимостью Иракского Курдистана» более всего выиграли М. Барзани, сохранивший пост президента курдской автономии, Тегеран, усиливший влияние в Ираке, в том числе в активизации подконтрольных шиитских формирований в Киркуке и на иракско-сирийской границе, также премьер аль-Абади, который после установления контроля над Киркуком и укрепления рабочих отношений с Ираном обеспечил себе победу на парламентских выборах в 2018 году.
Люди от Дохи

Египетские полицейские, получив информацию о скрывающихся рядом с трассой Каир – Эль-Вахат Эль-Бахария (провинция Гиза, около 150 километров к юго-западу от Каира) боевиках, которые планировали террористические атаки, выехали на их задержание, но попали в засаду. Одним из главных ее организаторов, сообщают СМИ, был Х. Ашмауи (Абу Омар аль-Мухаджир). Он служил в спецназе египетской армии «Ас-Саика» («Молния»), но был уволен в 2009 году за радикальные взгляды. Занимался бизнесом, попал под влияние такфиристов и сформировал в Каире ячейку ИГ – «Ансар Бейт аль-Муккадас», она же «Вилайет Синай». Затем скрывался в районе ливийского города Дерна, где организовал тренировочный лагерь ИГ, позже отошел от него и якобы основал ливийское крыло организации «Аль-Мурабитун».
СМИ АРЕ утверждают, что Ашмауи причастен к неудавшемуся покушению на экс-главу МВД М. Ибрагима и убийству египетского генпрокурора Х. Бараката, приговорен в АРЕ к смертной казни. На деле эти теракты совершали профессионалы-взрывники, многие из них прошли обкатку еще в «Аль-Гамаа аль-Исламия». Сейчас они работают только по заказу. В этой связи обратим внимание на то, что «Ансар Бейт Аль-Муккадас» действует лишь на Синайском полуострове, а в городах АРЕ – иные группы. Они координируются, но название «Вилайет Синай» используется только применительно к Синаю.

В реальности «Аль-Мурабитун» создал алжирский террорист М. Бельмухтар, убитый два года назад в Дерне во время конфликта с ливийскими исламистами из-за дележа прибыли за заказные теракты и похищение заложников. Организацию связывают с «Аль-Каидой». В основе этих терактов (в Амьене, Буркина-Фасо и Кот-д’Ивуаре) лежат споры «хозяйствующих субъектов», этнические противоречия, борьба местных элит.

Среди текущих новостей с ливийско-египетской границы – пресечение ударом ВВС АРЕ попытки ввезти в страну восемь грузовиков оружия. Все это в совокупности – хорошо подготовленная атака на конвой спецназа и переброска оружия из Ливии в приграничные египетские районы – показывает, что катарцы (именно они, а не «Аль-Каида», позиции которой в Ливии очень слабы, спонсируют Ашмауи) взяли курс на открытие «второго фронта» против египетских силовиков. Плацдармом для этого выбран Дерна – традиционный анклав исламистов в Ливии. Именно выходцы из этого города составляли основной контингент ливийцев, которые воевали против советских войск в Афганистане во времена М. Каддафи.

На Синае наметился перелом в связи с достигнутыми Каиром договоренностями о сотрудничестве с ХАМАС, который долго поддерживал «Ансар Бейт аль-Муккадас». Это подрывает боевой потенциал исламистов и требует принятия срочных мер не только для того, чтобы по классической тактической схеме ИГ нанести отвлекающий удар, но и для того, чтобы затормозить продвижение сил фельдмаршала Х. Хафтара к Триполи. После взятия его отрядами ключевого для организации контрабанды и нелегальных миграционных потоков африканцев в Европу города Сабраты в Ливии такой вариант стал реальным, особенно с учетом того, что Хафтар, явно по указанию спонсоров (Каира и Абу-Даби), свернул участие в переговорах под эгидой ООН по выходу из внутреннего кризиса.

Если принять во внимание спешное перевооружение отрядов Х. Хафтара при помощи ОАЭ и Египта, в том числе переброску в Ливию самолетов сельхозавиации, переоборудованных под боевые задачи на фирме основателя «Блэкуотерс» Э. Принса в Болгарии, этот вариант наиболее очевиден. Все свидетельствует о том, что в планах этих стран силовое расширение зоны влияния в Ливии. Помешать этому или отвлечь основные силы Хафтара от внутриливийских направлений на зачистку Дерны – главная цель маневров Дохи, действующей через подконтрольных ей боевиков в районе границы с Египтом.

Отметим, что активизация Катара в этом регионе потребовала серьезных финансовых вливаний. Исламисты из Дерны в настоящее время работают исключительно за деньги. Что характерно и для всех прочих направлений террористической активности группировок, поддерживаемых Катаром, будь то Северная Африка или Афганистан (от ИГ в Сирии и Ираке Доха дистанцировалась с учетом явной исчерпанности проекта после стратегических поражений последнего времени). Впрочем, финансирование и контроль над логистическими потоками – основа любой военно-террористической активности, в том числе протурецких или просаудовских групп и группировок, проиранских милиций и движений или структур, поддерживаемых против Индии в Кашмире и Афганистане Пакистаном.

Что касается России, то с учетом ситуации в Сирии, отношений с АРЕ, присутствия в Ливии в зоне контроля Хафтара российских саперов, а также важности для стабильности постсоветских республик Центральной Азии поддержания контроля ситуации в Афганистане отслеживание активности Катара и Саудовской Аравии на Ближнем и Среднем Востоке не менее важно, чем действий там США и их союзников по НАТО...

 

Автор: Евгений Сатановский
Первоисточник: https://vpk-news.ru
Система Orphus Просмотров: 58 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка





Новости партнёров
4for1 Cкачать бесплатно программы

Полезные ссылки

Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика

E-mail:wpristav@yandex.ru




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz