Пентагон озаботился созданием на европейских военных полигонах условий, максимально приближенных к реальности грядущих театров боевых действий, для чего набираются статисты со знанием русского языка в качестве массовки на учениях. В сети один за другим появляются сюжеты, где на фоне изб с соломенными крышами наступают американские солдаты, встречая на пути «селян», кричащих по-русски. В армейской терминологии это называется психологическим сопровождением маневров, что свидетельствует о явной подготовке к войне с четко обозначенным противником.

Формирования из носителей русского языка создаются в радиоразведке, силах специальных операций

Конечно, в ВВС США уже давно имеются тренировочные эскадрильи, оснащенные ныне и советской, и российской авиационной техникой (услужливо поставленной из бывших государств – членов Варшавского договора и республик СССР или захваченной на Ближнем Востоке). Она предназначена для психологической обкатки американских пилотов в учебных воздушных боях.

Но летчики – незначительная по численности часть личного состава. Теперь же происходит существенное расширение натаскиваемого на войну контингента с четким обозначением, что сражаться ему придется на территории России. Кстати, во времена СССР натовские войска отрабатывали на маневрах в первую очередь оборонительные сценарии, для чего русскоязычная массовка, изображающая мечущееся гражданское население, была не нужна.

Одновременно создаются формирования из носителей русского языка в радиоразведке и киберкомандовании, в силах специальных операций.

Накануне агрессии

Как известно, для развязывания военной агрессии крайне желателен весомый предлог. И у США, Великобритании (да и у Германии в прошлом) есть богатый опыт провокаций на международной арене ради получения повода для нападения. Можно напомнить, что в июне 1939 года была завершена подготовка стратегического плана войны с Польшей «Вайс», предполагавшего разгром армии Речи Посполитой в течение двух недель. Но, помимо него, существовал еще и план пропагандистский. За несколько месяцев до начала войны СМИ Третьего рейха начали настраивать свое население, сообщая о том, что этнические немцы в сопредельном государстве подвергаются гонениям, польские националисты осуществляют вооруженные провокации в приграничных с Германией районах. Эта кампания, включавшая инсценировку нападения польских подразделений на территорию Германии, носила кодовое название «Операция Гиммлер». Главной ее частью стала акция «Консервы», послужившая предлогом для вторжения.

Вечером 31 августа эсэсовцы ворвались в здание радиостанции приграничного городка Глейвица (Гливице). Инсценируя нападение на территорию рейха, они произвели несколько выстрелов у микрофона и зачитали на польском языке заранее составленный текст, смысл которого заключался в том, что «пришло время войны Польши против Германии». Для большей убедительности эсэсовцы привезли с собой немецких уголовников, переодетых в форму Войска польского, и тут же, в Глейвице, их расстреляли...

За несколько дней до этого Гитлер цинично заявил своим генералам: «Я дам пропагандистский повод для развязывания войны, а будет ли он правдоподобен, значения не имеет. Победителя потом не спросят, говорил он правду или нет». В 4.45 утра 1 сентября вермахт без объявления войны вторгся в Польшу.

Конец прошлого и первые десятилетия нынешнего века красноречиво свидетельствуют: провокации неизменно предшествуют началу агрессивных войн. Так было в Ираке, Югославии, Ливии, Сирии. Мечущиеся на натовских учениях люди, кричащие по-русски, призваны укреплять психологическую устойчивость солдат для ведения боевых действий не на Ближнем Востоке, а в России и бывших советских республиках, в которых по-прежнему проживает немало русскоязычных граждан. В первую очередь это прибалтийские государства, Украина и Белоруссия.

«Каски» сброшены

Лингвистический аспект военных учений, наличие в силовых структурах носителей иностранного языка означают подготовку к вторжению на чужую территорию либо к организации на ней провокаций. В первом случае, с учетом опыта вступления американцев в активную фазу двух мировых войн в Европе на последнем этапе, можно предположить, что для минимизации потерь среди военнослужащих США в начале вероятного масштабного конфликта с Россией будут использоваться войска сателлитов (Польша, прибалтийские лимитрофы, Грузия, Украина). Они пойдут в первых эшелонах наступающих группировок, составят основу диверсионных подразделений, сил для борьбы с партизанским движением и поддержания порядка в зоне оккупации, охраны лагерей для военнопленных. Однако этот сценарий менее вероятен, чем второй, предполагающий нападение переодетых в российскую военную форму провокаторов на ничего не подозревающих мирных граждан Евросоюза или государств, стремящихся в ЕС. Богатый опыт постановки подобных акций как в полевых условиях («Белые каски» в Сирии), так и в стационарных (специалисты Голливуда) известен. Для воплощения новых сценариев русскоговорящие «действующие лица и исполнители» были бы весьма кстати.

Фальшивки так называемых «Белых касок» с якобы применением химического оружия сирийской армией и развязанная затем шумиха в СМИ, на дипломатическом уровне. Бездарно слепленное на коленке «дело Скрипалей», когда уже Россию обвинили в использовании боевых отравляющих веществ. Четыре года «расследования» катастрофы рейса MH17 c очередными нападками на Москву… Почва подготовлена, осталось только найти подходящий «материал» под «консервы», чтобы потом оправдать задействование войск.

Модификацией провокационных сценариев, связанных с противодействием «русской угрозе», могут стать массовые беспорядки, в ходе которых в каком-нибудь оказавшемся по вине властей в глубоком кризисе регионе в ближнем или дальнем зарубежье возникнет необходимость пресечь протестные выступления с помощью жесткой силы. Для этого нужна ряженая русскоговорящая массовка, играющая роль путинской «пятой колонны» и якобы пытающаяся раздуть пожар гражданского конфликта.

Лингвистический аспект гибридной войны лишь элемент операций США и их вассалов против России. Здесь требуются вдумчивый анализ и выработка эффективных мер противодействия.

 

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук
Игорь Родионов,
кандидат технических наук