Каша без топора - 29 Июля 2017 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2017 » Июль » 29 » Каша без топора
13:38
Каша без топора
    Кто не знает, что надо для того, чтобы сварить кашу из топора? Ладно, если вдруг кто и не знает, то расскажу: сам топор, голодный солдат и жадная старуха; рецепт варки отражён в классической литературе, прост и не требует специального обучения. А вот что делать, если каши хочется, а топора-то и нет?

 

    Как показывает практика, если взять голодного солдата, то каша может быть сварена вообще из чего угодно, как угодно и на чём угодно, но выйдет всё равно вполне съедобно и уж точно нажористо. Эта практика легко может быть обобщена до общей теории: «Если взять солдата (независимо от звания и принадлежности к родам войск) и он будет голоден (заинтересован в чём-то), то каша (как метафорическая, так и физическая) может быть сварена из ничего». Тем более, что с точки зрения современной науки «ничего» понятие довольно ёмкое и не обозначает полнейшего пространственно-временного вакуума.

    Взяв над нами шефство, Северсталь засучила рукава и принялась помогать. Нет, серьёзно, без всяких там делов за то, что мы катали их эмблему на рубке по окиянам и морям, они делали для нас всё, что могли, а то, что не могли, как-то хитро переводили в другие плоскости и тоже делали. Например (что не самое важное, но имеет непосредственное отношение к данной истории), у нас сразу же отпала вечная проблема в закупке канцелярщины (которую закупали тоннами) – всё покупали шефы, и растерянный помощник по накату пару месяцев ещё лишал хулиганов премий для наполнения корабельной кассы, хотя надобности в этом уже не было: бумага, ручки, карандаши, тетрадки, папки и картриджи к принтерам перестали заканчиваться в самый неподходящий момент, как любили делать это раньше, и наступило прямо-таки канцелярское изобилие в отдельно взятой воинской части. Может, людям гражданским факт этот и покажется малозначительным, но на самом деле канцелярщина – это до семидесяти процентов боеготовности в начале нулевых.

-Ну что, - пытали металлурги, - что ещё для вас сделать? Может, ещё чего надобно?

    Да надобно-то было много чего, но люди гордые тем и отличаются от остальных, что вечно страдают от невозможности просто попросить, и всё приходится намёками да экивоками контактировать с окружающим миром. И так и сяк им намекали, что вот бы компьютер нам на корабль нормальный, а то наш-то совсем износился, а стоят они нонче дорого, не то что тогда, когда мы первый свой брали.

    А сталевары возьми да и пойми намёки: взяли и подарили новенький писюк на корабль, прямо с пика технического прогресса его сорвали, с самым что ни на есть четвёртым пентиумом на борту, на котором ещё штампы тайваньские не обсохли. Джифорс два, саундбластер и прочие звери были прописаны в сведениях «О компьютере».

- Ёпт, - сказал помощник, задыхаясь от восторга, - так это же даже Цивилизацию последнюю можно запускать!
- Не, дружище, тут можно все их сразу запустить. И Дьябла вторая пойдёт, как пить дать! - поправил его комдив три (штатный компьютерный гений, хотя от такого звания он отказывался, ссылаясь на природную скромность и просил не смущать его и называть просто гением).
- Да ладно?
- Я тебе говорю! Да с таким железом (и Игорь любовно погладил монитор) всем миром управлять можно не выходя за пределы прочного корпуса! Если бы только связь вот к нему присобачить.
- Но играть я никому не позволю! Ишь ты, взяли моду! – внезапно включил строгость помощник, хотя вокруг не было людей, на которых это могло бы произвести хоть какой-то эффект. Правда, за давностью лет и наступающим расслаблением мозга я совсем не могу припомнить, успел он уже к тому времени отрастить себе усы или ещё нет. С усами-то оно, конечно, строже выглядит: их же оттопырить можно.
- Конечно, конечно, - успокоил его комдив три, - а мы за этим строжайшим образом проследим!

    И погладил в кармане дубликат ключа от выгородки, которую БЧ-5 предоставила экипажу в качестве рабочего места для компьютера.

    На радостях от скорых перспектив управлять всем миром помощник с барского плеча тут же подарил прошлый корабельный компьютер механикам, а то у них старенький совсем был – даже Лексикон на нём иногда притормаживал. Знатно отметив обновку (для них-то корабельный комп был новым, с точки зрения вектора времени), механики свой решили просто так не выбрасывать, а похоронить честь по чести, как настоящего моряка: в неимоверно торжественной обстановке сбросить с ходового мостика за борт. Комсомольцу приказали прийти на это мероприятие в белой рубашке и подготовить торжественную речь. «Легко, - ответил комсомолец, - могу даже под попа мимикрировать и молитву прочесть». Но тут мнения разделились.

    С одной стороны, старичок был как братом уже – столько раз стоял привязанный к переборке и зеленел от качки вместе с остальным экипажем, что считать его просто бездушной машиной было бы форменной чёрствостью и моветоном, а с другой стороны, кто их там разберёт в этой эзотерике по поводу души и можно ли вообще так делать, не сильно рассердив морских богов, что не то чтобы пугало, но такая тема же для попи*деть резко нарисовалась.

    Чо, спросил механик вклинившись в спор, вы тут галдите под каютой, как стадо бакланов, вы что, уже всё починили? Ну так почините ещё раз сходите, документацию проверьте, поспите, в конце-концов, что вам рассказать? Да по*уй вообще, с третьей стороны, вот что я вам скажу сразу, и не надо мне тут ничего аргументировать; на тебе томик работ Ленина, оттуда что-нибудь зачитаешь – беспроигрышный вариант, его все любят. Даже морские боги. Я тебе говорю.

    Сказано-сделано. Завернули комп в простыночку беленькую, звездой кверху, написали там на ней всякого и часть даже стихами, вернее тем, что командир второй трюмной группы считал стихами, хотя лично я сомневаюсь, что «Ты стар как гора Арарат, спи спокойно, железный наш брат» когда-нибудь внесут в анналы и скрижали и заставят школьников учить наизусть. Торжественно построились в восьмом отсеке и двинулись к мостику со скорбными лицами наперевес. Полпути ещё не прошли, как процессию перехватил командир БЧ-7 с пистолетом (не то чтобы у нас командирам боевых частей выдавали пистолеты, но когда они стояли дежурными по кораблю, то да).

- Куда это вы идёте нарушать суточный план, и зачем на вас такие торжественные лица?
- Да вот, Серёга, брата нашего идём хоронить по морскому обычаю!
- А чего он такой маленький и прямоугольный, брат ваш?
- Дурак ты, Серёга, потому что он – писюк!
- Вы чё, механоиды, совсем соляры обнюхались? Вы только посмотрите на них, - обратился Серёга к пустому объёму отсека, - мы тут загибаемся от недостатка вычислительных средств, а они компьютерами разбрасываются!
- А с каких это пор, - удивились механики, - ваши вычислительные мощности назначили нашими проблемами, простите?
- Нет, ну ребята, - развёл руками Серёга, - это же наше всё, вот это вот, коза, так сказать, ностра!
- Да ладно? Как шихту грузить или смазки какие, так не барское это дело, а чуть что - так посмотрите на него: аж слеза голубая на глазу! Не замай, дай пройти!
- Ну ребята, а? Ну пожалуйста!
- Да что надо-то тебе?
- Подарите, а?

    Неожиданно так и прямо сходу выложил козырь командир БЧ7, чем ввёл всех в форменную растерянность: так внезапно, что и в спину поцеловать не посоветуешь.

- Так он старый, зачем он вам?
- Так мы же радиоэлектроники! Нас же учили, мы придумаем что-нибудь!

    Ну как можно отказать товарищу и не подарить ему своего товарища, тем более, если товарищ (которому нельзя отказать) – радиоэлектроник? Подарили. С сожалением. Но тем не менее.

    Радиоэлектроники порадовались подарку всей боевой частью и сели соображать, куда бы его пристроить, чтоб и для дела, но и с личной пользой, потому что не знаю, как где, а на флоте служебные дела делаются в первую очередь, а личные - немедленно. И не то чтобы у них был большой выбор в плане служебной пользы компьютера– на всю боевую часть приходилось два серьёзных прибора: гидроакустический комплекс и БИУС (боевая информационно-управляющая система). Оба этих прибора были секретные чуть более, чем совершенно, но если для дела, то потом как-нибудь отмажемся (подумали бэчэсемовцы). То, что механики сказали про полную непригодность компьютера, в расчёт не брали: это же механики, что они могут смыслить в радиоэлектронике, если в ней не используются пар, гидравлика или атом для выполнения каких-либо функций? В кремнии-то что можно понимать такими заскорузлыми руками?

    К БИУСУ подключать не решились: тут же и торпедная стрельба, и расхождение в море - мало ли, отгребай потом на всю ширину плеч. А давайте к акустическому комплексу тогда, ну а что? Записывать будем звуки там всякие, анализировать потом, базу создадим, алгоритмы напишем, программу по распознаванию и классификации и докторскую защитим. Ну ладно, ладно - кандидатскую.

    Акустический комплекс поскрипел-поскрипел микросхемами (в данном случае название довольно условное, особенно первый корень «микро») и сказал, ну вы вообще, что ли, от автономок ваших кукушками поехали, куда вы это мне суёте, я мало ли что в семидесятых спроектирован, но со шнягой этой работать не буду – у меня мозгов поболе, и гордость, знаете ли, военно-морскую, не знаю как у вас, кожаных мешков, а у нас, приборов, никто ещё не отменял, не было таких указаний, до свидания. Обезьяны.

    И так и сяк повертев и покрутив наследие механиков, радиоэлектроники поняли, что даже документацию быстрее печатать на корабельном, предварительно отстояв к нему очередь, переругавшись с теми, кто лезет без очереди и поискав по кораблю комдива три (Игорь ну чо он, а? Я ему это, а он мне – фиг. Не, ну нормально это вообще, ну глянь, будь другом! Ну что ты начинаешь? Ну вот и не начинай!) – и всё равно быстрее, чем на своём. Свой приспособили в акустической рубке под чайный столик, чтоб не получилось, что зря просили, да и успокоились. Ну как, не совсем чтобы успокоились, но взяли себе паузу на подумать, а чайный столик в рубке всё равно нужен: не на акустический пульт же стаканы ставить, как делали протоподводники на заре эволюции?

Пауза длилась недолго.
- А ты чего тут топчешься, Серёга? – удивился командир Серёге с дискеткой и пачкой бумаги возле корабельного компьютера. - Вам же механики свой компьютер подарили? Или врут, данайцы?
- Нет, тащ командир, не врут, да и какие из них данайцы, почти все женаты же! Но он совсем слаб в плане работать на нём – только если воздух в рубке погреть!
- Вообще непригоден?
- Да есть один вариант, вообще-то…
- Докладывай!
- Процессор если поменять у него, то вполне себе машина получится!
- Сколько?
- Да один процессор у него, смех, конечно, но…
- Денег сколько?
- А, денег. Ну тыщ пять, шесть максимум!
- Скажешь заму, что я разрешил, и покупайте, нечего тут нарушать корабельный устав путём создания толп на проходных палубах!
- Есть покупать!

    Живых денег нам шефы, естественно, не слали, а вместо этого заключили договор с одним ипэшником, и тот всё отдавал по безналу, а те оплачивали потом: то есть купить в данном случае означало пойти к ипэшнику и взять, что нужно. Чтоб не было толчеи и неразберихи, а то знаем мы вас. За связь ипэшник – экипаж был назначен ответственный человек (замполит), и все сношения происходили через него.

    Классическое амплуа замполита на корабле – самый занятой в мире человек; а тот так вжился в роль, что даже и не переодевался, чтоб чуть что сказать: «Товарищи, ну вот абсолютно нет времени, нужно бежать в штаб – вы же видите, я даже и переодет уже!» Бэчесемовцы на это и сделали свой чёрный расчёт: заглянув к нему в каюту, они застали зама сидящим в кресле и пялящимся на плакат «Лучшие люди экипажа по итогам летнего периода обучения» (плакат был прошлогодний, и зам, видимо, решал, стоит ли менять на нём фотографии или просто откорректировать дату и куда тут можно присунуть свою).
- Товарищ капитан второго ранга!
- Заходите, товарищи!
- Да нет, мы на секундочку, с поручением к вам от командира! Командир велел Вам купить нам новый процессор в наш старый компьютер, который раньше был не наш, но потом механики нам его подарили и он стал наш. Но процессор в нём всё равно негодный. Это независимо от того, наш он или обратно механикам отдать, так что покупать, выходит, как ни крути, а надо!
    На слове «поручение» зам собрался в комок, а к слову «процессор» и вовсе покрылся испариной.
- Товарищи, ну мне абсолютно некогда, вы же видите! Ну съездите сами и возьмите там, что вам надо, я вам записку напишу, ладно? Вернее, вы сами напишите, а я распишусь!

    Ладно, сказали радиоэлектроники, которым только того и надо было, и подсунули заму заранее заготовленное письмо с примерным текстом: «Прошу отпустить подателю сего всё, чего бы он ни пожелал – он действует в интересах укрепления обороноспособности Страны и по моему личному указанию, в чём заверяет моя подпись ниже». По привычке, не читая текста, зам расписался и вздохнул с облегчением от того, с какой ловкостью он избавился от этих хлопот.

    За железом решили послать самого молодого офицера, логически предположив, что высшее образование у него самое свежее и, возможно, им там уже начали преподавать гражданские компьютеры наравне с военными. Ну да, подтвердил лейтенант, разбираюсь, конечно, у меня даже есть три номера журнала «Хакер. Железо» за прошлый год. Перекрестили на дорожку, вручили вексель от замполита и уселись ждать. Подождали недолго и разбрелись по закоулкам: всё равно главный акустик Саша дежурит по кораблю и все вопросы порешает,  потому что нет таких вопросов, которые не может решить уже начавший седеть капитан-лейтенант, а разбрестись тянуло. А вопросы возникли, да.

- Александр! – взволновано дышал в трубку лейтенант. - Тут вопросы возникли! Мне нужна помощь!
- Советом – добавил он тут же, чтоб не спугнуть Сашу окончанием на слове «помощь».
- Ну говори, помогу, конечно.
- В общем так: оказалось, что процессор новый в нашу материнскую плату не встанет! Надо ещё материнскую плату покупать!
- И?
- И блок питания ещё новый…
- И всё?
- Ещё оперативную память и тогда всё, да!
- Итого?
- Семнадцать тысяч! А за восемнадцать даже и сидиром будет, Александр, Вы не поверите! Записывающий!
    Саша почти не думал: а чего тут думать? Компьютер им нужен? Нужен. Вексель без суммы? Без суммы. Слова его к делу не пришьёшь? Не пришьёшь. С лейтенанта спрос какой? Никакого. Логика называется.

- Так бери, чего ты? Тоже мне, нашёл проблему!
- Есть, понял!

    На следующий день в акустическую рубку набилась вся боевая часть (ну не прямо вся, вся-то не влезла бы,  поэтому из дверей рубки в центральный гроздьями торчали жопы тех, у кого влезла только голова).
    Аккуратно разглядывали цветные коробки, вертели их и нюхали, восхищались дорогой полиграфией и космическим кораблём (тогда ещё женщин не модно было рисовать на коробках с видеокартами, ужас, с точки зрения современного подростка, но компьютеры в те времена были штуками серьёзными).

    Распаковывали не дыша и только самые старшие офицеры, потом подсобрали всё, пересобрали заново, но уже правильно и приставили к корпусу.
- *ля. Не лезет!
- Как так?
- Ну вот – тут шире, тут дырки не там! Блииин… ну что за косяк, а?
- Не вижу проблем, - успокоил всех акустик Саша, высшее образование которого давно уже скрылось за горизонтом прошлого, - это же текстолит! Тут напильничком обработаем, тут отверстий насверлим, корпус вот тут вот подогнём, ну будет торчать, ну и что?

    Чтоб не обижать седины, сделали вид, что обсуждают это решение, но, обсудив, категорически отвергли. До вечера, похерив весь суточный план, обсуждали пути выхода из этого цугцванга, но, так ничего и не придумав, решили сложить всё аккуратно в пакетик и применить способ прикладывания к проблеме времени. Естественно, никому о проблеме не рассказали, чтоб не расстраивать старших товарищей – это раз и не выглядеть дураками – это два, а в третьих - вдруг повезёт и опять кризис, обвал, жопа, гайки и восемнадцать тысяч не такие уж и деньги станут. А если что, то всё можно будет свалить на лейтенанта: на том и порешили.

    Прошло какое-то время, и все уже знали наизусть отмазки бэчэсемовцев по поводу стояния их в очереди к корабельному компьютеру при наличии своего собственного. Как всегда всё решил господин Случай, то есть метод прикладывания к проблеме времени сработал. Впрочем, он всегда работает, что ещё раз доказывает нам, что все проблемы разрешаются так или иначе, даже если ничего не делать, а просто немного подождать.

    На очередном разборе полётов минёра опять склоняли (включая те склонения, которые бы очень удивили Даля) за какие-то ошибки в документации, и минёр покорно терпел-терпел, а потом возьми да скажи, да что такого-то, ну опечатался, сейчас сбегаю к компу и исправлю, всё в лучшем виде будет за двадцать минут!

- А зачем бежать? – удивился командир. - Вон, к акустикам зайди и всё исправь, тут же, под боком чтоб, а то знаем мы твои «сбегаю» и «всё будет в лучшем виде за двадцать минут», и ищи потом тебя двое суток голодными собаками! А у акустиков компьютер новый теперь… зам, ты же купил им, что они хотели?

    Зам растерянно посмотрел вокруг, но ответил наудачу, что да, тащ командир, купил конечно же, как не купить, раз Вы разрешение им выдали.
- Командир БЧ7, запусти его в рубку под присмотром, чтоб не сломал чего, и пусть исправляет, а мы подождём.
- Не могу, тащ командир, - откровенно смутился Серёга.
- Не можешь пустить в рубку, потому что у него допуска нет?
- Нет. Не могу не заметить, что компьютер наш не совсем чтобы и работает!
- Не понял?

Командир БЧ-7 решил долго сиськи не мять и выложить всё как есть, сразу:
- Не работает вообще, тащ командир! Просчитались мы и с корпусом не угадали! Старый не подходит, а новый покупать не решились без вашего разрешения!
- Правильно сделали! А те шесть тысяч все потратили, зам?
- Все! – уверенно ответил зам.
- Восемнадцать, - добавил командир БЧ-7.
- Как восемнадцать? – командир повернулся к заму.

Зам понял, что попал в самый что ни на есть просак и из него свили нормальную такую верёвку.
- Как восемнадцать? – спросил зам у кого-то в пространстве.
- Да, - подтвердил командир, - именно это я и спрашиваю у Вас. Как восемнадцать и знак вопроса в конце.

    И командир нарисовал в воздухе знак вопроса.

    Тут следует заметить, что никто не боялся командирского гнева за потраченные деньги: он денег никогда не жалел и на дело выделял их не глядя, а вот за то, что не спросили, мог и покарать,  это да.

- Эээээ, - ответил замполит и неловко оглянулся на окружающих. Окружающие с плохо скрываемым интересом смотрели на него в ответ: естественно, в порядочном обществе так делать не следовало бы, но это же замполит,  ну вы меня понимаете. Пауза, довольно уместная, например, в спектакле «Три сестры» тут прямо звенела и уже начала скрести по ушам.

- Да там оказалось, что надо ещё докупить к процессору. Всякого, – решил всё-таки выручить зама командир БЧ-7, - а Вас как раз и не было на связи, ну мы и подумали…
- Что я не узнаю?
- Что не сильно ругаться будете, когда узнаете.
- А крайнего назначили на случай, если я психану?
- Так точно! Вычислителя нового нашего решили… у нас их всё равно два!
- Ну молодцы, что. Всё предусмотрели. Офицер же не телёнок – должен уметь и сам решения принимать, без папкиной сиськи. Сколько там денег нужно на корпус этот ваш?
- Тыщщи две…
- Или шесть?
- Нет, думаю трёх вполне хватит!
- Зам. Купи им корпус, а то вроде и лыжи есть, а они всё по пояс в снегу барахтаются.
- Есть, - и зам сделал страшные глаза в сторону командира БЧ-7, на что командир БЧ7 не посчитал нужным даже хмыкнуть в ответ.

    Наивный зам подумал, что ту самую его записку выбросили, а не запаяли в целлофан и не хранят бережно в сейфе. Вот уж радости было в радиоэлектронных войсках, вы себе не представляете! Новёхонький комп и даже не у ракетчиков, не у связистов и не у штурманов, а у них – повелителей акустических волн и электромагнитных колебаний! А старый заботливо собрали взад и предложили его минёру по дружбе.

- Да на кой он мне? Совсем никуда не годится!
- Вооооот, - сказал на это механик и многозначительно поднял вверх палец, - именно этим минёрис вульгарис и отличаются от гомо сапиенсов! Им и пример покажешь, и расскажешь, а они всё одно не хотят выше подниматься по лестнице своего развития!
- А чо такова-то? – не понял минёр.
- А ничо такого-то. Ты когда зачёты остальные сдавать ко мне придёшь? Стой, куда побежал, нехристь?! Я тебя всё равно найду! От меня не уйдёшь!

- Вот и отлично! – обрадовался акустик Саша и достал из кармана кружевную салфеточку. - А то я уже начал грустить без своего чайного столика!

    И закрылся в акустической рубке. Вместе со столиком (то есть компьютером), и с тех пор его (компьютер, а не Сашу) никто больше и не видел.

    Так что помните: если у вас есть какая-то задача, которая кажется вам в принципе неразрешимой, то найдите солдата и заинтересуйте его. А потом заваривайте чай и просто немного подождите. Даже удивительно, что и физики, и биологи до сих пор мучаются со своими мультивселенными, квантовыми компьютерами, бесконечностью бесконечностей и сложностью процесса эмбриологии: что у них ни одного солдата под рукой нет?

 

Источник

Система Orphus Просмотров: 89 | Добавил: kapt_of_fregat | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка





Новости партнёров
Loading...
Cкачать бесплатно программы

Полезные ссылки

Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика

E-mail:wpristav@yandex.ru




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz