МиГ-3 подбивает Су-2: Печальный результат мании «засекречивания» - 16 Апреля 2019 - world pristav - военный информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2019 » Апрель » 16 » МиГ-3 подбивает Су-2: Печальный результат мании «засекречивания»
16:51
МиГ-3 подбивает Су-2: Печальный результат мании «засекречивания»

Трагедия «дружественнного огня» глазами двух маршалов авиации...

Необходимость «засекречивать» новую технику от своих собственных военных, дабы враг о ней раньше времени не узнал, при излишнем усердии не по разуму может привести к трагическим  результатам. Константин Михайлович Симонов, например, в качестве фронтового корреспондента стал свидетелем такого случая в осажденной Одессе. Он с фотокором осматривал завод, на котором ремонтировали поврежденные в боях танки.

Вот как он описал случившееся при этом проявление «бдительности»: «Не обошлось без глупостей. К нам привязался военный уполномоченный; пристал, что БТ-7 снимать можно, а танк Т-26 нельзя. Этот старый танк представлялся ему чуть ли не секретной машиной последней конструкции. Напрасно я пытался ему объяснить, что этому танку уже много лет, что множество таких разбитых танков Т-26 осталось на территории, занятой немцами. Ничто не действовало, и он мешал Халипу ( фотокор - М.К.) снимать. Разозлившись, я поговорил с ним на басах, и оказалось, что это нужно было сделать с самого начала». Сколько Т-26  ко времени обороны Одессы немцы уже захватили? И, увы, не только разбитых...

Здесь агрессивная глупость военного уполномоченного обернулась всего лишь легкой нервотрепкой и закончилась успешным разговором «на басах». Но стремление «засекретить» все на свете и навсегда нередко  кровью оборачивалось. Маршал авиации Иван Иванович Пстыго вспоминал об одном из таких трагических случаев.  Летом 1941 года его полк понес тяжелейшие потери от действий вражеских истребителей и зениток. («16 Су-2, сбитых в одном бою: штурманы гибли чаще пилотов», ВПК, 12 апреля 2019).

Но первый погибший в его эскадрилье  стал жертвой «дружественного огня»: «Выполняя одно из заданий, мы вышли в место встречи с нашими истребителями и тут же опознали их - это были МиГ-3. На душе стало легче: есть истребители прикрытия! Они, как нам казалось, занимают свое место в общем боевом порядке, но вдруг видим, один МиГ бросается на нашу эскадрилью и открывает огонь. В чем дело? Самолет ведущего командира эскадрильи капитана Гудзенко задымился и пошел на снижение. Я попросил штурмана Демешкина проследить, где упадет или сядет самолет, а летчик-истребитель, который подбил Гудзенко, увидев, что атаковал своих, начал энергично делать своей машиной различные эволюции, обозначая, что летят свои бомбардировщики. Наши истребители успокоились и сопровождали нас до цели. А эскадрилью, теперь уже из восьми самолетов, повел заместитель комэска старший лейтенант И.А. Кузнецов. Мы вышли на цель, отбомбились и пошли домой. Не вернулся только Гудзенко. После посадки меня вызвал командир полка Родякин и спрашивает:

- Видел, где сел Гудзенко?
- Видел мой штурман. А я хорошо знаю этот район.
Родякин говорит:
- Срочно бери У-2 и лети на место посадки. Там будет видно, что делать. Вези экипаж домой...

Без особого труда я вышел в район и нашел самолет командира эскадрильи. Быстро подыскал подходящую ровную площадку и произвел посадку в непосредственной близости от самолета Су-2. Смотрю, ко мне идет Гудзенко. Вид у него более чем грустный. Оказывается, он цел, невредим, не считая синяков, а штурман эскадрильи Семенов убит.

У самолета собралось много народа - местные жители. Копают могилу. Мы с Гудзенко осмотрели самолет: изрядно покалечен при посадке. Похоронили друга, попечалились, погрустили - первая жертва в нашей эскадрильи. Да, очень уж мы засекретили свои самолеты. Летчики-истребители не знали нашего бомбардировщика, а мы не всегда знали силуэты своих истребителей. Вот и случилась беда... Местные жители натаскали нам прошлогодней соломы. Мы обложили самолет и подожгли его».

А вот как об этом вспоминал пилот МиГ-3, атаковавшего Су-2: «Я быстро иду на сближение с крайним бомбардировщиком и даю короткую очередь. Чувствую, что попал. Еще бы: я так близко подошел к нему, что отбрасываемая им струя воздуха перевернула меня. Разворачиваю самолет вправо, вверх и оказываюсь выше бомбардировщиков. Смотрю на них с высоты и — о, ужас! — вижу на крыльях красные звезды. Наши! Обстрелял своего. Навис над группой и не могу сообразить, как поступить дальше. Атакованный мной бомбардировщик начал отставать. Несколько секунд лечу над ним, словно привязанный. Всеми чувствами и мыслями я там, с экипажем, который решает сейчас, что делать.

Все могло кончиться гораздо хуже, обернуться массовой воздушной бойней между своими, если бы не действия пилота МиГ-3 и не неточный огонь его товарищей: «Плотной группой подходят другие наши истребители. Вот ведущий уже начал строить маневр для атаки бомбардировщиков с другого фланга. Я в отчаянии — всех посбивают! Не раздумывая, бросаюсь наперерез атакующему истребителю, качаю крыльями. Чуть не столкнувшись со мной, он отваливает. Но в атаку идут другие. Приходится мотаться от одного к другому и давать предупредительные очереди из пулеметов. И все-таки некоторые успевают стрельнуть. К счастью, они бьют мимо». Действительно, в данном случае неточный огнь был  и для истребителей, и для атакованных бомбардировщиков драгоценным подарком судьбы.

Последовал за этим, разумеется, «разбор полетов»:

«Почему нам ни разу не показали СУ-2, на которых мы сегодня напали, приняв за чужих? — спрашивали взволнованные летчики. — Говорят, есть еще какой-то ПЕ-2. И тому может достаться от своих. — Это дело государственное, — рассуждали некоторые. — Новые самолеты держали в секрете!
— Ничего себе «в секрете»! — слышались в ответ возражения.
— СУ-2 стоят в Котовске, совсем рядом, их каждый день все базарные бабы видели. Разве это правильно, если с самолетами своей дивизии знакомишься только в воздухе?

Пилот, атаковавший Су-2 – Александр Иванович Покрышкин, ставший, как и Пстыго,  Маршалом авиации. Надо отдать должное гражданскому мужеству Трижды Героя Советского Союза Покрышкина - далеко не всякий стал бы о таком трагическом случае в воспоминаниях писать. Обычно очень не любят авторы мемуаров о таком вспоминать…

Скольких же лишних жертв и в воздухе, и на земле стоило стремление «засекретить» все на свете, не задумываясь о последствиях? Понятно, что определенные нормы секретности совершенно необходимы, новая техника должна стать неожиданностью для врага. Вот только услужливый дурак в деле охраны военных тайн может оказаться опаснее врага.

Такие  «орлы», как описанный  Симоновым военный уполномоченный на одесском заводе, могли бы и «трехлинейку» «засекретить»,  если бы им разрешили. В итоге бабы на базаре в Котовске насмотрелись на «секретные» Су-2, а вот советские летчики- истребители дружно их вражескими машинами посчитали со всеми вытекающими из этого последствиями…

 

Источник

Система Orphus Просмотров: 25 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Loading...

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar





Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Видеоподборка
00:44:49


00:38:55


00:44:18

Новости партнёров



Полезные ссылки
Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)




Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz